6 Васькин сон

ШЕСТАЯ СКАЗКА ДЛЯ ЗЛАТЫ

ВАСЬКИН СОН

СОДЕРЖАНИЕ
Глава первая.     Ожидание
Глава вторая.     Нескучное занятие    
Глава третья.     Телефонный звонок      
Глава четвёртая.  Васькин сон
Глава пятая.      Новые планы   
Глава шестая.     Встреча   
Глава седьмая.    Праздник музыки    

 
ГЛАВА ПЕРВАЯ

ОЖИДАНИЕ

После исчезновения бабочки-волшебницы в доме что-то изменилось. Появилось какое-то лёгкое томление, ожидание чего-то. Нельзя сказать, что это чувство коснулось всех. Стася, например, не почувствовала никаких перемен. И всё же даже она стала молчаливее, не участвовала в более редких играх пушистиков. Она часами сидела на подоконнике, глядя на улицу, или лежала в своём кресле, о чём-то думая. Чаще всего она дремала.
Как невидимое покрывало спустилась на кошечек неосознанная грусть. На тех, которые на себе испытали воздействие волшебства. Фаня, Васька, Соня и Настя больше не говорили о своём «путешествии в прошлое», но воспоминание о нём спряталось в глубине их сознания.
Злата время от времени тайком заглядывала в шкаф, с грустью и сожалением смотрела на роскошное платье бирюзового цвета и тихонько вздыхала; надевала на голову диадему, любовалась собой перед зеркалом и, почувствовав что-то щемящее внутри, снимала её и прятала. Это была тоска по чудесам.

ГЛАВА ВТОРАЯ

НЕСКУЧНОЕ ЗАНЯТИЕ

Прошло время. Повседневная жизнь со своими непреложными законами незаметно вступила в свои права.
Фаня была единственной кошечкой, в жизни которой не изменился распорядок дня. У неё всегда было много дел. Свои воспоминания о приключениях она положила на хранение в тайники своей души и совершенно так же, как и раньше, продолжала заниматься тем, что её интересовало или увлекало. А вот Васька заметно изменился: он стал читать. Много читать. Всё подряд. Это было так не похоже на него! Часто можно было его видеть даже не с одной книжкой в лапах, а обложенного несколькими книгами. Васька и внешне изменился: он приобрёл вид серьёзного кота.
 
Глядя на Ваську, малышки следовали его примеру. Сначала Катя с Сашенькой охотно рассматривали картинки в книжках, а потом так же, как и Васька, увлеклись чтением. Настя с интересом читала стихи для детей.
Дом превратился в читальный зал библиотеки. Только одна Соня слонялась по дому, слушала шелест книжных листов в невыносимой ею тишине и не знала, чем ей заняться. А однажды:
– Вась, что-то ты какой-то грустный, – начала Соня, ища подход к занятому чтением Ваське.
– Я не грустный, а сосредоточенный, – ответил Васька, отрываясь от книги. – Ты что-то хотела сказать? – Соня отрицательно покачала головой. – Занялась бы каким-нибудь делом.
–  Да скучно как-то стало в доме. Все читают…
– Читать не скучно, а интересно, - парировал Васька. - Вот ты болтаешься без дела. По сути, ты сама себе вредишь.
– И чем же я себе навредила? – Соня недовольно посмотрела на Ваську и поправила на шее бант. – Что-то я не заметила никакого вреда. Где он? – Она стала смотреть по сторонам, как будто искала этот самый «вред».
–  Вред ты наносишь сама себе: своей голове и душе, – нетерпеливо ответил Васька и заметил, что Соня вертит головой. – Не ищи вред по сторонам. Он не бегает как беспризорник.  Вред выбирает себе в друзья тех, кто не любит трудиться.
– Даже так?! –  Соня уже негодующе смотрела на Ваську. – Значит, я – лентяйка?   
– Думай, что хочешь, только не мешай мне делом заниматься, – последний раз откликнулся Васька и снова уткнулся в книгу.
 
