Как стать Командующим флотом

        (На фото - Жан Свербилов).
 
        Так сложилось, что только сейчас, накануне 55-летия тяжелой аварии на атомной подводной лодке Северного флота «К-19», прозванной «Хиросимой», я прочитал здесь, на Прозе.ру,  рассказ Юрия  Бахарева «Трагедия АПЛ «К-19».
http://www.proza.ru/2015/07/07/1461

         О ней знают многие, (Даже фильм такой есть «К-19, оставляющая вдов»). Знают многое, но не все и не всё. В рассказе Ю.Бахарева много тонких деталей, полученных им из первых уст тех, кто принимал непосредственное участие в ликвидации той жуткой аварии 4 июля 1961 года.
 
          Наряду с героизмом и самоотверженностью моряков самой «К-19», в рассказе есть строки о командире другой подводной лодки, которая пришла ей на помощь:

 «Сигнал об аварии был послан с помощью маломощной радиостанции. И, к счастью, принят дизельной подводной лодкой "С-270", под командованием капитана 3 ранга. Свербилова.  На свой страх и риск Жан Свербилов покидает завесу и следует на помощь терпящей бедствие подводной лодке. Потом ему поставят в вину, что он без разрешения покинул свою точку в завесе».

        В своё время мне выпала честь лично знать капитана 1 ранга Жана Свербилова. Он был преподавателем на Классах командиров подводных лодок в Ленинграде, (ВСООЛК ВМФ), где я учился в 1968-69 годах. Это был настоящий флотский офицер. Среднего роста, приятной внешности, с аристократическими манерами и изысканной речью, Свербилов мастерски преподавал нам секреты управления подводной лодкой. О нем на флоте, и, разумеется, на Классах, ходили легенды.  Потому, я не удивился, когда услышал тогда, что именно Жан Свербилов, наплевав на всё, на начальство, карьеру, опасность получить облучение радиацией  и прочее, первым бросился на выручку терпящему бедствие кораблю. Он успел, он пришвартовался к аварийной подводной лодке и в условиях сильнейшей радиационной опасности, сам и его экипаж, получив изрядную дозу облучения, спасли многих получивших еще более значительные дозы  моряков и офицеров «К-19».

         Необычайной смелости и мужества офицер, он слыл к тому же непревзойденным юмористом. Вот, например, как он вспоминает об одной из встреч со своими коллегами-командирами подводных лодок, где они вспоминали прошлое, в частности об аварии на "К-19":
        “Мы много говорили и пили в эту ночь. Разошлись в 4 утра. Перед тем, как заснуть, я думал о том, что наш экипаж сделал святое дело. Все лодки, участвовавшие в учениях, приняли радио Коли Затеева, но никто, кроме нас, к нему не пошел. Если бы не наша “С-270;, они бы все погибли, а их было более 100 человек…
И если Бог есть, предположил я, мы будем в раю. С надеждой на это и заснул.”

 Один рассказ его товарищей, знавших Свербилова не только по службе, независимо от степени достоверности,(лично я верю, что  примерно так там всё и было), предлагаю вниманию читателей.

        Однажды, в 60-х годах прошлого столетия, подводная лодка  под его командованием возвращалась из полигона боевой подготовки. На входе в базу, как обычно, Свербилов запросил у Оперативного дежурного добро на вход и  место швартовки.  ОД добро на вход дал, назвал номер пирса, к которому Свербилов должен был пришвартоваться, но предупредил, что свободных пирсов нет, что там уже стоит подводная лодка и ему следует швартоваться  к ней вторым корпусом левым бортом.  И еще добавил, что дивизию проверяет штаб СФ и сам Командующий флотом сейчас находится на одной из подводных лодок. Так что, мол, смотри, будь поаккуратнее.

         Ничего необычного в сообщении ОД не было, всё как всегда, разве что Командующий флотом не каждый день бывает в дивизии. Может и увидеть, и оценить швартовку подводной лодки, так что надо было не просто пришвартоваться, а сделать это на высоком уровне.  Мастерства в управлении подводной лодкой, в том числе при швартовке, Свербилову было не занимать, так что он особо и не волновался.
          Выйдя к месту стоянки подводных лодок дивизии, Свербилов, точно рассчитав маневр,  перешел на движение из-под дизелей на электромоторы, дал средний ход вперед и лег на курс подхода к правому борту подводной лодки, стоящей у указанного ему пирса.
 
