Космос нараспашку. Глава 03. Неглубоко от Куюмбы

Знакомый подземный переход Оренбурга. Влад после прыжка едва не рухнул на колени, но майор, придержав за руку, помог устоять на ногах, потом деловито отряхнулся и резво зашагал к лестнице наверх. Мельком глянул через плечо:

— Не отставай, парень! Хочу в тепло. Поболтаем уже на месте.

И что Владьке с этой болтовни? Тело болело, всё больше хотелось спать. Он скинул тёплый капюшон и мрачно побрёл следом за военным.

Молча вышли по раздолбанным ступенькам на привокзальную площадь. Тут капюшон пришлось обратно накинуть: с ночного низкого неба сыпалась всякая гадость — то ли снег, то ли дождь. Морось какая-то холодная. Но после Чукотки нереально тепло. Можно и порадоваться, если бы не эта пакость из облаков.

— Та-ак, — протянул майор Край, оглядывая машины около главного входа. — Серёга ещё тут. Пойдём-ка.

В зале у столика полиции стояли несколько человек в форме и вполголоса о чём-то разговаривали. Опер направился к коллегам.

Один из них, помоложе, обернулся. Заметив подходившего Края, облегчённо выдохнул и разулыбался. Козырнул собеседникам, прощаясь, и пошёл навстречу Владу и Кириллу Ивановичу. В руках парня покачивался владькин рюкзак с засунутой под клапан вязаной шапкой.

Представился младшим лейтенантом Сергеем Птицыным. Внимательно оглядел Владика и вопросительно глянул на майора. Тот едва уловимо кивнул, и опер ещё раз широко улыбнулся.

«Радуйтесь, радуйтесь, собаки», — горько подумал Влад, от которого все эти переглядки не укрылись. — «Будет и на моей улице Камаз с пряниками!»

Птицын сунул ему в руки рюкзак и потянул всех на выход.

На улице Кирилл Иванович жадно закурил, пока коллега хлопотал вокруг машины. Уже внутри, когда мужики разместились спереди, а Стечко усадили на заднее сиденье, Кирилл не выдержал:

— Как удалось замять переполох?

Мамлей, возясь с навигатором, гордо выдал:

— Я говорун, тащ майор.

Владька даже оторвался от ревизии рюкзака. Из него вроде бы ничего не пропало, а тут «говорун» какой-то. Тоже колдун, что ли?

Край рассмеялся:

— Уболтал?

— Та лех-ко, — хмыкнул Сергей, заводя «Тойоту».

Потом заметил в зеркале заднего вида непонимающие глаза Владислава и пояснил:

— Я могу заговорить почти любого. Заболтать так, что отца родного с матерью забудет. Это как глубокое внушение или гипноз, только без транса. Просто меняю смысловую матрицу на нужную. Эмм… Так что спорить со мной не советую, вот! — И подмигнул Владу, выруливая с привокзальной площади.

Тот не удержался, вспомнив классику прошлого века про Алису Селезнёву:

— Птицын… Говорун…

Мамлей, тут же подхватив шутку, с хохотком продолжил:

— А то! Отличаюсь умом и сообразительностью!

Край тоже улыбнулся, не забывая набирать сообщения на планшете и иногда постукивая по правому виску, разглядывая что-то на линзах.

Владька повозился чуть, устраиваясь поудобнее, и замер на заднем сиденье машины. «Тойота» не спеша пробиралась по грязным оренбургским улочками. Город потихоньку просыпался, хмуро встречая рассвет.

— Мы сейчас заедем в отделение нашего Департамента, — пояснил Кирилл Иванович. Потом хмыкнул: — Оформим… пленение колдуна.

Чувствуется, он отогрелся и расслабился.

А Владик, наоборот, закрылся. Мрачные мысли снова вернулись.

Сейчас он ничего реально сделать не мог. Ладно, вот присмотрится, передохнёт чуток и, возможно, что-то придумает.