Соня подошла к сидящим на диване Насте, Кате и Сашеньке. Они читали сказку.
– Девочки, давайте во что-нибудь поиграем, – предложила Соня.
– Поиграем? Хорошо, только дочитаем до конца, – ответили малышки.
– Стась, давай поиграем! Скучно как-то… – обратилась  она к дремлющей Стасе.
– Извини, но мне не хочется, – ответила Стася, на мгновенье чуть приоткрыв глаза.
Фаня читала книгу и что-то записывала на листочке. Взглянув на неприкаянную Соню, Фаня сказала: 
– Соня, я хочу предложить тебе одну интересную игру: возьми доску с магнитными буквами и придумывай слова. Потом посчитаешь, сколько слов у тебя получилось.
Соня неохотно достала из коробки доску, долго гремела, устанавливая её на столе, и вынула из сумочки магнитные буквы.
– Фань, а какое слово взять? Ты говоришь, длинное надо.
– Придумай такое слово, в котором много гласных, – ответила Фаня.
Соня тоскливо посмотрела в окно.
– «Погода» подойдёт? – спросила она.
Фаня промолчала. Соня сложила слово и начала придумывать слова. Получилось вот что: год, дог, гад, гоп, ого.
– Фань, посмотри, – снова потревожила Фаню Соня, – больше ничего придумать не могу.
Фаня посмотрела на доску.
– Ну что это за слова… Гоп! Ого! – одни возгласы, – Фаня удивлённо посмотрела на Соню. – Лучше бы ты слово «ода» написала.
– Ода? Я не знаю, что такое «ода». Как же я могу придумать то, чего не знаю? – Соня пыталась подавить в себе своё справедливое возмущение.
– Ода – это торжественное стихотворение, посвящённое какому-нибудь историческому событию или герою, – ответила Фаня, как будто прочитала из книжки. – Вообще-то, для такой игры ты слишком короткое слово взяла. Попробуй взять слово «абракадабра», что означает «бессмыслица».
– Но в нём одна только гласная «а», и других нет, – возразила ей Соня.
– Зато их много. Что-нибудь да получится.

Соня выложила на доске новое слово и начала складывать короткие слова. Сидела долго: пыхтела, чесалась, вставала-садилась, что-то бормотала себе под нос. Нужных магнитных букв не хватило. Она стала записывать слова на листке. В итоге получилось следующее: абракадабра – рак, бра, арба, дар, бар, барак, брак, краб, раб, араб, драка, кара, арка, ара, баба, кадр.

Наконец Соня глубоко выдохнула и вновь обратилась к Фане:
– Фань, посмотри, пожалуйста. Может, чего-то не хватает. Вообще-то, 17 коротких слов получилось.
Фаня отложила свою книгу в сторону и стала внимательно, не торопясь, читать сонино «творение».
– Ну что, Соня? Молодец! Хорошо потрудилась, – похвалила её Фаня. В ответ Соня радостно улыбнулась. – Только я ешё добавила бы пять слов, но ты их, наверное, не знаешь. – Улыбка исчезла с сониной мордочки.   
–  А ты их просто назови, – попросила Соня, хотя ей было абсолютно безразлично, какие такие ещё слова она не сумела придумать.
– Хорошо. Абак – древние счёты, рака – сосуд для хранения пепла, акр – мера площади, радар – радио-локационная установка, аркада – ряд одинаковых арок. Всего 22 слова. Интересно?
– Да!!! – дружно ответили Настя, Катя и Сашенька. Оказывается, они давно уже стояли за спиной у Фани и следили за игрой.
– Фаня, ты настоящий эрудит! – присоединился к ним Васька.
Малышки застыли на месте. Фаня и Васька рассмеялись.
– Вы кого испугались? Эрудита? – всё ещё смеясь, спросил кошечек Васька. – Не бойтесь! Обладать эрудицией не страшно.
– А эрудиция – это объём знаний, иначе говоря, начитанность, – пояснила, улыбаясь, Фаня.
– Да, – подключилась к разговору Соня, обрадованная тем, что поняла, о чём идёт речь, – у нас Фаня самая начитанная, значит, она – эрудит.   
– Фаня – эрудит, Фаня – эрудит, – запели кошечки, ритмично хлопая в «ладошки» и переходя на забавный кошачий танец. Танец получился хоть куда: с прыжками, притопыванием и кружением.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

ТЕЛЕФОННЫЙ ЗВОНОК

Вдруг зазвучала нежная мелодия. Все остановились и слушали приятную музыку, пока не вспомнили, что так звонит телефон. Кошечки столпились возле телефона и смотрели на светящееся табло. На нём был отображён неизвестный номер. «Снять трубку или не снимать?» – озадачились кошечки, потому что ни златиной мамы, ни Златы не было дома. Трубку сняла Настя:
– Мяу! – коротко «просигналила» она вместо «алло».
– Добрый день, – произнёс незнакомец. – Кто это?
– Мяу, – повторила Настя и бросила трубку.
– Что сказали? Кто звонил? – стали спрашивать Настю кошечки.
– Не знаю, – растерянно ответила Настя. – Кто-то сказал «Добрый день!», а потом спросил «Кто это?»
– Кто же так по телефону разговаривает? – воспользовалась поводом для возмущения Соня. – После приветствия нужно назвать своё имя, чтобы на другом конце провода было известно, с кем разговаривают.

