Девиз моей души. Часть 2. Глава 7

Мы поднялись на сорок первый этаж. Естественно, не пешком, а на лифте! Никогда не думала, что в здании может быть столько этажей. Еще меньше я думала о том, что когда-нибудь окажусь на этом сорок первом этаже. О том, через что мне пришлось пройти, чтобы добраться до вершины, я вообще старалась не думать. Такая, как я, не должна была подняться на пьедестал. Да что там! Скажи мне кто-нибудь месяц назад, что в свои восемнадцать лет я взлечу так высоко, я бы ни за что не поверила! Но жизнь – штука непредсказуемая.

Колян открыл перед нами массивные золотые двери и, учтиво пропустив вперед, остался по ту сторону баррикад.

Мы вошли в широкий светлый зал с высоким потолком и большими, спускающимися чуть ли не до пола, блестящими люстрами. Стены были облиты золотом, и я с легкостью могла ловить в них свое отражение. Вид за окнами, протянувшимися от потолка до пола, был настолько нереальным, что казался профессиональной фотографией. В конце зала, точно посередине, стоял длинный стол, за которым сидели две женщины и трое мужчин, двух из которых я узнала: это были Романов и Артем. Перед нами широкой лентой расстилалась красная дорожка, и мы, не задумываясь и не спрашивая разрешения, пошли по ней. Марго, наверное, воображала себя в этот момент голливудской звездой, мне же, наоборот, отчего-то было стыдно, словно я не заслуживала права находиться здесь. Мы остановились в метре от стола и вопросительным взглядом окинули сидящих за ним людей.

- Добрый день, милые леди! – начал говорить Романов, как всегда, в своей фальшивой манере. – Добро пожаловать в Москву – столицу не только России, но и журналистики. Именно здесь продолжится и завершится наш конкурс «Ручка и бумага – наш путь к славе!». Советую вам запомнить эти слова, они будут вашим девизом на время конкурса, а, может быть, и на всю оставшуюся жизнь!
«Не дождешься! –  мысленно ответила я ему. – Я всегда сама выбираю себе девиз!»
- Напоминаю, что победитель нашего конкурса получит возможность учиться на факультете журналистики в МГУ. Безусловно, это невероятные возможности и огромные перспективы.

«Да сколько же можно пиариться?» – подумала я, пропуская всю его длинную речь мимо ушей.

 Этот Романов не понравился мне еще за ужином в Перми, а сейчас он, не знаю почему, вызывал у меня непреодолимое отвращение. Интересно, кроме меня, еще хоть кто-нибудь из присутствующих догадывается, что это подлый и скользкий тип?
- Перейдем к нашим судьям, – важно сказал он, отклонившись на спинку кресла. - Рубинова Алла Юрьевна – главный редактор журнала «Снежный дождь».

 В ответ на это представление со своего места поднялась высокая, стройная, стильно одетая женщина лет тридцати с глубокими, выразительными светло-карими глазами и ярко-черными прямыми волосами, подстриженными под «каре». Она приветливо улыбнулась нам своей жемчужной улыбкой.

- Вишнева Диана Олеговна –  выпускница факультета журналистики МГУ.
Эта была маленькая, худенькая девушка лет двадцати пяти или шести, с длинными белокурыми локонами, кокетливо собранными в львиный хвост, и узкими глазками-щелочками голубого цвета. Было видно, что девушка не очень уверена в себе: у нее предательски дрожали губы и прыгал подбородок.

- Снежных Андрей Борисович – директор журнала «Паранойя», - совсем уж высокомерным тоном проговорил Романов, стараясь никого не обидеть своей заоблачной самооценкой.

Сидевший по правую руку от Романова мужчина лет сорока поднялся со своего места, и я только сейчас обратила на него внимание. Это был человек среднего роста, в теле, в дорогом, аккуратно, на все пуговицы застегнутом черном костюме, с темно-русыми кудрявыми волосами и грустными карими глазами. Из всех судьей Андрей Борисович произвел на меня самое сильное впечатление. Казалось, именно этому человеку открылась истина: конкурс – просто-напросто жалкий пиар Романовской натуры. Казалось, он даже посочувствовал нам с Марго, этаким наивным дурочкам, решившим, что они здесь кому-то нужны.

