Игра Феечки. Глава 43

Шоу выдалось на славу,
Ёльф поймал успех по праву,
Блю-блю-блю пропели Заны
Сквозь морозные туманы...


Борис Готман.



- Слушай, а ты не того, не переборщил? – феечка кашлянула, - если твоё исполнение окажется не на том уровне, нас точно поколотят.


- Милая моя, чтоб ты ни исполнял, главное, чтобы все были уверены, что так и надо, - я махнул рукой, - а там пипл схавает. Киркоров вон с такой фигнёй уже сколько десятилетий выезжает. Яркий петушиный наряд, полуобнажённые танцовщицы, фанера и вперёд, фанаты орут, фанатки срывают розовые кофточки.


- Но, у нас нет ничего из описанного, - пикси поморгала глазками.


- Мы же волшебники, организуем шоу, - я хохотнул, - поверь, эти пушистые будут аплодировать, как сумасшедшие, я всё продумал, раз сто на бис вызовут!


- Будем надеяться, - кроха вздохнула, - но я бы, как у вас там, в реальном мире принято, приготовила побольше бинтов, йода, зелёнки и вазелина.


- Ага и записалась к проктологу, зубному врачу и патологоанатому, - хмыкнул я.
Судя по всему, Горные Пушистики по уровню развития технологий, судя по всему, находились в каменном веке. Нам отвели довольно большую пещерку, но на гримёрку она походила так же, как карцер Бутырки на гостиничный номер. Вместо постели – несколько вонючих шкур, стол заменял обычный камень со стёсанной верхней гранью. Зато стены сплошь украшала изумительная резьба, просто загляденье. Эти Пушистики, редкостные мастера.


- Н-да, если эти крепыши поют так же хорошо, как работают с камнем, у нас могут возникнуть некоторые проблемы, - я нахмурился, - одно радует, такие дикари, они как дети малые, радуются любой яркой картинке.


- Пение этих существ довольно своеобразно, - Зану прикусила нижнюю губку, - однако, допускаются до конкурса и иные стили. Всё же, не религиозное действо.


- Ты, кстати, на музыкальных инструментах бряцать умеешь? – уточнил я.


- На восемнадцати классических и ещё на шести так называемых, народных, - пикси гордо улыбнулась, - но, я так поняла, тебе требуется нечто вроде вашей, земной, гитары?


Малышка порылась в бесценной сумке и извлекла инструмент, который, впрочем, являлся скорее мандолиной, но…. на безрыбье и рак – рыба, так что.


- Подумай о песне, которую будешь исполнять, я воспроизведу мелодию, - попросила наставница, - я, между прочим, обладаю идеальной музыкальной памятью и легко могу сыграть всё, что хоть раз услышала, даже «твоими» ушами.


- Хотел бы я посмотреть, как ты на своей бряцалке сыграешь что-нибудь из «Рамштайна», - хохотнул я.


- Проще, чем проглотить горошину, - Зануда махнула ручкой, достала волшебную палочку, коснулась инструмента, который тут же превратился в электрогитару, провод от неё уходил куда-то в бездонную сумку, ударила по струнам и выдала такое, что аж стены завибрировали, а я остался стоять с открытым ртом и выпученными глазами, наполовину оглохший.


- Я же говорила, что могу повторить всё, что ты когда-либо слышал, - феечка хихикнула, - правда тебе повезло с возлюбленной?


- Одно радует, на моих похоронах не потребуется нанимать оркестр, сама сыграешь известный марш, - я покачала головой, - хм-м-м, а если ты у нас такая гениальная, может, есть какое-то клонирующее заклинание, способное на время создать несколько Зану?


- Да всё есть, - кроха кивнула, - а чего ты задумал-то?


- Ну, великому вокалисту не помешает собственная группа, - я потёр руки, - назовём, «Мой ночной кошмар». Классический вариант из гитаристки, басистки, барабанщицы, саксафонистки и клавишницы. Да, ещё четыре девушки на подпевке. Мы так отожжём, что горы обрушатся! Единственное, костюмчик тебе придётся сменить. В таком, как у тебя, только в деревенском клубе под гармошку частушки голосить.


- Хорошо, я всё сделаю, - пикси подмигнула мне, - но, с тебя поцелуйчик. Да не бледней так, я не гордая, хватит и в щёчку.
 

****


Разумеется, в пещере, в которой должно было происходить соревнование, не имелось ни сцены, ни зрительского зала. Просто часть отгородили каменными статуями, изображавшими насекомых, небольшими, мне по колено, а остальное пространство застелили тёплыми шкурами. Единственное подобие балкона в стене напротив «сцены», без бортика, предназначалось для «приза», прекрасной невесты. Самочка заранее взобралась на свой постамент. Довольно милая, кстати, с нежно – голубой шёрсткой, зачёсанной назад, сквозь неё даже можно было разглядеть огромные серые глазищи с кошачьим зрачком. Длинные коготки, выкрашенные хной, красовались на всех четырёх конечностях. Красотка опиралась на каменный тапор, украшенный изящной гравировкой.


