Читатель о Любви зверя И. Денисюка попытка критики

Итак публикую мои заметки по поводу романа Денисюка в очередной раз.
О личности автора не сказано ни слова, а только об его детище - романе.
Мне странно, что на сайте не приветствуются критические замечания читателей, а только можно оставлять хвалебные, тогда не возникает вопроса о мифических нарушениях.

Критика… Наверное, у каждого автора это слово вызывает определённую реакцию и, видимо, каждый из авторов хотел бы удостоится внимания профессионального критика, но увы, наш сайт любительский и поэтому каждый из нас в первую очередь интересен или неинтересен собрату по графоманскому письму.
Я  не учился критике, не учился в литературных заведениях и курсах. И буду высказываться, как читатель, для которого и пишутся прозаические или стихотворные строки на сайте.
Есть такой автор на безграничном пространстве инета, как Игорь Денисюк, автор романа «Любовь зверя», множества статей и стихотворных строк.
Рифмованные строки, написанные вышеупомянутым автором оставлю в стороне, ибо они к стихам не имеют никакого отношении. Ужасно зарифмованная проза, если в ней, этих строках, и проглядывает какая–то мысль, то нет никакой техники, слог и ритм хромает, как списанная на бойню скаковая лошадь–инвалид. При этом Денисюк заявляет, что таков его авторский замысел. Оставим неумение передать в стихотворной форме свои мысли и достойно облечь их в рифму, сохраняя ритм, на совести автора. Если он так видит и не замечает шероховатостей, значит, нет у Денисюка никаких задатков музыкального слуха, а ведь проверить можно сбои и недостатки чтением вслух.
Но сейчас речь не о рифмованных строках, а об единственном на данный момент романе и судя по выложенным главам, недописанным до конца. Автор ссылается, что слишком занят по основной своей трудовой деятельности: участием во всевозможных тендерах и конференциях.
Но дело читателя не только ознакомится с предложенным читателю литературным произведением, но и поделится с собратьями по чтению мнением о прочитанном.
Итак, роман «Любовь зверя».
Не знаю замысла автора, но роман открывается списком главных и не очень главных действующих лиц. Может быть, это дано, чтобы читатель не запутался в персонажах и смог периодически восстанавливать в  памяти, возвращаясь на первые страницы. Вдруг и вправду за хитросплетениями сюжетных линий забудутся имена героев.
Первые строки романа погружают… не в сюжет, как можно было бы подумать, а в тяжеловесные фразы, сквозь которые сложно пробираться к самому сюжету:
«Лесная дорога вьется между громадными дубами, кое-где поворачивая вправо и влево, огибает величественные деревья, вцепившееся в каменистую почву узловатыми корнями, каждый из которых не меньше, чем в обхват. Корни как удавы расползаются в стороны мешая пройти и приходится обходить дерево далеко от ствола, там, где земля ровная и нога не запнется за корень, выступающий из земли. Плотно убитая земля, утоптанная многими тысячами ног и ровная после дождя покрыта и людскими и звериными следами - звери тоже не хотят лезть по чащобе, предпочитая легкий путь, а люди появляются здесь так редко, что зверю нечего бояться. Внимательный следопыт заметил бы следы маленьких раздвоенных копытцев кабанов - дубовый лес лучшее для них место. В лесной подстилке всегда можно найти желуди, пусть и полежалые, но это ведь замечательная еда для лесной свиньи! Попадаются следы туров и оленей, вот прошел медведь - в лесу всем найдется еды. Следы побольше медвежьих, отпечатки громадных когтей - да это же дракон! Юг Силанда место достаточно жаркое и нет-нет, да и забредет в горы дракон из жарких болотистых лесов Хиришасса. Дракон зверь редкий, но ведь откуда-то появились две драконьи головы, ощерившиеся зубастыми пастями в королевском дворце в большой зале приемов?»
Когда читаешь тяжеловесные фразы, которые ничего не дают, кроме нагромождения слов то  ли для объема, то ли такова авторская манера изложения, уже настораживает: что будет дальше? И в таком духе написано более половины главы, какие–то несущественные детали, множество несущественных фраз