- Серебряников Артем Александрович – журналист на радио «Эпицентр», - объявил Романов, как-то странно на меня взглянув. – С ним вы уже знакомы.

Я нервно сглотнула и покосилась на Марго: она торжествовала. Артем, напротив, был совершенно спокоен и, как мне даже показалось, равнодушен. Мерзкий комок застрял в горле. Можно ли было ожидать подобной выдержки от человека, которого день назад смешали с грязью?

- Мое имя-отчество, я надеюсь, вам знакомо, но на всякий случай напомню: Романов Василий Яковлевич. Я являюсь главным судьей и решаю все спорные вопросы. Перейдем же непосредственно к конкурсу. Он состоит из трех этапов, на каждом из которых вы будете зарабатывать определенное количество баллов. На первый этап отведено шесть недель. За него вы можете заработать максимально тридцать баллов. Откуда берутся эти баллы? Каждый судья отвечает за один из пяти критериев, по которым обычно оценивают будущих журналистов: профессионализм, креативность, обаятельность, любопытность, коммуникабельность. 

«Надеюсь, он скажет, кто за какой критерий отвечает, – пронеслось у меня в голове. – Мне просто интересно, в чем может разбираться такой, как он».
- Кто за какой критерий отвечает, я вам, конечно, не скажу, – ответил Романов, словно прочитав мои мысли. – Иначе будет совсем уж неинтересно.
«Интригу хочет создать», – подумала я.

- Шутка! – расхохотался Романов собственной глупости. – Конечно, я скажу, кто за какой критерий отвечает: Алла – креативность, Андрей – профессионализм, Диана – обаятельность, Артем – коммуникабельность, я – любопытность.
«Может, он имя победителя сразу назовет? Что мелочиться-то!?»

- От каждого судьи вы получите по одному балу, от всех – максимально пять. Таким образом, умножив пять баллов на шесть недель, вы как раз и получите наше число – тридцать. На этом этапе вы познакомитесь с пятью основными видами журналистики: газетно-журнальной-, радио-, теле-, интернет - и фотожурналистикой. Вы прослушайте краткий курс о каждом из пяти видов, после чего вам будут предложены задания, за успешное выполнение которых вы получите баллы от судей.

«Зачем он нам все это рассказывает? – мысленно изумилась я. – Неужели все так просто?»

- На второй этап конкурса отведено две недели. За него вы можете заработать целых двадцать баллов! От каждого судьи вы получите по два балла, от всех – максимально десять. На этом этапе вам предстоит столкнуться с практическим применением своих знаний. Вы должны будете посетить пять самых крупных редакций столицы, в одной из которых вам, возможно, предстоит работать в будущем. Вы должны научиться подавать себя, чтобы понравиться людям, которые будут оценивать вас. На восьмой неделе мы научим вас выкарабкиваться из экстремальных ситуаций, вы освоите основные приемы, которыми пользуются журналисты во время охоты за сенсацией.

«Неинтересно жить, когда просчитаны заранее ходы», – подумала я.
- Третий этап конкурса – это последняя девятая неделя. Вам предстоит написать философскую статью, в которой вы должны будете поднять проблему катастрофической нехватки времени и пути ее разрешения. Свою работу вы представите судьям на финальном заседании. Вам следует продумать презентацию от и до: ваш внешний вид, дикция, оформление заднего фона должны соответствовать по стилю и содержанию вашей статье. От каждого судьи вы получите по три балла, максимально можете набрать пятнадцать.

«В первый раз в жизни слышу, чтобы победителю рассказывали о том, что его ждет впереди», – думала я, чувствуя, что не в силах выдержать занудных речей Романова.