Все одобрительно закивали головами. Вдруг табло снова засветилось и опять полилась нежная музыка. Фаня сняла трубку:
– Я Вас слушаю.
– Не бросайте, пожалуйста, трубочку, – услышала она незнакомый голос. – С Вами говорит Кузя. Могу я поговорить с Васей?
– Вася, это тебя, – сказала Фаня, с удивлённым видом передавая телефонную трубку Ваське.
Васька ни разу не разговаривал по телефону, а потому он неуверенно и насторожённо ответил:
– Алло…
– Вася! Здравствуй, друг! – радостно закричал в трубку Кузя. – Я нашёл в справочнике ваш номер телефона. Вот здорово, да?
– Кузя?! – удивился Васька. – Как я рад! Я вспоминал о тебе недавно. Даже хотел в театр зайти.
– Мы встретимся, – пообещал Кузя. – Обязательно встретимся! Вася, завтра мы уезжаем на гастроли. Через неделю, как приедем, я тебе позвоню. Как у тебя дела?
– Спасибо, хорошо. Кузя, я буду ждать твоего звонка.
– Договорились. До свидания! – закончил разговор Кузя и положил трубку.
Васька обвёл стоящих вокруг него кошечек весёлым взглядом. Все улыбались в ответ.
– Это звонил Кузя, – «доложил» Васька, довольный тем, что у него есть такой замечательный друг.
– Мы поняли, – закивали кошечки.
– Завтра театр уезжает на гастроли. На неделю. Я так соскучился по Кузе.
– А разве нельзя пригласить его в гости? – спросила Катенька. – Мы тоже познакомились бы с твоим другом.
– Прекрасная идея! – с воодушевлением подхватила Соня, только что возмущавшаяся кузиным неумением правильно разговаривать по телефону.

– Может быть, нам что-нибудь придумать к приезду Кузи? – подбросила мысль Настя.
Соня, Настя, Катя и Сашенька немедленно приступили к поискам «чего-нибудь интересненького».
Обратились с вопросом к Стасе, которая сидела на подоконнике и равнодушно смотрела в окно.
– Любая игра подойдёт, если она будет интересна всем без исключения, – изрекла Стася, как будто зачитала выдержку из доклада. Особого желания принять участие в обсуждении она не проявила. Да, стасина помощь оказалась невелика. Кошечки продолжали думать.
В это время Васька отвёл Фаню в сторону и шёпотом, как будто по секрету, сказал ей:
– Фаня, к моему стыду я не очень-то представляю себе, что такое «радио-локационная установка». А для нашей малышни эти слова – вообще пустой звук.
– Вась, ты же знаешь, что не стыдно «не знать», стыдно «не хотеть узнать», – сказала, будто приголубила его, Фаня. – Ты думаешь, я в технике разбираюсь? Даже если очень стремишься к обширным знаниям, невозможно знать абсолютно всё на свете. Это нас отчасти извиняет за незнание чего-либо. Ты согласен со мной? – Васька кивнул. – Но если поразмыслить и высказать свои соображения совсем просто, то: «радио» – это звуковые волны, которые передаются по воздуху; «локаторы» – это то, что ловит эти волны; а «установку», то есть аппарат, представь себе в любом виде – большим или маленьким. Вот примерно так.
– Спасибо, Фань, – облегчённо вздохнул Васька. – И откуда ты всё это знаешь?
– Словари –  наши лучшие друзья, – улыбнулась Фаня.
Фаня и Васька вернулись к кошечкам. Те сидели грустненькие. Они так ничего и не придумали.
День пролетел. Вечером мама и Злата пришли домой. У них совсем не было времени. Они даже не обратили внимания на своих любимиц. Вскоре все легли спать: мама и Злата – чем-то озабоченные, а кошечки и Васька – озадаченные.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

