Узбекистан. Путевые заметки

Узбекистан. Путевые заметки.

Наше путешествие мы начали с Ташкента и окончили в Хиве. То есть двигались с юго-востока на северо-запад, от Чимганских гор, в сторону Аральского моря (вернее той соляной пустыни, которая от него осталась). Так мы продвигались вдоль Амударьи от истоков к устью, по маршруту Ташкент, Самарканд, Бухара, Хива.

Таможня.

Любая страна начинается с таможни. Узбекская таможня очень строгая. Она требует заполнить декларацию о количестве валюты, имеющейся у Вас, о наличии аппаратуры (фото и телекамер, компьютеров, мобильных телефонов) и их стоимости, о наличии изделий из драгоценных металлов.
Так мне пришлось задекларировать даже мобильный телефон и обручальное кольцо. Пугали, что незадекларированные деньги и прочие ценности на выезде могут изъять. Не уверен, что это так, но рисковать не хотелось.
В дальнейшем, в каждой гостинице выдают справки о регистрации. На выезде потребуется объяснить и доказать, где ты жил на территории Узбекистана. Так, что тем, кто поедет в Узбекистан, советую не забывать получать в каждой гостинице справки о регистрации (отдельную бумажку на каждого члена группы), тщательно их проверять и хранить. Иначе могут возникнуть сложности при выезде.

Деньги.

Узбекские деньги называются Сум. В настоящее время 1 сум равен 1 русской копейке. Монет у них нет, есть только купюры, достоинством в 500, 1 000 и 5 000 сум. Самая крупная купюра равна примерно 50 рублям. Потому деньги занимают большой объём и в кошелёк не входят. Приходится носить их в рюкзаке пачками, перетянутыми аптечными резинками.
Узбеки научились очень быстро считать деньги, считают так же быстро и точно, как банковские машинки. Я тоже взял у них мастер класс по скоростному счёту денег. Правда, в России мне считать пока нечего.
Курса доллара существует два: официальный и рыночный. Рыночный курс незаконный, но все пользуются только им. Если вы поменяете деньги в банке, то получите раза в два меньше сумов, чем если бы поменяли деньги у частных лиц.
Любопытно, что все покупки в Узбекистане разрешены только за национальные деньги – сумы, но все счета за гостиницы выставляются только в долларах!
-Платите долларами!
-А можно сумами?
-Можно, но только по курсу чёрного рынка!
-Как так? Ведь чёрный курс незаконный!
-А вот так! Закон предписывает платить по незаконному курсу…
-А можно всё-таки по официальному курсу?
-Можно заплатить и по официальному курсу, но только при наличии справки из банка, что сумы Вы получили именно у них.
Понятно?
Формально рыночного курса как бы нет, но все пользуются только им. Официальный курс как бы есть, но им никто не пользуется.

Транспорт.

Транспорт из аэропорта мы заказали заранее. Это обошлось нам по десять долларов на семью. Причём, нам сначала предложили за 15. Когда мы спросили, почему нам за 15, когда нашим друзьям за десять, нам ответили, что администрация гостиницы не в курсе, почему это так, ибо перевозками занимается такси. Потом нам снизили цену до 10 долларов. Мы были рады.
Потом мы узнали, что до гостиницы вполне можно было доехать и за 1 доллар. Для этого надо было не заказывать такси официально, а поймать на углу и немного поторговаться с водителями.
В следующий раз мы были уже умнее. При переезде от аэропорта в Ташкенте, мы начали торг с 40 000 сум, и уехали за 5 000 сум. (сбили цену в восемь раз!).
Дороги в Узбекистане разные. Есть хорошие, есть плохие. Пробок нет. На трассах и на широких улицах встречные полосы разделены надёжным бетонным барьером. Барьер лучше, чем двойная сплошная разметка предохраняет от выезда на встречку.
Впрочем, по встречке водители всё равно умудряются ездить. Не считается грехом проехать метров 200-300 по встречке, чтобы попасть на бензоколонку, если она расположена слева от дороги.
Хамства на дорогах больше, чем у нас. Ремнями пристёгиваются только туристы. Некоторые водители удивляются нашей привычке странной привычке и просят не пристёгиваться…
-Почему???
-Потому, что это не Россия… 
Узбекскому водителю обидно, что Вы не доверяете его мастерству. Он гарантирует абсолютную безопасность… В общем, не пристёгивайтесь, пожалуйста. Не обижайте недоверием хорошего человека.
О наличии сигналов поворота половина водителей Узбекистана, вероятно, даже не подозревает. Но и те водители, которые знают, включают поворотники только на перекрёстках. Обгон и объезд производится без световых сигналов.
Зато очень часто пользуются звуковыми сигналами.
Автомобили там почти все местной сборки – Дэу и Шевроле. Ездят ещё и старенькие Жигули и вечные неубиваемые старые Волги. Другие марки машин – редкость. Это объясняется высокой пошлиной на ввозимые авто – 120% от стоимости автомобиля. Так что иномарки для узбеков – роскошь.
В качестве такси обычно используются Дэу Нексиа и Дэу Матиз. Багажники у них и так маленькие, но они, в подавляющем большинстве случаев, переведены на газ. Так, что полбагажника занято баллоном.  Поэтому, не советую в путешествие по Узбекистану брать много багажа.
Вокзалы в Узбекистане хорошо охраняются. Пройти на вокзал без билета невозможно. При входе на вокзал проходишь два досмотра багажа, предъявляешь билет и паспорт. Благодаря этим мерам, на узбекских вокзалах нет бомжей, жуликов, напёрсточников и цыган, столь привычных глазу россиянина.
Нумерация вагонов в составе поезда ведётся не с головы, не с хвоста, не с середины. Вагон с любым номером может оказаться в любом месте. Причём, где его искать, не знает никто, в том числе и проводники. Половина проводников скажет Вам, что нужно искать Ваш вагон в голове состава, другая скажет, что в хвосте. Но ни один не скажет, что не знает. Найти свой вагон можно только одним способом – обежать весь состав и лично посмотреть номера всех вагонов. Если на каком вагоне нет номера, можно спросить номер у проводника. Уж номер своего-то вагона он знает. Если это не Ваш вагон, больше ни о чём его не спрашивайте. Это пустая трата времени. Скорее бегите вдоль состава с чемоданами, ведь стоянка в Самарканде только пять минут.
Впрочем, помимо обычной железной дороги, в Узбекистане есть и скоростная дорога. Специальные поезда на ней могут развить скорость до 280 км. ч. Возможно, на этой дороге нумерация вагонов иная. Но мы на эту дорогу не попали – все билеты раскупаются за две недели до отправления.

Одежда.

