Девиз моей души. Часть 2. Глава 10

На четвертую неделю Марго все-таки удалось сравнять счет. Видимо, она все-таки осознала бесполезность курса тележурналистики и взялась за импровизацию. Пожалуй, интервью и репортаж – это единственное, на что способна моя соперница. Роль «Марго»,  которую она научилась играть, по-моему, еще с пеленок, ей в этот раз удалась как никогда. Что же касается меня, то я, как всегда, была  в новом образе. В моей коллекции было столько реквизитов, что ни судьи, ни зрители не успевали следить за их сменой. Никто не мог предсказать, в чем я приду на следующее заседание судей, что скажу, на кого посмотрю... Меня не любили, но обо мне говорили. А что еще нужно талантливому журналисту?

- Непостижимая, – говорили судьи.

- Неуловимая, – вторили зрители.

- Загадочная, – твердил Артем.

«Странная», – думала Марго.

Неделя тележурналистики подходила к концу, и на судейском заседании Романов объявил:

- Наконец-то у нас боевая ничья!

5/5 в пользу самого идиотского клише в мире: «Победила дружба!». В знак примирения нас попросили пожать друг другу руки в прямом эфире.

Зрители, знавшие о нашей взаимной неприязни, затаили дыхание. Марго была не в восторге от этой идеи, но чего не сделаешь, чтобы не разочаровать поклонников! Разок можно и потерпеть! Она первая протянула мне руку, на которую я даже не взглянула. Прикоснуться (пусть и на секунду) к своему врагу я считала кощунством. Но нужно оставаться сильной, когда на тебя смотрят миллионы.

«Всего лишь миг, – думала я, медленно поворачиваясь к Марго и улыбаясь. – Сейчас все закончится!»

Нечеловеческих усилий стоила мне эта вымученная улыбка. Я посмотрела на протянутую мне левую руку, и мир на мгновение качнулся в моих глазах. На ладони Марго, прямо посередине, я увидела маленькую черную татуировку. Это была перевернутая восьмерка – знак бесконечности. Из сотни тысяч папок, хранящихся в голове, мне ничего не стоило отыскать ту, на которой было написано «мисс X (икс)». Так элегантно я озаглавила ее в тот день, когда Ираклий рассказал мне свою историю. В глазах защипало, словно кто-то брызнул в них лимонным соком. Но это был не лимон. Эта была выведенная в реальных условиях кислота боли.

Я пожала ее руку, изо всех сил стараясь сохранять спокойствие. Зал аплодировал, а я чувствовала жгучую досаду: под рукой не было ножа. Я бы вырезала из ее ладони эту чертову бесконечность!

Едва переступив порог номера, я заперлась в ванной под предлогом диареи. На самом деле мне нужно было побыть одной. Без сил опустившись на кафельный пол, я прислонилась головой к ванне и закрыла глаза. Черная бесконечность важно проплыла передо мной.

Вздохнув, я открыла глаза и попыталась понять, что чувствую. Боль? Если только чуть-чуть. Впрочем, ей я уже переболела. Страх? Кого же мне бояться? Себя? Это глупо! Удивление? Что это вообще за чувство такое? Да и нечему здесь удивляться. Равнодушие? Отчуждение? Апатию? Нет, нет и нет! Я бы хотела сейчас ничего не чувствовать, но не могу.

До какой степени должно быть нелепым стечение обстоятельств, чтобы рассказанная когда-то в прошлом история отравляла жизнь в настоящем! Мисс X (икс) – это Марго. Еще одно уравнение с одним неизвестным решено. Черт же дернул ее подать мне левую руку! Вот почему не правую, а? Совершенно бессмысленная ситуация отчего-то меня задела. Может, все дело в том, что я всегда знала это самое неизвестное?

Я напрягла память и вспомнила все перекрестки, на которых жизнь сталкивала нас с Марго. Автобус, парк, экзамен, ужин – черно-белые картинки прошлого проплывали передо мной. Еще с самого начала было ясно, что судьба связала нас тонкой, но прочной нитью с бесчисленным количеством узелков. Похоже, сегодня я добралась до самого толстого узла, развязать который мне должен был помочь Ираклий.

И вновь в черно-белых сериях моего немого сериала проплыли все эпизоды с Ираклием. Встреча, работа, клуб, прощание на вокзале  – не так уж их и много. Больше чувств, чем событий. Он вылечил меня от отчаяния, а я его - от ненависти. Но, видимо, не до конца. И здесь судьба протянула длинную нитку с узелками, связав ею наши жизни.

