Хлеб насущный

 

Аудиокнига в ютуб на канале "Аудиокниги Павла Карелина"


  И так, — холодным, осенним днем, когда по ту сторону окна, лил дождь, а на душе все равно было хорошо и весело, с полной уверенностью в себе, я побежал в Октябрьский РОВД г. Химтенска, где по объявлению в газете шел набор в милиционеры.
Прибыв на место, мною был сделан вывод о том, что отделам внутренних дел, не всегда достаются красивые и современные здания, и ущербная трехэтажная трущоба восемнадцатого века именовалась именно так, как обзывалась в объявлении газеты о наборе в милиционеры, а именно Октябрьский РОВД г. Химтенска.
Полный оптимизма я — таки сделал этот шаг вперед, через порог дверей этого здания и тут же споткнувшись, скатился вниз по крутым ступенькам. И поверте мне, если я говорю, что ступеньки, крутые то это не просто слова. Пол находился ниже уровня порога примерно на пол метра, а ступеньки было всего две. Причем эти ступеньки были до того узкие, что нога попросту соскальзывала. Подымаясь на ноги и отряхиваясь, я повернул голову в сторону, откуда доносилось издевательское хихиканье.
За стеклом с надписью ДЕЖУРНАЯ ЧАСТЬ, мой взгляд столкнулся с наглой неопределенного возраста рожей, которая смотрела на меня, оскалив, желтые от курения зубы.
Здравствуйте! — тихонько сказал я, потирая ушибленный бок.
— Здравствуйте! — ответили зубы, — куда направляемся молодой человек, к кому? спросили они меня.
— Я по объявлению в газете о наборе в милицию….
— А, ну тогда проходите по ступенькам, на третий этаж, — в кабинет заместителя начальника по личному составу.
Третий этаж заливался мужским гулом от достаточно большого количества молодых, вполне здоровых на вид парней. Один из них увидев меня, спросил:
— по объявлению?
— Ага! -бросил я протискиваясь сквозь толпу.
— ..Ну, тогда заходи, — мы уже там были.
Не задавая лишних вопросов, я постучал в дверь кабинета с надписью заместитель начальника. С другой стороны дверей послышалось громкое, — За-хо-ди-те!
В кабинете находились два человека в форме: Женщина — майор милиции, с добрым лицом, которая, не подымая головы, что-то писала на листе бумаги и молодой старший лейтенант, крупного, но худощавого телосложения с ярко выраженными угловатыми чертами лица. Женщина не обратила на меня никакого внимания, что-то сама себе тихонько приговаривала, и одобрительно кивала головой. По всему было видно, что она довольна теми мыслями, которые излагает на бумаге.
— Вы, по объявлению? — спросил старший лейтенант.
— Да, я в газете «Химтичи» прочитал, там….
Не дав мне договорить, старлей спросил: — спортом занимались каким-нибудь?
— Да, легкой атлетикой!
— блин, зачем сказал, что легкой атлетикой..?, — в милиции, наверное, надо бокс, карате, ну еще там самбо, дзюдо, подумал я — и решил добавить:
— ..но служил в войсках, товарищ старший лейтенант, — особого назначения,… — во внутренних войсках…!
Я произнес фразу,… — во внутренних войсках… — так, как будто все внутренние войска стояли за дверью этого кабинета, и если меня не возьмут в милицию, — тогда, случиться, что-то очень страшное, и этот старлей, и эта женщина майор, и вообще весь этот отдел, будут сожалеть всю оставшуюся жизнь о том, что не взяли меня к себе на работу.
— Ну, легкая атлетика — это очень даже не плохо, — к моему удивлению сказал старлей.
— ..А разряд, какой имеешь?
Ну, какой там разряд, — блин, когда-то, в школе пару раз пробежал на соревнованиях, занял двадцатое место, … — подумал я, и уверенно ответил:
— Второй взрослый…
— Вот это хорошо, вот это правильно, теперь Лариса Анатольевна, будет, кому честь отдела по бегу защищать! заорал на радостях старлей., поворачиваясь к женщине майору с добрым лицом.
— Хорошо, хорошо Сашенька, смотришь, и наберем действительно хороших достойных ребят, — ответила она старлею и, посмотрев на меня, добавила:
— У нас очень хороший отдел, все ребята, как на подбор, хорошие семьянины, постоянно выезжают вместе на рыбалку, отдыхают, ну, в общем, дружный коллектив!
Что-то в ее голосе было не логично, он как-то не сочетался с той большой звездой, на ее погонах. Да и взгляд был какой-то колкий и холодный.
— Врет, подумал, я, — явно в этом отделе, не все так хорошо, как она поет, ну да ладно поживем, — увидим.
— Сколько раз отжимаешься? — вдруг прогремел уже не совсем добрый голос старлея.
— А, сколько у Вас норма? — спросил я и сразу понял, что вопросом на вопрос, наверное, не надо было отвечать.
Старлей — Сашенька встал из-за стола, и немного подав туловище вперед, оперся руками о стол.
— Привыкайте молодой человек отвечать, а не спрашивать. Здесь все, как в армии, — кстати, какое у вас воинское звание?
— Сержант.- Уже поникшим голосом ответил я.
— Так вот, — товарищ сержант — давайте-ка продемонстрируйте нам Вашу физическую подготовку, а именно упражнение под названием…, — немного подумав, старлей договорил, под названием — «отжимание от пола на кулаках»
Удовлетворенный своим, как мне показалось в ту минуту выпендрежем, старлей скомандовал: — упор лежа принять!
— В этот момент мне захотелось не упасть на пол, как это полагается сделать при команде — «упор, лежа принять», а выполнить, к примеру, команду — «кругом! — пошел вон отсюда и больше не приходи»….. И с этими мыслями я упал на пол и стал ожидать счет.
В этот же момент зазвонил телефон на столе у женщины-майора. Старлей отвернулся от меня и направил свой взгляд на телефонный аппарат, который продолжал звонить.
Я.,как и полагается, стою на кулаках и думаю, что без команды, лучше не вставать. Старлей и женщина — майор, смотрели на телефон с таким выражением лица, как будто у них в кабинете, до этого вообще не было телефона, а какая — то сволочь его незаметно поставила. Оценив ситуацию и мое положение в позе козленка на водопое, я понял, что они знают, кто им звонит и в то же самое время, было понятно, что трубку они не снимут, ни при каких обстоятельствах. И тут Лариса Анатольевна обращаясь к Сашеньке, произнесла следующую, понятную только им двоим фразу:
— Сашенька, а чего Он нам звонит? — ты отчеты занес?…
— Сашенька, покраснел, потупил взгляд, как школьник у доски и, наверное, набравшись смелости, ответил:
— Нет, я не успел их доделать….,но…
— Очень тихо стало в кабинете, после этих слов даже телефон заткнулся. Я затаился в уже привычной для меня позе и стал перебирать мысленно, какие последствия могут ожидать Сашеньку из-за того, что он не сделал какие — то отчеты. Мне стало даже как-то легче при мысли о том, что Сашеньку возможно тоже очень скоро поставят в такую же позу, как и он меня, а возможно и в «другую» выражаясь уже милицейским языком. По большому счету неважно, что я думал в тот момент, важно то, что про меня попросту забыли, и мое положение в их кабинете уже никого не интересовало.
Неплохая картинка нарисовалась в тот момент:- замкнутое пространство, где с трудом помещаются два письменных стола, стоят два милиционера, которые застыли с паническим видом на лице, и я мальчишка в брюках и куртке, расположившийся между столов, ногами к двери, а головой к стене. Очень хотелось рассмеяться, но, решив, что это будет неуместно, сдержался. Руки мои стали затекать, и я решил принять позу, попроще и встал на коленки. Стоя на коленях, я спросил Сашеньку, нельзя ли мне встать уйти, а придти попозже, когда они освободятся. Короткое слово НЕТ, прозвучало, как-то очень убедительно в моих ушах. Все- таки милицейская форма действовала на меня очень авторитетно, и я послушно продолжил стоять на коленях между двух столов.
Сашенька, сидя за столом, что–то очень быстро писал на листе бумаги, а Лариса Анатольевна, ерзала сидя на своем стуле и очень тихо, почти шепотом выражалась в адрес старлея такими словами….., -ну, в общем, за которые штраф дают, если их произносит не милиционер. Я, естественно, коли говорят шепотом — ничего не слышал, но запоминал каждое слово, произнесенное майором милиции. И хочу Вам сказать, что некоторые из этих выражений в трудную минуту могут пригодиться каждому человеку.
Сашенька не успел дописать свою бумажку, как открылась дверь и в кабинет, как-то очень медленно и плавно вошел мужчина без форменной одежды. Я, естественно понимая, что у нас тут горит все, синим пламенем, времени не хватает, Сашенька, и Лариса Анатольевна нервничают из-за какого — то отчета, решил принять непосредственное участие в решении проблемы. Помочь так сказать уже своим, как я думал будущим коллегам.
— Вы мужчина пока за дверью подождите…! — произнес я в адрес уже вошедшего мужика, и самоуверенно добавил:
— Вас вызовут, когда Мы освободимся.
Мужчина, на какую — то секунду застыл с гримасой похожей на прислушивающегося к словам попугая и плавно развернувшись, вышел из кабинета, не закрыв за собой дверь. Я проводил его взглядом и увидел, что он, достав из кармана ключики, открыл дверь кабинета, который находился напротив кабинета зам. начальника, где я и прибывал в роли милиционера-призывника. Мужчина не закрыл дверь и в том кабинете куда вошел. По количеству доносящихся шагов я, понял, что его кабинет намного больше, чем тот в котором я находился. Кто-то из стоящих на коридоре, наверное, очень заботливый человек, прикрыл дверь, в которую вошел плавно двигающийся человек, и мне в глаза сразу бросилось название этого кабинета «НАЧАЛЬНИК ОКТЯБРЬСКОГО РОВД г. Химтенска»
и чуть ниже «Винницкий Виктор Васильевич».
После того, как я прочитал эту надпись на дверях, мне ужасно не хотелось поворачиваться в сторону старшего лейтенанта и майора, но, даже не поворачиваясь к ним лицом, я уже знал, какие глаза смотрят на меня. Я, уже слышал тот же шепот и слова из уст Ларисы Анатольевны, которые она чуть ранее обращала в адрес Сашеньки.
Наверное, именно так и на этом месте должна была закончиться моя карьера милиционера, но по неизвестным в то время для меня причинам, Сашенька, молча, передал мне в руки два листа бумаги, на одном из которых было написано «АВТОБИОГРАФИЯ» и сказал:
— Заполнишь, отдашь в дежурную часть! — а к нам сегодня больше не заходи, — тебе позвонят.
Я уже понимал, что эти два листка ничего не значат и после такого ЧП, меня в милиции уже никто и ничто не ждет
Выйдя из кабинета, на меня уставились пару десятков глаз таких же новобранцев, как и я.
Сквозь узкий коридор я пробирался толкая в стороны тех, которым как я думал, повезло больше чем мне и они то наверняка не попали бы в эту дурацкую ситуацию. Комок разочарования подступил к горлу с такой силой, что хотелось быстрее выбежать на улицу и глотнуть свежего воздуха, что бы избежать прилюдных слез.