Мужская одежда обыкновенная, интернациональная. Отличие только в тюбетейках. Но тюбетейки носят в Узбекистане далеко не все мужчины, а только одна треть, может быть, даже четверть.
А вот женская одежда заслуживает особого внимания.
Примерно одна треть женщин (включая туристок), носит обычную одежду – платья, юбки, брюки. А вот остальные две трети носят национальную одежду, состоящую из платья и штанов. Платья бывают разной длины, но штанишки должны быть обязательно видны. Всё это шьётся из лёгких тканей изумительных расцветок, украшается вышивкой, блёстками, стразами. Ни разу не видел там неприятной расцветки, или безвкусного рисунка на ткани.
Раньше мне не нравилась такая одежда на женщинах. Сочетание платья и штанов казалось диким и некрасивым. Наверное, это было связано с тем, что раньше я видел только бедных мигранток, да узбекских цыганок. Но судить по их одежде о красоте узбекского костюма – то же самое, что судить о красоте русского костюма по одежде наших бомжей.
На самом деле узбекский женский костюм очень красив. Некоторые женщины при каждом шаге так переливаются огоньками блёсток, что напоминают новогодние ёлки. Только на ёлках огоньки без всякого смысла бегают с ветки на ветку, а на узбечке они ненавязчиво очерчивают её фигуру. Очень красиво и сексуально.
На головах узбечки носят платки. Иногда – платок с женской тюбетейкой. Многие женщины, особенно молодёжь, носят большие платки – хиджабы, надетые поверх высокой причёски. Это модно.
Сидит этакая красотка на рынке, продаёт черешню. А поверх платка – тройное кольцо золотых цепочек, блестящих стразами…

Письменность.

Письменность в Узбекистане находится примерно в том же состоянии, что и нумерация вагонов в поездах. Связано такое положение дел со скоропостижным переходом узбекской письменности с кириллицы на латиницу. После независимости ( узбеки выражаются именно так – не после наступления независимости, а после независимости) руководство страны решило поскорее отменить кириллицу и ввести латиницу. Никто не подумал о том, каким образом заменят все книги и документы. Никто не подумал как разумно и правильно приспособить латинский алфавит к узбекской фонетике. Приняли закон и всё.
В результате, не смогли заменить не только книги, но даже уличные вывески и таблички с названиями улиц. Теперь рядом висят вывески писанные кириллицей, писанные латиницей, писанные по-русски, писанные по-английски. Так надпись «Шиномонтаж» мирно соседствует с надписью «Shashlik». Не всегда отличишь узбекскую латиницу, от английской. Положение усугубляется тем, что в узбекской латинице буква Икс обозначает звук Х. Например, название города Хива пишется Xiva Вот и пойми, как его читать, толи Хива, толи Ксива… Но тот же звук «Х» можно обозначить ещё двумя способами – «ch», или «h». Название города Бухара пишется то  Buhara, то Buchara, то Buxora. Буква «i» обозначает то звук «и», то звук «ы» Например, как прочесть название мечети «Bibichanim»? Бибиханим? Бибикханим? Бибиханым? Бибикханым? Правильный ответ - Бибиханым.
А ведь звук «Ы» часто встречается в узбекском языке. Но в латинице такой буквы нет.
В латинице нет буквы «Ш», буквы «Ч» и т.д. Какой звук обозначает буква «Q»? Тот же, что и буква «К». А какой звук обозначает буква «G»? То «Ж», то «Г», по ситуации…
Но это не беда, зато прикоснулись в общечеловеческим ценностям… Я бы ещё мог понять китайцев или японцев, если бы они перешли с иероглифов на латиницу. На компьютерах иероглифы набирать неудобно. Но узбеки-то какую выгоду получили от этой чехарды?
Замена кириллического алфавита на латинский напоминает мне стрижку свиней – визгу много, а шерсти мало.

Рынки.

Узбекский базар в сознании русского человека это, в первую очередь, фрукты. Но фруктов в мае ещё немного. Это черешня, некоторые сорта урюка, садовая земляника и шелковица. Причём шелковица бывает не только чёрная, но и белая. Все эти фрукты вкусные, какие-то настоящие, без ГМО, удобрений и прочей дряни. Вкус и запах настоящие, почти забытые. Очень хорошие помидоры – крупные, мясистые, вкусные. Лук сладкий, не едкий, какой родится на наших северных землях, слезу не вышибает.
Много продаётся восточных сладостей. Это изюм разных сортов, чернослив, с ядрами грецких орехов вместо косточек, роллы из изюма, завёрнутого в ломтики сушёной дыни, пахлава, халва и прочие. Но в сладости я не вникал, ибо не любитель.
Много продаётся лепёшек разных видов.
Очень много красивых тканей, красивых узбекских нарядов, тюбетеек мужских и женских. Отдельная песня – гибрид бейсболки и тюбетейки.
Из сувениров распространены пеналы с секретом, как вариант, портсигары с секретом. Причём, секрет известен каждой собаке, на всех изделиях один и тот же. Много складных подставок под Коран (или другую книгу). Эти подставки вырезаются из одной доски. Они могут состоять из двух, трёх и даже четырёх частей. Они не склеиваются, а вырезаются заранее переплетёнными и неразделяемыми. Причём подставка может трансформироваться в подставку для планшета. или фото, или складываться в единую плоскую дощечку.
Много резных тростей. Когда я взял в руки одну из тростей, чтобы полюбоваться её узором, продавец сразу начал торговаться. Пришлось объяснить ему, что трость мне пока ещё не нужна, но лет через десять я обязательно вернусь в Узбекистан и куплю себе такую трость.
Много продаётся керамики. Очень красивый рисунок на блюдах и пиалах. Забавные керамические статуэтки. Но керамика заводская, одинаковая во всех городах. Кустарного производства керамики в Узбекистане нет.
Отдельная песня – рынок пряностей и приправ. Их огромное количество. Большинству из них я даже названия не знаю. Я купил зиру и барбарис, необходимые для приготовления плова. Большой стакан зиры стоит дешевле, чем у нас маленький пакетик, в котором зиры всего лишь чайная ложка. И запах рыночной зиры гораздо сильнее, чем магазинной, сильно чувствуется даже через два полиэтиленовых пакета. Дочь купила мне чёрный рис. Попутно ей всучили ещё и зелёный чай – не смогла отбиться. Ну, ничего, чай лишний не бывает.

Еда.

Популярен плов. Причём, плов в каждом городе варят по-своему. Я сам обычно варю таджикский плов с сильно обжаренной морковью. Его я нахожу самым вкусным. Но я сильно расширил свой кругозор, отведав Самаркандского, Бухарского, Хивинского плова. Каждый из них хорош по-своему. Морковь во всех этих видах плова не обжаренная, а паровая, сладкая и очень вкусная. Хивинский плов готовится только из говядины. Бухарский и хивинский плов подаются перемешанными, а самаркандский плов выкладывается слоями. В самаркандском плове используется только жёлтая морковь. Я раньше даже не подозревал о существовании такой моркови.
Варится он слоями снизу мясо, в середине морковь, сверху рис. На блюдо он выкладывается в обратном порядке в виде пирамиды. Мясо – нежная баранина нарезана крупными кусками, находится на вершине пирамиды, под ним паровая жёлтая морковь, внизу рис, обязательно длиннозёрный, хотя до этого все меня убеждали, что плов надо варить только из круглозёрного риса. Блюдо украшается кружочками конской колбасы, ломтиками сладкого лимона, перепелиными яйцами.
Очень много самсы разных видов и размеров. К самсе подаётся томатный соус, который надо заливать внутрь самсы. Рыба готовится в кляре, получается суховатой и пресноватой. Шашлык готовится на коротких шампурах, половина от кавказского. Мангалы очень узкие и мелкие, мясо жарится очень близко к углям и очень быстро. Вкусные люля кебаб. Но слова такого в Узбекистане никто не знает. Это блюдо они тоже называют шашлыком. Манты, пельмени тоже разные и очень вкусные.
Порции большие. Нормой считается полкило мяса, или полкило рыбы. Меньше не подают.
Окрошка из огурцов и зелени готовится на кефире, иногда подаётся в виде салата в сметане. Изумительно узбеки умеют обжаривать баклажаны. Обычно баклажаны жадно впитывают жир при жарке. Но узбеки каким-то образом умеют этого избежать.
Много продаётся острого кислого сыра в виде маленьких шариков, размером с чупа-чупс.
В общем, чтобы перечислить все виды узбекской еды, потребуется толстая книга.
Всё вкусно и относительно дёшево. У нас роскошная трапеза выходила по 100-150 рублей на человека.
Из вин понравилась «Золотая Бухара».

