Писатель мирового класса Нет пророка в своём отеч

                ПИСАТЕЛЬ МИРОВОГО КЛАССА:
 
                "НЕТ ПРОРОКА В СВОЁМ ОТЕЧЕСТВЕ!"



      Уважаемый Читатель!

   Можете ли Вы припомнить  отечественного НЕполитического автора,
чью первую книгу  издали во Франции раньше, чем в России 
и  которого - после  публикации  первых  же рассказов - наши
 и  европейские  литературные критики  стали сравнивать  c Фолкнером, А.Платоновым, Кафкой, Камю?

   Его рассказы были переведены на французский, английский, немецкий, итальянский  и многие другие языки,  включая японский.

   Первые  рассказы - «Про падение пропадом»  и  «Лагофтальм» - были опубликованы в журнале «Октябрь» в 1987 году и сразу же привлекли внимание критики.

   Проза молодого начинающего писателя была отмечена премиями литературно-художественных журналов "Октябрь" и "Знамя",  в 1991 году  -    премией журнала  «Огонёк»,  а спустя четыре года -  премией "Антибукер".

   Это о нём критик М. Синельников писал : «...прозы такого уровня не было у нас лет  тридцать. Вероятно, имеем дело с великим писателем» ("Литературная газета», 28.8.1996 г.) /1/.

    Сергей Чупринин: «...фантастически одарённый  писатель»  /1/.

   Его рассказы  «...по праву сравниваются с произведениями Уильяма Фолкнера» (Микеле Де Мьери, литературный критик)/1/.

    "Он пишет об одиночестве, о старении, о смерти и болезни; пишет о том, как тяжело становиться, а потом и жить мыслящим существом,  какую бесконечную муку может представлять из себя человеческое бытие» (Наталья Иванова)/1/. 

    Писатель  - скромнейший из скромных и избегающий малейшей публичности человек: Даже на  церемонии вручения премий он отправлял свою жену, уклоняясь от встречи с писательским цехом.

   

    Казалось,  уже после первых моих вступительных строк,  каждый любитель чтения сможет легко назвать такого выдающегося отечественного писателя - нашего современника,  с первых шагов в прозе так фантастически  успешно вставшего вровень с писателями-классиками.

    Но назвать смогут далеко не все. К сожалению,  его  имя не на слуху и массовому читателю неизвестно. Я узнал о нём случайно, всего две недели назад.

    Это - профессиональный шофёр грузового автотранспорта Дмитрий  Бакин.

     Дмитрий  Бакин (настоящая фамилия - Бочаров) родился 13.1.1964 года в городе Чистяково Донецкой области в семье знаменитого в то время журналиста - сотрудника  «Комсомольской правды» Геннадия Бочарова.

    Репортажами и очерками отца зачитывались миллионы соотечественников: он побывал  в 50 странах, опубликовал более 20 книг, а уж Советский Союз исколесил во всех направлениях многократно. Жизнь его проходила, в основном,  в командировках.
 
    До своей женитьбы Дмитрий жил вместе с родителями.

    Окончил десятилетку.  Точные науки давались ему легко, но в последних классах школы он увлёкся литературой, мечтал написать приключенческую повесть о пиратах. Не считал писательство настоящей профессией. В институт не поступАл. Работал  санитаром в московской больнице, служил в армии. После армии  работал водителем.

    Двадцать пять лет водил грузовики, писал только во время отпуска и по выходным дням.
   Такой его расточительный - по отношению к таланту писателя - образ жизни один из французских критиков очень точно назвал «литературным самоубийством».

    В течение первых одиннадцати  лет (1987 - 1998) Дмитрий Бакин публиковал примерно по одному рассказу в год.
   Затем целых девять (!) лет он ничего не  писал и не  публиковал.

   Лишь в 2007 году в журнале «Время и место» (Вып. 2) были опубликованы главы из неоконченного романа «От смерти к рождению», а в 2009 году в журнале «Новый мир» №1 опубликован рассказ «Нельзя остаться».

    И неудивительно: К своим произведениям Дмитрий Бакин предъявлял высочайшие требования - на уровне своего таланта.
    
   Знаменитый Генннадий Бочаров виделся с сыном редко и, судя по всему,  не интересовался его жизнью, а уж тем, чтО сын  пишет - и подавно: вероятно,  был уверен, что в одной семье не бывает двух больших писателей, а один (отец) - уже есть!