…….

Пройдя по городу несколько километров и не заметив в порыве негодования этого расстояния, я присел на сломанную скамейку в каком- то заброшенном скверике. Немного подумав — решил, что у меня все-таки есть маленький шанс устроиться милицию. Достал два уже сложенных пополам листа бумаги и, развернув их, стал писать свою автобиографию. Получилось все очень быстро и, на мой взгляд — красиво. На некоторое время мне даже показалось, что эта автобиография сможет реабилитировать меня в глазах руководства Октябрьского РОВД г. Химтенска. Но, вспомнив о том, как я попросил удалиться из кабинета начальника РОВД, — снова разочаровался.
— Ну и, что?! — думал я, — ну с кем не бывает, тем более этот начальник был без формы.
И вообще он больше на бандита похож из фильма «Место встречи изменить нельзя», — « а теперь горбатый! — я сказал горбатый!» — так вот горбатый- копия начальник, только начальник вообще лысый — полностью, и походняк, какой- то авторитетный.
— Ну, да ладно бандит — не бандит, а все-таки начальник.
В общем, пока я вернулся опять в РОВД, то мысленно уже себя оправдал и более того, мой поступок был достоин уважения. Как-никак, я все-таки хотел помочь, а не навредить.
В дежурной части меня встретил незнакомый мне молодой сержант.
— Привет хохмач! — обратился он ко мне с явной нескрываемой иронией.- Это же ты сегодня нашего шефа выгнал из кабинета Ларисы Анатольевны?
— Я не выгонял, так получилось…, -и вообще никакой хохмы в этом не было.
— Ладно, — давай свои бумаги, а то их уже потеряли.- Все сдали практически сразу, а ты, куда — то убежал. Емченко тебя уже обыскался.
— Кто?
— Емченко, — этот тот старший лейтенант, который вел сегодня прием по объявлению. Он у нас ответственный за кадры и спорт.
Наверное, он меня искал, что бы убить подумал я. Хорошо, что хватило ума, еще быстро свалить с отдела.
— А, что мне дальше делать, — а?…
— Пей боржому и ешь булочки, что бы медкомиссию пройти, Хе-хе, — послышалось сзади.
Обернувшись, я увидел того самого старлея Сашеньку, у которого, наверное, сегодня был самый хреновый день. Старлей, как, оказалось, поближе был почти двух метрового роста,
под глазами огромные синие впадины от усталости или от недосыпания. В общем видок у него был такой, как будто он только, что вагон с цементом разгрузил. А после того как он вынес последний мешок, ему сказали, что это не тот вагон… Ничего больше мне, не сказав, этот большой человек побрел по ступенькам куда-то наверх.
— Наверное, досталось ему из-за меня? — спросил я у сержанта.
— А, — не бери в голову! — бери в плечи — широкие будут.
Какое- то хреновое у меня в карьере начало — крутилось в моей голове, — какое — то хреновое начало….

Спустя почти две недели, когда я уже и забыл о милиции и искал другую работу, — в дверь постучали…
— Кто — там? — спросил я.
— Мне нужен, Кротов Павел Егорович?! — сразу последовал ответ.
— А, зачем он Вам нужен? — спросил я, не признаваясь, что это я.
— Это участковый — откройте, пожалуйста.
Ничего плохо я не натворил и поэтому спокойно открыл дверь. На пороге моей комнаты в общежитии, стоял старший лейтенант милиции. Его выражение лица говорило о том, что я лично, ему на фиг, не нужен, и то, что он пришел — это есть самое большое одолжение в его жизни. Осмотрев меня снизу вверх и обратно, а потом вдоль и поперек, как будто перекрестив, — участковый вздохнул с некоторым сочувствием толи ко мне, то ли к себе, и произнес.
— Горошкин Владимир Иванович, — старший участковый…! — брат у тебя есть?
— Нет, — сказал я.
— А, кто Кротов Павел Егорович,1963 г.р.? — заглядывая через мое плечо в комнату, крикнул участковый. По всему было видно, что он занервничал по поводу того, что у меня нет брата.
— Я, Кротов Павел Егорович, но 1970 г.р., — чего Вы кричите на всю общагу, чего Вам надо?
— Так, какого хрена ты мне тут под дурачка косишь? — сразу не мог сказать, что это ты?!
— Как я могу сказать, что это я, если тот, кто Вам нужен, родился на семь лет раньше меня!?
— Ладно, короче — если Ты в милицию собрался? — значит, у меня тут все правильно записано-понятно?! — И давай дуй ко мне в участок, будем с тобой, на тебя характеристику писать! — а то у меня все сроки по тебе вышли.
Я не успел, спросить у Горошкина, почему все правильно записано у него в тетрадке, несмотря на не совпадающие года рождения, но понял, что если у него вышли сроки, то когда ты родился, уже не имеет значения.
Участок милиции находился на первом этаже жилого дома расположенного рядом с общежитием, где я проживал. У входа в участок стоял совершенно пьяный мужик, в мокрых приспущенных брюках и в куртке, которая была вывернута на изнанку. Увидев меня, мужик произнес:
— Ну и ххрена Вам всем тут надо? — а…!? — не надоело по ментам тасссс-каться? — КОЗ-Л-Ы!!!
— Ты че мужик в рыло захотел? — а ну вали отсюда, пока в милицию не загремел, — вырвалось у меня из нутрии.
— А, не пошел бы…!? — мужик не успел договорить, как дверь открылась, и рука, в милицейской форме схватив его за шиворот, затащила пьянчужку в участок.
Тусклый свет заставил сощурить глаза, зловонный запах и спертый воздух окутывал все помещение. Вдоль стены стояли деревянные, узкие скамейки на которых полулежали или полусидели люди, мягко сказать, из неблагоприятной среды нашего общества. В углу комнаты железная клетка со скамейкой внутри, где находились два молодых парня и мирно беседовали о том, кому чего говорить и чего не говорить по поводу какой то драки.
На двери в другую комнату было написано «УЧА _ ТКОВЫЙ», чуть ниже другая надпись, состоящая из нескольких нецензурных предложений характеризующих участкового и его интимные связи с однополыми партнерами. Причем текст был вырезан острым предметом так глубоко, что даже неоднократно закрашенный, все равно читался лучше чем «УЧА_ ТКОВЫЙ».
— Да, блин — ну я и попал …! — с сочувствием к себе самому произнес я во весь голос.
— Еще как попал.., — произнес голос правее от меня, откуда то снизу.
На полу прикованный наручниками к батарее, сидел мой сосед по общаге. Он был абсолютно трезвым и прилично одетым, в отличие от остальной находящейся в этом помещении компании.
— Ты чего здесь делаешь, — Леха? — с удивлением и нескрываемой иронией спросил я соседа по общаге.
— А.., -Людке по мордам съездил! … прикинь эта падла домой пришла в 5 утра, и что мне надо было с ней делать? -, орден дать что ли, — а!?
Людмила Васильевна, о которой идет речь, была, как говорят, гражданской женой Алексея. Иногда время от времени она не ограничивала себя от внимания мужского пола в отсутствии Алексея и, как результат очередной синяк на ее лице говорил о неприятном общении с Лехой.
— Так ты брось ее! -, ну нахрена она тебе нужна, — в твое отсутствие, пока ты по командировкам мотаешься, она же спит где угодно, только не дома.
— А любовь? — тихо произнес Леха и посмотрел прямо мне в глаза.
— Да любовь зла …., -ну это единственное, что пришло мне на ум в тот момент. — Ты же сам Леха должен пожить, для себя, а так неровен час, загребут тебя на зону, а когда выйдешь, любви уже не будет и жизнь закончиться.
— Все Паша не надо мне тут нотаций читать, мне еще менты мозг пополаскают! — Леха отвернулся к батарее и надвинул кепку на глаза.
— И зачем я решил его жизни поучить? — спросил я у себя, — ведь он действительно любит Людку и все об этом знают.
Дверь в кабинет участкового открылась и из нее шатаясь, вышел тот самый пъяный в умат мужик, который обругал меня возле участка. Я отошел в сторону, что бы дать этому «кораблю» побольше места и прошел в помещение, где за огромным письменным столом сидел Горошкин.
— А…! — да-да-да… -проходи, проходи, присаживайся- вот сюда, -Горошкин указал мне взглядом на стул возле его стола, только с другой стороны.
— Ну и как Мы с тобой будем жить то дальше, а — дорогой Ты мой, — а!? — произнес участковый таким тоном, как будто я пришел совсем не по тому адресу и не туда, куда мне говорили.
— Нормально будем жить! — ответил я.
— Ну — уууу.., дорогой ты мой человек-это тебе так кажется! — а вот я так не думаю, — понимаешь, — а?
— Не понял! — что это значит? — уже нервничая, спросил я.
— А, вот я тебе объясняю, дорогой ты мой человек, развалившись на стуле, проговорил Горошкин, — есть такая Ефросинья Петровна из соседнего с твоим общежитием дома. Так вот она пришла сейчас ко мне и говорит, что парень на тебя похожий, выхватил 20 минут назад у нее сумочку, где была вся пенсия.
— Ну, так товарищ участковый, — двадцать минут назад, Вы со мной в общежитии разговаривали, — с ощущением полного имеющегося у меня алиби, ответил я — причем свидетель этому сам участковый.
Немного задумавшись, участковый добавил, — Это ты все правильно говоришь! — но Ефросинья Петровна, она понимаешь, человек в возрасте и могла перепутать по времени, когда у нее сумочку вырвали,20 минут назад или 40 минут…
— Ну, так давайте ее пригласим, пусть она на меня посмотрит, и вот увидите, она скажет, что это не я выхватил у нее сумочку. Да и вообще я пришел, что бы характеристику писать, а Вы мне про старушек рассказываете.
Я был полон негодования. Мне казалось, что меня обвиняют в каком то страшном преступлении и теперь в милицию точно не возьмут.
— Ну, давай так рассудим, — проговорил Горошкин. — Представь себе, что я даю тебе хорошую характеристику, а ты оказываешься преступником. Меня же сразу на ковер к шефу, а он меня уволит, так как я недосмотрел, недоглядел и по собственной халатности допустил устройство на работу преступного элемента, т.е. тебя, и что ты прикажешь мне делать?
У Горошкина было такое выражение лица, что мне стало его даже жалко, и я практически с ним согласился.
Молча, опустив голову и уставившись взглядом в пол, я стоял и обдумывал, как же мне вернуть свое честное имя.
— А у Вас нет телефона этой старушки? — можно ее сейчас пригласить на опознание — …а?
— Телефон есть, но старушка уехала к дочке в другой город — она ко мне забежала на секундочку, сказала, что ее обокрали, но в связи с тем, что опаздывала на поезд, остаться не смогла.
— Так, что же мне делать, — а?
— Не знаю, дорогой ты мой человек не знаю, но пока я не закончу расследование, — характеристику тебе дать не смогу. И вообще у меня сегодня день рождения, а ты мне тут нервы треплешь.
Сразу же обратив внимание на словосочетание «День рождения». Я крикнул.
— Поздравляю Вас товарищ участковый с таким великим днем, желаю Вам всего самого хорошего дома и на работе.
Горошкин, как-то переменился и произнес в пол голоса.
— Ну, ты вот, что, — зла на меня не держи, сам понимаешь, работа у нас такая, а збегай-ка в магазин и возьми там чего ни будь выпить и закусить, а вечерком зайдешь, и мы с тобой характеристику твою так отшлифуем, что никто, и не подумаем ни о чем плохом.
Горошкин протянул мне деньги и сказал:
— Ну, в общем, ты понял, — вечером ко мне! — а про Ефросинью Петровну никому ни гу-гу — понял?
— конечно, понял! — ответил я на радостях, и тихонько добавил:
— денег не надо, — я же понимаю, что Вы из-за меня подставляетесь и как никак день рождения. — Считайте, что это будет мой подарок.
Горошкин одобрительно кивнул, положил купюры обратно в карман и заулыбался.
— Ну, слава богу, пронесло, — подумал я, выбегая из участка. Теперь надо только денег раздобыть, чтобы хорошего человека отблагодарить. Ведь меня он не знает, а поверил, что я сумочку не крал. Рискует мужик и в то же время, вошел в мое положение с этой характеристикой. Надо устроить ему действительно — праздник.
Одолжив у нескольких соседей денег, я собрал сумму, которой должно было хватить на праздник для участкового.
С двумя большими сумками, в 8.00 часов вечера я пришел к Горошкину.
Зайдя в кабинет, я обнаружил, что за столом, в кабинете, сидит еще несколько человек-милиционеров, как я понял из числа приглашенных.
Увидев меня, мой уже товарищ закричал:
— Господа офицеры имею честь представить Вам будущего коллегу и вообще хорошего парня Кротова Павла Егоровича.
Все на меня посмотрели и, привстав, потянули руки для того, что бы поздороваться.
— Да чувствуется, что это, не какие ни будь там посиделки, а настоящий праздник.
Первый раз я попал в такую достойную компанию. Мне предложили присесть возле Горошкина и я стал доставать из сумок выпивку и продукты.
Все милиционеры очень оживились, увидев полный стол изысканной закуски и нескольких бутылок коньяка. Тем более что когда я пришел, на столе у них была только одна бутылка с какой то мутной жидкостью, похожей на самогон и три бутерброда с рыбкой.
Мне, почему-то налили именно этой мутной жидкости и предложили выпить вместе со всеми. Я понюхал жидкость в своем стакане и, убедившись, что это действительно самогон, попросил Горошкина, заменить его, на коньяк. И тут мой уже друг произнес незабываемую для меня фразу.
— «Паша, участковый, не может быть участковым, пока не будет знать снаружи и изнутри с каким злом ему надо бороться!». Так, что пей самогон, он очень хороший, специально для меня гонят, не бойся…
Возразить мне было нечем и после тоста произнесенного кем-то из гостей, я залпом осушил стакан.
— О-о-о-о — наааш, человек зашептали все сидящие за столом, удовлетворенные тем как я лихо выпил. Практически одновременно закурив, все перешли на темы абсолютно не касающиеся дня рождения Горошкина.
Захмелев, я решил провозгласить тост в честь моего друга участкового, по поводу его дня рождения. Я говорил много и долго в адрес этого глубокоуважаемого мною человека, но ник то из присутствующих, не обращал на меня никакого внимания…..
Как это плохо пить самогон в таком количестве, даже если ты пьешь его со своим другом.
Утро не заставило себя ждать и пришло, стуча мне прямо в голову. Стучало, так как будто по мне ехал бронепоезд, который вел огонь из всех своих орудий одновременно.