Узбекское гостеприимство.

Кто не испытал на себе узбекское гостеприимство, тот совершенно не знает Узбекистана. Слухи о нём вовсе не преувеличены. Они даже не отражают ситуацию в полной мере.
Судите сами.
Мы приехали в Узбекистан двумя семьями. Дружественная нам семья была знакома с человеком, который был знаком с узбекской семьёй. Он позвонил им и предупредил их о нашем приезде. Дружественную семью перехватили в ташкентском аэропорте и увезли в гости. Мы должны были встретиться с ними в гостинице, но получили от портье только записку.
На другой день, они вырвались из гостей, мы вместе поездили по городу, а вечером нас всех вместе снова увезли в гости. Дружественная семья была незнакома с узбекской семьёй. Они были знакомыми знакомых. Наша семья была для этих узбеков знакомыми знакомых, знакомых. Но приняли нас как самых близких друзей. Пир описывать не буду, ибо даже Шахерезада была бы тут бессильна. Никакой язык не способен передать изумительный вкус блюд. Передам только слова одной из наших дам, сказанные на следующий вечер:
«Последнего барана мы ели уже после полуночи».
Эти слова передают весь восторг и ужас нашего положения, когда душа жаждет, а желудок не имеет никакой физической возможности съесть ещё кусочек. Хотя вообще-то наши дамы после шести не едят…
Вырваться было нелегко. Нам удалось это только потому, что на следующее утро планировался переезд в другой город, а вещи остались в гостинице. Только это обстоятельство позволило нам уйти из-за стола и избежать столь же роскошного завтрака.
Но и уехав из Ташкента, мы оставались под патронажем. Наши узбекские друзья позвонили своим знакомым в Самарканд, и передали им заботу о нас. Для этих людей мы были уже знакомыми знакомых, знакомых, знакомых. Но гостеприимство было столь же радушным.
На протяжении всего путешествия нам звонили, спрашивали, всё ли у нас хорошо и не нуждаемся ли мы в какой помощи.

Интернет.
Очень понравился ответ одного из гостиничных портье.
-У Вас есть вай-фай?
-Есть, но не работает.
Карточки не работают. Платить можно только наличными деньгами.
Попытки подключиться к вай-фаю в Хиве, очень походят на попытку добыть огонь трением – так же долго, так же трудно и так же бесполезно. Я плюнул на это дело ещё в первый день, расслабился и стал наслаждаться атмосферой этого средневекового города, а жена честно боролась за вай-фай три дня, но с тем же успехом.

Ташкент.

Первый город, который мы посетили – Ташкент. Этому городу более тысячи двухсот лет. Но в 1966 году он был стёрт с лица земли страшным землетрясением. Все старые дома, главным образом одноэтажные саманные, были разрушены, и город отстроили заново. Строили всем Советским Союзом, причём, бесплатно. Теперь Ташкент современный город с очень широкими улицами. В нем 3 миллиона населения. Много зелени, парков, скверов.
Из достопримечательностей хочется отметить Белую мечеть. Это изумительной красоты здание, совместившее традицию исламской архитектуры и современные технологии. В центре круглый молитвенный зал, накрытый огромным куполом. Красота, прохлада, ощущение лёгкости и невесомости.
Второе чудо Ташкента, это гробница святого имама. Это целый архитектурный ансамбль, помимо гробницы включающий в себя  медресе, мечеть и павильон, в котором хранится Коран Османа. Это огромная книга на каменной подставке, размером метр на метр, буквы размером с ладошку.
Великолепные здания украшены сверкающими изразцами. Минареты одеты в роскошные керамические «браслеты». Портики украшены изразцовыми панно.
Третье чудо, это Ташкентское метро. Очень красивое, в восточном вкусе. Орнаменты, купола, сталактиты (особая национальная архитектурная деталь). Сталактитами украшаются обычно капители колонн, или паруса – треугольники, образующиеся в углах потолка, между стенами и куполом, ведь комната квадратная, а купол круглый.
Рядом с Ташкентом Чимганские горы. Час езды и Вы в горах. Этот день встретил нас дождём и серыми облаками. Так что всей красоты ледников и скал мы не увидели. Но даже в таком виде Чимган прекрасен. Горы есть горы! Что тут ещё скажешь?
По пути, нам встречались очаровательные маленькие арбы, запряжённые осликами. Вся равнина вокруг Ташкента покрыта буйной зеленью, поля, сады, каналы.
В пригородах и в сельской местности огромные пространства застроены абсолютно одинаковыми одноэтажными домиками с приусадебным участком. Это узбекское решение квартирного вопроса, а заодно и занятости, ибо жильё даётся вместе с большим участком земли. Условия кредита, насколько я понял, льготные. Получая такой дом, молодая узбекская семья может начать жизнь с нуля, если не боится крестьянского труда. Домики небольшие, однообразные, лишённые архитектурных украшений, но лучше, чем ничего.

Самарканд.

