Глава 2. Наемник

Солнце клонилось к западу. Притихшие на время дневного зноя улицы Манугора начинали снова наполняться людьми. Некоторые, отработав свой день, спешили домой, попутно заглядывая в лавки, коих в портовом районе было несметное количество. Другие просто совершали променад, наслаждаясь ласковым вечерним солнцем. Выходили на работу уличные зазывалы, предлагающие любые услуги, начиная от недорого и сытного ужина, заканчивая предсказанием судьбы. Торговцы едой наполняли свои лотки свежим хлебом и жареной рыбой, пряча в тени кувшины с пивом. Охочие до него матросы с прибывающих кораблей обменивали медяки на кружки густого янтарного напитка, не торопясь, переходя от одной питейной к другой.
Вечер только начинался, наполняя город какофонией звуков и голосов.
Улица, на которой располагался дом Симара, находился в элитном районе, сплошь застроенном особняками уважаемых господ, и здесь было относительно тихо. Трактиров и лавок здесь не было, а уличные торговцы вряд ли могли что-то предложить местной публике. По ошибке забредшие сюда матросы всегда спешили убраться подальше от богатых домов. То ли потому, что здесь им не предлагали выпить, то ли потому, что свирепое выражение лиц охранников и слуг не сулили дружелюбного общения.
Два гостя из Запретного королевства расположились во внутреннем дворике приютившего их дома и не спеша беседовали в ожидании хозяина. Случайный сосед, решившийся заглянуть через высокую ограду, верно, потерял бы дар речи, увидев двух благородных атланов, одним из которых к тому же была прекрасная девушка, ведущих непринужденную беседу в нескольких метрах от него. Однако подглядывать за соседями не было в обычаях местных жителей, поэтому они занимались своими делами в невозмутимом неведении, а присутствие странных гостей оставалось в тайне.
- Симар упомянул, что обязан тебе жизнью, - обратилась Кассиан к Келу, - это действительно так?
- Да, это правда, - ответил пожилой атлан, - он был тогда совсем юношей, а я помог ему спастись из плена кровожадных южан.
- Расскажи поподробнее, - попросила она.
- Ты знаешь, что по роду службы твоему отцу мне часто приходилось бывать на Побережье, - начал Кел, - около сорока лет назад я отправился в южные моря, чтобы поговорить и попытаться вразумить предводителя пиратов, который устроил в тех краях настоящий террор. Он принял меня в своей цитадели, но кроме насмешек и предложений убираться восвояси я ничего от него не смог добиться. Его глаза горели огнем ненависти, и я чувствовал, что он находится во власти Ода, хотя присутствия самой темной сущности этого монстра из Черной страны не ощущал.
Потерпев неудачу, я спешил покинуть это проклятое место. Взойдя на корабль, я приказал немедленно поднять якорь, но в этот момент на борт взбежал человек. Весь оборванный, в крови, он упал передо мной на колени и стал молить забрать его с собой. На причале, в свою очередь, появился отряд воинов, и их командир потребовал отдать беглого раба.
Решение, которое мне предстояло принять, было сложным. С одной стороны, отказ выдать пленника мог спровоцировать вооруженный конфликт. Пираты могли напасть на наш корабль, и пострадали бы вверенные мне люди. Кроме того, обороняясь, мы вынуждены были бы обнажить оружие и пролить человеческую кровь. Также я помнил о том, что Владыки строго запретили нам непосредственно вмешиваться в дела людей Побережья, тем более с оружием в руках. С другой стороны, отдав беглеца, я бы обрек его верную гибель.
- Как твое имя? – спросил я его.
- Симар, - ответил тот.
Заглянув юноше в глаза, я увидел в нем благородный дух и славную судьбу, которая ждет его. Решение было принято.
- Отныне это человек находится под защитой Атлы, - объявил я стоящим на берегу воинам и приказал отплывать.
Пираты не решились напасть на наш корабль. Потрясая оружием в бессильной злобе, они остались на берегу, а мы направились в Манугор, чтобы высадить там спасенного пленника. В пути он проявил себя толковым моряком и многому научился у наших мореходов. Прощаясь со мной,  Симар поклялся в верности Благословенному острову и пообещал стать прославленным воином.
- Очевидно, он сдержал обещание, - с улыбкой заметила Кассиан.