Не знаю, как повлияла характеристика, написанная в пьяном угаре на мою репутацию, но направление на медкомиссию мне дали. В РОВД я познакомился еще с несколькими парнями, которые так же получили направления. Мы все вместе двинулись в госпиталь МВД, где проходила медкомиссия.
На первом этаже этого здания толпились люди в форме и без формы. В общем, по всему было понятно, что каждый, кого я вижу, очень переживает по поводу того, что он здесь находиться.
В направлении, которое мне дали, были написаны номера кабинетов, в которые я должен зайти и показаться врачу, что бы получить заключение о своем здоровье.
Как оказалось медкомиссия — это вообще самое важное из всей процедуры трудоустройства в органы внутренних дел.
Представьте себе, что Вы очень хороший и во всем положительный человек, у Вас аттестат об окончании школы или института, а иногда и тот и другой с одними оценками — отлично. Казалось бы, вся жизнь и все двери открыты перед Вами. Но нет, — не обольщайтесь.
Самое главное для трудоустройства в милицию — это Ваше здоровье, которое изучит врач и даст заключение. Проще говоря, важно даже не здоровье, а заключение, которое напишет врач.
Мы с ребятами заняли очередь в разные кабинеты и потихоньку прошли почти всех врачей, меняясь друг с другом и таким образом, сохраняя себе драгоценное время. Решив немного отдохнуть и перекурить, Мы вышли на улицу и стали рассказывать о том, какое у кого давление, пульс и т. д.
Андрей, — так звали одного из наших парней, стал рассказывать своему товарищу Славке, — который за компанию пошел в милицию, о том, какая ужасная история с ним приключилась, и что он вообще не попал бы в милицию, если бы, не добродушный участковый….
Как оказалось в последствии, все мы, и каждый в отдельности были замешаны в том, или ином «преступлении» и участковый — у каждого свой, оказался добрым другом и, рискуя собственной репутацией, взял на себя всю ответственность и дал-таки хорошую характеристику. Причем, как ни странно, но все участковые Октябрьского РОВД г. Химтенска, родились примерно в один день, у всех был день рождения, а у некоторых даже юбилей.
Посмеявшись над тем, как участковые лихо развели каждого из нас на поляну (накрытый стол с закуской и выпивкой) — мы направились в каб.№13., куда была самая длинная очередь и практически никакого движения.
На дверях этого кабинета было написано «ПСИХИАТР». В очереди было очень тихо, никто не разговаривал даже друг с другом. Все обменивались жестами рук и мимикой.
Подойдя ближе к кабинету, ребята из очереди, как могли, пояснили, что прием ведет — баба, которая режет (не дает положительного заключения) практически всех и что если будет шумно, то можно вообще даже не пытаться пройти психиатра, она просто закончит прием и все. Учитывая, что многие приехали с других районов области и не хотели — бы сюда приезжать еще несколько раз, — мы так же затихли, что — бы, не подводить товарищей.
Прошло около получаса, когда из кабинета психиатра вышел парень с идиотской гримасой на лице. Он был в трусах, а одежду держал в руках. За ним вышел другой парень, так же в трусах и одеждой в руках. Со словами — …дура, блин,…ну, — дура! — они прошли в конец коридора и стали одеваться. За ними практически бегом побежала половина очереди. Создалось впечатление, что очередь, из здоровых мужиков, увидев других мужиков в одних труса, побежала за ними, что бы рассмотреть поближе. Славка не устоял и то же рванул в их сторону. В общем, через минуту около кабинета никого не было, а все слушали рассказ двух раздетых парней о том, какие вопросы задает психиатр и что заставляет делать.
Сергей — так звали того, который вышел первым из кабинета, нервно и практически заикаясь от волнения, стал рассказывать, что в кабинет к психиатру он зашел со своим другом Олегом — это второй раздетый. После того как они вошли женщина — психиатр не спросив ни фамилии, ни куда они устраиваются на работу, предложила Сергею раздеться до трусов. Ну, раз врач просит — Сергей разделся. Олег стоял рядом. Психиатр попросила Сергея залезть на подоконник и поправить шторку. Все бы нечего, но подоконник находился на высоте примерно полтора метра от пола. Сергей в одних трусах, сделал несколько неудачных попыток, что бы залезть на подоконник, но у него ничего не получилось.
Врач видя, что у парня ничего не выходит, предложила Олегу, — помочь другу и подсадить того на подоконник. Олег подбежал к Сергею и стал его подсаживать. В этот момент психиатр обращаясь к Олегу, говорит -..э-э-э, дорогой мой, так дело не пойдет!, -Твой друг разделся, а ты нет..!
Поняв, что ситуация почти критическая, Олег срывает с себя одежду и бросается на помощь другу. Он все-таки заталкивает Сергея на подоконник, и что бы тот не свалился, придерживает его руками за заднее место.
Сергей, сидя на подоконнике, обнаруживает, что шторок на окне вообще нет, там только железные решетки и все.
Очень длинная пауза и врач задает самый страшный для них обоих вопрос:
— Ребята Вы чего у меня в кабинете в одних трусах по стенам ползаете?
Сергей возмущенно отвечает, — так Вы же сами сказали, что бы я шторки поправил…!
Олег поняв, что все это была ловушка для двух идиотов, — закричал в адрес Сергея
— Молчи придурок, давай слазь нудист- альпинист, — по — моему мы попали..
Психиатр согласилась с доводами Олега и попросила их обоих немедленно удалиться из кабинета, причем даже не разрешила одеться в кабинете.
— И че она Вам сказала, прошли Вы комиссию или нет.? — раздался вопрос от кого то из слушающих эту историю.
— Нет, не прошли, — ответил чуть не плача Олег, — последние ее слова были:
— ….Выздоравливайте мальчики, а потом пробуйте устроиться в органы!
— Да дело не шуточное, тут так просто не проскочишь, видал, как она этих придурков поймала, — сказал, обращаясь ко мне Андрюха.
— Фигня, — главное не поддаваться на провокации! — сказал я, обратившись практически ко всем, и тут же осекся, вспомнив, как участковый развел меня по полной программе.
— Легко сказать да трудно сделать — подумал я и потянулся к кабинету под №13.
Из кабинета вышла женщина в белом халате, невысокого роста, с черными, закрученными в пучок волосами.
— Ну, кто там следующий? — Вы что решили, что я до утра буду Вас принимать?
С этими словами она зашла обратно к себе в кабинет.
Смелых не было, но мы их выбрали.
Андрей со Славкой зашли в кабинет. Очередь проводила их взглядом матери отдающей своего сына в руки нелюбимой невестки.
Все нервничали, шоркали ногами, переминались с ноги на ногу и чего-то шептали друг другу. Время шло очень медленно.
Первым из кабинета вышел Андрей. Он улыбался и говорил, что все нормально, никаких каверзных вопросов не задают и вообще он не понял, зачем те два придурка полезли на подоконник, если с порога видно, что там нет шторок. Следом вышел Славка тоже очень довольный и чего-то, бубня себе под нос, побежал в конец коридора, где находился туалет.
— Очередь оживилась, и новобранцы стали заходить и выходить из этого кабинета. Многие так же, как те двое попались на уловки психиатра, но большинство все — таки получили положительное заключение.
Когда подошла моя очередь, я уже практически извел себя дурными мыслями о том, как мне будет стыдно, если мне не удастся пройти психиатра.
— Здравствуйте! — можно войти? — как можно любезнее сказал я, войдя в кабинет.
— Проходите, проходите….., -проговорила врач, листая какую то книжку у себя за столом.
— Ну..,и что Вас привело ко мне, — спросила она.
— Я прохожу медкомиссию и у меня в направлении указан Ваш кабинет.
— Ну, — а если бы кабинет не был указан в Вашем направлении, — Вы бы ко мне зашли? — спросила она, глядя мне прямо в глаза.
— Вот этот момент и настал, — подумал я, и что мне теперь делать? — что ответить?
Мой мысленный аппарат работал, как самый современный компьютер, который подыскивал наиболее логичный ответ на этот дурацкий вопрос.
— Нет, не зашел бы! — очень тихо ответил я, что бы можно было, потом сказать, что она, наверное, не расслышала, а я говорил, — что зашел бы и т. д.
Следующий вопрос был еще круче.
— А Вы не могли бы продать мне свои джинсы? — а то понимаете у моего сына примерно такой же размер брюк, как у Вас, а джинсы нигде найти не могу.
Она задала вопрос, как-то неправильно, я так не ожидал, — и зачем ей мои поношенные джинсы? Я колебался и уже хотел сказать, — да могу продать, но, вспомнив о тех двоих, в трусах, — решил с ней не соглашаться.
— Нет, я не могу продать Вам джинсы! — ответил я и решил больше ничего не говорить.
Врач передала мне в руки мое направление, где напротив графы №13 уже была надпись — «ГОДЕН» и подпись.
У входа в госпиталь, меня ждал Санек, — я познакомился с ним в РОВД. Он предложил мне отомстить этому тяжелому дню, залив его пивом. Я с удовольствием согласился, и мы отправились в ближайшую пивнушку.