ВАСЬКИН СОН

Утром следующего дня кошечки проснулись от странных звуков. Кто-то всхлипывал и стонал.
Ваську они нашли за маленькой подушкой на диване, куда он завалился в своём тревожном сне. Это Васька издавал звуки, которые разбудили кошечек.
– Вась, что случилось? Ты хорошо себя чувствуешь? – спросила Фаня, легонько дотронувшись до него лапкой.
Васька открыл глаза и посмотрел туманным взглядом на склонившихся над ним подружек:
– М-м… А что это вы столпились?
– Ты плакал и стонал во сне, – сказала Соня.
– А-а, да. Мне приснился страшный сон.
– Так расскажи его нам – он и забудется, – сказала Настя.
– Ох, – тяжело вздохнул Васька, – пересказывать сны – самое трудное занятие. Ладно, попробую, – он сел и начал нехотя вспоминать свои ночные видения. – Снится мне, как будто я нахожусь в каком-то замке…
– Это отголоски нашего «путешествия во Францию», – тут же заключила Соня.
– Соня, не перебивай, пожалуйста, – вдруг сказала Стася, проявившая неожиданный интерес к васькиным сновидениям. – Дай возможность рассказать. Обсуждать будем потом. Вась, продолжай, мы слушаем.
– Ну вот, как будто я нахожусь в каком-то большом и красивом замке, –  снова начал подбодрённый Васька,– а в нём диковинных вещей видимо-невидимо! Вижу: посередине зала стоит что-то чёрное, огромное, фигурное на трёх ногах, а под большой крышкой у него натянуто много-много проволоки разной толщины. Меня ещё удивило то, что под маленькой крышкой у этого гиганта такие же чёрные и белые палочки, как у златиного пианино.
– Так это же рояль, – определила Фаня и засмеялась. – И чего ты испугался? А под большой крышкой натянуты струны, а не проволока. И чёрно-белые не палочки, а клавиши. Нажимаешь на клавишу – молоточек ударяет по струне, струна колеблется – и появляется звук.
– А рядом стоят какие-то то ли бочки, то ли котлы с натянутой кожей наверху, а на них лежат колотушки, внушительные такие, – продолжил Васька и показал лапами, какие.
– Это литавры, – опять успокоила его Фаня. – И что в этом страшного? Это ударные инструменты.
– Страшное в том, что они угрожали мне колотушками, – полу-обиженно сказал Васька. Он хотел убедить Фаню, что котлы с колотушками не так уж и безобидны.
– Извини, Вась. А дальше? – спросила Фаня.

– А дальше ещё диковиннее. Стоит такая высокая изогнутая штуковина, а на ней проволоки… нет, струн – не сосчитать! Я провёл по ним лапой, а эта штуковина ка-ак загудит, как затрясётся вся!   
Все кошечки посмотрели на Фаню, ожидая от неё следующего пояснения. Она не обманула их ожиданий.
– Арфа, – сказала Фаня. – Волшебный инструмент!
– Вась, ты рассказывай дальше. Нам же интересно узнать, чем закончился сон, – поставила Ваську на прежние рельсы Стася.
– Ну, так вот я и рассказываю, только до конца ещё далеко, – сказал Васька и замолчал, словно припоминая что-то. – А дальше, смотрю, кучкой стоят такие красивые, с маленькими «головками» и «ушками», с талией посередине и у каждого есть своя палка. Я обратил внимание, что у всех у них – этих фигурных особ – по четыре струны, а размер у всех разный. Фань, а это что?
Фаня знала ответ:
– Это скрипки, альты, виолончели и контрабасы. Я назвала эти инструменты, начиная с самого маленького и заканчивая самым большим. Вась, только это не палки у них, а смычки. А в них что ты нашёл страшного?
– Да нет, ничего страшного, кроме палок, в них не было, но держались они все вместе особняком и как-то даже горделиво.
– И не удивительно, – улыбнулась Фаня. – Недаром музыканты называют скрипку «царицей музыки». Кстати, а того чёрного, фигурного на трёх ногах – «королём инструментов». И… ?
– Ну, дудки-то я сразу узнал, – продолжил свой рассказ Васька. – Все такие разные и красивые.

