В удивительном мире фарса

Бастер улыбался. От уха до уха. Ещё бы, он ехал с работы домой. К себе  домой. Там его заждалась любимая. ЖЕНА, МУЖ – какие непривычные слова! Ещё недавно, затемно возвращаясь со съёмок, он кричал от двери: «Мам, есть что поужинать? Я в душ!» После чего прямиком отправлялся смывать слои пота, а также обрабатывать бесчисленные ссадины и ушибы, пока мама, ворча, бросала на разогретую сковородку бифштекс. А теперь? Теперь бифштексы будет поджаривать милая Натали. Вернее, кухарка, которую она наняла после свадьбы, но это неважно. И за ужином они смогут обсудить блестящую идею, которую он сегодня, в свой законный выходной день, едва проснувшись, уехал разрабатывать вместе с коллегами. Придумать сценарий для временно обездвиженного комика-акробата – задача не из лёгких, но Бастер и с ней управился. Сейчас в его глазах горели торжествующие золотистые искры. Остановив свой белый седан у крыльца, Китон достал с заднего сидения костыли, взобрался по ступеням и нетерпеливо дёрнул звонок. Ему не ответили. Бастер еле заметно поднял бровь и толкнул дверь ладонью. Оказалось не заперто. В доме гудели незнакомые голоса, кто-то громко топал и, судя по скрежету, устанавливал на плитке треножник для камеры. В воздухе висел запах чужих сигарет. Бастер чуть сморщил нос и пошёл по звуку – на кухню, попутно крикнув: «Дорогая, я дома!» Тут сквозь весь этот шум нежный голос мелодично пропел:
– Секундочку, милый!
Дверь полуотворилась, в щель высунулась кудрявая головка. Почему-то в чепчике горничной.
– Ну, чего тебе? – недовольно буркнул всё тот же голосок, только на пару тонов ниже.
Китон застенчиво улыбнулся.
– Кормилец вернулся домой. Может, хоть поцелуемся?
– Некогда тут с тобой, – заявила жена деловым тоном, так не вязавшимся с её прелестными глазами. – У меня интервью.
Бастер тихо застонал.
– Опять газетчики? Сколько можно? Гони их в шею!
Нат поджала губки.
– Ещё чего! Мы – публичная семья и привыкли к вниманию прессы.
– Я тоже привык с трёх лет, хоть и не аристократ! Но… у нас же медовый месяц… – Под ледяным взглядом Нат актёр как-то сжался. – Скоро они уйдут? – спросил он, покорно понизив голос. – Ужинать хочется  – жуть!
– Так иди в ресторан! – прошипела жена.
– Да не хочу я в ресторан! – Муж устало прикоснулся ко лбу. – У меня новый сценарий, нужно сосредоточиться…
Головка закатила глаза и попыталась спрятаться.
– Погоди, а кухарка-то где? – громко удивился он.
Натали стремительно вышла к нему и захлопнула дверь.
– Тише, пожалуйста! – шикнула она. – Не порть впечатление!
Бастер недоумённо присвистнул, увидев на жёнушке скромное платье в клетку и белый передник, а в руках у неё – тарелку и бумажное полотенце.
– Ты МЫЛА ПОСУДУ? Ты?! Что здесь вообще…
– Молчи! – чуть не взвизгнула Натали, но, услышав из кухни суровый оклик: «Дочка, ты что так долго?», тут же смягчилась. – Хочешь, ветчины тебе вынесу?
– Лучше красной рыбки.
– Рыбу съели уже.
Бастер махнул рукой.
– Неси, что есть.
Через пару минут он сидел в крутящемся кресле, вытянув перед собой ногу в гипсе, и, задумчиво глядя в окно, жевал холодную ветчину с тарелки.
Некоторое время спустя дверь кухни хлопнула; по гостиной поплыла новая волна запаха дешёвых крепких сигарет.
– Фууух, умаешься с этим семейством, – произнёс капризный дискант за спиной у Бастера. – Хорошо хоть, убедил её чепчик снять! Насилу сделал пару-тройку приличных кадров!
– Зато какой материал! – возразил ему хриплый, самоуверенный голос. – Кстати, как тебе подпись? «Знаменитая кинодива меняет большой экран на домашние хлопоты».
Бастер перестал жевать.
– Или нет: «…променяла славу на любовь»! Пойдёт?
Бастер чуть нахмурился и захлопал глазами.
– Не-не-не, «Семейная жизнь превратила принцессу в Золушку».
Бастер поперхнулся ветчиной и закашлялся. Невольно выдав своё присутствие, он повернулся вместе с креслом к явившимся в его дом чужакам.
Повисла пауза.
– Добрый день, мистер Китон, – первым нашёлся обладатель хриплого голоса, тучный господин с блестящей от геля шевелюрой. – Надеюсь, мы вас не побеспокоили?
– Ну что вы, джентльмены, – произнёс актёр со своей коронной непроницаемой миной. – Тогда уж лучше так: «Толмадж Натали, домохозяйка». Броско, но со вкусом.
– Гениально! – захлебнулся восторгом долговязый обладатель дисканта. – Мистер Китон, вы… в-вы…
Но мистер Китон уже забросил в рот большой ломоть ветчины и отвернулся к окну.