- Через несколько лет он участвовал в походе против пиратов и нанес им сокрушительное поражение. Именно поэтому мне сегодня странно слышать, что они вновь подняли головы и обрели силы. Видимо, не родился и не возмужал на Побережье новый витязь, равный по силе Симару, способный встать на защиту добра и справедливости.  О его подвигах стали слагать легенды, а имя знал каждый мальчишка в окрестностях Манугора. Мы виделись с ним не раз и позднее. Симар никогда не стеснялся обратиться ко мне за советом, а я, в свою очередь, не отказывал ему в поддержке. Вся жизнь этого славного человека прошла на моих глазах и при моем участии. Теперь ты понимаешь, почему я так доверяю ему.
Кассиан вздохнула и произнесла:
- Я благодарна отцу, что он решил отправить тебя со мной. Боюсь, без твоей помощи я бы не смогла сделать и двух шагов за пределами Атлы.
- Твой отец мудрый человек, и Владыки благоволят ему. Но я хорошо знаком только с Побережьем. О тех местах, куда нам предстоит отправиться, мой опыт молчит.
- Тогда за него слово возьмут воля и дух. Воистину, мне неловко от того, что тебе придется подвергаться опасности из-за меня.
Кел улыбнулся и сказал:
- Это мой долг. К тому же я соскучился по путешествиям, людям и Побережью.
Кассиан поднялась с резной скамьи и прошлась по дворику.
- Ты знаешь, Кел, я плохо знакома с делами отца. Чем ты занимался здесь? – спросила она.
- Собственно, твой отец здесь не причем, - ответил Веруна, - он просто исполнял волю Владык, а они хотели быть в курсе дел, происходящих у свободных людей на Побережье. Нашей задачей было воодушевлять их на хорошие дела и отговаривать от плохих. Наблюдать за Черной страной и тем, чтобы руки Врага не тянулись слишком далеко. Но, ни в коем случае, мы не должны были вмешиваться напрямую. Только советом, только словом. Хотя все называют меня воином, я должен признаться, что ни разу в жизни не обнажил оружия против человека и не пролил ни капли крови. Но не сомневайся, госпожа, я умею с ним обращаться, и для твоей защиты сделаю это без колебаний.
- Надеюсь, до этого не дойдет, - произнесла Кассиан, но голос ее прозвучал не слишком уверенно.
В это время со стороны улицы послышался звук подъехавшей повозки. Хлопнула входная дверь, и в доме послышались шаги.
- Мы здесь, сударь! – подал голос Кел.
Во дворе появился Симар, неся в руках корзину, наполненную снедью.
- Хвала Владыкам, - расцвел он при виде гостей, - я уж было подумал, что ваш утренний визит мне приснился!
Оставив корзину, он зашел обратно в дом и вернулся с белоснежной скатертью, которой застелил стол. Спросив разрешения, старый воин принялся сервировать ужин. Перед гостями появился пшеничный хлеб, сливочное масло, полголовки молодого сыра, окорок, свежие овощи и зелень. Из погреба прибыл кувшин с ароматным терпким пивом и графин красного вина.
Когда с сервировкой было покончено, он пригласил атланов к столу и, наполнив свою кружку пенистым хмельным напитком, произнес:
- За успех вашего предприятия!
Осушив разом половину, бывалый моряк вытер рот рукавом и принялся отрезать от окорока нескромный кусок. Кассиан пригубила вино, а Кел, сделав добрый глоток пива, одобрительно хмыкнул и тоже изрядно приложился к кружке.
Слегка закусив, Симар, предвосхищая вопрос своих гостей, заявил:
- Нам чрезвычайно повезло. Я нашел человека, о котором говорил утром. Признаться, это было нелегко. Во-первых, он только позавчера вернулся из путешествия. Во-вторых, у него здесь нет своего дома, а найти одинокого путника в таком большом городе, как Манугор, задача непростая. К счастью, мое имя все еще открывает здесь многие двери, поэтому я справился с задачей.
Старик допил пиво и наполнил кружку вновь.
- И где же он? - приподнял бровь Кел.
- Будет здесь с минуты на минуту.
Обратив внимание, как поежилась Кассиан, атлан строго спросил:
- Можешь ли ты поручиться за этого человека, Симар? Насколько велико влияние Черного короля в его разуме, и кому принадлежит его дух?
- Я ручаюсь за него, господин, - не раздумывая, ответил Симар, - и хотя он не почитает Владык Атлы, власти Врага также не признает. Он служит самому себе, как большинство свободных людей Побережья.
- Свободные люди Побережья, - медленно проговорил Кел, - в последнее время погрязли в пороках и междоусобных склоках. Они все больше алчут денег и власти. Черное королевство стало отбрасывать слишком длинную тень, в которой многие оказываются рады спрятаться. Впрочем, если господин Симар поручился за этого воина, то мы вполне можем доверять ему.
- Потому, что у нас нет другого выхода, - мрачно добавила Кассиан.
