Девиз моей души. Часть 2. Глава 13

Выбор - это возможность или невозможность чего-либо? Скорее второе. Разберем конкретный пример. Дружба или любовь? Мы свободно можем выбрать любую из двух зол – это возможность. С другой стороны, тот, кто однажды испытал оба эти чувства, уже не согласится выбирать между ними – это невозможность. Еще есть крайне неприятное слово «приходится». Нам приходится выбирать, потому что у нас есть выбор! Тавтология? Не смейтесь, но мы когда-то сами выбрали этот термин вместо простецкого «повторение».

Я не раз убеждалась в том, что семь – символическое число. Семь совпадений потребовалось найти, чтобы убедиться в связи Ираклия с Марго. Семь дней понадобилось, чтобы принять окончательное решение, – отказаться от дальнейшего участия в конкурсе. И неважно, что со временем появляются новые обстоятельства, заставляющие нас иначе смотреть на вещи или в корне поменять свое решение, например, рассказ Марго или решение судей. Факт остается фактом: число семь способно подталкивать нас к неизведанным горизонтам. Вот только никогда не знаешь, что тебя ждет за этой воображаемой линией: штиль или шторм. У всего есть обратная сторона медали, так почему ее не должно быть у числа семь? Вопрос только в том, сможем ли мы вовремя разглядеть эту изнанку. Вот так и седьмая неделя конкурса: я чувствовала, что мне должен открыться новый горизонт. Но буду ли я довольна увиденным? Время покажет.

К началу второго этапа конкурса снег уже полностью укутал московскую землю в теплое, ватное одеяло. Последние дни ноября выдались на редкость холодными, но мне, уроженке маленькой северной деревушки, к морозам было не привыкать. Я не очень любила зиму, но всегда восхищалась мастерством этой художницы: узоры на стеклах всегда казались мне необыкновенно красивыми. «Какая тонкая работа! – думала я, внимательно рассматривая хоровод снежинок, танцующих на оконном стекле. – Человеку так не суметь!»

- Посмотри, какая красота! – сказала я Марго, делая вид, что забыла о наших «дружеских» отношениях.

К слову, на этой неделе мы должны были посетить энное количество редакций и попытаться устроиться в них на работу. За каждое «мы берем вас» можно было получить два балла.

В понедельник мы отправились в редакцию «Королевская сталь», выпускавшую модные журналы для столичных богачей. Понравиться главному редактору я особо и не старалась, так как никогда не хотела работать над таким пафосным журналом, специализирующемся на слове «гламур». Марго тоже не заискивала ничьих симпатий, скорее наоборот, но ее модная одежда сделала свое дело. Ну, разумеется! Лучше взять на работу дочку известного модельера, чем деревенщину вроде меня! Впрочем, я несильно расстроилась.

- Это просто мороз, – равнодушно ответила она, ни разу не взглянув на стекло. – На что там смотреть? Если тебе так нравится искусство, сходи вниз, в библиотеку, и возьми какую-нибудь книгу.

- Разве можно сравнить рисунки природы с книжными иллюстрациями? – возмутилась я. – Посмотри, как эти снежинки любят друг друга! Они вместе и им больше никто не нужен.

- Погоди, сейчас прилетит какая-нибудь новая снежинка и быстро разрушит эту идиллию, – усмехнулась Марго.  – Одна снежинка бросит другую снежинку ради новенькой.

- А как насчет этих? – спросила я, указывая на другую пару. – Эти, по-моему, дружны.

- Пожалуй, у этих снежинок есть будущее, – одобрительно кивнула Марго. – Их дружба крепкая. Они давно знают друг друга и новенькая им неинтересна! 

- Дружба, – прошептала я.

Во вторник наш путь лежал в редакцию «Вау или в стиле удачи!». Несмотря на яркое, привлекающее внимание название, журнал был связан с психологией. В нем публиковались различные статьи на темы, охватывавшие разделы от: «Что делать, если я неудачник?» до «Сколько граммов весит душа?». Последние несколько месяцев я чувствовала себя не в своей тарелке, и темы, поднимавшиеся в этом журнале, были мне очень близки. Искренность и желание работать над своими проблемами – вот два критерия, которые оценивают в этой редакции. Меня выбрали, не задумываясь, чем я была очень горда. С Марго главный редактор тоже захотел поработать. В ней он чувствовал огромный творческий  потенциал и трудолюбие. На прощание я задала коллективу главный вопрос:

- Дружба или любовь?