………

Время, проведенное в школе милиции, запомнилось благодаря бесплатным обедам и новенькой милицейской форме. С гордостью мы надевали эту форму и слегка стесняясь, ходили в ней по улице. Некоторые курсанты ни как не могли расстаться со своим гражданским прошлым и позволяли себе приходить на занятия в нетрезвом виде.
Как правило, участь таких курсантов была предсказуема. Их попросту выгоняли со школы, а соответственно и из милиции.
Были среди нас и такие, которые могли и пить и ругаться матом на занятиях, но преподаватели не замечали проделки этих «мелких шалунишек», потому что папы последних занимали высокие и очень высокие посты в органах. Эти ребята практически ничем не отличались от всех остальных. Мы общались, вместе иногда выпивали и дружили. Но они в отличие от простых, как говориться «смертных», знали свое будущее. Вообще, если честно, я тоже, наверное, хотел бы находиться в их числе, но, увы, рок судьбы нарисовал мне другие пути в органах внутренних дел.
В школе нас учили стрелять и подчиняться. Зачастую на занятиях нам задавали задачки о действия сотрудника милиции в той или иной обстановке. До такой степени все это было тупо, что трудно было поверить в то, что сам преподаватель, когда-либо участвовал в каких, либо переделках. С умным и серьезным выражением лица подполковник Владимир Сергеевич давал нам очередную вводную: — «Представьте себе товарищи курсанты, что ВЫ патрулируете по улице и вдруг видите, что неизвестный подбегает к женщине и срывает у нее с головы норковую шапку…!, — Какие Ваши действия…?
Естественно все молчат и Владимир Сергеевич продолжает: -».. Агааа.., не-зна-е-те.!
— А, я Вам скажу! — сотрудник милиции понимает, что у него на глазах совершается преступление и начинает преследовать преступника… — Воот..!, — а преступник, что делает?, -правильно — у-би-га-ет..!, И как, оказывается, бегает — то он, быстрее Вас, потому что у Вас плохая физическая подготовка, Вы курите, пьете, по ночам не спите, а с женщинами кувыркаетесь и вот — результат на лицо. Он…..- У-БЕ-ЖАЛ.!!!
И, что бы такого не случилось — Вы, что должны сделать в первую очередь!?, — правильно, Вы должны оценить обстановку. Во-первых: — не надо мешать преступнику, пусть он доведет преступление до конца, что б потом не отвертелся. А — то спугнете и потом ничего не докажете. Пусть сорвет шапку и пусть убежит. Но, за время пока он срывает шапку и бежит, Вы должны сосредоточиться и запомнить его особые приметы. Что бы сориентировать личный состав на задержание преступника.- …Ну, надеюсь всем понятно, почему преступник должен совершить преступление от начала до конца и не вздумайте ему помешать, а то по нашим законам он быстро станет потерпевшим, а милиционер — преступником. … -И так было, когда милиционер, наблюдая, как молодой человек разбивает в автомобиле стекло и лезет в бардачок решил произвести задержание. Милиционер крикнул
— «Стой стрелять буду..!» Ну, парень, естественно увидев в темноте мужика, со «стволом» в руках. Отскочил от машины и побежал прочь. И что Вы думаете….? -Наш доблестный милиционер по всем правилам производит предупредительный выстрел в воздух и…. — промахивается…!
До сих пор ник- то понять не может, как, выстрелив в воздух, преступник был ранен в правую ягодицу. При разбирательстве оказалось, что это и вовсе был не преступник, а хозяин автомобиля. Он захлопнул дверь квартиры, а ключи от квартиры и автомобиля остались внутри. Запасные ключи были в бардачке автомобиля, и, выбирая между стеклом машины и ночью в холодном подъезде, он выбрал стекло. Так что всегда имейте в виду, -… каждый из нас надев милицейскую форму становиться потенциальным преступником, но не каждый из нас сядет в тюрьму. Всегда в любой ситуации, думайте в первую очередь о себе и своем поведении и о последствиях
Придерживаясь такого правила, Вы спокойно дослужите до пенсии, а, выйдя на пенсию, постепенно сопьетесь и издохните в забытьи. Так проживете нормальную милицейскую жизнь.
….Самое ужасное, что Мы, слушая эти, как нам казалось бредни, никогда не видели улыбки на лице наших педагогов. Они все это рассказывали вполне серьезно, но не для конспектов. А для конспектов у нас были только правила применения оружия и скорость полета пули.
Хотя если честно, то за годы службы в милиции, мне ни разу не пригодились знания по техническим характеристикам оружия, а уж тем-более, я никогда не задумывался, с какой скоростью вылетит пуля из ствола. Школа милиции закончилась очень быстро, и наступило время вступить в настоящую милицейскую жизнь.

…. Прошло три года

— Паша!, — ты уже офицер, работаешь в службе по борьбе с экономическими преступлениями, так неужели тебе, до сих пор непонятно, что главное для нас, — не то, кого ты задерживаешь и за, что..- а результат, — конечный результат, понимаешь, — а?.- Ведь нас не спросят «сверху» о том, какое преступление и на какую сумму совершил тот или иной человек, Нас спросят о том, сколько выявлено преступлений за месяц, сколько реализовано дел оперативного учета, сколько их заведено, сколько агентуры и доверенных лиц приобретено. — Вот именно такие вопросы ставит перед нами руководство, а ты жалеешь человека, потому что у него трое детей. — Так, ты пойми и мне его жалко, но мы не можем пройти мимо преступления.
— Андрей, ну ты сам меня пойми, какое это к Х..-ям преступление, если он вынес с завода проволоку, для того, что бы дома дочурке бусики сделать, — ну, это же только мелкое хищение, и то, в самом худшем случае, понимаешь!
— бля.., ты меня задолбал, — я тебе уже в сотый раз говорю, что у нас в отделе, на конец этого месяца минус три палки за хищения, по сравнению с предыдущим. И, что ты прикажешь, делать?, — может мне самому пойти палки рубить, — если Вы все на службу болт забили…?… — В общем, так, — меня не волнует каким образом или каким местом, ты это сделаешь, но сегодня из этого мелкого хищения, как ты говоришь, должно получиться нормальное большое, и возбуждено уголовное дело, понятно?! — и это касается всех, — уроды, — А теперь пошли нахер, — Ра-бо-та-ть!
Наш начальник Козлов Андрей Михайлович, когда работал просто опером. — был очень даже неплохим человеком, но перспектива роста и карьера не давали последнему покоя. Ему все время хотелось получить 1-ое место по области среди отделов БЭП.
Мысли путались в голове, я все время думал о том, как можно из мелкого хищения сделать преступника.…В принципе, наверное, с мыслями такого же рода, мои коллеги так же занимали места в своих кабинетах. Раньше эту линию: — кураторство предприятий промышленности вел сам начальник, т. е. Андрюха или Михалыч, — а потом он передал ее мне, и наверняка у него были какие — то свои секреты, как из маленьких нарушителей делать больших преступников.
В своем кабинете я сидел не один, а с коллегой Крестовым Игорем. Он курировал общественное питание, в Октябрьском районе, и получал от этого не малое удовольствие. Тем более что при раздаче «пряников», ему доставалось меньше всего, а чаще только благодарности. Ну, еще бы, ведь именно от его папы зависело, будет наш шеф идти вверх по служебной лестнице или нет.
— Да Игорь хорошо, когда папа шишка, — правда, — а?! издевательски спросил я.
— Не скрою, есть свои плюсы…, -заулыбался Игорь, почесывая усики.
Мы никогда не ругались, я привык, что он у меня такой ученик и что его папа начальник всего управления, а он привык к моим подколочкам, и не обижался. Можно сказать, что мы дружили.
— Ну и, что теперь делать, а? — как Михалычу палчонку срубить? — как из нормального человека гниду сделать?
— А, ты Паша смотри…, для уголовного дела не хватает только суммы хищения, — так? — так. Значит, подходишь сейчас к этому мужику, который проволоку украл и предлагаешь ему украсть еще пол кило, для нормального решения вопроса, — ха-ха-ха.
— Ну, ты бля и придурок…!
— Сам такой..!, — ну так, что ты еще можешь сделать, если сегодня тридцатое число? — Найти еще какое-то хищение, в такие сроки, за один день невозможно, а не возбудишь дело, то получишь выговор, вот и вся математика.
…Ничего умнее как сходить к своему начальнику и попросить совета я не придумал…
— Михалыч, ну ты пойми без ножа режешь, как я мужику сумму на проволоку увеличу, — а?, -Ну, если на то пошло, как бы ты сам выкручивался из такой ситуации…?
— Да, бля, — не ожидал я получить такой личный состав в наследство, — не ожидал…, а получил таки и теперь самому надо все делать… Ладно, — на каком заводе этот расхититель работает.?
— …На часовом?
— а, фамилия его, -как?
— Астафьев.
Перелистав несколько страниц своего блокнота с телефонами, Михалыч набрал номер телефона. Ожидая ответа в трубке телефона, он еще, что-то бубнил в мой адрес, но, наверное, и сам не понимал, что.
— О-о-о-о.. -Андрей Сергеевич, сколько лет, сколько зим…?, — да, да, да, — а я зайду, зайду, зайду.. -Ну сами понимаете должность такая, время не позволяет.- а так зайду, зайду,.зайду.
— да мелочи Андрей Сергеевич, тут задержали с Вашего завода работника с проволокой,… и нам нужна справочка с правильной так-сказать суммой… -ну Вы меня понимаете… — Ага-ага-ага… — ну… — спасибо, ну спасибо… А там проволока металлическая… -Ну, еще раз спасибо…
..Да, раньше я такого голоса и такого лица у своего шефа не видел и не слышал. У меня было такое впечатление, что он кокетничал с этим мужиком из телефонной трубки, и если бы тот был поближе, то Михалыч наверное не удержался и поцеловал бы этого Андрея Сергеевича.
Положив, трубку телефона Андрей, снова превратился в деспота и, не гладя на меня, а, уставившись в окно, проговорил:
— Так короче сейчас руки в ноги и летишь пулей на завод. Находишь там главного инженера, Успименко Андрея Сергеевича, которому я сейчас звонил. Он передаст тебе новую справку о стоимости. Потом приедешь в отдел, и эту справку приобщишь к материалам проверки, опросишь мужика и возбудишь уголовное дело. Через три дня сам же прекратишь это уголовное дело на основании, передачи на поруки в трудовой коллектив их же работника, и ходатайства предприятия. Андрей Сергеевич ходатайство подготовит.
— Андрюх…, ты че, это же полная задница, — подстава….
— Это ты полная задница, понятно?…Ты думаешь легко держать первые места в области столько лет?!.- Да если бы у нас небыли такие хорошие отношения с руководителями, то и результатов работы так же, не было бы. Откуда у нас такие результаты?, -ты, что не понимаешь?.
— Ну, ведь руководители прекрасно зная, как мы делаем результаты работы, могут в одно прекрасное время и нас подставить. А вдруг они сами совершат преступление, что мы будем делать? — мы же с ними, получается в связке.
— Слушай Паша не лезь, куда тебе не надо… — Они нас кормят, — сами поставляют нам расхитителей, сами справки делают, сами на поруки берут. — А мы их не трогаем. Это называется -».. И волки сыты, и овцы целы.»
— А кто из нас волки и кто овцы, — а Андрюх!? — ты парень не простой, и результаты работы делаешь красиво, знакомых много, в общем, нужный человек получаешься. Как-то странно, что главный инженер завода сразу согласился липу написать, он, наверное, твой «родственник», — да Андрюх…? Или чего то боится..?
— Ты уже дохера сказал, смотри, как бы тебе не пришлось бояться. Залез в нашу систему, вот и работай, как тебе говорят…
Из кабинета я вышел, молча и даже не хлопнул дверью, и наверное, правильно сделал.
— У тебя такое выражение лица, как будто холодной водой облили, — что с тобой?.. — спросил Игорь, когда я зашел к себе в кабинет.
— Игорь, а ты не знаешь, мы овцы или волки..? — спросил я, надевая на себя куртку.
….Игорь понял, что я имею ввиду поговорку и с твердой уверенностью ответил:
— Волки, Паша, — волки, я точно знаю!
— Вот в этом — то Игорек и ошибка, мы овцы, которые думают, что они волки и настоящим волкам надо, что бы такие овцы, как мы воображали себя волками.
— Ну, — ты блин и завернул, голову сломать можно, а вообще какая тебе разница, мне так один хрен, кто я…, — папа все равно пока на пенсию не уйдет, будет помогать, а когда уйдет, то там у него столько связей……
Выйдя из РОВД, я направился на завод. Пошел пешком, что бы немного поразмыслить над сложившейся ситуацией, да и погодка была очень даже хорошая. …Так, значит, получается, что сейчас в дежурке сидит мужик, стащивший проволоку и даже не подозревает, что он реальная жертва обстоятельств. Вот если бы он попался не в конце месяца, а в начале, то был бы просто штраф. А в конце месяца, — только уголовное дело.…А, я значит тот человек, который из этого мужика сделает настоящего преступника, который с уголовной статьей проходит всю жизнь. И надо мне это потому, что наш начальник добивается повышения по службе. Хорошенькая ситуация, — это в случае чего, я, — сука, а все вокруг «потерпевшие». Нет, ребятки так дело не пойдет…