    Отец лишь знал, что когда Дмитрий плотно закрывал дверь в свою комнату и оттуда слышалась всегда одна и та же скорбная музыка английского композитора XVII века Генри Пёрселла - значит, сын что-то там пишет. Что именно и почему под трагическую музыку - спросить отец так и не удосужился.

     Дмитрий остро нуждался в моральной поддержке, но так и не дождался её:
 «Я  не могу до тебя достучаться!» - позднее говорил он отцу.

     Отец вспоминает: «Когда я улетал на тот или иной континент, он (сын) говорил: «Великие перелёты ради незначительных целей».
     На это  отец насмешливо отвечал сыну, целыми днями ездившему по Москве на грузовике: «Кто много видит, тот мало думает».

     Ничто не проходит бесследно. Пережитое глубокое одиночество и отчуждение внутри семьи, семейная любовь-ненависть - острейшие темы в творчестве Дмитрия Бакина.

      В этом легко убедиться, прочитав  недавно изданную в Германии на русском языке   книгу Дмитрия Бакина  «Про падение пропадом» (май 2016).

   В эту книгу вошли четыре небольшие повести, шесть рассказов, три главы из незавершенного романа «От смерти к рождению» и заготовки к исторической повести о тридцатилетней войне между Испанией и Англией «Френсис Крейг, или Флирт с виселицей» - почти всё,  что  написано Дмитрием Бакиным.
    (В сборник не включены  рассказы «Цепь», «Корень и цель»).
 
     Конечно же, сравнивать можно кого угодно с кем угодно: да хоть едва грамотного и косноязычного деревенского писаря со Львом Толстым! Но что останется от деревенского писаря после такого сравнения?

     А вот творчество Дмитрия Бакина в сравнении с произведениями классиков  литературы  Фолкнера, А.Платонова, Кафки, Камю  ничуть не проигрывает, потому что оно - из этого же ряда, в котором, на мой взгляд, в данном случае был бы вполне  уместен и Достоевский.
    
     Дмитрий Бакин - первоклассный психолог, считывающий и отображающий словом  тончайшие движения души своих персонажей настолько достоверно и увлекательно, что в омут переживаний  литгероев затягивает и читателя: из случайного свидетеля непроизвольно становишься  стрессовым соучастником происходящего.
      
      Писатель Дмитрий Бакин в превосходной степени  владеет  русским литературным языком и обладает зорким глазом художника:   В привычной картине мира  он замечает то, мимо чего читатель множество раз проскальзывал мимо, не замечая.

     Но  сверхтонко чувствовать и понимать человеческую психику - мало: нужно ещё суметь передать  словами  душевное смятение,  душевную бурю персонажей так, чтобы даже толстокожий читатель  включился эмоционально в рассказанное - как в сиюминутную реальность.
   
     Авторская речь представляет собой гипнотизирующий неразрывный - как река в половодье -  поток, стремительно уносящий погруженную в него прямую речь персонажей - редкую  у этого писателя. Эта прямая речь очень проста, органична и создает удивительный ритмический эффект.

     Проза Дмитрия Бакина - не подражание А.Платонову, Фолкнеру, Кафке, Камю: Это оригинальный, совершенно самостоятельный и талантливейший писатель!

      Его персонажи -  люди из народа, одержимые какой-нибудь идеей или страстью, заполнившей всё пространство их существования, полностью подчинившей и искорёжившей их жизнь, доведенные этой страстью до грани сумасшествия, а порою и перешагнувшие через эту грань.

     Эти люди,  каждый миг своего существования ведущие неравную борьбу со своей судьбой в условиях чудовищно тяжёлой жизни, даже не задаются вопросом: «Почему мы вынуждены так жить?» - на это совсем уже не остаётся у них душевных сил.

      Они безропотно воспринимают происходящее с ними как нечто неизбежное, совершенно от них независящее, как  плохую погоду, с той только разницей, что плохая погода когда-нибудь может измениться на хорошую, а их жизнь - не изменится никогда и всегда будет двигаться по однажды - с рождения и навсегда - определившейся глубокой колее.


      Редко со мной  бывает, что, жадно «проглотив» книгу, я сразу же захотел её перечитать. С книгой Дмитрия Бакина так и произошло.

      И неудивительно! Главное в  рассказах Дмитрия Бакина не череда событий, которые ещё свежи в памяти, а переживания человека, с которым всё происходит. Поэтому его проза  рАвно волнует и нашего, и иностранного читателя своей общечеловеческой сутью.