Очень хотелось позвонить Алинке и посоветоваться... Горбатиться на жирных военных или их хозяев-олигархов желания не было. Гады своего не упустят! Эти вот мужики, может, и нормальные, но они «люди приказа». А уж кто им отдаёт приказы, у Владьки не было никаких сомнений. Вся эта стая определённо наложит лапу на его способности.

Грустно размышляя об этом, Влад незаметно для себя задремал.

Проснулся только когда машина начала тормозить. Непонимающе захлопал ресницами и хрипло спросил:

— Уже приехали?

Но офицеры промолчали. Как-то странно промолчали — и Стечко неожиданно забеспокоился.

Просунулся между спинок передних кресел. Оба военных словно спали, свесив головы на грудь. Машина в это время мягко затормозила на обочине у невысокого каменного забора и заглохла.

Влад ошарашенно заозирался, ни черта не понимая. Они ещё в городе? Да, вроде бы… Похоже, район Мусульманского кладбища.

Парнишка рывком вылетел из своего тела и завертелся вокруг машины, не понимая, откуда так давит опасностью.

«Вот чёрт!»

Метрах в десяти сзади притормозил чёрный «Ренджровер», мягко хлопнули дверцы, и на асфальт выбрался молодой человек лет примерно тридцати на вид, в хорошем чёрном костюме. Неформальный такой, странный — с длинными белоснежными дредами до середины спины и выбритыми висками. Только брови и маленькая бородка чёрные.

Парень замер около своего автомонстра на пару секунд, чуть похрустел шеей и неторопливо двинулся к заглохшей «Тойоте».

Владик судорожно размышлял: «Это что за хрень? Мафия, что ли? Могу я из астрала шибануть воздушной волной? Не пробовал, чёрт! Ну вот сейчас и попробуем».

Не дойдя метров трёх до старой машины, гость резко остановился, закрутил головой по сторонам и посмотрел точно на Владислава. «Почувствовал? Мать, экстрасенсов прям по пучку на метр». Владик метнулся в сторону, но беловолосый чётко отслеживал его перемещения.

— Юноша, — мягко сказал парень в костюме, — не пугайтесь, прошу вас. Никто никому не угрожает. У нас есть любопытное предложение.

Стечко замер на месте.

— Я представляю одну серьёзную европейскую структуру. Там ваши способности будут оценены по достоинству. Вы принесёте огромную пользу как науке, так и всему человечеству. — Парень перекинул сбившийся дред за спину. — Мы серьёзно сомневаемся, что в коррумпированной России вы получите хотя бы часть этого. Наша структура способна защитить и вас лично, и ваших близких. О финансовых проблемах можете…

Тихий шёпот пронзил иглой окружающий мир. Заставил парня с белыми дредами резко замолчать и непонимающе закрутить головой. Затем иностранца парализовало, он замер с вытаращенными глазами. Напрягся весь, сжав тонкие губы в красную нить.

У «Тойоты» скрипнула дверца, и на асфальт выпал скрюченный Птицын. Он вздрагивал и не переставая что-то шептал, будто оплетая воздух паутиной слов. Непонятных, незнакомых, пугающих до дрожи в желудке.

Даже Влад замер в астрале, не смея дёрнуться.

А Сергей Птицын всё шептал и шептал, вкладывая в каждый звук жутковатый шаманский речитатив.

Молодой офицер с трудом поднялся сначала на колени, а потом встал в полный рост, тяжело глядя на гостя-иностранца. Монотонно бормотал, не отводя взгляда, тихо шевеля пальцами в такт. На покрасневшем лице проступили жилы, в глазах лопались капилляры, окрашивая белки красным…

У Влада же весь мир стал разваливаться, расслаиваться в многомерную мозаику и плавно крутиться в тошнотворном калейдоскопе. Стечко медленно поплыл в своё тело, стараясь вырваться из липкой паутины шёпота. Сознание тоже куда-то собралось. Только заметил последним кадром, как дредоносец развернулся на прямых ногах и с пластикой кукольного Кена зашагал к «Ренджроверу».