Зайдя на проходную часового завода и предъявив удостоверение, я попросил отвести меня к главному инженеру. Охранник, уже зная о моем приходе, любезно согласился меня сопроводить.
В приемной сидела секретарь и с кем-то очень грубо разговаривала по телефону. Охранник предложил мне присесть и попросил подождать. Расположившись на мягком стуле, я стал изучать цветы, расставленные по всему кабинету. Их было очень много, а вокруг секретаря столько, что я с трудом представлял себе, как она вообще пробирается через эти заросли к своему столу.
— Вы к кому..? — обратилась ко мне женщина, выглядывая из-за кустов каких-то кактусов..
— к Успименко Андрею Сергеевичу,.. — у меня назначено.
— Ничего не знаю, — я Вам ничего не назначила., — У него на это время идет прием клиентов из Африки.
почему-то, представив себе чернокожих людей в юбках из листьев и с копьями в руках, я сказал, что подожду, когда он освободиться.
Прошло около двадцать минут, когда у секретаря на столе зазвонил телефон. Секретарь выслушала, какие — то указания и обратившись ко мне, с доброжелательной улыбкой на лице и произнесла:
— А, Вы простите кофе со сливками будете или просто черный.
— Не ожидая такого поворота, я уверенно ответил:
— Со сливками..!
— А, сливок нет, сразу ответила секретарь, немного смутившись и добавила… — Может без сливок..?
— А сам кофе у Вас есть..!
— Нет, только чай…!
Мы оба рассмеялись над нашим диалогом и стали мирно беседовать на тему растений и ухода за ними. Нашу приятную беседу прервал скрип двери главного инженера, откуда вышли два чернокожих лица в белых костюмах и с кейсами в руках.
Секретарша тотчас побежала в кабинет главного инженера и спустя секунду выбежала оттуда с подносом в руках, на котором стоял кофейник и три чашки. Глядя на поднос, я понял, что в кабинете остался только один главный инженер и кофе вероятнее всего есть, но не для «белых».
Из кабинета вышел мужчина, почти двухметрового роста и седой головой. Протянув мне руку он произнес:
— Андрей Сергеевич!,…А, простите, ВЫ…?
— Оперуполномоченный ОБЭП Октябрьского РОВД, — лейтенант Кротов…
— О-о-о.. -Ну, зачем же так официально, — Вы же к нам не с проверкой пришли — правда..хе-хе.. -Кстати, Лидочка сделай-ка нам кофейку, а то Павел Егорович…., не расположен на дружескую беседу….- И Лидочка, вот еще, что, ты этого человека запомни.., -это наш новый куратор, нужно всячески ему содействовать и выполнять все его просьбы и пожелания, ну прям, как мои,… — понятно.?!
— …Ой.., ну конечно, Андрей Сергеевич, — я все поняла.!
Я стоял, остолбенев от такого театра, где передо мною разыграли сценку, в которой у меня была роль «идиота».
— Я вообще-то не на кофе пришел, а за справкой, — Вам же звонил Андрей Михайлович.
— Да, да звонил и я уже распорядился, и, наверное, справка уже готова.
В приемную зашла женщина похожая, судя по фигуре на колобка, положила на стол секретарю какую-то бумагу и со славами — «…когда — ни будь меня сделают крайней…» удалилась из кабинета.
— А, вот и Ваша справочка…
Протягивая ко мне справку, Андрей Сергеевич, как-то колко посмотрел мне прямо в глаза, как будто хотел меня, в чем-то упрекнут.
— до свидания, Андрей Сергеевич, бросил я через плечо и ретировался так быстро, что со стороны, наверное, можно было подумать, что я убегаю, а в руках у меня не справка, а килограмм наркотиков.
Андрей Сергеевич зашел в свой кабинет, уселся в кожаное кресло и набрал номер телефона.
— Але, Андрей?.. Что-то я не понял Андрей, — ты кого на свое место поставил?. — Ты, что хочешь нам все дело обосрать …?… — А я не уверен,… мне он не понравился,…! — Да я знаю, что он твой ученик, и знаком ты с ним хорошо…,но мы с тобой не в детские игры играем и рисковать нельзя…!, -В общем, давай-ка пощупай его посильнее и если, что…, -… меняй на другого,… — мне такой куратор завода не нужен..!