На протяжении истории, столица средней Азии не раз побывала в Самарканде. Последний раз это было при Тимуре и его потомках. Жители Самарканда до сих пор чтут память этого великого полководца и правителя. Вот явное опровержение того мнения, что гений и злодейство несовместны.
В Самарканд мы приехали на двух такси. Была уже ночь. Водители высадили нас на некотором расстоянии от отеля, ибо здесь начиналась пешеходная зона. Перед нами возникла восточная сказка, красиво подсвеченная прожекторами. Глухая стена изукрашенная изразцовыми узорами, а над ней возвышаются величественные порталы и нежно-бирюзовые купола. Красота сказочная. Мне показалось, что это целый городок. Но это была всего лишь одна мечеть дворового типа, вся затканная сверкающими изразцовыми узорами.
По ошибке, водители такси повели нас не в ту сторону. И мы прежде, чем попасть в гостиницу, обошли вокруг мечети. Это была Бибиханым – мечеть построенная Тимуром в честь его первой и наилюбимейшей из жён, которую тоже звали Бибиханым. Она была из рода Чингисхана, тогда, как сам эмир Тимур, не имел отношения к этому роду, а потому не мог претендовать на титул хана. Он создал огромную империю, от Средиземного моря, до Инда, и принял скромный титул эмира (правителя).
Гостиница располагалась в пяти метрах от мечети, и тоже называлась Бибиханым. Это был старинный двухэтажный дом с уютным внутренним двором. Навеес верхней галереи подпирали классические узбекские колонны из дерева. Они покоятся на коническом основании. Нижняя часть колонны закруглена. Выше закругления – глубокая резьба, напоминающая языки пламени. Дальше вверх уходит, постепенно сужаясь, колонна, покрытая плоско-рельефной резьбой, с чеканным фоном. Резьба может быть разной, на каждой колонне она своя – уникальная. Колонны имеют различный диаметр. Это зависит от диаметра дерева, из которого она изготовлена. Красота колонны зависит от вкуса мастера, её изготовившего, но не от площади резьбы. Иная колонна всего-то и имеет резной браслетик в верхней части, а смотрится красивее, чем другая сплошь покрытая резьбой.
Капители колонн – поперечные брусья, длиной около 1 метра, фигурно выпиленные и тоже резные. Колонна с капителью напоминает букву «Т». На ряд таких колонн уложен брус, служащий опорой для резных балок. По балкам проложен настил из круглых жердей. По настилу набита глина. Глина вымощена старинным квадратным кирпичом. По вымощенной крыше тоже можно ходить.
В комнатах потолок также состоит из круглых балок, проложенных через каждые 60-70 см. Поверх балок настил из жердей.
Дом модернизирован. В каждом номере свой санузел, кондиционер, красивой формы ниша, похожая на михраб.
Проснувшись по утру, мы были восхищены видом нежно-бирюзового купола мечети, сверкающего прямо над нашим двором.
Завтрак был сервирован на крыше. Сам завтрак, организованный по принципу шведского стола, ничем не примечателен. Кофе только растворимый. Сок из тетрапаков, явно порошковый. Глазунья, да сосиски. Достойны похвалы только помидоры натурального вкуса и сласти.
Но завтракали мы на свежем воздухе, любуясь красивейшими куполами и минаретами.
Внутри мечеть была уже не так прекрасна. Огромные трещины, фундаменты дрених строений, ростки деревьев на стенах. Работы реставраторам предстоит ещё очень, очень много.
Другая достопримечательность – очень красивый некрополь - Шахи Зиндо, в котором похоронена знать и жёны Тимура. Язык не в силах описать этой красоты. Это можно только увидеть. Даже фотографии не передают того ощущения нереальной восточной сказки.
В центре Самарканда высятся изъеденные ветрами и дождевыми промоинами грандиозные глиняные валы городища Афросиаб. Это древний Самарканд, уничтоженный Чингисханом. Внутри крепостных валов ничего нет. Это пустырь, на котором ведутся археологические раскопки. Единственное здание в городище Афросиаб – гробница святого Даниила. Эту гробницу чтут и мусульмане, и христиане, и иудеи. Гробница и надгробие примечательны своей длиной. Длина надгробия = 17.5 метра! Почему так? Существует целый ряд версий, одна нелепее другой. Известно лишь то, что святой был обычного человеческого роста.
Рядом с гробницей источник святой воды. Говорят, она исцеляет от всех недугов, особенно – кожных. Я попробовал. Не помогло. Видимо, атеистам святая вода не помогает. Но я на святого не в обиде. Хуже-то не стало.
Ещё одно чудо Самарканда – обсерватория Улугбека. Мирзо Улугбек был внуком Тимура. Трон он не получил. Но прославился как великий учёный.
Эту обсерваторию, вернее её подвал, откопали русские археологи. Вообще, до прихода русских «завоевателей», мечети, медресе и гробницы Самарканда лежали в руинах. На фотографиях начала двадцатого века, Самарканд похож на Сталинград 1943 года. Ведь столица Бухарского эмирата находилась в Бухаре. Шедевры Самаркандской архитектуры шестьсот лет никто не ремонтировал. Только русские «оккупанты» начали восстанавливать из руин эти сокровища.
Следующая жемчужина, это песчаная площадь - Регистан, окружённая с трёх сторон тремя красивейшими медресе, одну из которых построил сам Улугбек. Все три медресе очень красивы. Их стены затканы причудливой вязью изразцовых узоров.
Все медресе отличаются друг от друга только отделкой и размерами, но общая планировка типовая. Пройдя через величественный портик, попадаешь в просторный  прохладный вестибюль. По обе стороны от него две больших залы. Одна из них – мечеть, другая – лекционный зал. Две двери прямо ведут во внутренний двор. Во двор открываются двери студенческих келий. Каждая келья двухуровневая. Верхний этаж – спальня, нижний этаж – кухня-столовая. В каждой келье есть небольшой камин, перегороженный надвое керамической плитой с большим отверстием. Ниже плиты разжигаешь огонь, в отверстие ставишь небольшой казан и готовишь пищу. Каждая келья рассчитана на двух студентов. В специальных стенных нишах устроены полки для книг, утвари, постельного белья.
В этих огромных медресе имеется более 300 келий. Вот такие общежития при ВУЗах 14 века!
Ну, и конечно, главная жемчужина Самарканда – это гробница Тимуридов. Там похоронен великий Тимур и его близкие родственники.
Раньше это был целый комплекс зданий, включающий в себя мечеть, медресе, четыре минарета и ещё несколько зданий, назначение которых пока не установлено. Теперь от всего этого остались только фундаменты. Сохранилась только сама гробница. Это огромное здание, размером с церковь, накрытое огромным куполом. Все стены здания выложены изразцовыми узорами изнутри и снаружи. Снаружи узоры синие, голубые, зелёные, бирюзовые. Купол сияет нежной бирюзой, соперничая с небом. Изнутри здания стены и потолок затканы уже золотыми узорами. В центре залы несколько надгробий. Поначалу я подумал, что Тимуру принадлежит самое высокое надгробие. Я направил на него руки, но не почувствовал никакого энергетического потока. Мой прошлый опыт говорил мне, что наиболее сильные энергетические потоки исходят от праха великих людей, или предметов с ними связанных. Но вскоре я нашёл надгробие Тимура. Оно излучало очень сильный поток ЦИ, вплоть до болезненных уколов «иголочками». Это было надгробие из черного оникса. Тёмные предметы кажутся нам меньше своих истинных размеров, и вообще, в полумраке теряются. Одно черное надгробие, среди белых. Оно излучало пугающе сильный поток. Вскоре я ощутил слабость, вялость, зевоту, словно бы кто-то пил из меня кровь. Подобные ощущения я испытывал лет пять назад в Италии, в тюрьме Сан Лео. Тогда нас повели куда-то, и я почувствовал слабость и дурноту. Как оказалось позже, нас привели в пыточную инквизиции.
Вот и теперь при посещении гробницы Тимура, я ощутил те же болезненные симптомы. Только выйдя из прохлады гробницы на адский солнцепёк, я почувствовал себя лучше – вернулась бодрость и сила.
Но экскурсовод объяснил, что в узбекских гробницах стоят только надгробия, а сами кости лежат под надгробиями в подвале. Он показал нам дверь, ведущую в подвал. От этой двери тоже шло сильное пугающее излучение.
Тимур – железный хромец, создавший империю от Средиземного моря, до Инда, совершил восемнадцать походов и все удачные. Он умер 69 лет от роду во время своего девятнадцатого похода. Страшный старец, с высохшей правой рукой и правой ногой, держал в трепете всю Азию!
Пусть он не был ханом. Мало ли было на земле ханов? Кто их теперь помнит? Ханов было много, а Тимур один. Равен он только Александру Македонскому и Чингисхану.
Глядя на дверь подземелья, я увидел его лицо внутренним взором. Оно было страшным, но не имело ко мне лично, никакой неприязни, или враждебности.
В разных музеях я видел карты завоеваний Тимура. Они сильно отличаются друг от друга и несколько преувеличивают его успехи. Так победа Тимура над турецким султаном Баязидом, дала  повод авторам некоторых карт, пририсовать к завоеваниям Тимура всю Турцию! Но разбить армию султана, это ещё не завоевание. Надо взять штурмом все города. А Тимур после победы повернул домой. Сами турки много слёз пролили над телом своего султана Баязида-молнии, но никакого завоевания своей страны так и не заметили!
Причём, на одной карте, Турция пририсована по самый Босфор, а на другой карте, - уже в современных границах, вместе с Константинополем, который в 1410 году туркам ещё не принадлежал. Турки завоюют его только полвека спустя в 1453 году.
С не меньшим удивлением, я обнаружил, что и Москва входила в состав империи Тимура.
На одной из карт забыли нарисовать Крым. Чёрное и Азовское моря, ничем не разделённые, слиты в единое Чёрно-азовское море. Вот такие географическо-исторические новости я узнал в Самарканде!
На мой взгляд, Тимур был достаточно велик, чтобы не нуждаться в жульнических приписках. Не надо пририсовывать ему тех завоеваний, которых он не делал. Это его унижает.

