Девиз моей души. Часть 2. Глава 9

Справедлива ли жизнь? Тысячу раз нет! Никогда и ни при каких условиях. Стоит только человеку взлететь, как неизвестно откуда взявшийся камень сбивает его, опуская с небес на землю.

Уже три недели я жила в Москве. За это время многое изменилось.
Прежде всего, погода. Последний месяц осени начался резким похолоданием. Все чаще столбик термометра за окном опускался ниже нуля, а по ночам даже прокидывал мокрый, липкий снег. Последние листья осыпались с деревьев, последние теплые деньки остались позади, даже последняя грязь на дорогах вдруг куда-то исчезла. Я ненавидела ноябрь за слово «последний». От него явственно веяло безысходностью.

Глядя в окно на московскую панораму, я с горечью подумала, что никогда она мне не станет родной. Сколько бы времени ни прошло – месяц, год, десять лет, целая жизнь – я всегда буду чувствовать себя здесь чужой. И совсем не из-за того, что не хочу или не могу полюбить этот город, совсем нет! Просто я не чувствую себя здесь. В Москве есть мой фантом. Это он гуляет по тенистым паркам и скверам, разъезжает на машине, ловит встречные взгляды прохожих, осматривает местные достопримечательности... Это он, а не я несется по автостраде длиною в жизнь. За четыре недели я объездила город вдоль и поперек, следы моих сапог можно встретить от Красной площади до Малого московского кольца. Что сказать? Прекрасный город, но я, к сожалению, в него не вписываюсь. Здесь по улицам ходят такие же, как я, люди, разве что капельку равнодушнее. Но что за беда? Все мы равнодушны, кто-то чуть больше, а кто-то чуть меньше. В спальных районах стоят пермские здания. Иногда проходя мимо них, я думаю, что никуда и не уезжала. Серая панель настолько впечаталась в память, что уже ничто не сможет стереть из нее это вспоминание. Огни, освещающие дамбу, идентичны пермским фонарям. Мне настолько приелся их тусклый свет, что глаза воспринимают его не как золотой, а как желтый. И пусть тридцать три раза мне повторят, что московская автострада отличается от пермской дороги, я все равно скажу: «Это всего лишь путь!» И здесь, и там жизнь одинакова, тождественна, идентична... Называйте, как хотите. Кто-то сказал: «Если вам не нравится место, где вы живете, смените его». Ложь! Лучше измените себя, пока «identity» не стало вашим жизненным кредо.

Что ж давайте сузим круг моих перемен! С конкурсом дела обстояли лучше, чем можно было себе представить. После первой неудачной неделе, я все-таки собралась и последующие четырнадцать дней провела на высоте. И судьи, и зрители, и Марго удивлялись моему рвению к победе. Некоторые даже решили, что я исправилась и из ярой скандалистки превратилась в скромницу. Мне было смешно слышать подобное мнение. Я впереди из-за желания победить! Боже мой, какие наивные люди! Тут другое. Меня толкали вперед ненависть к сопернице и жгучая жажда мести. Моей ненависти было ровно столько, сколько ее должно было быть для того, чтобы разум остался чист, а сердце заплыло грязью.

Я очень внимательно прослушала краткий курс газетно-журнальной журналистики и нашла, что он еще бесполезнее, чем я предполагала. Без сожаления я выбросила этот мусор из головы и просто написала хорошую статью. Эх, Марго, Марго! Вроде опытная журналистка, а такую мелочь из виду упустила! Журналист, прежде всего, должен быть свободным! Во взглядах, в стремлениях, в стиле, в идеалах... Да во всем! Нельзя сделать совершенным мир, который идеален, невозможно изменить человека, который живет по схеме. Нужно прислушиваться к мнению профессионалов, но всегда поступать по-своему. Марго слишком внимательно слушала курс газетно-журнальной журналистики, слишком доверяла советам Романова... А все, что «слишком», в этом мире пресекается на корню. Вторая неделя закончилась с результатом 5/3 в мою пользу.

На третьей неделе Романов решил напичкать нас радиожурналистикой. Так же, как и Марго, я никогда не читала новости по радио, зато прекрасно знала, что нужно для того, чтобы тебя слушали. Умение меняться – изюминка, которой никогда не будет у Марго! Хороший журналист не может всегда быть одинаковым, пора бы ей это понять! Нельзя всю жизнь играть одну роль, даже если за нее вам могут дать «Оскар». Третья неделя закончилась со счетом 4/3 в мою пользу!

«Неужели ненависть может давать такую силу?» – спросите вы!

«Может, если направить ее в нужное русло!»