Не знаю, почему, но мне очень понравился вопрос-ответ одной сотрудницы:

- Небо или земля?

- Небо, – не задумываясь, ответила я.

- Значит, любовь!

Если бы я тогда знала, что на самом деле имела в виду сотрудница!
На следующий день мы с Марго попытались понравиться главному редактору журнала «Рандеву с мечтой», в котором печатались статьи об отдыхе и туризме. Особенно меня поразил патриотизм издания: выпуски были посвящены самым популярным курортам России! Мое внимание привлекла одна статья, почему-то напечатанная в конце журнала. Заголовок гласил: «Курортные романы не вечны, а дружеские пикники – навсегда!». Вроде бы простое высказывание, а какое меткое, прямо в цель! Мне очень захотелось стать сотрудницей этого журнала, и мое желание было исполнено, благодаря духу патриотизма, который был у меня в крови. Марго тоже произвела на главного редактора сильное впечатление, удивив его своим кругозором и креативными идеями. В итоге, на работу взяли обеих.

Четверг всегда была для меня многообещающим днем! Как бы ни старался человек опровергнуть магическое воздействие чисел на судьбу, он все-таки подсознательно верит, что загаданная им цифра принесет удачу. Редакция «Лед, вода и пар» совершенно не соответствовала своему научному названию. Она выпускала  философский журнал. Видите ли, лед –  это пошлые люди, способные только на ненависть и жестокость, но при этом убежденные, что они необыкновенно сильные личности с пробивным характером. Вода – новые люди, умеющие быть разными независимо от жизненных обстоятельств, но стремящиеся всегда оставаться самими собой. Пар – низшие люди, совершенно бесхребетные личности, вся жизнь которых сводится к тому, чтобы плыть по течению и играть единственную роль, отведенную им с рождения. Эта теория заинтересовала меня тем сильнее, что я не могла точно определить, к какому агрегатному состоянию отношусь. По словам сотрудников журнала, не только настоящий человек, но и настоящий журналист никогда не знает, какого цвета небо у него над головой. Я тоже не знала. Именно поэтому они выбрали меня.

На обратном пути я долго-долго смотрела на небо, стараясь понять, какого же оно все-таки цвета. Вечер был ясный, и на улице стоял трескучий мороз. Изредка на горизонте появлялись клочки облаков, красиво плывших в лучах красного солнца.

«Завтра будет ветрено, – подумала я, вперяясь взглядом в кровавый закат. – Примета такая».

Наконец, одно облако привлекло мое внимание, и я остановилась, чтобы лучше разглядеть его. По форме оно напоминало сердце, проткнутое стрелой. В отблеске рубинового зарева ватный клочок казался розовым, словно действительно был настоящим, живым, трепещущим сердцем. Я следила за облаком до тех пор, пока оно не скрылось из глаз, а затем тихонько произнесла:

- Любовь.

Пятница была решающим днем: либо ничья, либо победа Марго, либо моя. Я собиралась выложиться по полной и показать судьям и этой кукле, на что я на самом деле способна. Последняя редакция называлась «Чемпионка» и, как следует из названия, издавала успешные глянцевые журналы о спорте. Как раз этого я и боялась! Мне нужно было получить работу, в которой я не была заинтересована. Место журналистки в спортивном журнале не представлялось мне хоть сколько-нибудь заманчивым, ввиду моего резко негативного отношения к штангам, шпагатам, брусьям, в общем, ко всему, что имело отношение к урокам физкультуры. Естественно, отсутствие стимула не добавляло мне уверенности. Марго, наоборот, оказалась прекрасным специалистом в области наколенников для роликов, модной спортивной формы и упражнений. Никогда бы не подумала, что у нее может быть разряд по художественной гимнастике, который она продемонстрировала всем, сделав прямо в кабинете главного редактора «колесо». При этом всколыхнувшиеся странички журнала перевернулись, и я увидела подзаголовок очередного номера: «Победила дружба!». Таким образом, каждый получил от «Чемпионки» то, что хотел: Марго -  победу, я – ответ на вопрос.