С завода я не пошел в отдел, пошел обедать, настроение было архи паршивое, время приближало меня к вечеру, когда я должен был бы возбудить уголовное дело. Да и справка эта уже в кармане. — Вот, судьба у мужика все против него, даже я, хотя этого не хочу. Ну, что у него ангела — хранителя нет, что — ли?, -а может он нагрешил когда-то…?.В общем, в голову лезла такая ахинея, что без ста грамм не разберешься.
В кафе я встретил Игоря, который сидел за столиком возле окна и крутил в руке стакан с водкой, ну это естественно, что с водкой, потому, что воду здесь не разливают. Взяв порцию, пельмешек и сто пятьдесят…,я присел к нему за столик.
— Ну, че возбудил дельце-то, а?
— Не, еще..
— Ну, все пипец,..- Михалыч так ревел, что просто страх нагнал. Я быстренько бухнуть побежал, чтобы нервишки выдержали.. хе-хе-хе.
— ..Слушай, — Игорь выручай…!.. — Давай скажем Михалычу, что этот мужик с проволокой твой родственник, ну а ты не знал, пока я тебе фамилию не сказал. Прикинь, Михалыч узнав, что это мужик твой родственник, а соответственно родственник твоего папы, сразу его отпустит, да еще и проволоку отдаст,..- а, то жалко мужика…,понимаешь.
— Паша, бля, у меня этих родственников из-за таких, как ты, прибавляется в неделю по десять человек, а то и больше и если папа о них узнает, то ему придется бросить маму, потому, как своих он уж точно всех знает, а эти левые, значит, получается с маминой стороны. И ты прикинь я в таком юном возрасте остаюсь без отца, и мы с матерью влачим жалкую никчемную жизнь, — хе-хе. Представить страшно,… — понимаешь.! Хотя, если в этот стакан упадет еще сто…,то …., одним, как говориться родственником, — меньше, одним, — больше….
В общем, распив еще бутылку водки на двоих, мы с Игорем вернулись в отдел и уселись на свои рабочие места. Беспощадно борясь с курением, уничтожая сигареты путем их выкуривания, мы задымили весь свой кабинет.
Посидев около десяти минут Игорь произнес, как-то испугано…
— слушай, что-то нет прихода, может водка паленая или мне сбегать еще взять… -,а?
— Ты че Михалыч унюхает или зам. по личному составу поймает, тогда МНЕ нужно будет, срочно становиться твоим родственником.
— Не Паша тебе нельзя…
— Почему?
— Ну, если мы родственники, то должны чаще встречаться, отмечать праздники….-в общем сопьемся.
— Игорь давай сейчас сходим к Михалычу и скажем, что тот мужик…,твой родственник..!
— Ты думаешь, это нужно сделать сейчас, или может для храбрости еще по сто пятьдесят…
— Не, Игорь, пошли сейчас, а потом я скажу Михалычу, что у меня срочная встреча с агентом, по очень важной информации, а ты просто скажешь, что тебе надо домой, а в результате встретимся в кафе и отметим удачное спасение мужика.
Поднявшись по лестнице и подойдя к кабинету начальника ОБЭП, я постучал в дверь и дернул ручку. Дверь была заперта, и это говорило о том, что Михалыч куда-то свалил на неопределенное время.
— О-о-о, — смотри-ка Паша…,а это судьба,.. — придется все-таки еще бухнуть, пока ждать будем, как ни как родственника встретил. Кстати ты мне хоть его данные дай..!
— А, может все таки вечером бухнем…?, а то меня точно пьяным поймают..!
— Паша тебя хрен поймаешь, ты, сколько бы не выпил, все равно выглядишь, как трезвый, только ведешь себя как пьяный хе-хе-хе…
— А ты и выглядишь как пьяный и ведешь себя так же, короче еще по сто…. И все..!
— Гениальная мысль, ведь действительно по сто пятьдесят… это много, а вот по сто… это в самый раз…
Мы зашли в кабинет, Игорь полез в сейф.
— Ты че в сейфе — то забыл..?
— Тихо, у меня здесь одно агентурное дело, с которым я хотел бы тебя ознакомить…!, -мы его сейчас вместе почитаем, а потом пойдем к Михалычу.
Игорь достал из сейфа нераспечатанную бутылку водки.
— Ты, че с ума сошел если мы сейчас это все почитаем, то потом даже ходить не сможем…
— Сможем, сможем…,я побольше читал, и ничего… — сказал Игорь, нарезая кусочки сальца и колечки лука.
Когда мы уже допивали эту бутылочку, в дверь вошел Михалыч.
Игорь посмотрел на меня, а я на него, и у обоих у нас на лице был один вопрос: — «кто забыл закрыть дверь в кабинет?».
Михалыч молча подошел к накрытому столу. посмотрел на почти пустую бутылку водки и произнес:
— Да, Вы что Вашу мать, — совсем оборзели!?… — Так…, я сейчас иду, за начальником и обоих везу на освидетельствование,…и-и-и -…карьера Ваша, дорогие мои, на этом закончилась.
Обратив внимание, что Михалыч орет, глядя только на меня, и обращается ко мне во множественном числе, я произнес:
— Михалыч, не кричи,… — Игорь родственника встретил, он, кстати, в дежурке сидит.
— Какого родственника.? -…алкоголики…, — где уголовное дело, я же предупреждал…!,Нет, — все…., — мне это порядком надоело…!
Игорь сидел, опустив голову к столу и, что-то быстро писал, не обращая внимания, ни на Михалыча, ни на меня.
— …Андрей Михайлович, не кричите, пожалуйста, вдруг ни с того ни с сего Игорь обратился к шефу,..-Вы знаете, я ведь действительно встретил своего дальнего родственника, он сейчас сидит в дежурке. Проблема в том, что он в дежурке по подозрению в совершении преступления за хищение проволоки с завода, фамилия его Астафьев. Материалы у Паши и он собирается возбуждать в отношении моего родственника уголовное дело….-Ситуация очень сложная, родственник действительно подпадает под статью о хищении так, как справка с ТАКОЙ суммой, — за которую вообще нужно расстреливать. Я Пашу уже просил замять это дело и мой отец ему уже звонил, но Паша ему отказал. А сейчас мы сидим и выпиваем, потому что нет выхода из этой ситуации…
— Так…, — Кротов, ко мне в кабинет, срочно!…,сказал Михалыч и ушел.
Я вылетел вслед, за ним сбив стул, который находился в коридоре.
— …в общем, Павел…., — понимаешь, что ты делаешь…, -начал Михалыч…, -ты отказал полковнику Крестову.., -У тебя вообще мозги есть… — а?.. — Ну, ты и придурок… — Ты как вообще служить дальше собираешься?..
….- Андрюх… проблема в другом..,… — у меня справка с бешеной суммой и я не могу не возбудить дело.
… — А, та настоящая справка, где.?
… — Я ее выкинул, как ты сказал!
… — Так, давай того мужика сюда, быстро, ко мне в кабинет… — Ты бы еще сына министра в тюрьму посадил.., ну придурок… иди же, чего стоишь!
Я полетел в дежурку на крыльях ангела спасителя и, наверное, поэтому не заметил зам. начальника по личному составу.
— А, кудай — то Вы так несетесь, Кротов, А?, подойдите-ка ко мне поближе и объясните, почему Вы носитесь по РОВД.
..Ну, вот теперь точно, мне трындец, подумал я и, вдыхая в себя воздух, произнес:
— В дежурную часть бегу срочно,… — вызвали, добавил я.
— …Вот если бы ты Павел не был лучшим опером, я бы тебя сейчас на освидетельствование отвез, — понял?, Ты подумай, что другие сотрудники подумают … -они подумают если Кротову можно пить на работе, то и им то же…,а мне этого не надо.
— Простите, больше не повториться..!, -… ситуация сложная,… — не могу объяснить.
— давай беги уже работай, да не мелькай тут часто..!
…После слов замполита я взял себя в руки и уже с видом трезвого человека зашел в дежурку. Забрав, Астафьева я сопроводил его к шефу. По дороге пытался объяснить ему, что у него здесь работает родственник и что так нужно, что бы его не посадили. Астафьев уверил меня, что все понял, и мы зашли в кабинет Михалыча.
— Садитесь Евгений Александрович…! Предложил Михалыч, обращаясь к Астафьеву.
Ни фига себе!?.., — Андрюха даже знает, как этого мужика по имени отчеству зовут, подумал я.
— Так,..- Павел Егорович… — принесите материалы в отношении данного товарища.
Я забежал к себе в кабинет. За столом почти неподвижно сидел Игорь и наливал себе водку в стакан.
— Игорь, зачем здесь бухать? -, ты че, — я уже на замполита нарвался.
— Паша?!…мне отец звонил… и, кстати, Михалычу тоже…
— И, че…?
— Он меня спросил о том у кого находятся материалы в отношении Астафьева…
— И че… и… зачем?
— В общем, Астафьев Евгений Александрович, моему отцу приходиться двоюродным братом.
— Да, ты, че перепил, что ли, или в роль вошел..?
— Не Паша я не перепил. Я родственника от тюрьмы спас.

…В кабинете было как-то неуютно и сыро. В окно стучал дождь. Игорь сидел за своим столом, уставившись на бутылку с минеральной водой. Недокуренная сигарета лежала в пепельнице и слегка дымилась.
.-Игорь, — ты хоть бы форточку открыл, что ли.!?
..-Все больше я не бухаю..!, -произнес Игорь, в ответ, не отводя глаз от бутылки.
— ..Ага, — и меньше то же, -да..?, — Ну, как там твой родственник.?
— ..А, че родственник, — родственник….- я его и не видел раньше. Это отцовский двоюродный братец. Да и отец с ним редко пересекался. Да, кстати, он вчера свою проволоку оставил. Говорит, что имеет огромное желание вернуть ее на завод.
— …Да, пусть не переживает. Я ее сам на завод занесу.
— Слушай, Паша, а ты вообще сегодня куда ни — будь, собираешься, — а?
— Да, сейчас к шефу забегу… чего-то просил зайти, а потом поеду в психоневрологический диспансер за справкой на одного деятеля. В общем, приду только после обеда.
— Вот и хорошо! Я тогда дреману до обеда, а то чего-то голова болит. Или может,.. опохмелится сначала….?…Ты Паш, дверь на ключик за собой закрой, а то мне передвигаться тяжело, да и не хочется.
Выйдя из кабинета, я направился к Михалычу. Подымаясь по лестнице я уже понял, что он у себя, потому, что звериный рев нашего львенка раскатывался на весь отдел.
…интересно кому это из наших сейчас так достается…?
— Андрей…, можно войти?
— Да входи уже… — Бедолага…! — с ухмылкой на лице произнес Михалыч.
— ….Не понял!… — В чем дело? -…чего я такого сделал?
— Да ничего, ничего, присаживайся, рассказывай, как жизнь вообще?!
— Чего это — ТЫ, решил меня на «ровную» беседу пригласить?
— Давненько мы Паша с тобой за столом не сидели, по душам не говорили. Может в кабачок как — ни будь вечерком, после работы зарулим, — а?!, Последнее время только работа, да работа. Так и жизнь пройдет.
— Это точно..! Давай в кабачок не сегодня, но сходим, а, то у меня после вчерашнего голова не прошла. Хорошо?!
— слушай Паш, ты же вчера на завод ездил?
— Ну конечно ездил, ты сам меня за справкой послал!, — че не помнишь?
— Андрей Сергеевич мне звонил. Сказал, что ты как — то недобродушно с ним обошелся. А он Пашенька человек, очень даже хороший, а главное много чего может. Вот, например, к нам в отдел обои спонсировал, а сумма, между прочим, не маленькая.
— Да-да-да,… — а еще я у него негров видел,…прикинь они, наверное, тоже за обоями приходили… Почему-то ляпнул я, глядя в пол.
— Ты зря иронизируешь. Андрей Сергеевич, между прочим, депутат, а с такими людьми не шутят. Ты бы лучше поехал и извинился за свое бестактное поведение.
— поеду Андрюх, поеду. Мне как раз надо им проволоку вернуть. Заодно и извинюсь.

…..Привет Леха.
…Привет!…тебе чего в дежурке надо?…Машину не дам, все на выезде. Людей свободных то же нет, все работают.
— Да не дергайся, ты так. Я за вещь доком. Вчера вневедомка мужика приволокла… -Астафьев его фамилия. Мужика отпустили, а вещь док остался у Вас.
— А, точно.! Есть такой коробочек.
— Какой коробочек? — я же тебе говорю, фамилия Астафьев,….- проволока с часового завода.
— Ну, так эта проволока и лежит в спичечном коробке. Мы его опечатали, как положено, при понятых.
Леха полез в шкаф для хранения вещественных доказательств и достал оттуда конверт с несколькими оттесками печатей и подписями.
— Вот он — твой коробок!…, -иди сюда… -расписывайся и забирай.
Расписавшись в журнале, я получил конверт, в котором находился спичечный коробок.
Открыв его, я увидел, что там действительно какая-то проволока, но порубленная на очень коротенькие прутики, похожие на маленькие иголочки.
— слышь Леха..!? -,а кто эти иголки проволокой назвал?
— …Ну- кто, кто… Вневедомка..! Они и доставляли это мужика.
— А, протокол осмотра..?
— На вот, почитай!

… -« ….В носке, на левой ноге, чуть выше голеностопного сустава обнаружен спичечный коробок, в котором находилась проволока из желтого металла. Гр-н Астафьев пытался выбросить коробок в окно и при обнаружении заявил, что коробок ему подсунули…..»

…Ни фига себе, я лохонулся.! В рапорте же эти придурки из вневедомки не указали этих обстоятельств, а только, то, что задержали этого Астафьева, когда он лез через забор часового завода.
— Михалыч!…на месте?… -ну, слава богу.! Слушай, я тебе вчера материал по Астафьеву приносил….-ну когда Крестов позвонил… — помнишь?.
— Ты, че орешь, как потерпевший?, чего ты от этого материала хочешь?…
— отдай мне материал. Мне кажется, там есть над, чем работать.
— Паша …материал списан… все….его нет,…понимаешь….НЕТ его.!

