Дневник одной особы

12 июля
Я не люблю своего мужа. Банально, не правда ли?! У нас каждая пятая не любит своего мужа-неудачника, каждая третья мужа-бездельника и каждая вторая мужа-выпивоху. Не любит и терпит, не любит и живёт, потому что есть дети, потому что так надо, потому что все так живут. Только мой муж не входит ни в одну из этих категорий. Он работает много и самозабвенно, у него положение и он совсем не пьёт. А я его не люблю, более того, я его НЕНАВИЖУ. Нет, у меня нет ни смазливого любовника, ни ревнивой любовницы. Я никогда не изменяла ему, ни разу за все 15 лет нашей совместной жизни. Я выходила замуж счастливой молоденькой девчонкой, мне казалось, что весь мир лежит у моих ног, потому что рядом со мной любимый мужчина. Потом всё изменилось, вернее, он изменился. Сначала я очень страдала, а потом всё вдруг во мне переменилось, а может и не вдруг, может капала моя ненависть по капле и вот наполнилась чаша и потекла тонкой струйкой через край? Не знаю. Я не знаю, как всё началось, но я знаю, как всё закончится. Я хочу покончить с ним, хочу стереть его из своей жизни, как стирают ластиком неверный штрих к рисунку. Я ненавижу его до судорог, до кожной сыпи, до рвоты.

18 июля.
Пару дней назад мы были приглашены на вечеринку. Я терпеть не могу светские вечеринки – сборище напыщенных идиотов. И какая скука, черт возьми, ну какая скука! Сплетни и пересуды, пересуды и сплетни. Тоска и пошлятина! Муж, как всегда, разговаривал о делах, я отошла к стойке бара, заказала Espresso. Играла медленная музыка, танцевали пары.
– Позвольте пригласить Вас, – раздалось над самым ухом.
Я обернулась и встретилась глазами с весьма уже немолодым мужчиной. Высокий, седовласый, в черном строгом костюме, он не произвел на меня никакого впечатления.
– Извините, но я не танцую, - отрезала я.
– Неужели?! – не унимался мужик, – а я уверен в обратном. К тому же нам надо поговорить.
– Что Вы себе позволяете?! Я Вас знать не знаю и никаких разговоров вести не намерена.
Меня начинал раздражать назойливый кавалер.
– Не сердитесь, прошу Вас. Я хочу Вам помочь.
– Помочь?! Мне?! Это в чем же?
– Я кое-что знаю о Вас.
– Вы кто? Шантажист?
– Нет. Я просто очень хорошо умею читать человеческие души, они для меня открытая книга. Это моя профессия. Хотите знать, что у Вас на душе?
– Нет!
– И, тем не менее, я Вам скажу. Вы ненавидите своего мужа и мечтаете от него избавиться.
– Ну, знаете, – я чуть не поперхнулась кофе, – это уж слишком. Я не собираюсь слушать Ваш бред.
– Это не бред, моя дорогая. Это чистейшая правда. Кстати, одна из моих специализаций – помогать людям осуществлять их заветные желания. Только желание должно быть сильным, таким, например, как Ваше, тогда я могу помочь.
Я подумала: «Откуда, черт побери, он узнал? Я никому не рассказывала о своих чувствах к мужу. Наоборот, все думают, что мы идеальная пара и у нас «любовь до гроба».
– Вот, прошу Вас, – продолжал странный незнакомец, – протягивая свою карточку. Я машинально взяла. – Если я Вам понадоблюсь – звоните в любое время, не стесняйтесь.
– Послушайте, – очнулась я, но моего кавалера уже и след простыл.
Провалился, как сквозь землю. Я прочитала визитку: Молох Эдуард Леонтьевич. Доктор психологических наук, профессор. Ну и фамилия, просто жуть какая-то. И всё-таки я бросила карточку в сумочку. Через пару часов мы с мужем вернулись домой. Легли спать. Как обычно, он отключился раньше, чем успел дочмокнуть меня в щёку, я же долго ворочалась с боку на бок. Этот Молох, будь он неладен, не шел у меня из головы. Меня разбирало любопытство, что еще он знает обо мне? В то, что он провидец я, естественно, не поверила ни на секунду. Я никогда не верила в эту чушь: ясновидящих, магов и других бездельников. Я никогда не верила в потусторонние силы, в ведьм, вампиров и прочую нечисть. Даже существование Бога и Дьявола вызывало у меня большие сомнения. Мне было непонятно, откуда этот профессор узнал о моём желании. Разве моя ненависть написана у меня на лице? Да ничего подобного! Ни муж, ни подруги, ни один человек вообще и не подозревают о том, какие сильные чувства живут в моем сердце. Никто об этом не знает, никто! Кроме чертова доктора. Здесь явно какой-то фокус. Решено! Завтра позвоню ему и выясню, чего этот шарлатан хочет.