       Слово - писателю Дмитрию Бакину /1/:

   "...А потом я почувствовал себя так, словно умер тысячи и тысячи лет назад и вернулся теперь издали веков, чтобы вновь увидеть, посмотреть, поймать промелькнувший луч, мимолетное, короткое событие света, которое при недолгой, в общем-то, жизни моей и было самым главным..."



   "...Двадцать шесть зим и лет, изо дня в день, если не идёт проливной дождь или не метет снег, способный сокрыть меня менее чем за час, как холм, меня выносят в сад на кресле-качалке, сплетенном из гибких ивовых прутьев, и оставляют сидеть до последующей трапезы. И кожа моя, как ощущающая, осязающая молодая кора, чувствует приливы и отливы воздушного океана, гнет зноя и радость прохлады, невесомую пыль и точечную тяжесть крылатых насекомых, чувствует и знает тонкие проторенные тропы муравьев, огибающих мои глаза, как хищные цветы, противостоит упрямому натиску короедов.
   Я точно произрастаю из земли, и во мне живо многоликое действо прошлого. Но прошлое это ограничено дном моей памяти, дном, необъяснимо глубоким, - именно там пребывает замутненная давностью история создания нашего поселения, являясь основанием для построения пирамиды событий...


   ...И вот тогда откуда-то сверху, раскалывая дрему, раздался громкий, испуганный, предостерегающий оклик, - потом уже я сообразил, что кричали подростки с вербы, - затем пронзительный крик и ещё раз крик, ибо от нырнувшей ожидают выныривания. Я открыл глаза, и не успел еще хищный мир налиться красками, посветлеть пыльно-черный солнечный свет после глубокой моей глазной темноты, не успело сознание вспомнить, что означали выкрикнутые слова, как плоская галька, срикошетившие от воды, но я уже знал, что произошло и с кем, как будто я с этим родился. И глубоко внутри ощутил мгновенную жгучую вспышку, ожог наглухо запертого зародыша движения как если бы в дереве заговорил человек, и оно рванулось...

   ...Я упал на бок вместе с креслом, но еще до того, как голова моя ударилась о землю, я понял, что смог бы победить, разрушить свой паралич, но случись это, и уже ничто не удержит семью от распада, уже не останется никакой надежды увидеть нечто, указыващее мне - вот твое предназначение.
   Я лежал на земле, левой щекой к надиру, как лежал только на кровати, а до того в колыбели, и, не моргая, смотрел в сторону реки, чьи глубины завладели Александрой, в сторону замерших спин, заново осмысливая ту скрытую, угрожающую, а может быть, обыденную власть, которую имело все неподвижное над подвижным во веки веков, ту власть, от которой я уже не мог отказаться и потому еще, что пришел бы в мир подвижных людей никем и ничем после стольких лет жизни, отвергнув общность тектонических пород и каменной коры, общность   внутренних мантий и базальтовых ветвей - всего того, что стояло за мной, всего того, что я чувствовал своим телом, не мог отказаться даже в том случае, если бы Александра добровольно избрала реку как уход из семьи, но я думал, что она всего-навсего  попробовала заигрывать с рекой, как с мужчиной, - мне хотелось так думать..." /"Сын дерева"/



   "...Год назад, в то время как шестой палец лишь намечался бледным бугорком сбоку от большого пальца левой ноги,   а доктор из красной кирпичной больницы сказал, что это мозоль, и прописал обувь посвободней, бабка, проживавшая на отшибе, посоветовала вспомнить  ему все свои грехи и покаяться - а если это не поможет - сказала она язвительно - возблагодари господа бога за то, что рог вырос у тебя на ноге, а не на лбу -  намекнув таким образом, что ему  изменяли  женщины, чем привела его в страшную ярость, под воздействием которой он снял перед ней штаны и попросил объяснить, что еще нужно треклятым бабам, после чего бабка смогла закрыть рот лишь три часа спустя, предварительно уколов себя иголкой в ухо, чтобы унять судорогу в скулах. Однако слова бабки, несмотря на очевидную их нелепость, прочно засели у него в голове, и с тем же угрюмым остервенением, с каким он искал способы избавиться от шестого пальца, он принялся искать причины его появления...