- Надеюсь, эта штука в лапах чаровницы, подарок победителю, а не аналог гнилых помидоров, что метают в неудачников, - пробормотал я.


Не забыть бы упомянуть, что коридоры, соединявшие пещеры Пушистиков, являлись скорее порталами межмирья, вероятнее всего, так проще защищаться от врагов. Кроме создания таких проходов, иных видов магии, любители пения, судя по всему, не практиковали. Зрители и участники приходили и уходили разными путями, не сталкиваясь и не соприкасаясь, однако, мы, певцы, могли незримо стоять в коридоре и наблюдать за происходящим.


Сначала, как и везде, собрались гости, фанаты и болельщики, иначе и не назвать, так как Пушистики оказались существами шумными, постоянно переговаривались, кряхтели, кашляли, жевали принесённые с собой мало аппетитные лакомства. В общем, если не утихомирить, певцу придётся громко орать, дабы перекрыть весь этот гвалт. Но, вот на импровизированной «сцене» появился знакомый нам гигант. Весь такой важный, только смокинга недостаёт и галстука – бабочки. Подождав пару секунд, он гавкнул вдруг, да так, что даже я присел и едва не обмочил репутацию с испугу. Тут же зрители примолкли испуганно.


- Блю – блю – блю, - торжественно начал великан, - блю – блю – блю – блю, блю-у-у-ку, бли – блю – блю-у-у-у-уфк!


- Ну, это надолго, - я зевнул и закрыл глаза, - Заннучка, радость моя, разбудишь, когда начнёт петь первый исполнитель.


- А кто именно из нас? – послышался с десяток голосов.


Я повернулся и сглотнул нервно, передо мной стояла целая толпа наставниц в костюмах, похожих на те, в которых выступала группа «Кисс», даже лица так же размалёваны. Нет, не подумайте, я не поклонник этих исполнителей, но одёжка запоминающаяся. Эх, если бы имелась у феечки фигура, хоть какая-нибудь, вид был ещё более шикарный, но, Пушистики сами являются помесью гориллы и колобка, и так сойдёт.


Тем временем, на сцену выбрался первый певец. Светло – зелёная, скорее всего, крашеная шёрстка, две ленты стягивали волосы в районе головы, образуя два хвоста, несколько лапок насекомых, воткнуты сзади, как спицы - заколки в голове гейши. В лапах – длинный посох с навершием в виде горного козла.


- Блю – блю, К-а-руза, блюк – блюк – куюк, - заявил огромный «конферансье», ткнув пальцем в конкурсанта. Собравшиеся завопили радостно, затопали, завращали спрятанные до того трещотки. Успокоить удалось далеко не сразу.


- Ух, ты, а как, других участников звать будут, – хихикнул я, - Ле-а-меша, Ша-а-аляпина, Ла-а-реттиа?


К-а-руза сделав шаг вперёд, приложил верхнюю конечность куда-то в районе груди (или живота, поди, разбери), открыл рот такой огромный, что видно было даже в густой шерсти, и затянул: - «А-а-а-а-а»!!! Ответило ему сначала эхо, а через миг завопили и зрители. Хм-м-м, довольно красивый бас и похоже очень на Грузинские песнопения, только модуляций больше. А теперь ответьте, хоть кто-нибудь, как мне, мастеру уличных воплей, противостоять этому королю оперы? Да уж, здесь явно не «Золотой граммофон», богатые папики с папочками и готовность по первому свистку исполнить команду «лежать», не помогут стать истинным певцом! И никто не допустит «поющие трусики» обоего пола завывать на сцену.


Певец всё пел и пел, периодически вызывая волну воплей и топота и чем дальше, тем больше портилось у меня настроение. Даже завидую немного, вот что значит, когда исполняют искренне, чисто и от души, без микрофонов, компьютеров и фанеры, пользуясь только тем, что даровала щедрая природа. Когда ария, или что это там было, закончилась, К-а-руза, неожиданно, для меня, по крайней мере, подпрыгнул несколько раз, поджав задние конечности. Гы, прямо Билан какой-то. Ну, в козлопрыганье я конкурентам не уступлю. Ох, что началось в зале, как пещеру не разнесли, не знаю. Благодарный зритель, хоть и несколько диковатый. Успокаивали народ с полчаса, не меньше.


Второй Пушистик, судя по виду, перед выступлением сунул пальцы в розетку, погулял под дождиком, тесно пообщавшись с шаловливой молнией или что-то подобное. Шерсть конкурсанта стояла дыбом, была чёрной и даже, как будто даже дымилась. За спиной у «шашлычка» привязаны ярко раскрашенные крылья бабочки, из головы торчали палочки с кусочками цветного мха на концах. В руках он держал посох с навершием в виде совы.