Хлопнула дверь, и машина с басовитым рычанием унеслась прочь.

Как младший лейтенант Птицын осел на землю и опустошённо привалился спиной к боку служебной машины, Влад уже не увидел.

 

*  *  *

От злости Кирилл Иванович несколько раз громко проорал крепкие ругательства в розовеющее небо, яростно пнул небольшой камень на обочине.

Они так и торчали у кладбища.

Птицын выглядел на всякий случай виновато, хотя только он и смог отогнать представителя Конклава. Молодой опер стоял по другую сторону машины, опустив голову и лишь иногда ногой постукивая по переднему колесу.

— Это был Юджин, мать его, — в который раз повторил майор Край. — Юджин, гад! Нет, ну какая наглость, а? Откуда он тут вообще взялся?

Майор, наконец, успокоился и полез в карман за сигаретами. Первую зажёг со стороны фильтра. Скомкал и швырнул в траву.

Из машины через открытое окошко за разозлённым офицером равнодушно наблюдал пришедший в себя Стечко. Хотя лучше бы дали поспать — седьмой час утра.

Кирилл Иванович постарался взять себя в руки. Расстегнул ворот рубашки — душно что-то.

— Ну это надо же, а? Прямо посреди страны накрыть машину оперативников, усыпить к чертям! — Опер потёр ладонями горящее лицо. Так он ещё никогда не прокалывался.

— Владислав, вылезь, пожалуйста, — попросил тускло майор. — Проверю тебя на метки.

Найти Объект резвые зарубежные мальчики могли только по такому же ментальному маячку, что навешивал и сам Край. «И даже не проверил пацана! С этими перелётами, прыжками на Чукотку и обратно… Ай, чего теперь ныть? Сам виноват».

Владик неловко выбрался наружу и встал рядом с Кириллом Ивановичем. Пустой взгляд, устало опущенные плечи. «Аляска» расстёгнута и висит как-то криво.

«Совсем уморил мальца», — хмуро подумал опер, разминая руки.

Сделал несколько пассов раскрытыми ладонями над головой парня, словно отгребая в стороны воздух. Свою метку трогать не стал. А вот чужую… «Нет никакой метки! Как так?»

Кирилл Иванович проверил ещё раз. «Нет ничего. Ладно… В Центре просканируют более сильные коллеги. Сейчас главное — добраться без происшествий».

Майор залез на заднее сиденье машины и похлопал рядом, приглашая Владислава сесть. Открывшему переднюю дверь Птицыну коротко сказал:

— Серёга, погуляй ещё пару минут, будь добр.

Тот по-уставному козырнул, отчеканил: «слушаюсь» и отошёл в сторону от машины, доставая сигареты.

— Не голоден? — спросил Край подопечного. — Или до ветру?

— А можно домой? — хмуро и безнадёжно спросил в ответ Влад.

— Понимаешь, парень, — продолжил Край, словно не заметив вопроса, — оставить тебя вольно носиться по стране мы не можем. Рано или поздно тебе придётся с кем-то работать. И выбор у тебя не очень большой, если честно. Ты же как ядерная бомба на ножках.

Владик шутку не оценил. Майор продолжил:

— Домой обязательно попадёшь. Но сначала тебе нужно освоить свой дар, подучиться немного. Вот после и решим этот вопрос…

Что там надо осваивать Владик не понял, но благоразумно промолчал.

— По плану, — сказал со вздохом офицер, — нам надо добраться в наш Красноярский Центр. Он для таких ребят, как ты.

— Хогвардс? — усмехнулся Владик.

— Почти, — улыбнулся следом опер. — Размерами поменьше, да и это скорее… Ай, сам увидишь.

— Нас таких настолько много? — удивлённо спросил Владик.