— Хорошо Андрей! Тогда дай мне сделать копии с материала для оперативного использования.
— Ну, на хрена тебе это надо. Не занимайся ты фигней, а иди лучше палки руби. Результаты работы показывать нужно, а ты тут в игрушки играть собрался. И вообще, ты что забыл, КТО за него просил.
Андрюха стал себя вести как-то агрессивно, и я понял, что материал, скорее всего уже переписан и там, в действительности ничего интересного нет.
— Ладно, Андрюх и, правда, нахрена он мне нужен!?. Слушай так, когда пойдем, бухнем…?, а то нервы у нас ни к черту.
— Бухнем, бухнем. Успеем еще, а сейчас иди и…..
Андрей не успел договорить, как за окном прогремел выстрел, стреляли из пистолета Макарова. Этот хлопок я не спутаю ни с чем.
— Охренет! — Наверное, на территории отдела сезон охоты открылся…
С этими словами Андрюха стартанул из кабинета, что бы посмотреть в кого стреляли, а главное узнать, почему меру наказания «Расстрел» привели в исполнение прямо на территории РОВД. Я естественно тоже побежал на улицу.
Мы не успели спуститься на 1-й этаж, как прогремел второй выстрел, а потом третий и четвертый.
— Может надо броники накинут…?, — по- моему там война…! — Кричал я Михалычу в спину.
— Стреляют у наших гаражей, наверное, водилы на дуэль вышли..!
— по моему у нас водил недобор, так, что зря они -это…
Возле гаража, где находился автомобиль уголовного розыска. Стоял молодой парнишка в милицейской форме и дергал на себя большие металлические ворота. По всему было видно, что он очень сильно расстроен. Отойдя на несколько шагов от гаража, он направил пистолет на ворота и произвел выстрел. Снова дернул двери гаража со всей силы и, поняв, что они не открылись, произвел еще один выстрел.
Мы с Михалычем остановились неподалеку…. Из-за наших спин раздался душераздирающий крик. Это бежал начальник уголовного розыска.
….-Лепешев…..-Баран….ты че сука творишь..?, -Идиот, — ко мне.
Парнишка обернулся в сторону крика и походкой ковбоя направился к нам.
— Товарищь майор рядовой Лепешев по вашему приказанию прибыл…
— Ты, что гад в тюрьму захотел, а? Ты че по дверям стреляешь среди бела дня…?
— А, че ночью можно, — а? — прокричал голос сзади и добавил… — Ты Лепешев ночью приходи, как все….- и стреляй, сколько хочешь…, — а днем нельзя, — увидеть могут,… понимаешь..ха-ха-ха.
Хохот раздавался со всех сторон. Лепешева подкалывали, как могли. Предлагали ему пострелять по соседним гаражам, а если ему будет мало, то его завезут в гаражный кооператив и разрешат стрелять и днем и ночью.
Бедный парень стоял, опустив голову и, чуть не плакал.
— Товарищ майор я ключи от гаража дома оставил….Хм-хм-хм… а тут срочная операция по захвату вооруженных преступников, которые совершают ограбление банка.
— Какой захват,? -какие преступники? — Че они грабят….?! -Начальник уголовного розыска недоуменно вытаращил глаза на рядового…..- Ты че несешь?, -обкурился, что ли.?
— Капитан Лобов, приказал немедленно вооружиться и подогнать машину, — так, как нужно срочно ехать на операцию. Произнес в пол голоса Лепешев и захныкал….- А я сорвал задание, — добавил он, почти рыдая.
В это время к дверям расстрелянного горожа подошел Леха из дежурки. Достав ключи из коробочки с надписью».. гр.. уг. роз.», он открыл замок, в который Лепешев так ни разу и не попал. Ворота открылись и все начали подходить ближе, что бы посмотреть, что с автомобилем.
Все пули прошли сквозь деревянные ворота, заднее стекло почти новеньких Жигулей и угодили в сиденье водителя и пассажира.
Леха подошел к Лепешеву и сказал ему на ушко:
— Зайка моя, запомни….в дежурной части всегда имеются дубликаты ключей от всех дверей нашего РОВД….,кроме туалета,…кстати, тебе в туалет не надо… так ты сходи …я тебе для этого дела автомат дам…., -Рембо, бля…

Вдруг все вокруг замерли. Можно было расслышать шаги тяжело идущего человека.
— См -и-и-р-но…! Скомандовала Леха всему личному составу, увидев подходящего Начальника РОВД.
Виктор Васильевич молча подошел к гаражу, зашел внутрь, зачем-то потрогал пальчиком дырочки от пуль в заднем стекле авто и произнес очень тихо и спокойно:
— а, кто сегодня дежурный?
— капитан Зарин…, -заорал Леха и, отдав честь, подошел к начальнику.
— доложите обстановку…
Леха помолчал секунду, а потом выпалил короткое….- Стреляли … — тов. полковник.!
— И попали…!, — ДА… Зорин…?!, — что за бардак в твое дежурство?
— Кто стрелял?…спросил полковник, обращаясь ко всему личному составу.
— Я, -тихо произнес Лепешев, все еще находясь по стойке -смирно.
— А, ты, кто?
— рядовой Лепешев тов. полковник… стажер-водитель уголовного розыска.
— Откуда у стажера оружие? — уже заорал, Виктор Васильевич глядя в глаза начальнику уголовного розыска. Тот поджал плечи к ушам и тупо ответил:
— Не могу знать тов. полковник… может, Вы лучше у Лепешева спросите.
— Ну, с тобой я еще разберусь….
— Лепешев!…ты, где взял пистолет?….отвечай немедленно.
— У капитана Лобова… Он мне дал его для изучения технической части на 30 минут, я его очень просил ….и он дал….
Позади меня, что-то рухнуло….обернувшись я увидел Лобова, который лежал на асфальте и по всей видимости в обмороке. Ребята стали приводить его в чувство, нанося неслабые удары по щекам. Удары наносил в основном, дежурный по РОВД — Леха и в принципе его можно было понять. Даже когда Лобов стал приходить в себя. Леха все равно не останавливался и, в конце концов, его пришлось оттащить от полуживого капитана уголовного розыска.
Виктор Васильевич склонился над Лобовым….
— Ты, Лобов, чего в обморок падаешь….беременный, что ли …а?
— Ника, нет тов. полковник… это,…это… шутка была… шутка… понимаете… я же не думал….
— Ах, нет..!?… Лобов!, — ну так знай, теперь ТЫ забеременеешь ….и знаешь от кого… правильно Лобов….- От меня!, а еще я тебя рожать заставлю… Козел!
— Тов. полковник….!?…я не хотел….понимаете ….я патроны же вытащил…..а он….
— Заткнись!….рапорт об увольнении, мне на стол… через пять минут…
— Дежурный забрать оружие!…скомандовал Виктор Васильевич и ушел не спеша к себе.
Лепешев отдал оружие дежурному и взглянув на начальника уг. розыска спросил:
— Мне тоже рапорт на увольнение писать, товарищ майор…?
— Какое увольнение…? -Лепешев..тебя же еще и не взяли на работу… и вообще может ты скажешь откуда у тебя патроны!?
— Купил…!
— Че сделал…?
— Купил…! -уверенно ответил Лепешев.
— Где,….-купил….?
— …У-у-у — у …старшины.. по доллару за штуку….,у него там много..!
Все обернулись и посмотрели на окна старшины. В окне его не было. Создалось впечатление, что все ждут, когда старшина выпрыгнет. Он не прыгал.
К гаражам подъехал новенький БМВ и из машины довольный собой и своим авто вышел тот, кто должен был прыгать. Все, посмотрели на окна его кабинета, обратили свой взгляд на старшину, а потом снова на окна. Можно было подумать, что он все-таки должен сейчас подняться к себе в кабинет и выбросится.
Пауза затянулась….
— А, че у Вас тут происходит, чего собрались…? Спросил старшина.
Подходя к толпе поближе, он разглядел Лепешева, поздоровался почему-то только с ним, глянул на ворота и изрешеченное заднее стекло Жигулей.
— А че все-таки случилось?
— Слушай Серега …ты сегодня ствол получал..? спросил начальник уг. розыска у старшины.
— Получал…,а что!
— Ну тогда… извини…
Удар кулаком в голову был такой силы, что Серега даже немного оторвался от земли. Но сила тяготения сделала свое дело и его в полном нокауте облачили в наручники.
— Да….., Лепешев,…,а ты мне действительно правду про патроны сказал или соврал…,а то может зря я человека обидел.
— правду, конечно правду… — зачем мне врать!?, — я пятьдесят штук купил и деньги честно отдал, как договаривались.
— слушай Лепешев, а ты у нас сколько работешь …?
— с понедельника….
— А сегодня, какой день недели?
— Вторник
— Лепешев, слушай, а если бы тебе сказали, что на муравейник террористы напали и нужно срочно авианосец к отделу подогнать…,тебе бы, сколько для этого времени понадобилось.
— Хе-хе… шутите тов. майор….- авианосец ведь только по воде можно…
— Ну и ну!.. пробормотал Начальник уголовного розыска и, обращаясь к Лепешеву добавил:
— Ты Лепешев знаешь, что….иди сейчас домой, закройся там и не выходи оттуда два месяца, а спустя два месяца позвонишь вот по этому номеру телефона и скажешь — «…13 нужна помощь…», и так будешь звонить каждый день в одно и тоже время, пока к тебе помощь не подойдет,… понял.
— А как я узнаю, подошла ко мне помощь или нет?!
— А, ты не волнуйся, они тебе в дверь позвонят… и считай, что это твое первое оперативное задание.
Лепешев скрылся из виду, а начальник уг. розыска, почесав затылок произнес:
— А ведь за него наша психиатр хлопотала…,говорила такой хороший мальчик… такой мальчик. А вообще интересно, сколько она выдержит, когда он будет ей каждый день в одно и то же время на работу звонить.

В психоневрологический диспансер я добрался попутно с патрульно-постовой службой, где раньше и служил. Ребята любезно согласились меня подвезти. По дороге они стали расспрашивать меня о том, знаю ли, кто там у нас в РОВД, стрелял и, что там случилось.
Ответив, что меня в РОВД с утра не было, и я ничего не знаю, от меня отстали.
Возле дверей психоневрологического и одновременно наркологического диспансера суетились около двадцати человек. Они рассказывали друг, другу про бытие, цитировали некоторых известных и известных только им философов. Ну, в общем, умнее людей, по их мнению, быть просто не может, но жизнь повернулась к ним задницей.
Решив немного пошутить я крикнул: «Мужики чего стоим,….-виноводочный в следующем доме..!» Ха-ха-ха.
Многие как-то оживились и заметили в мой адрес, что нельзя смеяться над больными людьми, а один вполне серьезно спросил:….-где, где виноводочный..?…и побежал к соседнему дому, где была точно такая же толпа, только совсем с другими целями.
— Да, братва, с Вами не соскучишься…!
Я подошел к окну с надписью «СПРАВКА» и предъявил удостоверение.
— здравствуйте!….скажите, пожалуйста, на Лаптева справочка готова…?
— Ожидайте! — ответила Девушка лет пятидесяти отроду и пошла в глубь кабинета.
Прошло около 20 минут, за мной собралась очередь. Все терпеливо ждали, ник-то, и возмущаться не посмел. Ну, еще бы в таких стенах каждое слово лишнее….
— Готова… пройдите со справкой в кабинет главного врача и поставите у него печать.
Взяв справку, я пошел уже по известному мне пути и, подойдя к кабинету, постучал в дверь.
— Занято послышалось с другой стороны…, — и дверь открылась.
— Из-за двери показалась голова главного врача…
— вы извините, пожалуйста, …эту у меня тут больной на приеме… он всем кто постучится, кричит.. «занято…»
— Ничего, ничего… если надо, то я подожду.
— Нет, нет проходите… Вы же за печатью?
Я протянул доктору справку. Он изучил ее очень досконально и поставил печать.
В этот момент дверь открылась, и девушка, в белом халате обращаясь к главному врачу, произнесла:
— Леонтий Евграфович, у нас комиссия собралась, а этот участковый уже второй раз не является и сотрудников милиции никого нет…,что делать.? Не переносить же еще раз…
Леонтий Евграфович, посмотрел на меня и заулыбался…
— Вы же не очень спешите, правда…?!
— Ну,..в принципе, если это не долго…,а что мне нужно делать,…я еще ни разу, не был на комиссии.