- Блю – блю, Б–а-сковя, блюк – блюк – куюк, - провозгласил гигантский «конферансье», ткнув пальцем в конкурсанта. Дальше, вы догадываетесь, я едва не оглох в очередной раз.


Участник, сделал два шага, приблизившись вплотную к статуям, потом махнул верхними конечностями, сделал сальто назад и, приземлившись, сел на шпагат. И именно в таком положении запел, фальцетом. Этот, судя по всему, в прошлой жизни, был узбеком, но гениальным. Супер акын, так сказать. Я схватился за голову. Пожалуй, если мне и подарят Нефритовую плиту, то в роли могильного памятника! Пора брать руки в ноги и уносить, пока не оторвали к такой-то матери.
Третий участник со звучным именем М-а-гамаева украсил свою шерсть бесчисленными подвесками из полудрагоценных камешков. Пред выступлением, с полминуты крутился по сцене колесом, потом встал на верхние конечности и, в таком виде, запел йодлем. Мне оставалось только закрыть лицо руками и тихо стонать.


И понеслось, мои адовы муки длились часов шесть. Конкурсанты, как назло, пели всё лучше и лучше, не забывая выдавать головокружительные трюки. Я всё чаще посматривал в сторону выхода и нервно гладил волшебную палочку, но вот конферансье издал громкий сердитый свист и поманил лапкой. Я сглотнул нервно и на деревянных негнущихся ногах побрёл на свою позорную Голгофу. Пожалуй даже к брачному алтарю с Заной отправился бы с большей охотой. Оставалась надежда, что хоть костюм мой произведёт должное впечатление – почти полный паутинный доспех, только что кольчужную юбку пришлось заменить чёрной набедренной повязкой, сапоги скрыли отсутствие поножей, прямо на шлеме я нарисовал жуткую рожу и теперь походил на старого доброго Джокера.


- Блю – блю, Ё-а-льфа, блюк – блюк – куюк, - объявил меня гигант, теперь, как говорится, или пан или Пропан. Зрители зловеще промолчали.


Я крутанулся на месте, замер, вытянув вверх правую руку, слегка нагнув тело и склонив голову, держа свой артефакт, как микрофон, трижды щёлкнул пальцами, приговаривая: «раз – два – три – четыре – гоу»! Кузбака на моём плече, как могла, повторяла все движения, правда, на одном месте. Прошелся я задом наперёд лунной походкой, прямо как Майкл наш Джексон. Взмахнул волшебной палочкой, и сцену заволокло густым туманом. Пушистики завопили кто испуганно, кто гневно, но белая пелена начала рассеиваться и зрители замерли с открытыми ртами, ибо увидели мою группу. Посреди, в дальней конце сцены стояла огромная барабанная установка, перед ней – Радуга, хоботом покручивает, справа от неё полукругом расположились гитаристка, саксофонистка и трое Зану – певиц, слева же, соответственно, басистка, клавишница и три призрачные танцовщицы – Пушистика, чьи тела состояли из особо густого тумана, точная копия призовой самочки.


- Привет, народ, - начал я слегка охрипшим голосом и вытянул вверх руку с оттопыренными указательным пальцем и мизинцем, - сейчас вам будет представлена моя новая пестня, грустная, о тяжёлых буднях игрока. (Петь на мотив «Шаланды полные кефали»). Исполняется впервые.


Я встряхнул волшебной палочкой, в свободной руке у меня вырос ледяной посох с навершием в виде ежа, коий я приморозил к сцене и более не трогал, потом из кончика артефакта ударила струя белого тумана, сконцентрировалась над барабанной установкой и прямо в воздухе появились узоры, такие, что мороз рисует на стекле, обрамляли они огромный прямоугольник, разделённый на три неравные части. В средней, самой большой, задвигались фигуры, кои сейчас сыграют спектакль, покажут всё, про что я спою. В меньших появились, соответственно фигуры Зану гитаристки и Зану басистки. Изображения полностью повторяли то, что вытворяли на сцене клоны. Впрочем, во время выступления можно будет по очереди лицезреть всех членов группы. Трио на подпевке, запели нежными голосами: - «Блю – блю – блю», то ли вправду фон создают, толи синхронный перевод текста для тех, кто не балакает на эльфийском. Призрачные танцовщицы пустились в пляс, грациозно двигаясь.

Продолжение: http://www.proza.ru/2016/06/07/1698


Рецензии
Нет, не удержалась, возвратилась снова читать... :)))
И не жалею...
Спасибо!

Валентина Лысич   25.05.2019 21:58     Заявить о нарушении
Спасибо:-))рад вам:-))))Приятно, что никак не можете оторваться:-))))с уважением:-)))

Александр Михельман   26.05.2019 08:48   Заявить о нарушении
На это произведение написано 8 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.