— О, не сильно много, слава богу, — ответил офицер, крутя планшет в пальцах, — пару сотен по стране, где-то. Притом большинству до тебя далеко — они обучаются и работают в других местах. Вот у тебя три умелки, а кто-то…

— Четыре, — неожиданно даже для себя выдал Владик. Может, хотел набить цену? Или просто хвастался?

— Кхм, — хмыкнул офицер, блеснул хитро глазами, и продолжил: — Ну, а у кого-то и одна еле-еле работает. Окей, сейчас не время и не место обсуждать нюансы. Торчать здесь долго не будем — нечего соблазнять конкурентов.

— А вы, — неожиданно спросил парнишка, — что умеете?

Офицер фыркнул:

— Я поисковик. Ну, как в интернете… Не очень круто, да? Ну переговорщик ещё.

Владик пожал плечами. Неплохо, если честно. Иногда без поисковика никак.

— Влад, ты отошёл от прыжка? — спросил Кирилл. Высунул руку из окна, подзывая Птицына. — Вытянешь ещё?

Дождался вялого кивка и обратился к коллеге, что шумно плюхнулся на водительское сиденье: — Серёга, мы уходим прямо отсюда. Будем экстренно эвакуироваться, как говорится. Не думал, что нам так быстро сядут на хвост.

Мамлей встрепенулся и засверкал любопытными глазами.

— Прям вот так? Телепорт? А… можно снять?

— Ты как маленький, Серёж, — закатил глаза Край, однако, поймав жалостливый взгляд младшего лейтенанта, хмыкнул и кивнул. — Но ты помнишь протокол?

— Не извольте сумлеваться, вашблародь, — радостно козырнул молодой опер.

Кирилл Иванович лишь пожал плечами. Детсад…

— Владислав, что тебе надо для прыжка? Видео, фотки?..

— Фото достаточно, но хорошо бы несколько с разных ракурсов. Сферичка лучше всего.

Кирилл Край вытащил смартфон, с кем-то быстро переговорил и повернулся к парнишке:

— Сейчас пришлют свежие файлы. Прыгаем на подземную площадку. Сможешь?

Стечко кивнул, широко зевая.

Тихо чирикнул планшет. Офицер развернул фотографию и протянул девайс Владу. Потом они попрощались с Сергеем Птицыным, забрали вещи из машины.

Парень держал перед лицом экран с панорамной фотографией помещения, на полу которого светился сложный геометрический рисунок, словно восточный иероглиф. Хороший якорь для телепортера. Секунд через десять Влад кивнул майору и взял его за локоть.

В этот момент мамлей торопливо стукнул себя по виску — включил запись на линзах.

В воздухе резко хлопнуло, ударив по ушам. Москвич с подопечным исчезли.

— Ну, обалдеть, — прошептал улыбающийся Птицын, просматривая повтор заснятого прыжка.

Хохотнув, запрыгнул в машину. Через минуту «Тойта» с восторженным рычанием унеслась обратно в центр Оренбурга.

 

*  *  *

Выпали в каком-то ярко освещённом подвале. Пол с рисунком оказался мягким, словно спортивные маты постелили. А может, так оно и было. Иероглиф на полу высвечивался потолочным проектором.

— У нас с тобой всё лучше и лучше получается, — хмыкнул офицер, снова придерживая Владика за плечо.

Окинул взглядом пустое помещение, выудил из кармана удостоверение и зашагал в дальний угол к еле заметной двери. Владик устало плёлся сзади, тяжело дыша. Столько прыжков в течение суток у него ещё не было — всё тело мелко дрожало, взмок как после марафона. Казалось, ещё немного и рухнет на пол. И пусть весь мир провалится.

Подойдя к выходу, майор Край приложил карточку удостоверения к белой отметке. Дверь с шипением пневматики солидно открылась, пропуская внутрь. Толстенная какая дверочка. Стечко опасливо мимо неё проскользнул.