Бухара.

Если Самарканд это современный город, с разбросанными по нему историческими памятниками, то Бухара это старый город. Пусть её медресе и мечети меньше по размерам и не так богато изукрашены, как в Самарканде, но в ней сохранилась изумительная атмосфера старого восточного города. Шедевры Самарканда стоят посреди современного города. Они вырваны из контекста. А в Благородной Бухаре есть целый город с узкими улочками, караван-сараями, медресе, чайханами. Бухара И Шериф хранит непередаваемый восточный аромат.
Наш отель в Бухаре стоит посреди старого города. Это старый двухэтажный дом с внутренним двором. Говорят, раньше этот дом принадлежал первому секретарю ЦК КП Узбекистана. В отеле более 20 номеров, плюс служебные помещения, трапезная. Во дворе высоченный навес, во всю высоту здания создаёт прохладную тень. Чем выше потолок, тем прохладнее в здании. Традиционные колонны из чёрного вяза, которые поддерживают этот навес очень старые. Даже резьбу на них уже трудно разглядеть – стёрлась от времени. Под навесом стоят топчаны. Топчан это дощатый помост на четырёх ножках. Он застелен коврами. По периметру топчана разложены мягкие матрасы и подушки, а в центре стоит столик на коротких ножках. Как приятно скинуть обувь с усталых ног и развалиться на мягких подушках возле столика! Тень, отдых, восточные кушанья, зелёный чай! Отдыхаешь гораздо лучше, чем за обычным ресторанным столиком.
Ташкентские и Самаркандские топчаны имеют ограждение с трёх сторон, а Бухарские и Хивинские - только с двух. Бухарский топчан похож на двуспальную кровать с двумя спинками. Он рассчитан на четверых путников, но может вместить и шестерых.
Особо примечательная была дверь у нашего отеля. Она такая же старая, как колонны. Дверь, как и все двери в Бухаре, двустворчатая. Сделана она из очень широких досок. Видимо, на двери отбирались самые широкие доски. Каждая створка наших ворот состояла из двух досок, а ведь ширина каждой створки составляла сантиметров 80!
Доски дверей с внутренней стороны соединены поперечными брусьями. Прибиты они не гвоздями, а плотницкими скобами. Концы скоб пробили дверь насквозь и выступают наружу. Но снаружи их не видно. Они прикрыты изящными медными чашечками. Два ряда таких выпуклых чашечек и скрывают концы скоб и украшают дверь. Дверь вся покрыта замысловатым восточным узором. Но резьба уже сильно стёрлась от времени и едва различима. Створки двери поворачиваются не на железных петлях, а по-старинному, на пяточках. В двери имеется окошечко, чтобы посмотреть, кто пришёл. Дверные ручки сделаны в виде колец – молотков. Таким кольцом удобно постучать в дверь. Если хозяина нет дома, он оставляет кольцо повёрнутым вверх. Это знак: «Меня нет дома, прошу не стучать».
Рядом с этими дверными кольцами-молотками ещё один молоток, выполненный уже не в форме кольца, а в форме затейливого сердечка. Под ним прибита узорчатая медная дощечка. Это сделано с таким расчетом, чтобы удар сердечка приходился не по дереву, а по металлу. Вместо стука получается мелодичный звон. Зачем? Это дверной молоток для женщин. Если приходит мужчина, он стучит кольцом, получается стук. Если приходит женщина, она стучит сердечком, получается звон. Так хозяева заранее по звуку знают, кто пришёл. Если хозяйка дома одна, она, из скромности, на мужской стук она даже не подойдёт к двери. Другое дело, если пришла соседка…
Вот такая чудесная дверь. И таких дверей в старом городе подавляющее большинство!
Перекрёстки улиц в Бухаре накрыты красивыми кирпичными куполами. Эти купола выполняют функцию маленьких базарчиков. В наши дни сохранилось только три таких купола. Но в старину их были десятки.
По всему городу, среди старинных домов, мечетей, медресе, караван-сараев, проведены каналы. На каждой площади водоём (хаус) Набережные водоёмов выполнены в виде каменных ступеней, что позволяло спуститься к воде и набрать воду, при любом уровне стояния воды. Теперь такой водоём в Бухаре остался один, на большой площади. В его воде отражаются великолепные постройки.
В старину такие водоёмы украшали каждую площадь. Они служили источником воды для жителей. В этих стоячих водоёмах водились микробы дизентерии, в тёплой стоячей воде плодились несметные полчища комаров, которые разносили малярию. Где комары, там и лягушки. Они день и ночь забавляли горожан своими песнями. А где лягушки, там и аисты. На каждой крыше, на каждом минарете красовались огромные гнёзда.
В наше время осталось только одно гнездо, да и то давно уже необитаемое. Дело в том, что при советской власти в Бухаре был построен водопровод. Из хаусов, по санитарным соображениям, воду выпустили.
Не стало малярии, не стало кишечных инфекций, но вместе с болезнями исчезли и лягушки и аисты. Такова жизнь, чтобы получить что-то, надо чем-то пожертвовать…
В числе прочего, мы посетили бухарский хамом (баню). Баня эта очень старая, построена ещё в шестнадцатом веке. Как я подозреваю, с момента постройки ни разу не ремонтировалась.
Стены хамома сложены из старинного тонкого квадратного кирпича. Баня состоит из просторного высокого вестибюля, где можно отдохнуть и попить чаю. Помывочное отделение состоит из нескольких квадратных комнат, крытых высокими куполами. В стенных нишах сделаны каменные лежаки, под которыми проведён горячий пар. Лежи и грейся.
В центральной зале под самым большим куполом сделано каменное ложе, на котором банщик Вас моет. Пилинг, мытьё и массаж, с элементами мануальной терапии одновременно. Каждый сустав, каждый позвонок должен громко щёлкнуть. Впрочем, у меня в грудном отделе что-то щёлкнуло как-то не так. До сих пор спина болит. Но ничего, скоро закачаю.
В некоторых комнатах старинная система нагрева лежаков работает плохо. Прогреться удаётся только стоя. А это уже несколько портит кайф от бани. Ведь полное расслабление достигается только лёжа.
В Бухаре сохранилась старинная крепость, по преданию, основанная легендарным иранским царевичем Сиявушем, ещё при царе Афросиабе. Стены этой крепости глинобитные, очень высокие. Они построены из сырой глины, смешанной с рубленной соломой. Стены толстые у основания, но узкие наверху. И внешняя и внутренняя поверхность стен не вертикальная, а наклонная. Из стен торчат концы брёвен, составляющих каркас стены. Говорят, что эти брёвна помимо армирования стены, впитывают влагу и испаряют её через свободно торчащие концы. Ведь сырость – главный враг глинобитных сооружений. Несмотря на прошедшие сотни лет, брёвна, заложенные в глину не гниют. Причина тому – сухость климата и особая обработка древесины, которая вымачивалась целый год в растворе конского навоза и рубленной соломы. Дерево окаменело и вот уже веками не гниёт.
Стены крепости укреплены семью монолитными башнями-ротондами, тоже глинобитными. В плане, эти башни повторяют положение звёзд Большой Медведицы.
Башни нужны для обстрела противника с флангов, если он подойдёт вплотную к стене.
Ещё одна башня, построенная из обожжённого кирпича, служит входом в крепость. В ней находятся ворота.
Любопытно, что в маленьких каморках по бокам от тоннеля, ведущего в крепость, устроена тюрьма. Всякий, кто входил в крепость, мог воочию увидеть страдания грязных немытых заключённых, скорчившихся в тесных камерах, за решётками. Это давало неплохой устрашающий эффект, дабы все входящие в крепость, вели себя прилично.
Внутри крепости расположен Зимний дворец бухарского эмира. Он не так величествен, как мечети и медресе. Ровные кирпичные стены, без окон. Традиционные резные ворота с кольцами –молотками и рядами медных чашечек.
Внутри – тронный двор. Трон под навесом, поддерживаемым традиционными резными колоннами. Покои под плоскими деревянными крышами. Внутри дворца стены украшены узорчатыми изразцами, потолки деревянные. Балки резные. Имеется и закрытый тронный зал, на случай холодной погоды.
Главная жемчужина Бухары, это мавзолей Саманидов. Саманиды, это династия правителей, которые правили в девятом и десятом веке. Они свергли власть арабов, завоевавших среднюю Азию в восьмом веке. Саманиды снизили налоги. Уравняли в правах мусульман и огнепоклонников. А Бухару Саманиды сделали своей столицей. Власть арабов была кровавой и тираничной, по сути грабительской. Либо принимай ислам, либо плати огромные налоги. При Саманидах народ вздохнул свободнее.
До сих пор в Бухаре помнят и чтут эту династию.
Секрет изготовления цветных изразцов был открыт только в двенадцатом веке, а усыпальница построена в девятом веке. Вот почему гробница не украшена изразцами. Но она имеет очень гармоничные пропорции и украшена фигурной кладкой кирпича. Из кирпичей выложены столь красивые рельефные узоры, что она имеет вид резной шкатулки. Верхняя часть гробницы прорезана арочками окон, закрытых алебастровыми узорными решётками. Всё сооружение накрыто сферическим куполом. Снаружи окошек сорок (по десять в каждой стене), изнутри окон меньше. Внутренние окна не совпадают с наружными. В результате в гробницу попадает только отражённый свет и сохраняется прохлада. Решётки двух рядов окон накладываясь друг на друга, создают причудливый рисунок света и тени. Надгробие в усыпальнице одно. Но похоронено там три султана.
Чингисхан, взяв Бухару, не посмел разрушить эту усыпальницу. Одни говорят, из суеверного страха перед мертвецами, другие говорят, из уважения к Саманидам, третьи утверждают, что он был пленён красотой этой гробницы.
Вот такая она Благородная Бухара. Меньше гигантизма, чем в Самарканде, меньше блеска изразцов, хотя, изразцы тоже есть. Даже сам кирпич в Бухаре более тёмный, чем в Самарканде, грязновато-пыльного цвета. Но гармония куполов, старинных резных дверей, разноцветных фасадов медресе и глухих стен частных домов и караван-сараев, создают неповторимый шарм.