В отношениях с Артемом тоже произошли большие перемены. Соглашаясь быть его девушкой, я планировала, что мы будем видеться только на судейских заседаниях. Какого же было мое удивление, когда на следующий день после нашего разговора он позвонил мне и пригласил на свидание. С тех пор понеслось: кафе, кино, парки, цветы, конфеты. «Романтика», – скажете вы. Как бы ни так! Артем оказался не только романтиком, но и отличным собеседником! С ним можно было свободно разговаривать на любые темы, не опасаясь, что ему это будет неинтересно. Именно Артем устроил мне экскурсию по городу, показал местные достопримечательности, рассказал кучу малоизвестных фактов, связанных с ними. Мне было с ним интересно: обо всем у него было свое суждение, свое собственное мнение, которое он не боялся высказывать. Идея, проскользнувшая в его стальном взгляде при нашей первой встречи, оказалась куда глубже, чем я подозревала. Артем был замечательным человеком и отличным другом. С ним можно было смеяться до упада, разговаривая на философские темы. Он мог быть забавным и жизнерадостным, серьезным и угрюмым, милым и строгим, но скучным – никогда! Самое главное: за ним стояла личность, человек, жаждущий жизни и готовый отвоевать ее хотя бы у самого себя! Первое время мне была неприятна его крепкая дружба с Романовым. «Как это так? – думала я. – Человек-человек и человек-пустышка дружат! Они даже рядом друг с другом не стоят». Впрочем, скоро я поняла, что Артема и Романова связывают лишь деловые отношения, в повседневной жизни их пути не пересекаются. Через три недели моего пребывания в Москве я знала об Артеме практически все. Оказывается, он тоже родился в глухой деревушке и лишь пару лет назад переехал в Москву. Работа на радио «Эпицентр» - вовсе не дело всей его жизни. Артем по секрету рассказал мне, что пишет философский роман. Как давно он пробует перо, мне выяснить не удалось, но и без этого нас многое роднило. В одном мы с ним различались: Артем любил меня как девушку, а я его - как хорошего друга. Увы, но каждый его поцелуй пробуждал во мне лишь одно чувство: угрызение совести. Здесь не было любви. Оттого и его горячие губы казались мне холодными, и нежные прикосновения – грубыми, и бархатный голос - стальным. Я желала и все-таки не могла его полюбить. Артем был для меня другом, не более. Возможна ли дружба между мужчиной и женщиной? Всегда верила, что да. Но во что верить сейчас, я просто не знала.

Отношения с Марго, напротив, резко ухудшились. Я видела, как тяжело она переносит свои поражения, и втайне радовалась этому. Дни моя соперница проводила за книгами, которые ей приносили из библиотеки, а ночи – за ноутбуком, путешествуя по сайтам «Как стать настоящей журналисткой?», «Что делать, если моя соперница лучше, чем я?» и «Как победить непобедимую?». Названия сайтов я, конечно, придумала, но факт оставался фактом. Марго была угрюма, молчалива и излишне раздражительна в последнее время. Если в первую наделю конкурса наши отношения сводились к насмешкам и издевкам, то следующие четырнадцать дней мы не общались вообще. Часы напролет в нашем номере не произносилось ни слова. Мне было все равно, а вот Марго сильно мучилась. Я видела, что ей было необходимо общение, как птице – воздух, но гордость, извечная гордость не позволяла сделать первый шаг. Обоюдный бойкот обострился еще и моими прекрасными отношениями с Артемом. Марго искоса поглядывала на нас, временами прислушивалась к тому, о чем мы говорим, и, казалось, уже обо всем догадалась, но почему-то не торопилась афишировать это. Она никогда не говорила со мной об Артеме, а с ним обо мне. Их общение, так хорошо начатое в купе, вдруг свелось к минимуму: короткие фразы, сухие взгляды, мимолетные встречи. Я думала, что это обычная ревность, но, присмотревшись внимательнее, поняла: здесь что-то другое. Разговаривая с Артемом, я краем глаза замечала озлобленный, но в то же время победный взгляд Марго. Нет, ревнивый человек так не смотрит. Этот взгляд говорил: сегодня знаю я, завтра – весь мир. Так мы и продолжали играть в гляделки, не говоря друг другу ни слова и молчаливо храня каждая свою тайну.

И все-таки большинство перемен, произошедших за эти две недели, были, несомненно, к лучшему. Я вырвалась вперед на конкурсе, нашла общий язык с Артемом, а моя соперница с досады кусала локти. Внутри меня тоже произошли большие перемены. Я испытывала неизвестный мне прежде душевный подъем, как будто сила, так долго дремавшая во мне, вдруг проснулась. Мне казалось, что я способна на все; многое уже было сделано, но я знала, что могу сделать еще больше, если не растеряю эту силу.

Возможно, все было бы именно так, если бы человеческая жизнь была ровной автомагистралью, где риск столкнуться со встречной машиной равен нулю…


Рецензии
Интересные мысли. Особо впечатлила строка - Я видела, как тяжело она переносит свои поражения, и втайне радовалась этому. Да, злорадство не красит человека. Удачи.

Александр Аввакумов   17.06.2016 08:35     Заявить о нарушении
Спасибо, Александр. Да уж, как аукнется, так и откликнется!

Элина13   18.06.2016 14:11   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.