Должно быть, судьба стала подслеповатой, иначе, зачем она вплела в две наши нити третью? По ошибке или нарочно я, Марго и Ираклий оказались звеньями одной цепи, узлами одной нити.

Возвращаюсь к мисс X (икс). Смешно, что я сразу не нашла неизвестное. А сколько раз я шла по верному пути и почти развязывала этот узел! В этой истории совпадений куда больше, чем можно себе представить. О, если бы я была на каплю крови внимательнее, все могло сложиться иначе!

Этот узел завязан на семь символических совпадений:

1. Ираклию двадцать два года, Марго столько же. Они были одноклассниками, он сам говорил. 

2. Его возлюбленная поступила на факультет журналистики, а Марго... Без комментариев, в общем.

3. Мать его девушки работала швеей в ателье, мечтая когда-нибудь открыть собственное дело. Мать Марго, по ее словам, успешный модельер. Разумеется, в Москве есть, где развернуться!

4. У Ираклия есть старший брат Константин, с которым наша дорогая мисс X (икс) осталась в финале истории. Марго же сейчас встречается с неким Константином, который до смерти похож на Ираклия. Так сильно похож на него, что, еще не зная правды, я подумала: «А не братья ли они?»

5. Самым подлым образом семейка возлюбленной Ираклия переехала в Москву. Марго родилась в Перми, но, судя по всему, в столице не первый раз.

6. Татуировка в виде бесконечности, пожалуй, самый весомый аргумент. Даже рука, на которой она была сделана, совпала. У нас же по всей Москве ходят девушки с черной бесконечностью на левой руке! Как тут подумать на Марго?

7. Но самым невероятным и, пожалуй, оскорбительным для меня фактом является побег Ираклия с пермского вокзала. Стоило мне указать ему на Марго, как он тут же сделал ноги!

Какие тут могут быть сомнения? Недаром семь – символическое число. Господи, почему мне так не везет? Стоило пережить одно предательство, чтобы тут же налететь на другое!

«Он убедил меня, что отомстил возлюбленной, и я поверила ему, – пронеслось у меня в голове. - Я всегда ему верила, а он солгал. Да как искусно, просто поразительно! Геройски спас мне жизнь, рассказал грустную историю, сделал вид, что изменился... И я уже растаяла! Не дал вернуться в деревню, работу мне нашел, спас от позора в клубе, заставил дальше участвовать в конкурсе…Благородство в каждом поступке! Позволил мне остаться в его доме, раскрыл дело с наркотиками, прощаясь, подарил надежду... Я была очарована им, ничего не замечала. Слепая любовь застлала сладкой пеленою глаза. У него был четкий план с самого начала. Неслучайно он хотел, чтобы я возжаждала мести! Пять баллов, Ираклий, все вышло как нельзя лучше! Я была лишь орудием мести в его руках, он тупо меня использовал! Все, что он делал, были лишь шаги для достижения его главной цели – отомстить Марго за измену.  Почему он тогда брату за предательство не отомстил? Значит, простил его! Его, но не ее. Когда мстят своей бывшей девушки да еще чужими руками?

Последняя, самая горькая, мысль ножом разрезала мое хрустальное сердце. Губы, наверное, растянулись сейчас в жестокой и вместе с тем жалкой улыбке. «Он до сих пор ее любит! – догадалась я, и холодная усмешка застыла на моих губах. – Ее, а не меня».

В этот момент от моего хрустального сердца откололся первый, самый крупный осколок. Больше не хотелось жить, но и умирать я тоже не желала. Все, что мне сейчас было нужно, – развязать, разорвать, разгрызть зубами этот проклятый узел судьбы.

Я схватила телефон и машинально набрала номер Ираклия.

- Привет! Как дела? – услышала я в трубки веселый голос.

- До твоего предательства были лучше, – холодно ответила я.

- Какого предательства? Ты о чем?

- Я видела татуировку на руке Марго! – на одном дыхание выпалила я.

В трубке повисло молчание.

- Я так понимаю, что-то объяснять уже нет смысла? – наконец сказал Ираклий изменившимся голосом.

- Меня всегда поражала твоя способность опережать мои слова.

- Теме не менее, объяснение у меня есть.

- Не сомневаюсь, – бодро ответила я, чувствуя в голосе нотки фальши. – Марго будет интересно послушать.