Хива.

Дорога от Бухары в Хиву пролегает через пустыню Кызыл-кум. В переводе это означает Красные пески.
Песок там действительно красный, вернее рыжий. Но пустыня эта не вполне бесплодна. Она вся поросла верблюжьей колючкой, примерно 1 кустик на каждый квадратный метр. Так, что верблюды вполне могли бы там пастись. Другой вопрос, чем их там поить?
Периодически попадаются между барханами пересохшие солончаки. Их белая соляная корка похожа на снег.
Триста километров едем по пустыне, потом пересекаем Амударью. Амударья – средневековый Джейхун, Древний  Яксартис! Река эта очень широка, на ней много голых песчаных островов и отмелей. Она вполне оправдывает репутацию блуждающей реки. Постоянно она приносит с гор огромные количества песка. Здесь, на равнине, течение замедляется, и песок оседает на дно. Так река сама себе загораживает путь, выходит из берегов и находит новое русло. Чтобы сдержать реку в рамках, оба берега укреплены высокими дамбами.
Река эта судоходная. По ней ходят небольшие суда.
Вскоре за рекой показывается город Ургенч. Когда-то давно это была столица Хорезма. Отсюда хорезмшахи начинали свои завоевательные походы, покорив всю Среднюю Азию, Иран, Закавказье, часть Ирака. Потом столицу перенесли в Самарканд.
Но в 13 веке армия Чингисхана уничтожила государство хорезмшахов. Ургенч был разрушен с помощью воды. Монголы разрушили дамбы и направили Амударью на город. Вода быстро размыла глинобитные стены, и город пал.
Нынешний Ургенч небольшой современный город, с местным аэропортом.
От него до Хивы остаётся около 30 километров.
И вот перед нами Хива. У этого города сохранились крепостные стены. За минувшие столетия, он практически не вышел за пределы древних крепостных стен. Стены эти устроены точно так же, как и в Бухарской цитадели. Сложены они из смеси глины с песком и рубленной соломой. Стены толстые у основания (8-10 метров) и узкие (метра 3) наверху. Высота стен 8 метров. Обе поверхности стен, и внутренняя, и внешняя, получаются наклонными.
Так же как и в Бухаре, внутри стен имеется каркас из брёвен. Концы этих брёвен двумя рядами торчат их стен. По верху стены для защиты стрелков устроен толстый глинобитный бруствер, в рост человека, с узкими бойницами. Поверху бруствер украшен полукруглыми зубцами. Через каждые 30 метров стена укреплена такой же глинобитной башней – ротондой. Башни, так же как и стена, монолитные, без внутренних помещений, представляют собой просто полукруглые выступы стены. Они предназначены для обстрела противника с боков, если тот подойдёт близко к стене.
Только надвратные башни построены из обожженного кирпича. По углам эти башни украшены узкими декоративными башенками. Зубцами и арками. Выглядят очень красиво в восточном вкусе.
Глину для строительства стены брали прямо рядом со стеной, благодаря чему перед стеной образовался глубокий сухой ров. Но к нашему времени ров не сохранился. Его занесло песками.
Внутри города есть ещё одна крепость, стены которой построены точно так же как и внешние стены. Это Ичхан-кала, старый город. Его стены сохранились почти полностью, имеют протяжённость более двух километров.
В Ичхан-калу ведут трое ворот. В надвратной башне имеется сквозной тоннель, а по бокам от него расположены четыре комнаты со сводчатыми потолками. Раньше это были караульные помещения. Теперь это сувенирные лавки. В воротах дежурит стража. К сожалению, без шлемов и кольчуг. Это обычные милиционеры в зелёной узбекской форме.
Пройдя через главные ворота, вы попадаете на главную улицу Ичхан-калы. Слева тянется глинобитная стена Хивинской цитадели, в которой расположен ханский дворец. В цитадель из города ведут четверо ворот. Одни из них, парадные, украшены башенками, сверкают изразцами. Остальные попроще. Сразу за цитаделью, перед её парадными воротами, площадь. Здесь проходили казни преступников. В центре площади ажурная решётка ливневой канализации. Сюда стекала кровь. Такие решётки есть по всему городу. Несмотря на седую древность, канализация отлично работает без чистки и ремонта вот уже сотни лет.
Справа от главной улицы, сразу по входе в городские ворота, раскинулось огромное, блистающее изразцами здание медресе.
Медресе огромное и очень красивое, келий на триста. Теперь это гостиница. Кельи студентов переделаны под номера. А в первые годы советской власти здесь была тюрьма. А что? Стены толстые, окон нет, только над дверями келий имеются зарешёченные окошки, выходящие во внутренний двор.
Рядом с медресе возвышается недостроенный минарет. Он похож на гигантскую шахматную ладью, сверкающую изразцовыми узорами. Планировалась высота в 75 метров. Но, когда высота минарета достигла 26 метров, хан, строивший минарет, умер, финансирование прекратилось. Так минарет и стоит двести лет недостроенный.
Впрочем, и без него в Хиве есть несколько прекрасных, очень высоких минаретов.
Гуляя по Хиве, я не перестаю восторгаться её красотой. Купола, портики, минареты. И что характерно, углы всех зданий украшены узкими декоративными башенками. Диаметр башенок около метра. Они очень украшают город, придают ему стилевое единство и укрепляют углы зданий от разрушения.
В этом городе очень много медресе, больших и маленьких, одноэтажных и двухэтажных. Самое маленькое медресе было всего на 16 келий!
Удивительно, неужели Хивинскому ханству требовалось так много грамотных людей? Теперь в бывших медресе расположены рестораны, музеи, гостиницы, лавки, мастерские.