- Баллы, набранные вами по итогам всех трех этапов, суммируются. Победителем традиционно становится тот, кто наберет наибольшее количество баллов. Обычно третий этап становится решающим для финалистов, особенно если они идут вровень, что случается крайне редко. Мы же все-таки надеемся увидеть красивую и честную борьбу.

«Последнее я вам не обещаю», – невольно подумала я.

- Это была вся информация о конкурсе, – закончил Романов, нервно заелозив на стуле. - Что же касается организационных вопросов, то график проведения всех мероприятий, включая учебные курсы, конкурсы и встречи с судьями, вы можете взять у вашего личного водителя Скворцова Николая Леонидовича. На время конкурса его машина поступает в полное ваше распоряжение. Не забывайте, что все в этом мире относительно, и время проведения мероприятий, возможно, будет то и дело сдвигаться, поэтому будьте всегда на связи. И последнее: если вы желаете поближе познакомиться с вашими судьями, узнать дополнительную информацию о конкурсе или просто пообщаться с нами на бытовые темы, вы можете назначать нам личные встречи. Чтобы связаться с нами, обратитесь к администрации вашего отеля. Только не расценивайте, пожалуйста, эти личные встречи, как способ понравиться нам. Не вздумайте также заискивать нашего расположения, чтобы таким образом повысить свои шансы на победу. Судьи конкурса – серьезные и уважаемые люди (я видела, что он имеет в виду исключительно себя), поэтому оценивать вас мы будем объективно. Пусть победит сильнейшая! У меня все. Вопросы?
- Вы сказали, что видов журналистики пять, а недель, отведенных на первый этап, шесть, – быстро заговорила Марго, стараясь четко формулировать мысли. – Что мы будем делать еще одну неделю? И второй вопрос: предусмотрено ли свободное время?
- Очень правильные вопросы, – одобрительно кивнул Романов. – От свободной недели остается уже не так много дней, но это не значит, что вы будете бездельничать. На этой неделе вы можете получить свои первые пять баллов, когда будете рассказывать о цели своего приезда сюда, о том, какую роль в вашей жизни играет журналистика и на что вы готовы пойти ради нее. Что же касается второго вопроса, то все дни, незанятые встречами и конкурсами, считаются свободным времяпрепровождением. Если вам нужна машина для поездок по городу, Николай с радостью вам поможет.

- Спасибо, – радостно ответила Марго и предостерегающе посмотрела в мою сторону.

Я поняла ее взгляд. Мне и самой нужно было расставить все точки над «i».
- Как нам быть с репортерами? – спросила я, смотря на Романова взглядом, в который я вложила особенный, понятный лишь ему одному смысл. – Они нам проходу не дают своими вопросами.

- Может, стоит ответить на их вопросы? – сказал он, тоже начиная вести двойную игру. – В любом случае, вам придется много работать на камеру. Я говорил вам, что мы переделали конкурс под шоу. На вас будет смотреть вся страна, и вы не можете постоянно бегать от вопросов.

- Никто и не бегает! – огрызнулась я, заметив, что Романов начинает злиться, в то время как остальные судьи с интересом наблюдают за мной. – Я не хочу быть звездой сомнительного шоу!

- Слишком поздно, юная леди! – злорадно процедил он, холодно усмехнувшись. – Вы уже ею стали. Скрытые камеры еще никто не отменял. Хотите вы этого или нет, но каждый ваш шаг, жест и даже каждое слово контролируем мы. Советую вам быть осторожнее с высказываниями, мы ничего вырезать не собираемся. Кстати, сегодня в эфир выйдет первый выпуск. В девять вечера по Первому каналу. Не пропустите!
Тут только до меня дошло, в какую глубокую яму я провалилась! И как я сразу не догадалась, что подо мной гуляет почва?

- Обязательно, – саркастически ответила я с самой очаровательной улыбкой. – Я надеюсь, хотя бы на сегодня вы избавите нас от этих репортеров? Есть другой выход из здания?

