Игра Феечки. Глава 44

А злая фея в тёмном поле,
Его за палочку схватив,
Добыла средства на машину
И на крутой кооператив.


Борис Готман.



Увы, слов песни, что собрался пропеть, я совсем не помнил, придётся импровизировать. Беда в том, что и поэт из меня, мягко говоря, никакой. «Муха села на варение» и «Я поэт, зовуся Цветик», вот уровень творений подвластных моей поэтической музе, но, жить захочешь, как говорится, ещё не так раскорячишься и я начал:


Недели полные печали, игрок в Эльфленде проводил,
Его крылатая ско…. Э-э-э, дивчина до изнеможенья доводил.
И эльфы с феями кривились, когда он мимо проходил.
Синеет небо над башкою, тюльпан красивенький цветёт,
А эльф игрок берёт дубину и тихим голосом поёт:
- «Я вам не скажу за всю долину, вся долина слишком велика,
Но все обитатели деревни, презирали Ёльфа игрока».
И злая фея прямо в поле, направив палочку свою,
Скала: - «Ёльфи, все вас любят, а я возьму и соблазню»!
А эльф же наш, доставши жвачку, сказал Зануде с холодком:
- « Ты отвратительная суч…. В смысле, штучка, убью тебя я молотком»!
Я вам не скажу за всю долину, вся долина слишком велика,
Но все обитатели деревни, презирали Ёльфа игрока!


Ох, что тут началось, зрители неистовствовали, орали, топали, трещали, прыгали, махали всем, что могли. Хорошо, что допев припев, я поднял глаза на призовую самочку, ибо она подняла руку с топором и метнула. Рефлекторно вытянув руку, я поймал «подарочек». Не хилая альтернатива букету цветов или платочку! Что сие означает, победу или поражение? А, в такой ситуации главное делать вид, что так всё и должно быть. Я направил палочку себе под ноги, ударил луч и на сцене начал расти постамент изо льда, поднимая моё тельце на недосягаемую высоту, а потом «поплыл» вперёд, преобразовавшись в мост и неся певца прямо к пушистой красотке, у которой глаза от удивления из орбит вылезли, а нижняя челюсть упала и мерно стукнулась о грудь. Я взмахнул палочкой и в воздухе перед призовой самочкой «выросла» настоящая роза. И вот пролёт моста коснулся балкона, я галантно опустился на одно колено, взял лапку девы и поднёс к губам. Бедняжку затрясло, как в лихорадке, на грешной земле под нами неистовала буря из Пушистиков.


«Ты что творишь, убью мерзавца»! – завопили в моей голове разом с десяток голосов Зану.


«Отстань ты уже от меня, - рыкнул я, - не мешай, я делаю шоу! Или ты вправду решила, что я женюсь на этой девушке загадке? Не охота как-то всю первую половину брачной ночи крутить невесту туда – сюда, пытаясь понять, где у неё тут верх, а где низ, в темноте-то сразу не определишь. Прямо как те собачки, с короткими лапками и длинной шёрсткой, чтобы выяснить, где у них что, приходится угощать косточкой. Каким местом жуёт, там и голова! Сразу вспоминается анекдот: - «милая, пукни что ли, чтобы я по запаху отыскал, с какой стороны у тебя лицо». А то понимаешь, перепутаешь случайно и займёшься с возлюбленной нетрадиционными видами секса, и вдруг окажется, что Пушистики – ярые традиционалисты и подобных «любовных игр» не признают. Откусит мне, всё самое важное и остаток жизни проведу, позабыв о бритве, постепенно всё больше толстея и мечтая о детях, которых никогда не будет».


- Одно радует, не только ко мне ты относишься, как к чему-то мерзкому и достойному презрения, - Зану «фыркнули», - грубый и лживый мужлан женоненавистник»!


Конферансье, выбрался на сцену, поколебался немного, а потом решительно направился к нам по ледяному мосту. Я сглотнул и приготовился к жестокой расправе.


- Блю – блю, – торжественно заявил гигант, схватил меня за свободную руку и рывком поднял в воздухе, - блюи – блю-блюки-блю!
Зану потихоньку проскользнула к нам.


- Ну, поздравляю Ёльфи, ты официально победил, - феечка сверкнула на меня глазами, - с этого момента, ты – Король певцов.


Зрители и без того только что на ушах не стоявшие (и то из-за отсутствия таковых), и вовсе обезумили, некоторые ухитрялись допрыгнуть аж до моста и ударить по нему верхними конечностями.


- Блю – блю? – просил меня великан и махнул головой в сторону Пушистой красавицы.


- Э-э-э, - я смутился, - как бы это помягче сказать, чтобы не порезали тонкими ломтиками? Ваша дева, просто мечта, истинное совершенство, первая красавица во вселенной и стать мужем её, счастье для любого смертного, особенно, для такого жалкого и ничтожного, как я, но, увы, я - трагически женат, а у малого народца не приняты разводы или многожёнство. Я прибыл сюда, дабы посоревноваться с лучшими певцами этого мира, поучаствовать в этом пире звуков, так что….