Вдаль убегал полутемный просторный коридор. Вдоль правой стены тянулось знакомое полотно магнитки. Только какое-то игрушечное, под стать маленьким, на пару мест, машинкам, что дремали на крохотной стоянке. Кирилл Иванович шагнул к ближайшей, тяжело устроился на дальнем сиденье и поманил Влада за собой.

Машинка проснулась, попискивая о чем-то своём и сонно моргая огоньками панели управления. Майор привычно ткнул пальцем в эту россыпь, и лёгкий автомобиль сорвался с места, полетел в глубину коридора, мягко набирая скорость. У Влада даже уши заложило.

Минут через пятнадцать машина вылетела в просторный каменный зал. Совершенно пустой, если не считать маленькой парковки у дальней стены. Ну ещё в центре высилась лифтовая шахта, квадратная, толстого зеленоватого стекла на хромированных рёбрах.

Всю дорогу Край молчал, что радовало Владика. Говорить совсем ни о чём не хотелось. Хотелось спать.

— Добро пожаловать в Центр псиоников, Владислав, — наконец, произнёс майор. — Достань-ка карточку паспорта…

«О, я, оказывается, псионик» — мелькнуло в голове Влада.

Документы приложили к сканеру лифта.

Зашли внутрь, и кабина ухнула вниз, заставив парня чертыхнуться сквозь зубы. Через пару секунд каменная шахта вокруг лифта исчезла, и оба пассажира словно повисли в пустоте… над лесом. Влад испуганно дёрнулся и вцепился в рукав Кирилла Ивановича. Тот лишь усмехнулся понимающе.

Внизу раскинулся густой зелёный лес. Циклопических размеров пещера напоминала затерянный мир. Потолок плотно покрывали фермы осветительных ламп, заливавших всё пространство ярким, почти солнечным, светом. Дальние стены пещеры скрывались в синеватой дымке.

— Это лёгкие нашего города, — пояснил Кирилл Иванович, с улыбкой оглядывая зелёное море.

— Где мы? — хрипло спросил парень. — Я просто о таком месте и не слышал никогда.

Край хмыкнул:

— Привыкай. Здесь много любопытного. Если географически, то мы недалеко от Куюмбы.

Влад покосился на майора.

«Издевается, что ли? Точно. Вон как уголки губ пляшут и глаза поблескивают. Да плевать!» — Решил гордо не уточнять, что такое «Куюмба». — «Сам потом разберусь».

Лифт нырнул в кроны деревьев и мягко остановился посреди чистой поляны.

Вышли из стеклянной коробки, заоглядывались. Вокруг тихо, только птицы где-то цвиркают. Безлюдье оглушающее. Почему-то пахло свежескошенной травой.

Тишину вспорол чей-то вопль, и из-за здоровенного дерева вылетел длинный подросток лет четырнадцати, одетый по-домашнему — джинсы да затасканная футболка с яркой рожицей монстра. Местный колдун?

— Ой, Кирилл Иваныч, — воскликнул паренёк, затормозив рядом, — вы тут откуда? Здрасте! Давно не заезжали к нам! А это кто?

— Привет, Илюх, — разулыбался Край, пожимая руку подростку. — Вот же ты длинный стал. Так, тихо! Всё потом! Стас далеко?

— Тут где-то был! А может, уже снова в своей норе, на складах! Ща позову, — заверил пацан и, шлёпая кроссовками, исчез меж деревьев. А майор и Владик двинулись спокойно следом по узенькой тропке, выложенной круглой плиткой.

Попетляв в рукотворном лесу, дорожка вывела на детскую площадку с горками и качелями, что пряталась неподалёку. Там дурачилась компашка ребят лет двенадцати-тринадцати. Черноволосый подросток с краю поляны висел над травой в позе лотоса. Ещё чуть дальше несколько пацанов играли в волейбол, не касаясь мяча руками. «Телекенетики?» — дошло до Влада. Красный мяч иногда стукал медитирующего подростка и тот что-то ворчал сквозь зубы, вызывая хихиканье игроков.