   ...В один из пасмурных холодных дней октября Бедолагин пришел в котельную раньше и столкнулся с Клишиным на ступеньках в подвал. Они вышли на улицу, и по его глазам, застланным дымом, Бедолагин понял, что бомба взорвалась. Сжимая в кулаке отточенную стамеску и кувалду, Клишин размеренно зашагал по направлению к больнице, кратчайшим путем, по компасу мести, стрелка которого маячила у него перед глазами долгий бессонный год. И за весь путь от школы до больницы он не проронил ни слова, молча зашел в больницу, прошел по коридору между скамеек перед кабинетом хирурга и так же молча зашел в кабинет, оставив дверь открытой. Не глядя на хирурга, молодую сестру и вечно смеющегося старика, наступившего на гвоздь, он придвинул к себе деревянный табурет, снял с левой ноги ботинок, размотал обмотки, поставил ногу на табурет, быстрым, размеренным движением приставил отточенный конец стамески к основанию шестого пальца и, прежде чем раздался истошный крик хирурга, прежде чем  молодую сестру сорвало с места и вынесло в коридор, коротко размахнулся и с силой ударил кувалдой по черенку стамески. Тогда он медленно опустился на табурет, выронив из рук инструменты, победивший себя, потому что воевал с собой, как с врагом, превратив свою послевоенную жизнь в неумолимое, целеустремленное саморазрушение, вызванное отсутствием врага, все еще не понимая причин появления шестого пальца, но уже смутно чувствуя, что наточил стамеску для того, чтобы отрубить смысл своей жизни последнего года...". /"Гонимые жизнью"/



   "...Не знаю, кому из них - ему или его матери - стоило больших трудов его неоконченное среднее образование, ибо все восемь лет он пребывал в школе на грани отчисления, рискуя очутиться в заведении для умственно отсталых. Однако помощь матери, невидимая для него самого, была очень эффективной: не проходило недели в течение восьми лет, чтобы она не принесла кому-нибудь из учителей женского пола коробку шоколадных конфет или тени для век, бутылку шампанского или кремовый торт, настенный календарь с обнаженными японками или набор объемных открыток с изображениями тихоокеанских побережий.
    Его спасал не по-детски твердый взгляд немигающих глаз, сталкиваясь с которым, учителя, ежедневно прочищавшие ему мозги, невольно думали, что он всё понимает, но ничего не хочет и в этом смысле не составляет исключения. После пяти лет учебы он неосознанно выбрал тактику поведения с женским составом преподавателей. Любая учительница, которой приходило в голову обратиться к нему даже с элементарными вопросами, вдруг чувствовала твердый мужской взгляд темных глаз на своей груди, который каким-то образом материализовывался и вызывал неприятные ощущения, сравнимые с теми, какие испытывал человек от прикосновения мокрого холодного  железа к голому телу. Так как у них в арсенале не было пожарных щитов, которыми можно было бы прикрыть грудь, чтобы защититься от его глаз в минуты опроса, она сочла за лучшее оставить его в покое. И поскольку женский персонал среди учителей преобладал,  а несколько мужчин преподавали физическую, трудовую и военную подготовку, где ему не было равных, он все же закончил восьмилетку". /"Сравнение с землей"/


 
   "...День для нее начинался с неистового убеждения себя в том, что у нее есть сын, который на сорок втором году размеренной жизни, в минуту накатившего безумия, покинул электрические сферы, где, растворившись в таинственном треске, творил свою тихую работу, уткнувшись носом во внутренности выпотрошенного радиоприемника или сгоревшего утюга, покинул для того, чтобы совершить умопомрачительный  поступок, а именно - продать собственную квартиру, получить огромные деньги, без конвоя, хотя бы из двух автоматчиков, отнести их в коммерческий банк и положить на счет под трехсотпроцентный годовой доход - иными словами, полностью утратить реальность происходящего и ступить на тернистый, рискованный путь обогащения, который был открыт вихрем инфляции и идти по которому имеет смысл разве что человеку, одной ногой находящемуся в могиле...

   ... И тогда, с трудом выталкивая из себя слова, она спросила - и что теперь? - что ты будешь делать теперь? - а он спокойно, веско сказал - терпеть; она спросила - ну,  а потом, что же будет потом, господи? - он ей сказал - а потом куплю новую - и добавил - и не такую халупу, что была; она спросила - и ты веришь? веришь им? - он улыбнулся и сказал - почему бы нет? - и добавил - какой же дурак продаст квартиру, не веря, что это выгодно?". /"Стражник лжи"/



     Эти фрагменты, произвольно вырванные из плотных тел произведений Дмитрия Бакина, представлены вне сюжетов и характеризуют лишь их стилистику и речь писателя, но совершенно не передают огромную эмоциональную силу и волшебство его прозы. Прочувствовать их можно, лишь прочитав рассказ или повесть целиком.