Суббота, как всегда, была днем подведения итогов. Марго оказалась на одну редакцию востребование меня, но этого было достаточно, чтобы отдать ей победу. Счет 8/6 не сулил мне ничего хорошего, кроме тревожного сигнала, что пришло время для решительных действий. Но на что-то решиться я пока не могла, ввиду одного незаконченного дела.

На выходе из здания я обнаружила, что оставила сумку. Пришлось подниматься на лифте обратно на сорок первый этаж. В коридоре я наткнулась на Артема и хотела пройти мимо, но он, остановив меня, протянул забытую сумку. Некоторое время мы молча стояли друг напротив друга. В такие моменты мой слух обострялся до предела, и я могла слышать, как быстро стучит его сердце.

- Спасибо, – я, наконец, вспомнила слово, которое принято говорить в таких случаях.

Он не ответил, и я подумала: «Как же не нужны, мелочны и вредны все эти «спасибо», ведь, в сущности, они все равно уже ничего не изменят».

- Давай останемся друзьями!

Честно говоря, я не знала, зачем вообще ему это сказала. Я просто искала ответ на вопрос. Черт! Даже сейчас я продолжаю использовать его! Он – моя личная марионетка.

- Представь, что тот, кого ты любишь, скажет тебе такие слова, – сказал Артем, не глядя на меня. –  Ты бы согласилась на дружбу?

Я представила Ираклия. Он признается, что любит Марго, и предлагает мне остаться друзьями. В сердце словно пуля попала. Дружить с тем, кого любишь? Ни за что! Никогда! Лучше быть его врагом.

- Не хочешь быть другом, не будешь никем, – разозлившись, бросила я.

- Мне дружба из жалости не нужна, – тем же тоном ответил Артем.

Я быстро сверкнула глазами, выхватила сумку и, прошептав: «любовь», помчалась в сторону лифта.

Дружба или любовь? Шесть дней – шесть ответов. Счет беспонтовый: 3/3. Седьмой день – последний ответ. Сама сказала, что семь – символическое число, за язык меня никто не тянул. Вновь ищу глазами снежинки. Эти дружат, у тех любовь. Улыбнулась. Одна пара мне все-таки ближе. Я сердцем чувствовала, что выбираю неправильно, но ничего не могла с собой поделать. Жаль, что сегодня никто не может выбрать за меня еще раз.

- Любовь, – я тихо произношу слово, словно впервые пробуя его на вкус.

Боже, как наивно! Пожалуй, действительно впервые. Сегодня я чувствовала себя ближе к ней, я выбрала ее, хотя знала, что ошиблась. Через мгновение, уже завтра, спустя десять лет – я знала, что всю жизнь буду жалеть о своем выборе, но также знала о невозможности его избежать. Выбор – это все-таки невозможность.

Вот он новый горизонт! Я выбрала любовь – самое безжалостное чувство на свете. Мне ближе банальное «я люблю тебя», чем незаурядное «ты моя лучшая подруга». Я улыбнулась, сама не зная, почему. Наслаждалась этой божественной секундой, как капитан корабля, сумевший, наконец, догнать горизонт.

Но вот волшебная пыль осела на стенках колбы под названием «жизнь», и я тяжело вздохнула. Тот, кто выбрал любовь, уже заведомо предатель! Неужели я тоже предам того, кого люблю? Значит, вот она изнанка числа семь! Во мне тоже есть эта тьма! Не спорю, я много лгала, нередко использовала, частенько манипулировала, но никогда никого не предавала! Что будет, если однажды я тоже оступлюсь? М-да, что-то вид на сей раз подкачал! И ведь иначе нельзя: горизонт мы уже догнали!


Рецензии
Привет,Элина!
Замечательно - Любовь.
За горизонтом, горизонт.
Да, мне тоже, пока не удалось догнать горизонт.
Хорошего дня, настроения.
С теплом души, Василий.

Василий Ковальчук   12.07.2016 04:49     Заявить о нарушении
Спасибо, Василий.

Элина13   12.07.2016 10:22   Заявить о нарушении