19 июля.
Позвонила Молоху. Он назначил мне встречу. Я поехала. Дорогой думала, что увижу профессора в каком-нибудь немыслимом балахоне с хрустальным шаром судьбы в руке, что вокруг будет мрак и невыносимая вонь будто бы индийских курений. В общем, я готовилась увидеть что-то в духе местных гадалок и колдунов, я надеялась поводить «знатока человеческих душ» за нос и при первом же удобном случае рассмеяться ему в лицо. Я жестоко просчиталась. Вместо темной коморки меня проводили в чистый светлый кабинет.
– Моя дорогая, – поднялся навстречу Молох, – очень рад Вас видеть. Вижу, в клубе мне удалось заинтриговать Вас.
– Вы справились с задачей на «отлично» профессор.
– Итак?!
– С чего Вы взяли, что я ненавижу своего мужа и хочу от него избавиться? – с ходу выпалила я.
– С того, что это Ваше желание. Вы буквально излучаете ненависть. Я почувствовал это и подошел к Вам.
– Послушайте, господин Молох, я не верю Вам. Не пытайтесь задурить мне голову своими параспособностями. Скажите откровенно, в чем тут фокус? Или, может быть, Вы извращенец-киллер? В таком случае, сколько Вы хотите за то, чтобы прикончить самого себя?
– Не надо острить, моя дорогая. К несчастью для многих, я не могу убить себя, и никто не может убить меня, ибо я вечен.
– Неужели?! – фыркнула я.
– Именно так. Я вечный скиталец, вечный искуситель, я там, где зло. Зло притягивает меня, манит, кружит мне голову, как изысканное вино кружит голову юной красавице. Зло ласкает мой разум и возбуждает мою плоть. Я играю с ним, как с любовницей. И, в конце концов, оно отдается мне, я воплощаю его и воплощаюсь в нем. Мне подвластны все грехи человеческие и имя мне …
– Чертов маньяк! Я вскочила и хотела уйти.
– У меня много имен, выбирайте любое, - улыбаясь, заметил Молох. – Однако не уходите, прошу Вас. Хотите, я расскажу Вам еще кое-что интересное?
– Нет. Вы сумасшедший, у Вас мания величия. Вы, кажется, возомнили себя Дьяволом?! Да, да и фамилия у Вас, извините, подходящая. Может Вам к психиатру обратиться?
– Может Вы уже, наконец, перестанете! Глаза профессора полыхнули пламенем. - Не хотите слушать – не надо. Я никого уговаривать не стану. В конце концов, это Вы мне позвонили, и Вы ко мне пришли. Очевидно, Вы никак не можете решить, чем отравить своего супруга? Кажется, именно такой приговор Вы ему вынесли? Однако не думайте, что этот способ проще других. Вам придется своими руками подсыпать яд в еду или питье, Вам предстоит собственными глазами наблюдать, как будет корчиться в агонии Ваша «обожаемая» половина. Вас ждут незабываемые минуты нескончаемого, томительного ожидания результатов вскрытия: обнаружат или нет следы яда? И если да, что весьма вероятно при современных то технологиях, то Вам грозит очень, очень большой срок. Вам ведь не хочется в тюрьму, верно? Это слишком дорогая цена, не так ли? Но успокойтесь, заключенной Вам стать не суждено. Вы просто не сможете избавиться от мужа сами, своими руками.
– Я найму киллера, – вспылила я.
– Нет, моя дорогая, Вы хотите жить хорошо, красиво, а главное – спокойно. Вы не станете путаться с наемником. Но что же делать? Как быть? - продолжал Молох. - Ведь еще немного и Вы задохнетесь от своей ненависти, она убьет Вас, я это гарантирую, я вижу, как она давит и душит Вас изнутри. Ей нужен выход. Ее необходимо выпустить. И я могу Вам помочь. Я знаю, как мучительно Ваше чувство, как оно настойчиво. Оно завладевало Вами постепенно, частичка за частичкой. Сначала Вы гнали его, Вы боялись, Вы топтали его, забивали подальше, твердили себе: «Я люблю, я всегда любила»; но оно пробивалось, прорастало и говорило несмело: «Нет, я уже не люблю, не люблю, я НЕНАВИЖУ». Ваше чувство выросло и заявило о себе в полный голос. И не стало других мыслей кроме одной – утолить, исполнить, выпустить свою ненависть на волю. Я почувствовал Вас уже давно, я проследил все стадии эволюции Вашей души. Ваша ненависть совершенна и потому я хочу Вам помочь. Только мне под силу осуществить Ваше желание именно так, как Вы мечтаете. Ваш муж исчезнет. Никто, никогда не вспомнит о его существовании. Я сделаю так, словно он не рождался. Я сотру его.