- Это здание – главная редакция журнала «Moscow City», - отрывисто бросил Романов, нарочно стараясь задеть меня. – Здесь работают десятки, а то и сотни тысяч человек. В здании пятьдесят этажей, на каждом - сорок коридоров, десять запасных выходов и, если уж на то пошло, только пять туалетов!

- Почему бы им не воспользоваться боковыми дверями? – вмешалась Алла Юрьевна, которой тоже ужасно надоело высокомерие Романова. – Пусть пройдут через них к служебному лифту.

- Можно, конечно, попробовать, – недовольно пробубнил Романов, до крови закусив губу. – Только кто им дорогу покажет?

- Да кто угодно! Вот хотя бы Артем Александрович!

Я затаила дыхание от радости. Ах, какой же замечательный человек эта Алла Юрьевна! И проблему с репортерами решила, и Романова на место поставила, и даже Артема задействовала. Последнее меня обрадовало больше всего: тут был некоторый корыстный интерес с моей стороны.

- Я согласен, – незамедлительно ответил Артем, делая вид, что соглашается только по просьбе Аллы Юрьевны, а не потому, что ему выпадет шанс созерцать меня еще несколько минут.

Я ликовала! Все-таки очень удобно использовать в своих целях чью-то любовь. Это, безусловно, эгоистично, подло, низко и так далее, но ведь я не заставляла его влюбляться в меня, верно?

- У меня последней вопрос, – тихо сказала я, лучезарно улыбаясь судьям. – Можно?

- Задавай скорее, – недовольно ответил Романов, пронзая меня своим бессмысленным, злым взглядом. – Время уже поджимает.

- Как переводится с английского «identity»? 

-Тождественность, идентичность, – ответила Диана Олеговна, скромно опустив глаза.

- Спасибо, – поблагодарила я, заметив, что молодая выпускница мне улыбнулась.

- Судя по всему вопрос исчерпан? – лениво поинтересовался Романов, на что я утвердительно кивнула. – Нам пора заканчивать. Мы увидимся с вами, дорогие финалистки, буквально через несколько дней, смотрите расписание. Не люблю говорить: «До свидания», предпочитаю: «Прощай». Зачем обнадеживать человека, если каждая встреча с ним может стать последней, не так ли? – ядовито заметил он, обращаясь исключительно ко мне.

- Не разделяю вашей точки зрения, – спокойно ответила я, прямо смотря ему в глаза, чтобы он не думал, что я струсила. – За холодным: «До свидания» порой следуют годы разлуки, а за теплым: «Прощай» - несколько секунд.

Романов ничего не сказал, только неуклюже поднялся с места. Остальные судьи последовали его примеру. Алла Юрьевна открыла дверь, замаскированную золотой краской под стену, и, попрощавшись с нами, села на место. Мы поблагодарили судей и втроем: я, Марго и Артем - втиснулись в узкий дверной проем.

Коридор, ведший к выходу, был непозволительно узким, так что можно было идти только колонной по одному человеку. Первой шла Марго, второй - я, третьим - Артем. Дорога была похожа на тайный ход, который нередко прорывали к комнатам высокопоставленных особ в каком-нибудь шестнадцатом веке. Кажется, остановись на мгновение, приложи ухо к стене и услышишь, как по соседству кто-то делится чужой тайной, за разглашение которой потом кого-то отправят на эшафот... Коридор был ужасно длинным и темным, только слабый свет впереди говорил о том, что мы идем в верном направлении. Марго шла быстро, я, наоборот, плелась еле-еле, заставляя себя отстать от нее. Когда мне это удалось, и между нами было достаточно приличное расстояние, чтобы она не смогла увидеть или услышать сцену моего будущего позора, я резко остановилась и, быстро развернувшись назад, выставила вперед правую руку. Артем, не отстававший от меня ни на шаг, от неожиданности остановился как вкопанный, и я почувствовала, как напряглась его грудь, когда мои пальцы коснулись ее. Я закрыла ему рот рукой и, приложив палец к губам, сделала знак молчать. Он испуганно попятился, пока не ударился спиной о стену.

