Игра Феечки. Глава 42

Песня их должна устроить,
Чтоб помочь забор построить,
Так что, верно слух гуляет,
Песня строить помогает!


Борис Готман.



И снова дом, к которому мы подлетели, был знаком. Основательное такое двухэтажное сооружение, монументальное даже, я бы сказал, сложенное из огромных блоков. В щелях между ними рос мох. Дверь, одна сплошная плита, поднималась вверх, как ворота крепостной стены или вход в пирамиду, крошечные окошки почти не пропускали света.


- Мессиры очень любят тишину и темноту, так гораздо проще медитировать, - пояснила наставница и постучала в створку.


Пришлось повторить несколько раз, прежде чем дверь медленно поползла вверх. Перед нами стоял эльф, но какой? Сутулая спина, широкие плечи, узловатые мускулы, мохнатые брови, почти закрывавшие глаза, широкая нежно фиолетовая борода, огромный красный носище. Тело укрывала простая серая тога, ноги были босы.


- Чего вам надо, какого демона припёрлись? – вместо приветствия пробурчал мессир густым басом.


- Простите, что побеспокоили, - я вытянулся по струнке смирно, - разрешите доложить, нам требуется заклинание по трансмутации льда в камень. Готовы выполнить любое задание в пределах разумного. Доклад закончен.


- А ещё чего хотите, луну с неба? – здоровяк фыркнул, - идите ка вы отсюда куда подальше.


- Простите, мессир Пыхк, - Зану кашлянула, - но мы делаем работу для самой королевы!


- Плевать я хотел на вашу королеву, - эльф поморщился.


- Эх, видать придётся делать изгородь из какого-нибудь другого материала, - я пожал плечами, - посовременнее и понадёжнее. Например, энергетический купол из молний. Вот где красота. Кому нужен дурацкий грубый камень, это же позапрошлый век?!


- Что, – загремел Пыхк, нависая надо мной, - заменить камень на что-то другое?


- А что мы так орём, – рыкнул я, - не думаешь же, ты, что игрок, перешедший на шестой уровень, станет махать кувалдой, как какой-нибудь сопливый мальчишка? Мы хотели по-хорошему, но раз лаешься, придётся придумать что-то иное. Итак, уже изгородь слишком долго простояла в таком виде, пора преобразить, предав ей истинную красоту и совершенство.


- Нет во всей вселенной ничего прекраснее камня, - жрец сжал огромные кулаки.


- В таком случае, помогите доказать это, - я скрестил руки на груди, - мы же не бесплатно заклинание просим. Даже могущественному магу фракции камня что-нибудь обязательно требуется.


- О, мне много чего нужно, - эльф сощурился недобро, - тут столешница треснула, разозлился что-то кулаком стукнул, думал починить, но раз вы вызвались помочь, привезёте новую.


Жрец скрылся в дом и скоро вернулся, волоча за собой плиту шесть на четыре метра и десяти сантиметров толщиной из чистейшего нефрита, расколотую надвое.
 

****


Я минуты две только открывал и закрывал рот. Нефрит, он и в нашем мире недёшев, а тут, что же нужно сделать, чтобы заполучить его?


- Я знаю, где можно раздобыть такую плиту, - жизнерадостно заявила Зану, - мы всё сделаем достопочтенный мессир. Доброго вам дня.


Потом фея схватила меня за рукав и потащила за собой.


- И на каком базаре у вас тут продают драгоценные минералы и прочие бесценные штуки, по сколько тугриков за килограмм? – поинтересовался я.


- Вообще-то, нигде, но Горные Пушистики занимаются добычей нефрита, к ним и пойдём, - пояснила пикси, - правда, он необычайно дорог, нам в жизни столько монеток не собрать, однако, каждую седмицу горнодобытчики устраивают конкурс песни. Обычно, в качестве приза победителю достаётся самая красивая и умная самочка, но чужак может попросить и что-то другое, если ему леди Пушистик не подходит физиологически. И столь необходимая плита, вполне достойная награда.


- Дай угадаю, помимо всех других достоинств, наставницы ещё и умеют петь так, что Монсерат Кабалье и Нетребко, услышав их, немедленно удавились бы от зависти? – хмыкнул я.


- Несомненно, - не стала спорить малышка, - но, в соревновании участвовать должен именно ты. Не стану же я выполнять за игрока его задание?


- Проблема только в том, что я, если и пел когда, то только после девятой бутылочки пива или второго стакана водки, - вздохнул я, - и не уверен, что те звуки, что издавал ваш покорный слуга, позволят победить в конкурсе. Или есть какое-то заклинание, превращающая обычного смертного в певца?


- Заклинание имеется почти на любой случай, - кивнула кроха, - но, за его использование, нас сбросят в штольню и завалят шлаком, а потом ещё на могилку дружно справят большую и малую нужду всем кланом. Пушистики, милейшие создания, но ненавидят обманщиков и очень серьёзно относятся к пению. И вообще, верить надо в свои способности. Вот, попробуй сейчас.