          Всё шло как обычно, начальства на пирсе видно не было, только принимающие швартовные концы матросы стояли в готовности на надстройке стоящей у пирса подводной лодки. В рассчитанной точке командир с мостика дает команду вниз:  «Оба мотора средний назад!» .  На выполнение команды требуются секунды, но гребные валы еще должны остановиться, а потом раскрутиться назад. Командир контролирует всё это, всем свои существом чувствуя лодку, её вибрацию, а для надежности еще и поглядывает назад, за корму корабля, туда, где кильватерный след.  И... никакой обычной дрожи корабля при отработке назад не чувствует, и буруна соответствующего за кормой не видит! Винты назад не работают, лодка продолжает движение вперёд!  Энергичные, если не сказать больше, команды и слова с мостика в Центральный пост возымели своё действие, но,  увы, полный назад дали с опозданием, погасить инерцию хода вперед не успели...   На довольно-таки приличной инерции лодка Свербилова ударила форштевнем в одну из цистерн главного балласта подводной лодки у пирса, проделав ней приличную дыру.  Цистерна с шумом заполнилась и стоящая у пирса подводная лодка довольно резко ощутимо накренилась на правый борт.

           Никогда ничего подобного не было, а тут закон подлости сыграл свою роль. Как оказалось, ошибка была допущена в особо неподходящий момент. По тому самому закону, говорят, что именно на той лодке находился в то время Командующий флотом.  Ему, естественно, доложили, что произошло. Разъяренный адмирал приказал выслать группу офицеров штаба СФ на лодку Свербилова, проверить там порядок и дисциплину, установить причину аварийного происшествия,  а командира немедленно доставить к нему.

           Свербилов к тому времени вызвал на мостик вахтенного механика, (им по тревоге был командир БЧ-5), и старшину команды электриков, который был на управлении электромоторами, и приказал им говорить всем, кто спросит, что это он, командир, ошибся в команде, и вместо: «Оба мотора средний назад!» скомандовал: «Средний вперед».  И, кроме того, чтобы в Вахтенном журнале именно так и было написано.  Разбираться, что произошло, выяснять, кто виноват, что к чему и почему времени не было.

            Когда Свербилов прибыл к Командующему, тот сразу же обрушился на него с бранью, обвиняя в развале организации службы на подводной лодке, где полный бардак, даже пришвартоваться толком не могут, и т.д. Не давая Свербилову открыть рот,  Командующий продолжал бушевать. Когда немного утих, дал возможность и командиру сказать несколько слов.
            - Товарищ Командующий,  это я допустил ошибку, не понимаю, как у меня так сорвалось с языка «вперед», а не «назад». Мои подчиненные ни в чем не виноваты, они высококлассные профессионалы, организация службы у меня на корабле на высоте, исполняют приказания точно и быстро.
 
               Всё это Свербилову удалось сказать Командующему.  Тот выслушал, но пообещал, когда вернется старший из проверяющих и доложит что там, на борту и как, тогда и будет решать, что делать с командиром -  снять с должности или строго наказать.
 
               Вскоре проверяющие офицеры прибыли и старший группы доложил Командующему, что вины личного состава нет, организация службы на подводной лодке на должном уровне, дисциплина и порядок на высоте.
               Командующий расслабился и ударился в воспоминания. Рассказал, что он и сам в прошлом, командуя кораблем, попадал в переделки, то при швартовке к плавкрану снёс ему пол-борта леерных стоек, то при прохождении ГКС попал под судно контроля и еще пару эпизодов припомнил.  Потом как бы очнувшись, строго спрашивает Свербилова:
           -  Ну ты всё понял?!
           -  Так точно, товарищ Командующий, понял!
           -  И что ты понял?
           -  Я понял так:  чтобы мне стать Командующим флотом, надо совершить еще пару аварий!
             Командующий расхохотался и отпустил командира с миром. 
             Свербилова, конечно, наказали свои начальники. Командующим флотом впоследствии, несмотря на свои способности и выдающиеся командирские качества, он так и не стал. Разумеется, не только из-за аварии, и не потому, что аварий у него больше не было,  а почему – понятно, некая графа в личном деле. Но кто его знал, независимо от того уважали больше, чем любого командующего.