Много мечетей. Мечети в основном однокупольные. Купола здесь чаще всего чуть заострённые (хорезмские). Но главная, самая большая мечеть имеет плоскую деревянную крышу. С виду это неказистое одноэтажной здание, высотой метров шесть, но очень широкое, метров 50 на 100. Окон нет, украшений почти нет. Просто огромный кирпичный сарай, в стене которого имеется двустворчатая резная дверь. Внутри царит полумрак и прохлада. Огромная плоская крыша поддерживается целым лесом резных деревянных колонн. Освещается это помещение двумя световыми колодцами, каждый из которых размещён между четырёх колонн. Колонн очень много, более двухсот, и все резные, очень красивые. Колонны расположены идеально прямыми рядами. В дальней стене, обращённой к Мекке, имеется целый ряд михрабов.
И не простые они, эти колонны, ох, не простые. Во-первых, узор на каждой колонне свой, особенный. Колонны разной толщины и разного возраста.
Как показывает метод углерод-14, самая старая колонна была установлена в 962 году! Это же десятый век! На Руси тогда правил Святослав Храбрый – отец святого Владимира! Вот уже более тысячи лет эта колонна поддерживает потолок мечети. Резьба на ней почти стёрлась. Потемнела колонна. А на некоторых колоннах резьбу кто-то нарочно стесал в некоторых местах. Почему? Может быть, не те символы были на колоннах, какие допустимы в мечети? Рассматриваю резьбу. И правда, много свастик обоего направления. Вот угадывается изображение человека. Вот два ангела на его плечах записывают добрые и злые дела. Вот весы. По правую сторону от весов жар-птица готовая везти душу в рай. По левую руку – крылатая собака приготовилась вцепиться зубами в грешника и тащить его в ад.
Помнится, видел я изображения таких крылатых собак на суздальских храмах. Не мусульманские эти символы и не христианские. Язычество – Веды.
Вот лики дьявола – улыбающийся, с сердечками вместо глаз, а вот иной лик – жестокий, беспощадный.
Хороший нам экскурсовод попался – профессиональный историк. Знает, на что нам следует обратить внимание. Без него я ничего бы и не заметил. Ведь двести колонн сверху до низу покрыты резьбой. Попробуй найди в этой вязи крошечные фигурки.
Задаю вопрос:
-Ислам пришел в Хиву в начале восьмого века. Самая старая из колонн была срублена в лесу в середине десятого века, то есть, уже 250 лет, как при исламе. Откуда же в резьбе колонн взялась такая языческая крамола, что бдительным муллам пришлось срочно уничтожать резьбу на колоннах?
-Во-первых, не все приняли ислам искренне. Большинство сделали это по принуждению, или, чтобы платить поменьше налогов.
Во-вторых, многие мастера-резчики работали по старым зороастрийским канонам, особо не вникая в смысл ритуальных изображений.
Эта мечеть очень древняя. Но она не всегда была мечетью. Изначально это был храм огня.
Нас ведут к ещё одной очень интересной колонне. Вроде бы ничего особенного, резьба в виде переплетения восьмиконечных звёзд и остроконечных крестов. Такой орнамент часто бывает выложен изразцами на мечетях и минаретах. Даже оконных решёток таких я повидал немало.
Видя, что мы не понимаем, в чём дело, наш гид указывает нам на один из многочисленных крестов. И правда, все кресты покрыты орнаментом, а у этого два конца гладкие.
-Это указатель. Говорит нам экскурсовод. Куда показывает?
-Один конец вниз, другой влево, - отвечаем мы.
-Вот и посмотрите туда.
Смотрим. В причудливой вязи резьбы крохотная фигурка муллы, горящего в аду, далее он превращается в зайца, потом в петуха, потом от него остаются одни гипертрофированные гениталии. Далее изображено святое распятье, и один из крестов резьбы – сломанный. И всё это искусно запрятано в причудливую вязь орнамента. За несколько столетий никто из мулл не заметил подвоха! Вот такой комикс заложил в резную колонну неизвестный резчик.
Поднимаемся на минарет.
Минарет устроен так. В центре – толстый кирпичный столб. Вокруг – толстая стена. Между столбом и стеной кольцевидная пустота. В кирпичную кладку вмурованы толстые деревянные брусья одним концом в столб, другим концом в стену. Получается ступенька. Следующий брус вмуровывается выше и с некоторым смещением. Из этих брусьев получаются ступени винтовой лестницы.
Прошли многие сотни лет. Но дерево вмурованное в кирпичную кладку не гниёт. Причины тому две: сухость климата и специальное морение древесины.
На вершине минарета маленькая комнатка с четырьмя арочными окнами на все четыре стороны света. Крыша в виде кирпичного купола. Стоим, любуемся на город сверху.
Ещё один объект, в который я как мужчина не мог не заглянуть, это ханский гарем. Он располагается в отдельном здании, в паре кварталов от ханского дворца. Раньше я полагал, что гарем должен непременно находиться в самом дворце. Но поразмыслив, я пришёл к выводу, что хивинские ханы были в чём-то правы, построив гарем в некотором удалении от дворца. От женщин всегда так много шума. Есть у них главный евнух? Вот пусть ему мозг и выклёвывают. А хану, уж извините, нужно государственными делами заниматься…
Ханский гарем, это красивое четырёхугольное двухэтажное здание с внутренним двором. Оно украшено узорными изразцами в спокойных сине-голубых и бирюзовых тонах. Во дворе уютный навес, поддерживаемый традиционными резными колоннами. У каждой жены имелась своя прохладная комната с выходом во внутренний двор, где она проживала со своими детьми и рабыней.
Для хана тоже имелась отдельная комната. В этой комнате пол застелен коврами. Единственный предмет мебели, это широченная, как поле битвы, роскошная кровать. В одной из стен глубокая ниша с полками. На этих полках раньше стояли подарки для жён.