Поначалу показалось, что, всё–таки, начало повествования, введение в новый фэнтезийный мир – мир героев, магии и … приключений. Но такое тяжеловесное течение сюжета будет происходить на протяжении всего текста заявленного романа. Именно в таком стиле, как я казал для примера. Никакого действия, одно описание, хотя автор заявил, что, мол, мы живём в быстроменяющемся мире, в котором нет времени на достоевщину и толстовщину, которые ныне никому не интересны неспешным повествованием. Но слова к делу не подошьёшь, а вот из написанного текста произведения, если оно отдано на суд читателя, лишнее не убрать. Вот и получается сплошное разжевывание одного и того же. Там, где можно обойтись одной фразой для описания действия, героя или обстановки, обрастает произведение лишними не только словами, а целыми фразами, словно Денисюк тренировался: на сколько увеличится текст, если он будет толочь в ступе одно и тоже.
Так что первая глава описательная, каплет вода с потолка  и оставляет только разводы. Действие начинается со второй главы.
«Мы пошли в трактир возле дворца герцога, взяли разной еды и вина. Сели за стол, разлили вино по кружкам. - За мир и за здоровье Гийома! - выпили, поели. Поев подобрели и смотрели уже без ненависти»
И вот так на протяжении всех глав, когда дело доходит до разговоров, то складывается впечатление, что описание бесед сведено до уровня тинейжеров, их сленг, их словечки. Можно предположить, что для Денисюка и привычна такая речь, но в произведении она звучит диссонансом и не вписывается в текст, как нечто чужеродное.
Можно сказать о другом, герои постоянно либо пьют, либо находятся под лёгким градусом, либо вообще, совокупляются, как дорвавшиеся до тела противоположенной особи прыщавые юнцы или озабоченные податливые самки.
Честно хотел прочесть до конца и написать читательское мнение, но оно оказалось невыполнимым: текст нечитабелен, множество лишних деталей, попытка показать мир глазами 24 –летнего молодого человека, который по уровню развития остался в глубоком детстве.
Но самое главное, что Денисюк пытался описать идеальный, по его мнению, мир, где никто ни от кого ничего не скрывает, а при первой встрече рассказывают друг другу обо всём и обо всех, докладывая, как старому знакомому. Это сродни тому, как в поезде откровенничаешь с незнакомым человеком, зная, что его никогда не встретишь. А в романе все поголовно  телепаты, читают собеседника, как настольную книгу. А если и не читают, то по движению членов и мимики на лице, могут рассказать всю подноготную собеседника. Даже то, чем болел собеседник в раннем детстве.
Итак, со второй главы действие сдвинулось с мёртвой точки и в сюжет внесена новая мысль, что герои должны «иди туда, не знаю куда, принеси то, не знаю что». И отряжены в поход, в далёкие Туманные Загадочные земли, главные герои молодой человек 24 лет, о котором я писал выше,  и отвязная девица из рода кошек–людей или людей–кошек, это для полного комфорта, кстати, по ходу сюжета выясняется, что девица не только нимфоманка и алкоголичка, но и злобное животное. Как выпьет, так лезет в драку и ищет партнера по соитию.
И эти два героя в постоянной конфронтации и никто из них никогда не повернется спиной друг другу, чтобы не стать очередной жертвой.
Вот и едут эти два героя на край света, чтобы через слово ругаться, а через два  опять полаяться.
События, вроде бы и развиваются, но оторванные от сюжета. Эти самые события ничем не связаны друг с другом, если только с руганью главных героев и их постоянным накачиванием вина.
И так до конца повествования.
Что хотел сказать автор романом?
Не понятно.
Приключения героев?  Так их нет, пошли, пришли, выпили, поругались. Пришли, поругались, выпили, пошли. Выпили, поругались, пошли.
Придуманный новый мир? Так его тоже нет, этот мир не прописан, а только .
Новую расу придумал? Так это не его заслуга и до него существовала Женщина–Кошка из Бэтмена.
Слог? Я Вас умоляю, зануднее я ничего не читал, если только Кафку.
Стиль? Его нет и в помине.
Занимательность? Интересней прочитать словарь иностранных слов или выискивать рисунки на туалетной бумаге, хоть какая–то польза.
Я соглашусь с оценкой этого творения некоего Александра Дьюка, написавшего полноценный разбор романа в своей статье  «Дело 2807120101 - Игорь Денисюк. Любовь Зверя»:
«   Подведем итог… Роман “Любовь Зверя” - адский нечитаемый мрак... Что такое культура речи он не знает. Ему неведомо, как грамотно строить предложения и выражать свою мысль. Он не знаком с такими понятиями, как стилистика: он повествует то в настоящем времени, то в прошлом, то его манера речи пафосна, предложения в инверсии…разбавлена интернет-сленгом… не знает, как пользоваться запятыми ВООБЩЕ, так он даже прямую речь оформлять не умеет. Она у него может начаться в середине абзаца, может внезапно оборваться никак не выделенным действием.»


Рецензии
На это произведение написано 11 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.