Он замолчал. Я была поражена. Этот человек только что рассказал мне саму себя. Он знал все до мелочей.
– Кто вы? – спросила я, страдая.
– Я Вам уже говорил, но Вы мне не поверили.
– Но в это невозможно поверить!
– И тем не менее, моя дорогая.
– Но Вас нет!
– Я есть.
– Тогда помогите мне! – решилась я.
– С удовольствием. Но сначала поговорим об условиях.
– Сколько Вы хотите?
– Дорогая, мне не нужны деньги. Мы заключим с Вами договор.
– Да, да. Мне становилось смешно. – Я продам Вам свою душу, и наш незыблемый союз мы скрепим подписью кровью.
– Какая пошлость, – скривился Молох. – Но я рад, что Вы оправились от потрясения и вновь приобрели способность острить.
– Извините, профессор. Но в наших представлениях так полагается составлять договор с Дьяволом.
– Я в курсе. Ваше общество и по сей день блуждает в потемках невежества. Ближе к делу, моя дорогая. Итак, мы заключим контракт, согласно которому, в обмен на Ваше желание, я буду вправе потребовать от Вас в любое время удовлетворения одного СВОЕГО желания. Договор будет бессрочным, так как я не могу сказать Вам наверняка, когда Вы мне понадобитесь. Это может случиться завтра, а может и никогда. Контракт теряет силу только после Вашей смерти. Надеюсь, Вы не побежите доставать свидетельство о своей липовой кончине? Этим Вы сильно разочаруете меня. Со своей стороны гарантирую, что Вы не услышите обо мне раньше, чем придет время расчета. Вы можете спокойно переезжать из страны в страну, жить, где Вам хочется, делать, что Вам хочется. Вы ни в чём не будете нуждаться. В случае необходимости я найду Вас. Что скажете?
– Я согласна.
– Тогда подпишите здесь и здесь, – профессор протянул мне старинный, необыкновенной красоты пергамент и … обыкновенную шариковую ручку. Текст, написанный неизвестными мне письменами, горел на странице, как пламя.
– Вы скажете мне, что здесь написано? – поинтересовалась я.
– Не вижу необходимости, – ответил Молох. – Всё, что Вам нужно знать, я уже рассказал.
Я взяла ручку и подписала там, где указал мне Молох. С формальностями было покончено.
– Поздравляю Вас, моя дорогая. А теперь, идемте.
Мы вышли из кабинета и оказались … в гостиной моего дома.
– Что за шутки, доктор?
– Какие шутки? Вы не узнаете свой собственный дом? Пора бы уже перестать удивляться и недоумевать, меня это начинает раздражать. Могу я присесть и попросить у Вас чашку кофе?
– Конечно, пожалуйста.
Я вышла на кухню. «Черт возьми, неужели он и правда существует?!» – пронеслось в голове. Я вернулась в комнату и подала Молоху кофе.
– Вы готовите прекрасный Espresso. Кстати, сейчас придет Ваш муж.
– Сейчас только половина третьего, профессор. Мой супруг не возвращается раньше двенадцати часов ночи.
– А я Вам говорю, что ровно через три минуты, а именно столько мне понадобится, чтобы допить этот чудесный напиток, Ваш муж будет дома. Я так захотел, не стоит мучить Вас до позднего вечера.
– Я дома, – раздалось в прихожей.
– Ну, что я Вам говорил?!
Супруг вошел в гостиную.
Увидев его, я даже побледнела от охватившего меня порыва ненависти. Молох видимо был доволен, глядя на меня. Но я моментально справилась с собой.
– Познакомься, милый, это Эдуард Леонтьевич Молох – представила я профессора.
– Как? – переспросил муж.
– Моя фамилия Молох, – вступил в разговор доктор.
– Простите, такая необычная фамилия.
– Ничего, я привык, – мило улыбнулся профессор.
– Эдуард Леонтьевич, – подхватила я, – психолог.