     Как случилось, что  Дмитрия Бакина - талантливейшего писателя-современника, которым может с полным основанием гордиться Россия, переводят, издают и читают во всех цивилизованных странах, а на родине издали лишь  20 лет назад (1996)  единственную книжку - авторский сборник рассказов «Страна происхождения», не постеснявшись, однако,  выкупить у автора за 200 $ мировые права на издание его прозы? 
Выкупили и тут же про ТАКОГО автора почти на четверть века забыли.

      Почему похоронили его прозу в единственном и малом книжном тираже, несмотря на выдающееся качество написанного?

      Получилось, что кроме  критиков, поначалу дружно рассказавших о появлении талантливого писателя-классика, Дмитрий Бакин читательской массе России так и остаётся неизвестен.

      Говорят, чтобы стать звездой, одного таланта мало. Надо ещё оказаться в нужное время в нужном месте. 
    С местом - всё в порядке: русскому читателю проза Дмитрия Бакина ближе и роднее, чем немцу, французу, англичанину или японцу.

А вот со временем появления - ошибка вышла:
      1988 - 1991 - карточки, тотальный дефицит  товаров и продуктов;
      1990, июнь - Съезд  народных депутатов РСФСР, декларация о государственном суверенитете; ваучерная приватизация, залоговые аукционы;
      1991, август - путч, попытка государственного переворота;
      1991, декабрь - ликвидация  СССP, образование СНГ;
      1992 - гиперинфляция (2000 %!), массовая   безработица и обнищание;
      1993, октябрь - разгон сумасшедшего Съезда народных депутатов, чуть ни в ежедневном режиме менявшем статьи Конституции  по потребностям текущего дня;
      1994, декабрь - 1996, август - 1-я чеченская война;
      1999, август - 2009, апрель - 2-я чеченская война;
      1999, сентябрь -  взрывы жилых домов в Москве
(ул. Гурьянова);               
      2002, октябрь - террористы на Дубровке („Норд-Ост»);
      2004, сентябрь -  террористы в Беслане;
      …...................................................

      Не жизнь, а пожар в сумасшедшем доме!

      В эти годы основная масса потенциальных читателей мечется в поисках работы, «челночит», зарплату не выдают месяцами или принуждают брать табуретками, калошами, лампочками, чайниками - «Иди и сам продавай!», а потом - люди рыщут по магазинам в поисках элементарной еды, ловя момент, когда что-то «выбросят» на прилавок.

      В Москве - пустые полки гастрономов, где выставлены только стеклянные трёхлитровые банки с берёзовым соком и консервные металлические - с цветной капустой. И всё!!!
       Но  буду справедлив - бывали и удачи: при тебе рабочие магазина вдруг приволокут глыбу льда с вмороженной в неё рыбой одного из невиданных и неслыханных раньше видов, тут же ломом разбивают глыбу на большие куски, а потом продавщица топором вырубает  чудо-рыбу изо льда. 

     В овощном - толпа ждёт: авось тоже что-то «выбросят»! Бывает, что выкатывают из магазинных "закромов" в зал здоровенный ящик, набитый луковой, морковной или картофельной гнилью вперемешку с землёй.  Ящик не дают даже выкатить, толпа сразу же  бросается к нему, плотно облепляет  со всех сторон и  хватает что лежит сверху, судорожно роется в нём...

     О каком тут вдумчивом, серьёзном чтении может идти речь? Люди годами не выходили из непрерывного стресса, перевозбуждённая голова отторгала всё сложное и ранящее сознание - хватало текущих впечатлений!
    

     Именно в эти годы и публиковались рассказы Дмитрия Бакина:  Подавляющему большинству потенциальных читателей было совсем не до них.
Слишком глубока и  хороша была его проза для этого мутного исторического времени!

     Обитатели цивилизованного мира, в большинстве жившие в это время нормальной   человеческой жизнью - французы-немцы-англичане-японцы -  приняли Дмитрия Бакина как редкого писателя, наделённого большим общечеловеческим талантом, охотно переводили на свои языки, раскупали книги и читали,  как интересного и близкого по духу.
      