- Блюо – блю, - конферансье вздохнул с явным облегчением, уверен, если бы Пушистики потели, он вытер бы пот со лба, и даже хлопнул меня по спине, - блю-блю?


- О, пустячок, - я улыбнулся нервно, - мне бы кусочек нефрита, маленький такой, метров восемь в длину, да пять в ширину и десяти сантиметров толщиной. Вы ведь не рассердитесь, сочтя такую просьбу неприемлемой, а меня – наглым жадиной?


- Блю – юлю, - великан махнул рукой и радостно рассмеялся.


А после был пир горой на котором чествовали победителя, в моём лице, а так же конкурсанта, занявшего второе место и получившего Призовую самочку. Крупный такой был типчик, немногим мельче конферансье, с шерстью черепаховой расцветки, как у кошки, голову его венчали паучьи жвалы, закреплённые так, что казались «ушками», грудь украшало ожерелье из лапок жуков, опирался счастливец на посох с навершием в виде головы тигра. Звали его К-а-бзона, предпочитал «чукотское» горловое пение и жонглирование тяжеленными камнями.


Честно говоря, я мало что запомнил из дальнейшего, поскольку, пытаясь успокоить нервы, изрядно накачался местным самогоном и домой брёл, опёршись на двух Зану. Даже Охраннице пришлось перебраться на плечо одной из наставниц. Остальные клоны, наложив на плиту заклятье невесомости, несли её за нами.
 

****


Мессир Пыхк, когда увидел плиту, чуть на землю не рухнул. Во-первых, Пушистики не обманули, выбрали самый лучший нефрит, с красивым рисунком, во-вторых, поскольку я, на всякий случай, запросил кусок несколько больших размеров, затащить его в дом оказалось проблематично. Благо, умница Зану вспомнила заклинание уменьшения. Зато стол вышел на загляденье, главное, чтобы во время обеда, ножки не подломились, а то у хозяина возникнут проблемы с подборкой обуви, да и по снегу зимой сможет ходить без всяких снегоступов.
Жрец, даже не споря, взял у феечки протянутый свиток и начертал на нём начало заклинания, потом вернул и, не прощаясь, скрылся в доме, хлопнула створка.


- А где «спасибо»? – возмутился я.


- Ну, ты же получил часть заклинания, чего ещё нужно? – пикси пожала плечиками, - а теперь, мистер певец, пойдём ко второму жрецу, точнее – жрице. И не вздумай с ней кокетничать, женщина строгая, без чувства юмора, может и по голове настучать, а ручка у неё ну о-очень тяжёлая.


- О, конечно, только тем и занимаюсь с утра до вечера, что кокетничаю со всеми девушками в этом поселении, - я покачал головой, - милая Зану, перед тобой очень честный парень и остальных представительниц малого народа я считаю ребёнко подобными и не более подходящими, в качестве объекта для флирта, чем ты. Так что успокой уже свою больную ревность. Я ради тебя отказался от самой красивой девы из племени Пушистиков, а она мне, топорик подарила стильненький, менять одну фею на другую всё равно, что выбирать между двумя пулями, что разнесут твой мозг в клочья.


В общем-то, я даже не слишком удивился, когда обнаружилось, что жрица, к которой мы шли, жила вовсе не в доме, а в аккуратно свёрнутой верхней части травинки.


- Более всего, мистрис Леоле ценит природу, - пояснила пикси, старается максимально приблизиться к ней. Паучьи дома, фу, это же не естественные образования! Для жизни много не требуется, было бы где прилечь, вот её лозунги.


- Понятненько, - я вздохнул, - ещё и чокнутый эколог на мою больную голову, только этого не хватало!


Зануда постучала палочкой по травинке – домику, раздался тихий мелодичный звон и вот из скатки – шалашика вынырнула фея и полетела к нам. Н-да, такой пикси я ещё не встречал. Начнём с того, что она была высока ростом, на две головы выше наставницы и шире в плечах. И у неё, представьте себе, таки имелась грудь, скромного второго размера, но хоть что-то, и ещё какая – никакая, но талия. Правда рук и ноги несколько великоваты и причёска на голове в стиле «взрыв на макаронной фабрике, приём – ядерный», цвет какой-то непонятный, коричнево – чёрный с крошечными рыжими искорками. Глаза зелёные и вечно горят от неутихающей ярости. Тогу заменял листик, в который жрица заворачивалась в несколько слоёв, как в сари.


- Ты, игрок из этих, из людей? – прошипела Леоле вместо приветствия, сжимая кулаки.


- Да, - пискнул я, вжав голову в плечи.


- Из этих безумных, бессердечных тварей, что губят нашу матушку природу? – рычала фея.


- Не, ну у нас не все такие чудовища, - я сглотнул, - есть и те, кто, подобно вам, осознают, какое сокровище даровал Единый человекам, и делают всё, чтобы спасти хоть что-то от жадности и безумия остальных. Деревья там сажают, акции проводят, хорошо проплаченные, самые оголтелые, э-э-э, в смысле восторженные защитники природы, подопытных животных из лабораторий выпускают и охотятся на модниц, что носят шубы из шкур норок, песцов и лис.