* Автобиография Бастера Китона носит название"Мой удивительный мир фарса"


Рецензии
А вот и очередной отрывок, и теперь уже с Натали! Очень легко, весело, отлично характеризует героев! Да, Натали та ещё... дама. А позвольте узнать - что случилось с мистером Китоном, почему он в гипсе? И он и вправду продолжал со сломанной ногой водить машину? Если есть ещё отрывки, Юлия, публикуйте, я не часто но регулярно захожу и читаю Вас! Удачи!

Владимир Гурьев 2   14.07.2016 11:33     Заявить о нарушении
Здравствуйте, Владимир, всегда рада вас видеть у себя на страничке!
Ну вот, Натали уже и ВАШЕЙ любимицей стала, как я посмотрю! :)))
Кстати, да: подловили вы меня. Прямо неудобно даже! Боюсь, когда буду сводить воедино разрозненные отрывки текста, написанные с большим временнЫм разрывом, да ещё и не в хронологическом порядке, я ещё и не такое у себя обнаружу. :) Особенно если общаться со столь проницательными читателями, как вы! :)
Нет, на самом деле, машиной-то он управлял, а вот насчёт гипса… Понятия не имею, ЧЕМ и как ему лечили травму (о ней сейчас тоже скажу), но гипса на снимках нет. Почти нигде нет даже тросточки, с которой он «форсил» вместо положенного больничного костыля — а не костылей, опять же... Ну да ладно, спишу на то, что этот отрывок придумался у меня одним из самых-самых первых. А вдохновила на его написание пресса тех лет — заголовки-то взяты из жизни. И фото Нат, моющей тарелку, реально существовало.
А предыстория такова. Первую — из немногих — серьёзную травму в жизни Бастер Китон получил незадолго до свадьбы, из-за чего та чуть не сорвалась (вот надо, НАДО было внимательнее присматриваться к знакам судьбы!). Он сломал лодыжку на съёмках «Электрического дома». Да так, что, по воспоминаниям очевидцев, «хруст услышала вся съёмочная группа». Но уже спустя считанные дни (с цифрами врать не буду, надо будет потом уточнить) он сбежал из больницы, пересёк пол-Америки, сыграл свадьбу и приступил к съёмкам фильма «Театр», в котором лихо отплясывает чечётку и прыгает через всю сцену, подражая человекообразной обезьянке. Это у него называлось «ограничить себя в движениях » — то есть, съёмки не на природе, «нагрузка лёгкая»…

С признательностью,

Юлия Моисеенко   15.07.2016 23:54   Заявить о нарушении
Кстати, Владимир, исключительно для вас такое предложение (когда прочитаете и дадите знать, уберу): могу выслать в личку все главы, готовые на сегодняшний день. Ну, просто чтобы вам не ждать по одной. :) У меня там в файле — куча иллюстраций с комментариями, помогающих лучше представить себе ту эпоху и действующих лиц… Вот. Уповаю, разумеется, на вашу честность и несклонность к выкладыванию чужих текстов пиратским способом. :) Очень хочется узнать ваше мнение. Единственное «но»: мне очень стыдно, что этих глав до сих пор так мало написано. Впрочем, как я заметила, средний срок написания книги о Бастере Китоне составляет от 10 до 20 лет, так что всё ещё впереди! :))) А если серьёзно: пора мне всё-таки ускоряться, пора!

С наилучшими пожеланиями,

Юлия Моисеенко   15.07.2016 23:55   Заявить о нарушении
Ох, Юлия, прошу у вас прощения - обещал, что буду заходить регулярно, а сам пропал на 2 месяца! Стыд и позор на мою почти седую голову! Спасибо за (как всегда, впрочем) интересный комментарий, и я буду рад почитать ваши неопубликованные здесь главы. Разумеется никому их показывать не буду! Вы там ещё, наверняка что-нибудь написали? Очень было бы интересно почитать!
Как всегда желаю вам творческих успехов! Постараюсь не пропадать слишком на долго)

Владимир Гурьев 2   19.09.2016 11:02   Заявить о нарушении
Юлия, добрый день! Вот мой эл. ящик на всякий случай! Там я чаще появляюсь чем здесь! vlad.guriew2016@yandex.ru

Владимир Гурьев 2   04.10.2016 15:24   Заявить о нарушении
Спасибо, Владимир! Выслала. :)

Юлия Моисеенко   04.10.2016 18:34   Заявить о нарушении