       Известная журналистка и писательница из Перми Светлана Павловна Королева, прочитав мой рассказ о Жане Свербилове, прислала мне выдержку из книги   контр-адмирала, Героя Советского Союза В.Л. Березовского "Держать глубину. Флотские были". Я благодарен ей за подарок, и привожу здесь еще одно свидетельство тому, каким юмористом был Ж.Свербилов. Вот что было сказано о нем Березовским:

       «В конце 50-х к нам, на 14 отдельную бригаду подводных лодок, что дислоцировалась на Гремиху, пришли в качестве пополнения две подводные лодки. Одна из них С-270 под командованием Жана Михайловича Свербилова – человека ироничного, остроумного и при этом отличного подводника. Вообще, о его   неисчерпаемом  хохмачестве  можно писать тома…

       Итак, ясным субботним днем, когда весь флот до обеда занят большой приборкой, Жан Михалыч стоял дежурным по бригаде, умело сочетая "руководство приборкой" и собственное дежурство. Сочетание осуществлялось в каюте плавбазы «Аксай», где четырьмя "руководителями приборки", игралась партия преферанса. Жан, обладающий отменным чувством самосохранения, тщательно проинструктировал вахтенного у трапа, чтобы тот смотрел внимательно в сторону корня причала и когда появится комбриг или кто-нибудь из его заместителей, немедленно позвонил по общекорабельной звонковой сигнализации четыре раза.

      Как всегда в таких случаях заинструктированный  вахтенный  «протабанил»  и принялся звонить только когда командир бригады, капитан 1 ранга Федор Иванович Маслов уже ступил на палубу «Аксая».  Жан выскочил из каюты и успел встретить комбрига еще на палубе. Дальше все пошло по старинному флотскому ритуалу – Федор Иванович в сопровождении  изображавшего крайне  подобострастного дежурного Свербилова,  прошелся по кораблю, раздавая существенные и поучительные замечания приборщикам, которые  Жан, "чтобы не забыть", демонстративно записывал в блокнот.  Комедия продолжалась минут двадцать, после чего комбриг удовлетворенно двинулся к трапу. Первый его шаг на трап сопровождался громкой командой Жана:
- Сми-и-и-рна!
Федор Иванович  остановился и,  снисходительно улыбаясь, отеческим тоном выговорил Свербилову:
- Жан Михайлович, пора бы знать – команда «смирно» во время большой приборки не подается!
На что Жан, ни секунды не раздумывая, четко отрапортовал:
- Товарищ комбриг! Приятно  с почестями проводить  начальника в последний путь!»
          О реакции комбрига история умалчивает.
          Что касается выражения "в последний путь", то, мне кажется, здесь молва несколько изменила суть сказанного. Скорее всего Свербилов сказал что-то типа: "... с почестями проводить уходящего начальника". Но это нисколько не меняет существо факта. Мне, например, не меньше слов нравится то, как он изображал подчиненного, подобострастно записывающего в блокнот указания начальника. Надо было видеть его физиономию в тот момент.

             Таким был Человек с большой буквы Жан Михайлович Свербилов. Он умер в 1991 году в возрасте всего 64 лет. Не исключено, что и та авария на «К-19» в 1961 году сказалась.   Флот гордится такими командирами. А товарищи, подчиненные, помнят. Светлая ему память.
 
          


Рецензии
Знаете ли Вы что-либо о подводной лодке с бортовым номером 128, которая в конце 1959 и позднее базировалась в губе Окольная в Североморске?

Владимир Выркин   19.03.2019 23:33     Заявить о нарушении
Интересный вопрос.
Отвечаю. В 1958 году в губе Окольная в Североморске не был. А если бы и был, то подводную лодку с таким номером на рубке вряд ли бы запомнил.
А в 1958 на Севере пришлось бывать. Несколько строк о том есть в моей повести "На переломе эпох. Записки подводника".
Повесть разбита на мелкие части, (так лучше читают на "Прозе", длинные не любят читать, нет времени, надо писать своё), так что, если будет желание - о моём первом пришествии на Север можно посмотреть в ссылке: http://www.proza.ru/2015/11/09/740


Альберт Храптович   20.03.2019 08:55   Заявить о нарушении
На это произведение написано 11 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.