Заметили гостей не сразу. Пока Влад таращился по сторонам, к ним с визгом примчалась пацанва.

Ребятня окружила Кирилла Ивановича. Радостно загомонила, дёргая за рукава и привлекая к себе внимание. На фоне медведеподобного офицера они выглядели мышатами.

Влад, ошалевший от неожиданного писка и визга, замер у небольшого деревца на краю поляны, с широкими глазами наблюдая, как Кирилла Ивановича почти раздирают на части. Тот улыбался всем и сразу, пытался ответить каждому — кому-то взъерошил волосы, с кем-то здоровался за руку, кого-то щёлкнул по носу.

— Привет, я Стас, — раздалось справа. Рядом стоял длинный анемичного вида юноша, чуть младше Влада. Тут же приплясывал знакомый уже мальчишка. Илья вроде бы.

Стечко тоже представился, пожимая протянутую холодную ладонь. Кивнул в сторону облепленного школьниками майора:

— Его, вообще, живым отпустят?

— Не сразу, — улыбнулся новый знакомый, тряхнув гривой длинных чёрных волос.

Этакий гот. Или эмо? Пара прядей у левого виска окрашена в белый и фиолетовый. Да и одет соответствующе — чёрная водолазка, на шее тонкий ошейник с россыпью стальных шипов. Чёрные же джинсы с заклёпками по карманам. Запястья украшены разными кожаными браслетками — плетёными или с камешками. Несколько цепочек. Ну точно гот. Наверно. Фиг поймёшь.

— Стас, здорово! — через головы ребятни протянул руку офицер. — Слушай, устрой Влада пока… пока я здесь пообщаюсь…

Гот кивнул и повлёк парня за собой.

— Идём. Тут недалеко.

Владик несколько раз оглянулся на Кирилла Ивановича, слегка занервничав. Не хотелось отходить от единственного знакомого человека… Но Стас тянул за локоть прочь с поляны. Пришлось подчиниться. Мелкий Илья увязался за ними, о чём-то взахлёб рассказывая парням.

Ребята шли прочь, погружаясь в тишину леса, особенно заметную после шумной детской площадки. Ну, не совсем тишину — Ильюха трещал не переставая.

— Я здесь кем-то вроде коменданта школы, — пояснил Владу по дороге гот. — Потому по всяким хозяйственным вопросам дёргаешь меня. Сейчас давай-ка сначала тебя поселим, а потом всё остальное. Есть хочешь? Можем до столовой прогуляться…

Владик больше хотел спать — ошарашенное состояние от подземного леса уже сошло на нет, возвращалась усталость.

Тут Илья вклинился между старшими и весело спросил у Влада:

— Лифт или нора?

Стечко озадаченно заморгал.

— Ну, можно спуститься лифтом, или прыгнуть в нору, — пояснил комендант вопрос мальчишки.

Владик заинтригованно задумался, но в итоге с улыбкой отозвался:

— Нора!

— Наш человек, — серьёзно кивнул Ильюха и поскакал к небольшому зелёному холмику справа. Оббежал его кругом и приглашающе махнул ладонью.

— Это Кроличья Нора, — торжественно возвестил парнишка, откидывая стеклянный колпак с трубы метрового диаметра, когда Влад со Стасом подошли.

Нора затейливо изгибалась, уходя полого вниз, по её стенкам змеились дорожки цветных огоньков. Из глубины дохнуло прохладой с лёгким запахом озона.

— Эм, — озадаченно выдал Влад. — А мы не староваты для такого?

— Ты не хочешь прокатиться? — с удивлением вытаращился на него Илья.

— Не знаю, — протянул Владик, заглядывая внутрь туннеля. — Вообще, хочу!

— Тогда чего тормозишь?! — воскликнул буйный подросток.