- Но, ты, разумеется, не принадлежишь к этим доблестным героям? – мистрис сощурилась недобро.


- Я, это, - я смутился, - молодой ещё, не определившийся. Но я животных никогда не обижал, если только прихлопнешь комара там или муху и, то потому, что они вредные, деревья если и портил, то только в детстве, по недомыслию, шуб из шкур животных не ношу, сигарет не курю, мусор мимо урн не кидаю, машину не вожу, так что, чист как стёклышко. А как повзрослею, наверняка заделаюсь экологом и даже этим вегетарианцем.


- Вегетарианцы, между прочим, существа куда более жестокие, чем мясоеды! – прорычала огромная пикси, - ты знал, что растения чувствуют боль и, когда их срывают, режут, кричат, истошно?! И, в отличие от животных, птиц, рыб и насекомых, их страдания не заканчиваются до тех пор, пока едок не прожуёт несчастных и не проглотит. Думаешь, почему смерть травоядных зачастую так болезненна и ужасна? Это им кара Господня за то, что траву пытают.


- Мамочка моя, как всё страшно, - я покачал головой, - тогда останусь мясоедом, буду мстить баранам, коровам и козам за те муки, что они причинили растительности.


- Молодец, - жрица кивнула, - жаль, истинных твоих мыслей я прочитать не могу, но уверена, что ты почти не лжёшь.


- О, доказать свою правдивость я могу легко, - я стянул шлем, - любуйтесь мыслями, сколько вздумается.


- Я поклялась не делать этого, - мистрис вздохнула, - ибо любовь к природе, предполагает и уважение к каждой отдельной личности, будь она микробом, или планетой, а значит, неприкосновенность разума, это святое. Личное пространство, есть личное пространство.


- Золотые слова, - я смахнул несуществующую слезинку, - о, если бы все феи походили на вас! (Особенно наставницы). Насколько этот мир был лучше и чище.


- Нам необходима вторая часть заклинания трансмутации, - влезла в разговор Зану.


- Что? – Леоле аж подпрыгнула, - но это немыслимо, такое насилие над природой.


Я всегда ненавидела это заклинание и вообще считаю, что оно не должно существовать. Я не выкинула из головы его лишь потому, что хранение заклятья – мой долг, как жрици. Немедленно убирайтесь прочь и даже не смейте в моём присутствие упоминать трансмутацию, если не желаете, чтобы я обрушила на вас гнев матушки Земли!


- Простите сердечно, - я сверкнул на наставницу глазами сердито, - мы бы никогда не посмели воспользоваться столь мерзостным фокусом, (бр-р-р, от одной мысли о нём, трясти начинает!) если бы не желали защитить часть природы от кошмарного насилия. Вы, наверное, слышали, что Королева повелела выложить ей новую изгородь вокруг сада. Так вот, чтобы сделать это, придётся обработать много – много камней. Лишить их истинной, природной формы, нарушить совершенство. И, чтобы не совершать святотатства, мы надумали преобразить воду, которая и так постоянно меняется, в камень, вы понимаете мои чувства? И как бы сильно и искренне не желал я не делать этого, пойти против воли владычицы, не могу.


Я закрыл лицо руками и горестно покачал головой.


- Да, увы, хоть власть нашей королевы – ничто пред могуществом Единого и природы, спорить с ней подданные не имеют права, - жрица скрипнула зубами, - знал бы ты, как болит моё сердце, а душа разрывается на части…. Разве что, если я дам тебе такое задание, с которым не справится даже сотня фей, ты не сумеешь его исполнить и королева ничего с этим поделать не сможет. В общем, мне необходимо зерно Лупции Кропной.


- Ты совсем с ума сошла? – Зануда упёрла руки в боки, - да даже попытка приблизиться к этому растению, грозит ужасной смертью, про попытку раздобыть зерно я вообще молчу!


- Вот и я о том же, - Леоле хищно улыбнулась.


- Леди Зануда, кажется, последние испытания изрядно утомили вас и лишили способности здраво рассуждать, - я схватил наставницу за руку и потянул прочь, - мы бесконечно благодарны мистрис Леоне за такое замечательное задание. Теперь или добудем требуемое или откажемся от задания королевы. Ну, в худшем случае, немного погибнем, но это – мелочи. Главное, сохранить камни от надругательства!

Продолжение:http://www.proza.ru/2016/06/08/1654


Рецензии
Ай да Александр!!! Ну, Вы даёте!
Ваш эпизод с шоу меня покорил!

Валентина Лысич   25.05.2019 22:04     Заявить о нарушении
Спасибо:-))рад вам:-)))Старался, чтобы вышло ярко:-))))))с уважением:-)))

Александр Михельман   26.05.2019 08:47   Заявить о нарушении
На это произведение написано 8 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.