- Причем тут она?

- Вот и я думала, что она ни при чем!

Послышался тяжелый вздох, а затем минутное молчание.

- Вот что, – сказал Ираклий, – давай я приеду в Москву, и мы во всем разберемся.

- Еще чего! – грубо ответила я, сердито обрубая все концы. – Мы ни в чем разбираться не будем. Ты сделал свой выбор, а я свой. Думай, что хочешь, но я твоим орудием мести не буду!

- Да ты же не знаешь ничего! -  воскликнул Ираклий. – Меня и Марго ничего не связывает.

- Да что ты говоришь! – ответила я ему тем же тоном. – У вас даже кровь одна на двоих.

- Это было давно. Черт с этой Марго! – обычно спокойный Ираклий потерял терпение. – Все я выезжаю, слышишь? Рита, мы…

Он начал что-то говорить, но я его уже не слушала. Положив телефон на холодный кафель, я терпеливо ждала, пока он выговорится. Я знала, что ему сейчас, наверное, тяжело и обидно. Еще бы! Такой план сорвался! Я подняла телефон с пола. Мне тоже было несладко.

-... я не хочу терять такого друга, как ты.

«Я не хочу быть твоим другом, – подумала я. – Я хочу быть…»

- Рита? – послышался в трубке взволнованный голос Ираклия. – Ты слышишь меня?

- Да слышу, – ответила я, с трудом шевеля дрожащими губами. – Тот, в ком течет кровь этой… (я не знала, как мне назвать Марго, чтобы при этом не опуститься до уличного лексикона) никогда не будет моим другом. Не смей приезжать сюда.

- Я все равно приеду! – настойчиво повторил Ираклий.

- Ответь мне только на один вопрос: Как? Как можно любить такую Мегеру, как она?

- Да не люблю я ее! – его голос сорвался на крик и окончательно убедил меня в обратном.

- Прощай, Ираклий, – медленно, с чувством глубокого презрения и отвращения сказала я.

Теперь, после этого прощального разговора с Ираклием, я, наконец, поняла, что чувствую. Отвращение – вот это слово, которое так долго не могли произнести мои губы. Еще одно новое чувство в копилке моих отрицательных эмоций. Я испытывала отвращение к себе, так легко поддавшейся на искушение, к Марго, интриганке и предательнице, и все-таки всеми любимой, к Ираклию, прикрывавшему черную ненависть напускным благородством. Мне противен один взгляд Артема, одно слово Романова, одно воспоминание о Константине, сестрах и тети. Весь мир осточертел мне!

Забавно, правда? Если я выиграю конкурс, то потеряю Ираклия. Впрочем, нельзя потерять то, что не имеешь. Если специально проиграю, то никогда не прощу себе, что могла, но не сумела отомстить. Что-то так и останется там, за бортом. То, чего мы никогда не узнаем, а, узнав, никогда не поймем. Можно поднять то, что упало, найти то, что потеряно, но нельзя обрести то, что уже обретено. Обретаем, потеряв, - извечная истина жизни.

Самое большое отвращение всегда испытываешь к своим чувствам. Что меня мучает больше? То, что Ираклий меня предал, или то, что он любит не меня, а ее? Никогда нельзя самой отвечать на эти вопросы. Ответ вам не понравится, будьте уверены!

Поднимаюсь с холодного кафеля, выхожу из ванной. Нужно жить дальше, иначе, зачем все это?

- Ну, наконец-то! – всплеснув руками, воскликнула Марго. – Я думала, ты умерла!

«Ты забрала у меня даже то, на что никак не могла рассчитывать, – мысленно отвечаю я ей. –  Я духовно мертва. Неужели ты думаешь, что моя физическая оболочка еще страдает?»

Помню, я написала когда-то: чем выше взлетишь, тем больнее падать. Строчка из того самого сочинения, благодаря которому я и попала на этот конкурс. Чем справедливее  кажется жизнь, тем бесчестнее, в конечном счете, она оказывается. Стоит ли боль от падения затраченных на краткий полет усилий? Может, лучше вообще никогда не летать?


Рецензии
Привет, Элина!
Жаль конечно, первая любовь...
И разбитое сердце.
Хорошего дня, настроения.
С теплом души, Василий.

Василий Ковальчук   22.06.2016 06:52     Заявить о нарушении
Ничего! Сердце склеится.

Элина13   22.06.2016 08:55   Заявить о нарушении