     Умер Дмитрий Геннадиевич Бакин (Бочаров) 7 апреля 2015 года на 52-ом году жизни после тяжёлой болезни.

      Японское издание  уже его не застало: пришло после  кончины.
      Вот и Германия издала в мае 2016 года в серии «Литература на иностранных языках» его книгу «Про падение пропадом» на русском языке. 

      А что же страна родная? «Отряд не заметил потери бойца».

      Хотя здесь - тот редкий случай,  когда по-настоящему есть кем гордиться и не нужно доказывать миру уникальную ценность прозы Дмитрия Бакина: Цивилизованный мир сам понял, высочайше оценил  и принял её!

      Но вот в России...  Зачем издавать Дмитрия Бакина, чтобы его узнала и оценила страна, когда есть у нас кого издавать? Они тоже писателями быть «хочут»!

    Ну,  например, очень уж живой и плодовитый министр культуры на букву «м», который  только за прошедший 2015-ый год издал 9 книг: 8 из них - тиражами по 30.000 экземпляров каждая и одну - тиражом 5.000 (суммарный тираж за год - 245.000 экземпляров!).

    Эти "умнейшие" пропагандистские книги «впарят» теперь  библиотекам и школам, воинским частям - по всей стране великой: «читайте, завидуйте!».

     А вот для посмертного массового издания произведений Дмитрия Бакина - конечно же «денег нет!», как сказал другой «М» (правда, по иному поводу).

     Ясно, что чиновники, с торопливым энтузиазмом осваивающие средства на культуру, и не подумают ознакомить  массового читателя с выдающимся писателем Дмитрием Бакиным! Но книга его произведений /1/, изданная в Германии на русском языке, наверняка появится и в России. Не пропустите!
    
     Очень рекомендую прочитать Дмитрия Бакина всем, кто с большИм интересом и пониманием читал Фолкнера, А.Платонова, Кафку, Камю, Достоевского.
     Не сомневаюсь, что Вы  высоко оцените прочитанное.

     А оценив - посоветуйте прочесть ещё трём-пяти Вашим умственно развитым знакомым с такой же просьбой: «Прочти и расскажи товарищам!».

     Что имеет - страна не хранит, и даже потерявши - ничуть не плачет.

     Имя выдающегося таланта - писателя Дмитрия Бакина - должно быть на слуху и на Родине.

     Писателя не воскресишь.
     Но его творчество должна хорошо знать вся читающая Россия наравне с литературной классикой.

     Произведениям Дмитрия Бакина по праву принадлежит достойное место в русской и мировой Литературе.





                Хронология публикаций

1.Лагофтальм*; Про падение пропадом //Октябрь. - 1987
  (*Офтальмологический термин: Неполное смыкание век во время сна)
2.Цепь.Рассказы.  /Листья; Цепь; Страна происхождения/- М.: Правда, 1991. Библиотечка «Огонёк»,   №42.- 46 с. 
3. Страна происхождения. Рассказы.  / Листья; Землемер; Оружие; Страна происхождения; Корень и цель; Про падение пропадом; Лагофтальм/ - СПб,  Лимбус Пресс, 1996.- 160 с.
4. Стражник лжи //Знамя. - 1996. - №1
5.Сын дерева//Знамя. -  1998. - №1
6.”От смерти к рождению». Главы из романа//Время и место. - 2007. - Вып.2
7.Нельзя остаться//Новый мир. - 2009. - №1
8.Про падение пропадом. - Leipzig, ISIA Media Verlag UG, 2016. - 344 с.
               

                Источники               

1.Дмитрий Бакин «Про падение пропадом». - Leipzig, ISIA  Media Verlag UG, 2016. - 344 с.
2.Сайт  dbakin.com
3.Интернет

                6.2016
               


Рецензии
Спасибо, Юрий, за рекомендацию. Поищу этого автора в библиотеке. Я последнее время пытаюсь найти в современной бумажной продукции Литературу. Брат порекомендовал Олега Ермакова, от которого сам в восторге. Взяла книжку, прочитала пока два рассказа - хорошо пишет.

С добрыми пожеланиями. :-)

Вера Вестникова   15.01.2018 21:03     Заявить о нарушении
Добрый вечер, Вера!

Спасибо за проявленный интерес и отзыв, а так же за информацию!
Попробую найти Олега Ермакова в Интернете.

Всего Вам доброго!
Успехов!

Юрий Фукс   16.01.2018 00:19   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 43 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.