– Ясно, – сказала Фаня, – ты попал в замок, где живут музыкальные инструменты. Что ж тут такого? Почему ты всхлипывал и стонал во сне?
– И вдруг, – Васька, наконец, перешёл к описанию событий, – откуда ни возьмись, появляется такой накрученный-наверченный господин и как набросится на меня: «Как ты сюда попал? Кто тебя сюда пустил? Ты умеешь играть хоть на каком-нибудь инструменте?» Я прямо весь сжался от страха, что-то бормотал (не помню, что), а закончил словом «нет». А он как нахмурится  и прямо на меня пальцем показывает. «Да как ты смел сюда прийти, если ни на чём играть не умеешь?!» – закричал этот господин. У меня аж поджилки затряслись. Хочу что-то сказать, открываю рот, а звука нет. И тут этот огромный рояль, литавры со своими колотушками, дудки, арфа и вся эта горделивая гвардия с «ушками» пошли на меня, как на приступ крепости: стучали, скрипели, гудели, свистели, гремели, колотушками и палками махали – и все до одного на дверь мне показывали. «Когда научишься играть, – кричали они, – тогда мы тебя пустим во дворец». И они меня выгнали. Вот тут я и заплакал.

– Бедный Ва-аська, – жалостливо протянула Сашенька.
– Я бы, наверное, тоже испугалась, - сказала Катенька.
– Это надо же такому присниться! – воскликнула Стася, которая с большим вниманием и удовольствием выслушала Васькино повествование.
– А этот «накрученный-наверченный господин» случайно выглядел не так? – И Фаня нарисовала знак… – Это скрипичный ключ. Он ноты открывает. Я его видела у златиной мамы в компьютере.
– Да, да, это он! – подтвердил фанино предположение Васька. – С ним ещё был один, похожий на скобку, а за спиной у него были два шарика.
– Ха – ха – ха! – засмеялась Фаня. – Такой? – Фаня нарисовала ещё один знак…
– Точно! – откликнулся Васька. – Ух, как он сердился!
– Это басовый ключ, – прояснила картину Фаня. – Без этих ключей невозможно прочитать ноты.
– Всё это интересно, конечно, но к чему Ваське приснился такой странный сон? – спросила Соня.
Тонкий  катенькин голосок прорезал тишину, как светлый луч тёмное царство:
– Может быть, нам музыкой надо заняться? Создать ансамбль, петь и играть?
Все обрадовались этой идее и очень удивились, как это они раньше до этого не додумались! На том и порешили.
– А где же мама со Златой? – неожиданно спросила Настя.
– Да они раньше всех встали и убежали, – сказала Стася. – Очень куда-то торопились.

ГЛАВА ПЯТАЯ

НОВЫЕ ПЛАНЫ

В связи с новыми грандиозными планами перед Васькой и кошечками встали две большие задачи: выучить ноты и научиться играть на музыкальных инструментах. Васька взял на себя организацию ансамбля. Начали с более лёгкого: с поисков ещё каких-либо инструментов, кроме пианино, какие могли быть в доме. Кошечки распаковали все коробки, вывернули наизнанку все мешки с игрушками, искали инструменты на полках шкафов и, наконец, набрали: два бубна, дудочку, свистульку и металлофон. Этого оказалось недостаточно, так как инструментов было всего шесть, а их – семеро. С изучением нот дело было сложнее. Нужны были нотные тетради, карандаши, стиральные резинки и самое главное – «Музыкальная грамота». Всё это они тоже искали.

Мама и Злата вернулись домой к обеду. В первые  минуты они не поняли, куда попали: домой или на свалку. Вещи были разбросаны везде. Из раскрытых шкафов выглядывали вкривь и вкось лежащие книги, альбомы и прочие канцтовары. Пола не было видно. Пластик хрустел, резиновые игрушки пищали и свистели под лапами кошечек.
Сразу и не разглядеть, но это были «нужные» вещи. Поверх всего этого ужасающего беспорядка дыбились пустые мятые пакеты из-под игрушек  и своими острыми формами придавали общей картине ещё более страшный вид.

– Боже мой! У нас вселенский погром? – воскликнула златина мама.
– Нет, мам, это кошечки «делом» занимаются, – засмеялась Злата.
– Злата! Злата! – закричали обрадованные кошечки. – Нам нужна твоя помощь!
– Да что случилось-то? – уже тревожась, спросила Злата, глядя на весь этот ералаш и бегущих к ней пушистиков.
– Нам нужен ещё один инструмент! Нам нужна «Музыкальная грамота»! – перебивая друг друга, кричали кошечки.
– Так, – остановила их Злата, – ничего не понимаю. Давайте всё по порядку.