В следующее мгновение во входную дверь негромко, но решительно постучали.
- Вот и он! – воскликнул старик и проковылял в дом, чтобы впустить нового гостя.
Через некоторое время во двор вошел мужчина. На вид ему было около тридцати пяти лет. Высокий, загорелый, мускулистый, с открытым лицом и ясным взглядом, он производил на первый взгляд самое благоприятное впечатление. Черные как смоль волосы рано тронула седина, добавлявшая ему скорее мужества, нежели возраста. Можно было сказать, что он красив, но какой-то особенной суровой красотой, присущей людям, обладающими чертами лица не вполне правильными, но гармонично сочетающимися друг с другом.
Наемник было одет в коричневую тунику, обнажавшую по локоть мускулистые руки, чаще привыкшие держать оружие, чем женскую ладонь. На руках были четко видны застарелые шрамы, выделяющиеся белыми полосками на бронзовой коже. Туника была подпоясана широким кожаным ремнем, к которому были приделаны потертые ножны, из которых виднелась простая рукоять меча.
Когда приглядевшись к двум фигурам, сидящим в полумраке, мужчина узнал в них атланов, то не смог скрыть своего изумления. Однако через мгновение, скрыв его под непроницаемой маской, обратился к хозяину:
- Если это и есть те работодатели, о которых ты говорил, Симар, то, боюсь, я поспешил принять твое предложение, - вместо приветствия проговорил он глубоким низким голосом.
Старик, стоявший позади него, открыл, было, рот в попытке возразить, но в это время поднялся Кел и, сделав шаг навстречу, мягко произнес:
- Прежде нам стоило бы познакомиться. Я – Кел Веруна.
Его спутница также подошла ближе к свету, явив незнакомцу свой прекрасный лик.
- А мое имя – Кассиан.
Мужчина перевел взгляд на нее и, увидев свет лучезарных глаз, тут же опустил свои в пол и почтительно поклонился.
- Гвен Орко, - представился он.
- Ты не откажешься разделить с нами ужин, почтенный Гвен? – Кел сделал приглашающий жест, и тот, растерявший былую уверенность, покорно присел напротив атланов.
Симар налил гостю вина, а сам принялся разжигать лампады, так как солнце почти зашло, и на город опускались сумерки.
- Так почему же, Гвен, ты считаешь свое решение опрометчивым? – спросил Кел после того, как гость выпил вина и теперь сидел, с любопытством поглядывая то на Кассиан, то на него, - уж не затаилась ли в твоем сердце какая-то обида на Атлу?
- Нет, сударь, - ответил Гвен, а голос его звучал вновь уверенно и твердо, - я далек от Запретного королевства так же, как и оно от меня. Мне за что держать зла на его жителей.
- Но и добрых чувств ты также не испытываешь к ним? – продолжил Веруна.
Гвен усмехнулся.
- Ты прав. Я добр к людям настолько, насколько они добры ко мне, - заявил он, -  Но причина моего колебания иная. Если я правильно понял Симара, то вы хотите совершить путешествие на далекий восток. Я сейчас не буду говорить, насколько опасна и длительная эта дорога. Уверен, что вы прекрасно это осознаете. Однако, должен напомнить, что какой бы путь вы ни выбрали, чтобы добраться до конечной цели вашего путешествия, вам придется пересечь Черную страну.
Он сделал паузу и обвел взглядом всех присутствующих.
- Ее владения обширны. Двинетесь вы сушей или морем, но границ Черного королевства вам не миновать. Я достаточно часто посещал его, и для меня не составит сложности сделать это еще раз. Но заявиться туда в сопровождении двух атланов – это сумасшествие. Атла и Ордум – заклятые враги. И пусть Великая война закончилась тысячу лет назад, но попадись вы подданным Черного короля на их территории, вас ждет неминуемая гибель.
Между собеседникам вновь воцарилось напряженное молчание, и лишь Симар, решивший не вмешиваться в переговоры, причмокивая, глодал небольшую косточку, хотя бы немного разряжая обстановку.
- Мы понимаем, насколько высок риск, - медленно проговорил Кел, глядя Гвену в глаза, - и при любых других обстоятельствах вряд ли бы по доброй воле пошли прямиком в пасть зверя. Но наше дело настолько же важно, насколько рискованно. Мы не отступимся. Если откажешься ты, то мы найдем другого проводника. А если не найдем, то двинемся самостоятельно. Но щедрая награда, которая могла быть твоей, останется вместе с нами.
- Мертвецам не нужны деньги, - рассмеялся Орко.
- Как и трусам, - выплюнул молчавший до этого Симар.