Моему воображению живо представилась картина посещения ханом своих жён. Когда хану хотелось сладенького, он со свитой верных нукеров садился на коня и выезжал в гарем. Там телохранители занимали посты по периметру здания снаружи, а хан входил под гостеприимные своды. Личному составу гарема устраивали смотр. Хан проверял наличие и внешний вид жён и наложниц, выбирал подругу, с которой уединялся в личной опочивальне на эту ночь. После честно отработанной ночной смены, жена получала приз, соразмерный своим заслугам. Поработала – возьми с полки пряник. Своеобразный хозрасчёт в семейной жизни.
Но особый шарм старой Хиве придаёт то, что этот город не только музей. Это живой город. В крепости Ичхан-кала до сих пор живут люди. Три тысячи жителей!
Справа и слева от главных улиц расположены жилые кварталы. Дома старинные с плоскими крышами, внутренними дворами, с традиционными навесами.
Когда гуляешь по этим старым узким улочкам, редко встретишь прохожего. Тихо. Туристы все фотографируются возле роскошных медресе и минаретов. А здесь мальчишка ловит курицу. Из открытого окна доносится шкворчание масла в казане – кто-то готовит обед. Покой и умиротворение.
Прекрасный вид на старую Хиву открывается с крепостной стены. На неё можно подняться по пандусам. В верхней части пандус умышленно срыт. Так, что любопытному туристу требуется вскарабкаться на ступеньку, высотой 1 метр. Сделано это от того, что местная хивинская шпана завела моду гонять по крепостной стене на мотоциклах. А это плохо отражалось на состоянии глинобитной стены. Вот городские власти и постарались затруднить доступ на стену для байкеров.
Гуляя по стене, я любуюсь городом сверху. Панорама гораздо шире, чем через узкие окна минарета. Изучаю крепостную стену. В одном месте глинобитный бруствер треснул. Я заглядываю в трещину и убеждаюсь, что внутри действительно нет никаких кирпичей. Бруствер весь состоит из глинобита. А вот полукруглые зубчики на верхней кромке бруствера только снаружи обмазаны глиной. В тех местах, где глиняная штукатурка отпала, видно, что зубцы сложены из кирпичей.
Анализ старых картин с видами Хивы, продающихся в лавочках, подтверждает мою догадку, зубчики сложены позднее. В древности верх бруствера был ровным, без зубцов.
И несколько слов о самих хивинцах – хорезмийцах. Это особый народ, отличающийся от остальных узбеков. Они не носят тюбетейки. Их национальный головной убор – большие лохматые папахи из нестриженой овчины. По их понятиям, мужчина должен носить бороду, саблю и папаху. А тюбетейки это женский головной убор и детский. Рабам тоже предписывалось бриться и носить тюбетейки. Украшения – золото, вышивка, камушки, это тоже для слабого пола. Мужчина должен украшаться доблестями. В музеях я видел фотографии последних хивинских ханов, в окружении знати. И правда, никакого золота! Полосатые халаты, аккуратно стриженые бороды, мохнатые папахи, сабли, суровые выражения лиц.
На другой фотографии видел кузнечную мастерскую. Хозяин мастерской – бородатый человек в бараньей папахе сидит у плавильной печи, следит за процессом, регулирует температуру в печи. Только ему известны секреты мастерства. Безбородые рабы в латаных штанах и тюбетейках выполняют вспомогательные работы, принимают заказчиков – тоже бородатых людей в папахах. Любезят, кланяются. А мастер даже голову не повернёт в сторону покупателей.
Хивинцы почти не едят баранины. Их еда – говядина. Даже плов хивинский готовится из говядины. И в пище мало жира. Очень вкусные чебуреки с сочной говядиной, Большие вареники с яичным белком внутри. Самсы нет вообще. Популярны так же блюда из рыбы, что объясняется не только близостью Амударьи, но и древними традициями.
Численность хорезмийцев постепенно сокращается. В начале двадцатого века их было три миллиона. Теперь осталось шестьсот тысяч. Хорезмское (Аральское) море высохло. Год назад я летел над тем, что осталось от моря на самолёте. Удручающее зрелище. Безжизненная равнина, покрытая бесчисленными солончаками.
Вот такой он Узбекистан, древний и новый. Между прочим, Великий шелковый путь именно по такому маршруту и шел – Ташкент – Самарканд - Бухара – Хива. От Хивы, откормив верблюдов и отдохнув, караваны делали ещё один двухнедельный бросок до Астрахани. А там уже начинался другой путь – Волжско-балтийский, по рекам на стругах. От Астрахани, до Твери, дальше на санях до Новгорода, дальше опять на стругах по реке Волхов, по Ладожскому озеру, по Неве на Балтийское море. Так шёлк попадал к Германским и Английским королевам.
О чём же я ещё не сказал? О секрете шелка и шелковой бумаги, который сумели заполучить жители Бухары и Самарканда от пленных китайцев ещё в 12 веке? О Бухарской вышивке золотыми нитями, содержащими до 15% золота? О знаменитых коврах?
Наверное, обо всём не расскажешь. Да и не знаю я всего. Таким я увидел и запомнил Узбекистан. Теперь он часть моей души – милый сердцу край.
И уже глядя из самолёта на родные леса, я понял, почему узбеки  отделывали свои храмы зелёной, бирюзовой и синей плиткой, избегая желтой, красной и оранжевой. На спокойной зелени и синеве, глаз человека отдыхает. Возбуждающих цветов – рыжего и жёлтого хватает в пустыне. Как приятно было видеть под крылом наши зелёные просторы.


Рецензии
Михаил, спасибо за чудесное путешествие с Вами и Вашей семьёй. У нас зима, на улице -20. Байкал парит, а я в Корее и древней Бухаре. Пошёл заваривать зелёный чай. Здоровья,

Иннокентий Темников   03.12.2018 06:35     Заявить о нарушении
Спасибо, Иннокентий. Это мой тренер посоветовал писать путевые заметки. Кстати, он тоже Вас читает. Ему очень нравится "Восьмой дракон". Мы оба ждём продолжения.

Михаил Сидорович   03.12.2018 20:51   Заявить о нарушении
На это произведение написано 30 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.