Кошечки замолчали.
– Фань, объясни ты. У тебя лучше получится, – сказал Васька. И Фаня вкратце описала сложившуюся ситуацию.
– Итак, – немного подумав, сказала Злата. – Помочь вам с инструментом будет нетрудно. Моя бабуля когда-то учила детей играть на скрипке. У неё до сих пор хранится маленькая скрипочка. Правда, смычка нет, но мы и без него можем обойтись. Можно играть щипком. А вы, мои «юные музыканты», такие маленькие, что эта скрипочка в ваших лапках будет смотреться как контрабас.
– Ура! – закричали ещё не состоявшиеся музыканты.
– Что касается музыкальной грамоты, – продолжала Злата, – то самостоятельно вы с этой задачей не справитесь. А потому я буду обучать вас нотной грамоте.
– Ура! – опять закричали кошечки и захлопали в «ладоши».
– А теперь, – сказала Злата и, улыбнувшись, замолчала. – Пока мы обедаем, вы уберёте всё это безобразие.
Кошечки с Васькой принялись за дело.
– Злата, а когда мы начнём заниматься? – спросила Настя, собирая с пола игрушки и складывая их в пакет.
– Завтра, мои хорошие, – ответила Злата, – сегодня мне некогда.
Понадобилось немало времени, чтобы привести комнату в порядок. Когда всё закончили, каждый занялся своим делом.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

ВСТРЕЧА

И побежали дни, один за другим. Васька и кошечки работали, не покладая лап. Они забросили чтение и как одержимые каждый день постигали азы музыкального искусства. С помощью Златы Васька и кошечки быстро выучили ключи, ноты и нюансы. Сложнее дело оказалось с ритмом. Не всегда удавалось выдерживать паузы. Ещё сложнее было овладеть инструментом. Они подолгу репетировали, не чувствуя усталости. Конечно, у пушистой компании не всё сразу получалось. Требовалось большое терпение и любовь к делу, но у них была цель: достойно встретить замечательного друга – Кузю.

Прошла неделя, а звонка от Кузи не было. Кошечки даже были рады этому, так как на репетициях ещё можно было услышать немало случайных ошибок. И были они каждый раз разные: то кто-то невзначай брякнет, то не туда звякнет, то кто-нибудь забудет вступить, а кто-то вступит раньше времени. При этом надо было ещё и петь. Васька, который проводил репетиции, не сердился, а терпеливо и вежливо исправлял ошибки. Работа шла полным ходом.

Однажды во время очередной репетиции зазвучала нежная музыка. Все бросились к телефону. Васька снял трубку. Звонил Кузя. Он сообщил, что их отъезд на два дня задержали из-за отправки декораций и что он только сегодня вернулся домой. Договорились о встрече на послезавтра утром.

Что тут началось! Кошечки быстренько сложили свои музыкальные инструменты и незамедлительно принялись за уборку. Хлопоты продолжались до самого вечера. Они так устали за день, что заснули мгновенно. Мама и Злата застали их спящими без задних лап.
На следующий день кошечки и Васька порепетировали и стали приводить себя в порядок. Каждый хотел выглядеть «на все сто». Это был последний день перед встречей.
Ещё с утра знаменательного дня Злата заметила, что пушистая компания как-то слишком суетится.
– Васенька, – обратилась к нему Злата, – что это за переполох у нас в доме?
– К нам сегодня в гости Кузя приедет, – с довольным и весёлым видом сказал Васька.
– Хм, как интересно! – улыбнулась она в ответ.
Васька и кошечки надели банты и пригладили шёрстку. Время от времени они выглядывали в окно, не приехал ли долгожданный гость.

Вдруг раздался звонок домофона и через минуту в дверях появился Кузя. Это был не просто какой-то котик. Это был Суперкот! Большой, рыжий, пушистый, с ярким бантом на шее и огромной корзиной цветов – белых и красных. Столпившиеся в прихожей кошечки были ошеломлены такой красивой картинкой. Открытая кузина улыбка и блеск его выразительных глаз сразу сняли напряжение. Соня влюбилась в него с первого взгляда. Она даже представить себе не могла, что Кузя та-кой красивый!