Гвен метнул в него яростный взгляд. Для любого другого подобная реплика могла стать последней в его жизни.
- Не стоит путать трусость с благоразумием, - жестко сказал он, - и ты, Симар, знаешь, что вряд ли меня можно упрекнуть в наличии первого и отсутствии второго.
- Не кипятись, Гвен, - проворчал старик, - я просто хотел воззвать к твоему благородству и храбрости.
Видя, что разговор заходит в тупик, слово взяла Кассиан. Ее голос зазвучал мягко и ласково, но, в то же время, величественно.
- Почтенный сударь, - обратилась она к Гвену, - Симар отзывался о тебе, как о бесстрашном воине и опытном путешественнике. Мы сильно нуждаемся в таком человеке, как ты. Я прошу тебя помочь нам. Не ради баснословной награды, ибо нет дороже ценности, чем человеческая жизнь, но во имя благородной цели. Я не могу назвать ее тебе, но поверь мне, что наши помыслы направлены на благо всех людей Побережья.
Орко снова взглянул в глаза Кассиан и, на этот раз, не отвел своего взора. Он залюбовался их теплым светом, утопая и купаясь в нем. Взгляд этот был пропитан такой искренностью, что усомниться в ее словах мог разве что последний циник в мире, а Гвен, несмотря ни на что, не готов был принять этот титул.
 Она настоящая принцесса, подумал он, или волшебница. Воистину, атланы – прекрасный народ, а Кассиан – прекраснейшая из всех атланов.
Неловкая пауза затянулась, и воин внезапно выпал в реальный мир. Прочистив пересохшее горло, он снова накинул на себя легкое покрывало недоверия и прикрылся щитом скептицизма.
- Два странника с Благословенного острова желают в тайне миновать Черную страну и попасть на восток, преследуя при этом высокую и благородную цель, от которой зависит благополучие людей Побережья. При этом они хотят видеть меня проводником в этом путешествии, - медленно проговорил Гвен, одновременно пытаясь осмыслить каждое слово, - еще десять лет назад я бы, не раздумывая, согласился. Но сегодня я хочу знать также цену, которую вы мне предложите за эту работу.
Не говоря ни слова, Кел извлек из плаща небольшой кошель и пренебрежительно бросил на стол перед Орко. Тот поднял его и, взвесив в руке, высыпал содержимое перед собой.
- Это же целое состояние! – выдохнул Симар.
Перед Гвеном на столе рассыпалась горсть чистейших алмазов. Даже в неярком свете лампад они светились и переливались чудесным блеском, завораживая взгляд и разум. Наемник открыл рот от изумления, а когда закрыл его, то ему пришлось открыть его снова, так как Кел невозмутимо добавил:
- По окончанию дела получишь еще столько же.
Гвен осторожно ссыпал драгоценности обратно в кошель и аккуратно завязал его.
Кассиан, глядя на него, с грустью произнесла:
- Влияние Врага велико на Побережье раз жажда наживы так сильна в здешних людях.
Орко из-под опущенных век стрельнул в нее глазами.
- А что, по вашему, я должен подвергать себя смертельному риску просто так? Это у вас есть какая-то цель на востоке. У меня ее нет, а в вашу вы меня не посвятили.
- Дело не в награде, Гвен, а в твоем отношении к ней, - сказал Кел, - но сейчас это пустое, давайте лучше вернемся к делу. Таким образом, ты принимаешь наше предложение?
Воин еще раз поднял кошелек, несколько раз подкинул его и, наконец, убрал за пояс.
- От такой награды сложно отказаться, - подытожил Орко и, напустив на образ легкомысленного повесы, добавил, - кроме того, я не могу позволить столь прекрасной госпоже сгинуть в дебрях Черного королевства.
Кел при этом усмехнулся и язвительно обронил:
- Ну, теперь легенды о галантности мужчин Манугора долетят до всех женщин Благословенного острова.
Гвен рассмеялся в ответ на сарказм и парировал:
- О женщинах из Атлы здесь тоже ходят легенды.
- И какие же? – полюбопытствовала Кассиан.
- Говорят, что прекрасные атланки заманивают моряков с Побережья своим пением. А когда те высаживаются на острове, то накладывают на них чары, так что они забывают свой дом и навсегда остаются служить своим новым хозяйкам.
Симар свирепо посмотрел на Гвена и уже хотел потребовать с него извинений перед своей гостьей, но Кассиан мелодично рассмеялась.
- И люди верят этому? – спросила она.
Орко пожал плечами.
- Думаю, да. Невежество – не самый худший порок, а чем абсурднее ложь, тем охотнее в нее верят. В любом случае, подобные слухи говорят о том, что к вашему народу стали относится подозрительно.