- Здесь есть камеры? – шепотом спросила я, приближая к нему лицо максимально близко.

Он отрицательно покачал головой, еще больше задергавшись.

- Ты простишь меня? – равнодушно выдавила я.

- За что? – твердо спросил он, быстро изменив свое положение, так что теперь я оказалась прижатой к стене. 

- За вчерашнее. Я вела себя как дура, извини.

- Нет, это ты прости. Я не должен был… - тут я нарочно приблизила лицо настолько близко к нему, что смогла ощутить его дыхание. Он замер, потеряв на мгновение мысль. – Надеюсь, все, что сейчас происходит не из-за того, что я судья конкурса, а ты просто хочешь воспользоваться этим?

- Это ответ, – тихо сказала я и, преодолев последние сантиметры между нами, поцеловала его. 

Первый раз в жизни. Сама. В губы. А что мне еще оставалось делать? Он меня раскусил! Честно говоря, плевать я хотела на его извинения, на его чувства ко мне, на него самого… Я думала лишь о том, какое преимущество будет у меня перед Марго, если он не только меня простит, но и будет сходить по мне с ума ближайшие девять недель. Мои шансы выиграть этот конкурс значительно возрастут! Так далеко я заходить не планировала, но жизнь любит ставить нас перед выбором. Я выбрала неправильно, уже поняла. Нечестно, конечно, поступила, впрочем, я не оправдываюсь. Хотя нет, оправдываюсь.

Мой первый поцелуй. Я планировала его гораздо позже, с другим человеком, по любви! И вот результат! Как иногда в один миг меняется вся жизнь! Позавчера я почти поцеловала человека, которому в поезде наедине с собой призналась в любви, а сегодня целую в грязном, темном коридоре первого встречного, чтобы такой ценой выиграть чертов конкурс, растоптав при этом чувство другого человека. Господи, да ведь это все еще и ради победы!

Артем сначала растерялся, но вскоре ответил на поцелуй. Я не знала, что нужно делать, все выходило как-то само. Его руки медленно переместились ко мне на талию, но я не чувствовала ни ласковых прикосновений, ни горячих губ, ни сильно бьющегося сердца. Злые слезы не давали мне дышать, но я сдержалась и не заплакала. Я сильная, а сильные не плачут. Тем более, я поклялась. Не знаю, что испытывал Артем в этот момент, но я чувствовала, что этот поцелуй полностью опустошил мою душу. Сердце стучало ровно, голова была холодной, руки ничуть не вспотели. Казалось, прошла целая вечность, прежде чем в конце коридора раздался спасительный голос Марго:

- Рита! Артем! Вы где?

Не  столько от испуга, сколько от облегчения я отшатнулась от Артема и, не оглядываясь, пошла на голос. Никогда я еще не была так рада видеть Марго.

- Где вы были? – набросилась она на нас. – Я вас потеряла, хотела уже охрану звать!

- Я упала, а Артем помогал мне подняться, – не моргнув глазом, соврала я. – Пошлите скорее.

Мы двинулись дальше. До конца коридора оставалось десятка два шагов, но он все никак не заканчивался. Я не оборачивалась назад, потому что знала: Артем смотрит на меня. Еще я знала: если обернусь - не выдержу и все ему расскажу. Также я знала, что очень скоро буду расплачиваться за свой эгоизм. На глазах снова выступили слезы. Я отдала свой первый поцелуй не тому человеку. Поцелуй, который больше никогда не повторится, я подарила своей алчности. И никогда, никогда этого уже не исправить.

Коридор закончился, мы вышли на свет.


Рецензии
Привет, Элина!
Интересная часть,
Девочка умная, все правильно сделала.
Хорошего дня, настроения.
С теплом души, Василий.

Василий Ковальчук   07.06.2016 04:34     Заявить о нарушении
Использовала человека? Хотя я тоже иногда так делаю!

Элина13   07.06.2016 10:39   Заявить о нарушении