– Здравствуйте! Проходи, пожалуйста! Как приятно! – раздавались взволнованные голоса в радостной сумятице.
Мама и Злата с интересом разглядывали гостя.
– Здравствуйте, хозяюшки! – приветливо сказал Кузя. – Это вам. Всем, – добавил он, протягивая златиной маме корзину с цветами.
– Благодарим, – мама приняла цветы.
Все, кроме мамы и Златы, вошли в комнату. Кузя заворожённо смотрел на тонкие оконные занавески с бабочками и нотками.
– Как красиво! – наконец произнёс он. – Обожаю бабочек.
– А у нас была бабочка – волшебница! – воскликнула Сашенька.
– Где же она сейчас? – поддержал разговор Кузя, оглядывая комнату и останавливая взгляд на прекрасном портрете златиной мамы. «Пианино, много книг, кошачьих статуэток, – отметил про себя Кузя. –В этом доме очень любят кошек. Это хорошо".
– Она исчезла, – сказала Злата, стараясь не показать сожаления.

В комнату заглянула златина мама:
– Друзья мои, что же вы, так и не познакомились?
– Девочки, – засуетился Васька, – извините. Это – Кузя, мой друг, – с гордостью сказал он. – Кузя, это мои друзья: Стася, Фаня, Соня, Настя, Катя и Сашенька.
Представляя их, Васька указывал на каждую кошечку лапкой и улыбался. В ответ кошечки слегка наклоняли свои ушастые головки, при этом их банты шевелились. У всех был взволнованно–радостный вид.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

ПРАЗДНИК МУЗЫКИ

– Как прошли гастроли? – поинтересовался Васька, когда они расположились кто где.
– О-о! – широко улыбнулся Кузя. – Гастроли – это замечательно и так интересно! Мы выступали в трёх городах. Городишки небольшие, уютные, красивые. Кукольных театров в них нет. Детишек было – море!
Кошечки с восхищением смотрели на Кузю, а он продолжал:
– А в одном городе произошёл смешной случай. Какой-то малыш, увидев волка, так закричал от испуга, что пришлось остановить спектакль и вынести его из зала. Мы потом так смеялись!
Кошечки в поддержку кузиного веселья захихикали.
– Так волк же не настоящий, – сказала Катенька.
– Ну, дети всегда всё воспринимают всерьёз, – продолжая улыбаться, ответил Кузя. – А в другом городе какой-то ребёнок громко заплакал, когда увидел, что соломенный домик Ниф – Нифа разлетелся, и всё время повторял: «Где же он будет жить?» Ха-ха-ха! Смешно, правда?
Кошечки сидели и серьёзно смотрели на Кузю. Его рассказ им не показался смешным. Почувствовав, что попал в неловкое положение, Кузя резко сменил тему разговора.

– А как у вас дела? – неожиданно  заинтересовался он жизнью хозяев.
Пока Фаня рассказывала, как им живётся, Васька боролся с новым чувством. Он вдруг обнаружил, что Кузе может быть смешно тогда, когда другим грустно. И не дав себе времени размышлять на эту тему, Васька сделал крутой поворот:
– А мне недавно приснился странный сон!
– Да, – закивали кошечки, – такой необычный! Интересно, к чему бы это?
– Сначала нужно его услышать, чтобы понять что к чему, – и Кузя приготовился к Васькиному рассказу.
Васька вкратце пересказал ему свой сон и сидел в ожидании, что скажет Кузя, его замечательный друг.
– Да-а, действительно необычно. И интересно! А что вы сами-то решили? – задал вопрос Кузя, так и не высказав своего отношения к васькиному сну.
– Мы решили заняться музыкой, – с гордостью заявила сияющая Соня.
– Девочки, – обратился к ним Васька, – по-моему, настало время показать Кузе, что у нас получилось.

Кошечки повскакали со своих мест, приготовили музыкальные инструменты и сели как на репетиции: Васька – за пианино, Стася взяла палочки от металлофона, Фаня – «контрабас» (он ей хорошо подошёл по росту), Соня и Настя – бубны, Катя – дудочку, а Сашенька – свистульку.

– Начнём с «Кузнечика», – громко крикнул Васька и бодро заиграл вступление.
Они играли и пели. Дружно и весело. Кузя хлопал в такт музыки и  ритмично качал головой влево-вправо. Весёлое настроение продолжилось исполнением песенки «По малину в сад пойдём». Кузя подскочил и пустился в пляс. Мама и Злата залюбовались кошечками, Васькой и Кузей. Настоящий праздник получился!