- Вспомнить бы ещё какую-нибудь песенку попроще, - я почесал затылок, а потом, встав в красивую позу завыл: - «Кучкудук, три колодца, защити нас от солнца, ты какой-то там друг, Кучкудук»!


- Слух у тебя имеется, несомненно, - наставница кашлянула, - но вот голос, попроще тебе нужно что-то для репертуара, если начнёшь так голосить, нас выставят прочь, а как вариант, ещё и побьют. Есть у вас там какие-нибудь тихие, душевные песни, которые исполняет талантливый, но не голосистый певец?


- Ну, ты задачки задаёшь, подруга, - я вздохнул, - спроси, когда я, последний раз музыку слушал? В принципе есть один такой душевный «шептун», Бернес фамилия. Его и слушать приятно, и поёт не громко.


- Вот, и споёшь что-нибудь из его песен, - Зану кивнула, - только текст постарайся вспомнить, то, что я увидела в твоём разуме, довольно фрагментарно.


- Ничего, выкрутимся, - я махнул рукой, - ну, отправляемся в гости к Пушистикам. Кстати, а их самочки очень симпатичные? А то может, плиту потом попрошу в качестве приданного?


- Убью, - пообещала Зануда, - сразу, как попробуешь заикнуться об этом. Я твоя жена и точка!


- А может, я в мусульмане перекрещусь, - я фыркнул, тогда смогу иметь сразу несколько жён, целых четыре основных и ещё кучу неофициальных. Представляешь, обрадую разом всех твоих конкуренток, потерпевших поражение.


- Тогда мы тебя вместе убьём, - наставница сверкнула на меня глазами, - я даже рассказывать не буду, как у малого народца принято наказывать за измену. А я ведь ещё и мысли твои грязные читаю, так, что лучше даже не пытайся. Палочка не спасёт, гарантирую.


- Да ладно, шучу я, - я покачал головой, - после общения с тобой мысль не то, что о гареме, просто о том, чтобы сходить с кем-то на свидание вызывает у меня ужас смертный. Ничто так не заставляет любить свободу, как несколько лет заключения, а я с тобой уже два пожизненных отмотал, притом, что не совершил ничего предосудительного.


Я вытащил свой волшебный артефакт и начертал в воздухе овал, состоявший изо льда, вот внутри морозного «входа» в будущий портал появился пар, начал клубиться, потом завращался, образуя воронку, коя, в свою очередь начала расширяться, пока не образовала коридор.


- Добро пожаловать, леди, - я поклонился и вытянул руку в сторону портала.


- Нет уж, только после вас, сер, - Зануда недобро прищурилась, - думаешь, сумел скрыть от меня свою мысль? Направить портал в какое-нибудь такое место, откуда я и за сто веков обратно не доберусь. И не надейся, даже смерть не избавит тебя от меня, подобно Орфею спущусь следом в ад и….


- И испортишь мне и посмертие тоже, - фыркнул я, - нет уж милая, я попрошу, чтобы нас поселили на разных сковородках или котлах, не совершил я пока ничего столь ужасного, чтобы меня так жестоко покарали.


Увы, спорить с женщиной, дело бесполезное и вредное для нервной системы, а наставницы, в этом плане, хуже других представительниц прекрасного пола раз в миллиард, в общем, побрёл первым. Нет, можно было обхитрить феечку и удрать в какое-нибудь такое место, что и за сто веков его не найдут, даже с собаками, но родителей жалко, они ведь даже не узнают, куда их любимый сыночек запропастился.
В местных аналогах гор я ещё не бывал. Знаете, отличия никакого. А может, предо мной и вправду были они, настоящие, только выше всех, что я когда-либо видел. Самая крохотная была так велика, как шесть Эверестов, если их поставить один на один. Где-то в небе кружили гигантские бабочки, с размахом крыльев не меньше восьми метров. Надеюсь, хоть не хищные.


- Блю – блю – блю-ю-ю-ю! – послышался громкий сердитый вопль, я повернулся и обомлел, ибо к нам летел какой-то меховой серый шар, с четырьмя лапками и в верхних сжимал настоящее длинное копьё, выставленное вперёд.


Хорошо, что палочка всё ещё была у меня в руке, взмах, и половина оружия с остриём оказалась заключена в ледяной куб, втрое больше самого агрессора.


- Блю – блю – блю, - заверещал пушистик, попытался освободить оружие, да куда там, только вот, буквально через миг из невидимой щели в скале, понавылезли ещё десятка два собратьев нападавшего, тоже с копьями и, истошно вопя, понеслись в «штыковую» атаку. Пришлось и им подарить по кубику. Однако, на этом схватка не окончилась, поскольку всё из того же сокрытого прохода появился особо крупный агрессор с огромным каменным топором. Я повторил фокус, но гигант, ухватившись за рукоять обеими верхними конечностями, потащил куб за собой. Вот как поднимет его, да накроет нас обоих!