– И в какой же области Вы специализируетесь? – поинтересовался муж.
– Я специалист по человеческим душам.
– Как интересно.
– Вы находите?
– Конечно. И как же современная наука смотрит на такой хрупкий предмет?
– Наши точки зрения кардинально не совпадают. Человеческие души для меня – открытая книга. Хотите, я скажу, что вижу в Вашей душе?
– Сделайте одолжение.
– В Вашей душе я вижу равнодушие. О, дорогой мой, это самое страшное из человеческих состояний. Вы живете по инерции, Вас давно уже не волнуют такие великие страсти как любовь, ненависть, вражда, дружба. Даже деньги перестали приносить Вам удовлетворение. И зачем Вы существуете, не понимаю. Не положить ли этому конец? Молох бросил в мою сторону вопросительный взгляд.
– Ха-ха-ха, – заливался супруг, – Вы меня рассмешили, профессор. Должно быть, моя жена поддалась современной моде бегать по гадалкам и колдунам и наговорила Вам про меня всякой всячины. Ха-ха-ха. Скажите, Вы маг или знахарь, Вы пришли снимать с меня порчу?
Муж хохотал до слез. Я скрежетала зубами.
– Рад был Вас потешить, – спокойно продолжал Молох. – Хотите, скажу Вам еще кое-что?
– Извольте, – продолжал веселиться супруг.
– Сегодня Вы умрете. Более того, это случится здесь, прямо в этой комнате, всего через пару минут.
– А вот это уже не смешно, профессор. Не слишком ли много Вы себе позволяете? Дорогая, – обернулся он, наконец, ко мне, – где ты откопала этого ученого? Ты с ума сошла?
Я не могла больше сдерживаться. Ненависть захлестнула меня с головой.
– Доктор прав, жить тебе осталось ровно столько, сколько я захочу. Я НЕНАВИЖУ тебя, я уничтожу тебя, я хочу, чтобы от тебя ничего не осталось! Я хочу, чтобы ты распался на атомы, растворился, чтобы …
– Побойся Бога, что ты несешь?! Ты совсем ополоумела! – разозлился муж.
– Я не боюсь твоего Бога! Я под защитой Дьявола. И я желаю, чтобы ты исчез, испарился! Я ЖЕЛАЮ! Я НЕНАВИЖУ ТЕБЯ!
Как только я произнесла это, в комнате поднялся легкий ветерок. Он тихонько тронул мои ноги и побежал дальше. Добравшись до мужа, ветерок остановился и, окружив его, стал дуть немного сильнее.
– Немедленно прекратите это безобразие, – кричал супруг. – Я вас обоих в психушку засажу, слышите?!
– Я ненавижу тебя, я ненавижу тебя, – всё повторяла я до тех пор, пока ветер не рассеял, как туман, моего обезумевшего от страха супруга.
– Ваше желание исполнилось, – раздался в установившейся тишине голос Молоха. Мне пора. Спасибо за кофе, моя дорогая. И профессор исчез.
А я впервые за последний год заснула глубоким, без сновидений, сном. Для меня начиналась другая жизнь.

14 декабря (спустя 25 лет).
Я надеялась, что мне не придется открывать этот дневник снова. Я ошиблась. Перелистываю уже местами пожелтевшие страницы, вспоминаю. Как сон моя прошлая жизнь. Не стану писать, как прошли ЭТИ 25 лет. Мне было необыкновенно хорошо и довольно об этом. Напоследок скажу несколько слов тем, кто вдруг найдёт и прочитает мой дневник: запомните, ОН существует. Доказательство тому – моя история. Тем, кто запричитает: «Какая дрянь! Сумасшедшая!» и всё в таком духе, говорю: «Не смейте осуждать меня! Вы ни черта значит не поняли, а потому не сотрясайте воздух наигранным возмущением. Среди нас нет праведников, помните об этом блюстители чужой нравственности. Посмотрите для начала внутрь себя. Ну, как?! Вот тогда и молчите!» Сейчас без четверти одиннадцать. Поздний вечер. У меня есть еще немного времени. Он звонил мне сегодня. Он скоро придет. Мне не страшно и я ни о чем не жалею. Просто пришло время платить по счетам.


Рецензии
Вы так ярко написали, что мужчины-читатели заволновались, пошли заглядывать в глаза своим вторым половинкам! :=))
Это высокая оценка произведения. :=))

Натали Гор   18.01.2019 10:09     Заявить о нарушении
На это произведение написано 11 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.