– А теперь – «Песенка о добром жуке»! – объявил Васька, который выступал сразу в трёх лицах: руководителя ансамбля, аккомпаниатора и конферансье.
Под такую весёлую и задорную песенку не стоялось и не сиделось. Мама, Злата и Кузя плясали и озорно подпрыгивали. Бубны, дудочка и свистулька не помешали четырём кошечкам присоединиться к ним. Только Васька и Стася остались сидеть за своими инструментами, но, разделяя общее настроение, они раскачивались и притопывали задними лапками.   

Неожиданно, на фоне затихающих звуков весёлой песенки, зазвучала красивая, благородная, с оттенком лёгкой грусти мелодия. В чистом звучании рояля было что-то возвышенное. Все остановились  и в то же мгновенье почувствовали, как невидимая мощная волна безбрежного упоения подняла их вверх. Уже не было ни мамы, ни Златы, ни кошечек, ни котиков: они превратились в птиц, которые парили в вышине, широко раскинув крылья, среди белоснежных облаков, золотистых солнечных лучей, крошечных ноток и миниатюрных музыкальных инструментов. Необъятный простор, волшебный полёт, чудесные звуки рояля – всё это очаровывало, вызывало чувство ликования. Они парили… А музыка всё звучала….. звучала…….

– Ах! – вдруг вскрикнул в испуге Васька, своим возгласом вернув всех остальных «на землю». – Как вы сюда попали?
Скрипичный и Басовый ключи ничуть не смутились.
– Мы пришли пригласить вас всех к нам во дворец, – приветливо сказал Скрипичный ключ. – Вы стали такими же, как мы. Мы этому рады. – Он слегка наклонил голову и посмотрел на кошечек смеющимися глазами.
– Мы будем вместе жить в волшебном мире музыки, – с улыбкой добавил Басовый ключ, игриво подбрасывая вверх свои шарики.

Все растерянно хлопали глазами. Такого они не ожидали!

– А мне можно прийти в ваш дворец? – спросила Злата, скрывая своё волнение.
– Если умеешь играть хоть на каком-нибудь инструменте, то милости просим, – ответил Скрипичный ключ, крутанулся на своей изящной ножке и легко подпрыгнул. Злата улыбнулась.
– А когда… – она осеклась: оба весёлых господина исчезли так же внезапно, как и появились. Злата недоумённо посмотрела на маму. Мама только руками развела. Прижала к себе свою дорогую дочу.
– Друзья! Позвольте откланяться, – засобирался Кузя. – У вас так хорошо! Но мне, к сожалению, пора домой. Благодарю вас за прекрасный приём. Этот праздник музыки навсегда останется в моей памяти. Желаю вам всего самого доброго! До свиданья!

Васька и кошечки проводили Кузю на улицу. Там, возле скамейки, стоял его велосипед. Кузя сел на него, помахал на прощанье лапой и, проехав немного, крикнул:
– Приходите в наш театр!
– Приезжай к нам в гости! – раздались голоса вслед поворачивающему за угол дома Кузе.

Вернувшись домой, Васька и кошечки как будто впервые увидели корзину с цветами. На самом крупном белом цветке сидела сиреневатая бабочка. Её крылышки едва заметно дрожали.
– Бабочка-волшебница, это ты? – тихонько спросила её Настя, осторожным движением приблизив к себе корзину, чтобы лучше разглядеть бабочку.

Бабочка молчала.
– Бабочка, скажи, это ты устроила нам чудеса? – спросила Соня. Её беспокоило молчание бабочки. Кошечки напряжённо смотрели на бабочку и ждали…
– Чудеса сотворили вы сами, своими желаниями и чувствами, – будто издалека услышали они мелодичный голос. – Не расставайтесь с музыкой, и тогда чудо будет с вами всегда!

Бабочка легко взмахнула крылышками и улетела. Кошечки и Васька провожали взглядом её ажурный полёт.
– Я так и не поняла, – Сашенька вопросительно посмотрела на своих друзей. – Это была бабочка-волшебница?
Все улыбнулись и, не сговариваясь, дружно закивали головами.

                Всё!

                04.04.2016
                Самара
   


Рецензии