Гот лишь хмыкнул и покачал головой:

— Давай рюкзак, я туда точно не полезу. Да можно, Влад, можно! Тут и взрослые катаются иногда. Забавный аттракцион…

— Внизу, как хлопнешься, сразу отползай в сторону, — начал инструктировать Ильюха. — Так, падай на сидушку, чтобы не обжечь себе всё. Старайся не прикасаться локтями и коленками к стенам, и голову не задирай… Прально! Держись за ручку впереди, откинься назад и… Пошёл!

— Е-е-еп! — только вырвалось у Влада, когда он скользнул внутрь Кроличьей норы. Перед глазами замелькали мириады огоньков. Парня быстро несло куда-то вниз, у него аж дух захватило от ужаса и восторга.

Стены трубы крутились вокруг. Мягкие повороты и трамплины заставляли Влада попискивать и жмуриться от страха. Несколько секунд он мчался по этому лабиринту и, наконец, вылетел пулей в небольшую комнату. Рухнул вниз на огромный надувной матрас. Растянулся на спине, раскинув в стороны руки-ноги. Замер, качаясь на зыбкой поверхности. Просто лежал и глупо улыбался. Сна не было ни в одном глазу.

Где-то над головой послышался приближающийся вопль.

«Чёрт! Надо же в сторону отползать!»

Влад рывком отскочил влево. Тут же из дыры в потолке вылетел весело орущий Ильюха и с воплем рухнул рядом.

— Обалдеть, да? — прокричал мальчишка, радостно сверкая глазами.



*  *  *

— Вот эта свободная, — остановился комендант у дверей в тупичке небольшого коридора спального яруса. — Держи ключ.

Влад мазнул картой по замку и распахнул дверь. Комната как комната — пара заправленных деревянных кроватей под кремовыми покрывалами у противоположных стен. Невысокая тумбочка в изголовье каждой. Встроенный шкаф слева от входа. У большого окна с белыми занавесками, сейчас просвечивающими на ярком солнце, длинный стол с простыми школьными стульями.

Неожиданно уютно.

— Медиа-окошко сам настроишь, — сказал Стас, заходя следом за Владом в комнату.

Гот по-хозяйски прошёлся по мягкому ковру, звякая браслетами распахнул встроенный шкаф-купе.

— Вещи швыряй сюда, — посоветовал комендант. Потом прошагал к другой стене и отворил небольшую дверь: — Здесь туалет и душ. Разберёшься.

Влад устало осел на ближайшую кровать и следил за перемещениями Стаса.

— Приводи себя в порядок, а я отлучусь на полчаса. Потом сходим в столовую. Явно не завтракал, так? Переодеться есть во что? Если нет, то подберём на складе.

— Есть-есть, — отозвался Владик. — Пасиб!

К его удивлению, общаться с парнем было довольно просто. Как и с мелким Ильюхой, который сейчас где-то потерялся. Словно сто лет знакомы. Такая непосредственность нравилась.

Может, всё будет не так уж и плохо?

Гот-комендант ушёл, а Стечко откинулся на кровати и задумался. Как-то совсем иначе он представлял Центр, где содержатся псионики. Рисовались некие мрачные казармы с военными-мордоворотами…

Когда через полчаса в комнату заглянул майор Край, то увидел только лохматую макушку Влада, торчавшую из-под бежевого одеяла. На стуле рядом как попало валялись замызганные вещи парня.

— Тут устроил, Кирилл Иваныч, — выглянул из-за широкой спины офицера тощий Стас.

Майор шикнул на парня, собираясь тихо закрыть дверь в комнату. Но комендант вежливо обогнул мужчину и прошёл внутрь. Покачал головой, разглядывая вещи на стуле, попробовал разложить аккуратнее. Потом нахмурился, да и сгрёб всё что было в охапку, утащил с собой.

Дверь за ними аккуратно закрылась.


Рецензии