- А также о том, что эти слухи кто-то придумывает и распускает, - добавил Кел.
- Что ж, господа, - объявил Гвен, меняя тему разговора, - отныне будем считать, что наш договор заключен. Я берусь быть проводником в вашем предприятии и, клянусь честью, сделаю все зависящее от меня, чтобы вы добрались до конечной точки в целости и сохранности.
Он встал и поклонился всем присутствующим.
- А теперь мне нужно все хорошенько обдумать, выбрать наиболее безопасный путь, а также составить подробный план предстоящего путешествия. Я буду здесь завтра утром, и мы продолжим беседу, - сказал Орко и, пожелав всем доброй ночи, покинул дом Симара.
Остальные тоже решили не засиживаться и, убрав со стола остатки ужина, разбрелись по своим комнатам. Старик не жалел средств на содержание своего особняка, поэтому каждого ждала просторная кровать с мягким матрасом, свежее белье и подходящая домашняя одежда.
На Манугор опустилась прекраснейшая ночь. Блестящий месяц прокладывал себе путь по небосводу из россыпи сверкающих звезд. Воздух благоухал, наполненный арматами цветов и трав. Негромкое стрекотание насекомых успокаивало и настраивало на спокойный лад. Но не всем спалось в этот поздний час.
На окраине города Гвен Орко мерил шагами маленькую комнатушку, которую снимал здесь в скромной гостинце. Предстоящее путешествие будоражило его ум, а мысли наемника были заняты просчетом подходящего маршрута и подробного плана похода. Полученное в качестве задатка сокровище также не давало ему покоя. Он то и дело притрагивался мешочку с драгоценностями, словно боялся, что он исчезнет. Только под утро Гвен вытянулся на неудобной кровати и закрыл глаза. В тот момент в его голове оставался только один вопрос – кому достанется это состояние, если ему будет не суждено вернуться живым.
К Кассиан в ту ночь сон также не шел. Приняв теплую ванну, любезно наполненную господином Симаром, она, закутавшись с мягкий халат, сидела возле открытого окна. Находясь в чужом краю, она, ни разу не покидавшая родной дом, чувствовала острую тоску по Благословенному острову. Атланка ощущала здесь присутствие иной, чуждой ей воли, которая давила на нее и сжимала горло, стоило ей на секунду расслабиться. Запретное королевство было свободно от зла, но здесь оно ощущалось ей даже физически. Что же будет, когда мы достигнем страны Врага, подумала она. На глаза Кассиан непроизвольно навернулись слезы, и она подняла взгляд к ночному небу, освещенному луной и звездами.
- О, Ману, - прошептала она, - прости меня. Я виновата перед тобой, но прошу, дай мне шанс все исправить. В этом жестоком краю я вручаю свою жизнь в твои руки. Ответь мне, умоляю!
По лицу благородной принцессы текли слезы. Она открыла свое сердце для Владыки, к которому взывала, но призыв оставался без ответа. Кассиан не оставалось ничего, кроме как молча смотреть на звезды, свет которых казался ей в эту ночь холоднее обычного.
В соседней комнате Кел Веруна лежал на кровати, скрестив руки на груди. Его глаза были открыты. Он не спал, и прислушивался к шепоту и всхлипам принцессы, которую поклялся защищать до последней капли крови. Старый атлан боялся. Нет, ни предстоящее путешествие, ни опасности, ни возможные встречи со слугами Врага не страшили его. Даже мысль о собственной гибели не вызывала у него ничего, кроме смирения и понимания предопределенности бытия. Кел боялся за Кассиан. Он по-отечески любил ее, и страдания бедной девочки причиняли ему душевную боль.
Лишь Симар в эту ночь, уставший от насыщенного и тяжелого дня, мирно посапывал в своей комнате. Ему снился молодой воин, бесстрашно разящий врагов своим мечом, и попирающий цитадель пиратов южных морей.


Рецензии
Очень интересно, прямо не оторваться. Жду продолжения.

Максим Скорев   25.07.2016 16:18     Заявить о нарушении
Спасибо :)
Времени писать сейчас мало, а задуманный объём велик, поэтому затянется это надолго с риском потерять интерес в процессе.

Артем Фатхутдинов   25.07.2016 18:22   Заявить о нарушении
Знакомо, сам теперь не могу закончить начатое. Но ничего, справлюсь.
Если не трудно, то сообщите о новых главах мне в комментах. За ранее благодарен.
Удачи в творчестве.

Максим Скорев   25.07.2016 18:45   Заявить о нарушении