- Так, - рявкнул я, - это что за дела вообще. Вы как мировую звезду встречаете? Чтобы я ещё раз приехал на гастроли в такую чёртову дыру, да ни за что в жизни! Где мой лимузин, где фанатки, размахивающие в воздухе лифчиками и поливающие дорогу предо мной шампанским «Мадам Кличко»?


- Блю – блю? – здоровяк замер растерянно.


- Да, - я надулся, как индюк, - я, - знаменитый певец, между прочим. Победитель конкурсов «Голосящая пьянь две тысяч шестнадцать» и «Какофония Мартовского кота». Да, я – король домашнего караоке. Включаю потихоньку, пока дома никого нет, и пою в полголоса, чтобы не услышал, кто и тапочком под кровать не загнал. Дважды был удостоен чести, быть закиданным гнилыми помидорами и тухлыми яйцами. Шесть раз за мной присылали машину милиции, кою вызывали восторженные поклонники, чей сон был нарушен моими вокальными потугами. Сама Пугачёва, послушав минуты две, обняла и, похлопав по спине ладонью, сказала с пафосом: - «Милый мальчик, знаешь, я вытащила на сцену много всяких «фанерных» клоунов, которых без моей протекции не пустили даже в приличный подземный переход – Орбакайте, Моисеева, Укупника, Киркорова, Галкина, вела целый сезон «Фабрики звёзд» и много ещё кому помогала, из тех, при виде которых настоящие меломаны начинают плеваться и рукой пытаются нащупать что-нибудь тяжёлое, чтобы метнуть, но, если я буду продюсировать ещё и тебя, зрители не поймут, и былые заслуги не помогут. Мне и так сто миллиардов лет в аду гореть, за то, что с эстрадой сотворила, а за тебя вдвое серьёзней накажут»! Знай, презренный, что я пою почти с первых мгновений своей жизни, поэтому до восьми лет думал, что меня зовут «Заткнись». И вот, снизошёл я, понимаешь, до вашего областного конкурса, ибо в горах, как известно, самая лучшая акустика, мечтаю, поразить новых потенциальных поклонников мастерством, показать, как петь надо, а вы, ничтожные смерды с копьями. Всё, я обиделся и ухожу и не надо ваших дуратских наград!


- Блю – блю – блю? – всё ещё не мог поверить гигант.


- Тебе что, документу показать с печатями, – я подбоченился, - словам уже не веришь и гения во мне не признаёшь? Хорошо, сейчас я докажу, итак всемирно известная композиция, прославленного певца «Мистера Тро-ло-ло».


- Не вздумай! – Зану кинулась ко мне, - мы же в горах, устроишь обвал, всех угробишь. А вы, достопочтенный Пушистик, поразили нас тем, как доблестно защищали свои земли от пришельцев. Разве могли вы знать, что прибыли мы с миром, как друзья, дабы насладиться пением лучших исполнителей во вселенной, и самим поучаствовать, показав свои скромные способности. Смиренно просим простить за все неудобства, что причинили.


- Да что ты разливаешься соловьём пред этими волосатиками? – я скрипнул зубами, - спешишь тут, дабы показать недостойным своё великое искусство, а они, вместо того, чтобы пасть ниц и целовать носки твоих туфелек (права касаться моих просто не заслуживают), ещё стоят тут, пялятся, как паучарий на двух ядерный ноутбук, зырками моргают.


- Блю – блю – блю, - до великана, наконец, дошло и он, выпустив оружие, замахал верхними конечностями испуганно, - блю – блю – блю-у-у-блю – блюк.
И поклонился мне низко, до самой земли, остальные поспешили последовать его примеру.


- Вот так гораздо лучше, - я кивнул с самым важным видом, - так, леди Зану, передайте им райдер. Значит, мне нужна собственная гримёрка, два стилиста, парикмахер, массажистка и букет цветов в вазочке. Да, обедаю я в пять часов, требуется шесть разных блюд, не слишком острых, и графинчик вина, можно тысяча восемьсот шестого года. Хороший был год, помнится. И ещё, я всегда выступаю последним, дыбы остальные конкурсанты не портили впечатление от моего пения своим хриплым карканьем. Я понятно выражаюсь? И чтобы никаких насекомых в постели, вытряхните матрасы и постелите новое бельё.


- Блю – блю! – воскликнул Набольший пушистик, только что честь не отдал.


Шесть стражей, бросив свои застрявшие копья, поспешно подхватили нас с наставницей на руки и понесли.

Продолжение:http://www.proza.ru/2016/06/07/1681


Рецензии
Всё! На сегодня хватит. А то мне будут сниться Ваши герои сказки. До того они живые и забавные.
Рада, что познакомилась с ними, подружилась!
До завтра!

Валентина Лысич   25.05.2019 20:34     Заявить о нарушении
Спасибо:-)))рад вам:-))))Желаю приятных и добрых снов:-)))с уважением:-)))

Александр Михельман   26.05.2019 08:49   Заявить о нарушении
На это произведение написано 9 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.