— Не волнуйтесь, посидите, послушаете, а в конце заседания подпись поставите, понимаете обязательно надо, что бы в составе комиссии был сотрудник из органов.
Девушка проводила меня к кабинету, открыла мне дверь и со словами… — «Вот он»…Ушла.
Посреди кабинета стоял большой длинный стол. Вдоль стола сидела комиссия, состоящая из пяти человек. Все в белых халатах, с очень серьезными лицами. Мне указали на стул, который стоял напротив стола. Я уселся и хотел, было придвинутся к столу поближе, но, дернув стул, понял, что он прикреплен к полу. Стулья у врачей не были привинчены и меня, это как-то угнетало. Наверное, заметив мое недоумение одна из женщин, по всему видно — самая главная обратившись ко мне, спросила….-Вы нервничаете?…
— Да, нет…!
— тогда, что случилось?
— Да, ничего я просто первый раз в такой обстановке.
— Вы принимали какие-либо медицинские препараты для успокоения..?
— Нет,…Я не пью таблетки, вообще, принципиально..!
— почему вы не пьете таблетки?…на это есть причина?…Вам не нравиться форма таблетки?.. или Вас пугает, что она может застрять в горле…?
— …Вы извините, конечно, но я просто не принимаю химию внутрь…
— А, какие ассоциации у Вас возникают, глядя на этот рисунок.?
Мне протянули листок бумаги с черно-белыми линиями, хаотично нарисованными по всему периметру.
— Никакие.…И вообще Вы че так всех сотрудников проверяете?.. Я Вам что больной…?
— Так… — Вы пожалуйста успокойтесь, а то мы вынуждены будем вызвать санитара….отвечайте на вопросы пожалуйста….Вы сказали, что сотрудник….- сотрудник чего…?
— Сотрудник милиции, конечно же…
Комиссия, все, как один неодобрительно закачали своими головами и, что-то стали записывать. Во, попал, так попал, подумал я. Меня явно перепутали….Где же настоящий псих…?
— ….Товарищи врачи давайте закончим мой допрос… меня сюда пригласили в состав комиссии, а где ваш псих я не знаю… Сейчас я подойду к главному врачу и он Вам все объяснит. Кто-то из комиссии нажал на кнопочку на столе. Я встал со стула и пошел к дверям. Двери я открыть не успел, они сами открылись и передо мною, вырос шкаф в белом халате. Посмотрев на него снизу вверх, я вернулся обратно и смирно сел на стул.
— Ну ладно, задавайте ваши вопросы, я готов.
— Больной, скажите, пожалуйста,..Вы хорошо спите по ночам?
— Нет очень плохо… Уже с ненавистью ко всем психиатрам …ответил я,
— А, что вас беспокоит?…почему Вы не спите?
— Потому, что я все время думаю о палках…
— о каких палках вы думаете…
— Ну, желательно 91,92 и 93 ст. УК
— Это вы сейчас про что…?
Дверь распахнулась и девушка, которая меня привела, завела в кабинет мужчину примерно моего возраста.
— Еле его нашли, — в туалете курил…,извините за опоздание.
— Хорошо, что ты вообще пришла… — сказал я и пересел на стул за столом комиссии.

По дороге на завод я вспоминал, как меня пытали в психушке, и поэтому глупо улыбался. Встречные прохожие, глядя на меня, так же отвечали мне улыбками, решив, что меня радует встреча с ними.
— Здравствуйте,…скажите, пожалуйста, в какой цех можно занести вот это, что бы сдать на хранение.…?
Я, показал удостоверение и протянул охраннику завода спичечный коробок для изучения. Охранник покрутил коробок у себя перед глазами и сказал: — А может Вам надо было на спичечную фабрику, — а?
— Ты его открой и посмотри, что там внутри…!… -Че за день сегодня? — одни клоуны кругом.
Охранник как-то ловко пальчиками открыл коробочек и, заглядывая внутрь очень тихо произнес..- А, это -…так это… я не знаю…,не знаю, я..
— А, кто знает… — Ты здесь работаешь или я…?
— Охранник, как-то обидно на меня посмотрел и ушел к себе в кабинку, которая была сделана из прозрачного материала. Ну, в общем, была похожа на аквариум для охранников. Набрав номер телефона, он, что очень возмущенно стал говорить в трубку. Выйдя снова ко мне, он предложил мне присесть на стульчик и подождать какого-то технолога.
Мне пришлось прождать около десяти минут. Я пытался заговорить с охранником, с женщиной из кабинки с надписью «Бюро пропусков», но ник-то, не хотел со мной разговаривать.
… -Да, а народец здесь замкнутый и неприветливый… сказал я вслух, но очень тихо.
— Это Вам так кажется,… услышал я позади себя уже знакомый мне голос. Обернувшись, я увидел Андрея Сергеевича.
— О, Андрей Сергеевич, да как же можно …,Вас побеспокоили по таким пустякам.! Я проговорил эту фразу с нескрываемой иронией и сарказмом.
— А Вы, зря на меня обижаетесь, Павел Егорович… зря…, -ни к чему это… давайте дружить будем! Пойдемте ко мне и попьем кофейку, а там может и покрепче чего, если пожелаете.
Андрей Сергеевич взял меня под руку, и мы с ним, как влюбленная парочка продефилировали в его кабинет. А кабинетик у него был очень даже неплох. Сразу прикину в голове сумму, которая была потрачена на благоустройство кабинета. Я произнес.
О-О-О,.. Андрей Сергеевич, а я смотрю завод экономически очень даже состоятелен, судя по обстановке. Это как же директору завода нужно любить своего главного инженера, что бы такие хоромы отгрохать. Вот это да…! Это Вы представляете, если бы мой шеф мне так кабинет отделал, а?!…Я бы от счастья с ума сошел.
— Ну, что Вы Павел Егорович, все куплено за свои кровные… — завод давно в режиме банкротства работает. Мамин домик в деревне продал, мне он ни к чему и вот решил кабинет в нормальный вид привести, а то гости, знаете ли, со всего мира….
— А мама в замке жила?.. — Да..?!
— Павел Егорович, ну не надо так ко всему относиться, что же Вы на меня напали? Присаживайтесь в кресло. Сейчас кофейку попьем.
В дверь вкатился столик на колесиках, которым проворно управляла Лидочка. Она дружелюбно поздоровалась, поставила чашки с готовым кофе на стол, и удалилась.
— А, Вы Павел Егорович, как мне доложили, принесли чего-то,… можно взглянуть…
— Да, пожалуйста…
Я протянул Андрею Сергеевичу коробок с маленькими иголочками желтого цвета.
Высыпав иголки на чистый лист бумаги, Андрей Сергеевич одел на глаз увеличительное стекло и стал пристально изучать эти маленькие палочки. Лицо его покраснело, а нижняя губа стала подергиваться…
— Нет, нет, это не нашего завода, это неизвестный мне сплав, скорее никелированная медь или наоборот. В общем, оставляйте, я все изучу и потом дам Вам грамотный ответ.
— А, что быстро это сделать нельзя?..Вы бы сейчас дали заключение и все, а то сами понимаете мне нужно куда-то определить эти детальки. В общем, бумажка нужна.
— Бумажка, ну это можно, это сколько хотите, чего же вы сразу мне не сказали. мы Вам сейчас любую напишем…..ЛИДОЧКА…! — заорал Андрей Сергеевич на дверь
— Да, Андрей Сергеевич… — на пороге появилась секретарь.
— Главбуха… ко мне… срочно..
Лидочка сорвалась с места так быстро, что мне показалось, что она немного пробуксовала.

— А я думал Павел Егорович Вы хотите официальное заключение получить на эту ерунду… А Вам просто бумажка нужна… правильно, какое там заключение на эту ерунду..Тем более не с нашего завода…
— А, Вы Андрей Сергеевич, не примете ли к себе эти детальки на завод!? Мне позарез нужно..
— А как я их приму. Они же не наши… Если только на хранение…
— Ну, давайте хоть на хранение.
Главбух зашла в кабинет молча и не проронив не слова, встала возле стола главного инженера, как вкопанная. Ее взгляд был направлен на маленькую кучку с иголочками.
— Так, Вера Ивановна, сейчас же сделайте Павлу Егоровичу акт о приемке на хранение этих деталей.
Вера Ивановна молчала и стояла неподвижно.
— ….Ты что стоишь, как корова, я же тебе сказал, быстро сделай справку о приеме на хранение этих неизвестных нам деталей….
Андрей Сергеевич орал так, что, наверное, по всему завода раздавалось эхо. Мне стало как-то не по себе, что он так кричит на женщину. Поднявшись с кресла я подошел к столу и стал собирать иголочки обратно в коробок. Андрей Сергеевич схватил меня за руки и со словами …».. -сейчас я напишу справку сам, ничего не трогайте…»… — полез в ящик стола. Достал чистый лист бумаги. Он стал очень быстро писать акт о приеме на хранение деталек.
— Вы не волнуйтесь Павел Егорович, я их в сейф положу, к себе в сейф… не волнуйтесь. А эти бабы ….Вот видите с кем приходиться работать.…Все сам.…Все сам….-иди же отсюда ДУРА… вырвалось у него, когда он посмотрел на главбуха.
Главбух заплакала, повернулась и, сделав два шага к выходу, упала в обморок.
…Ну и денек подумал Я, где не появлюсь, там обморок, того и гляди, сам скоро ляпнусь, у кого ни будь на коврике, если так дальше дело пойдет. А нервы здесь у людей не к черту.
— Вот возьмите справочку, детальки я взвесил, опись составил… -ну в общем сделал все как надо.
Андрей Сергеевич протянул дрожащей рукой мне справку и, подбежав к графину с водой, стал жадно пить.
— Все Павел Егорович… идите, …видите женщине плохо …я Вам, потом позвоню.
Вера Ивановна полулежала на коленях у Лидочки, которая склонилась над главбухом, как над раненым бойцом и что-то шептала ей в ухо.

Произошедшее естественно отложило осадок в моей душе и наводило на некоторые мысли. Меня, например, очень напрягает поведение Андрея Сергеевича и его сослуживцев по работе. Да и вообще очень странный заводик. Надо бы зайти к шефу и рассказать о случившемся.
Придя в РОВД, на пороге меня встретил дежурный- Лешка Зорин. Он был одет по гражданке и, глядя на его довольную рожу, можно было с уверенность сказать, что Леха уже на «поддаче», потому, как сменился, а все-равно притащился в отдел. Странно и непонятно, но, как правило, всех милиционеров, после выпивки, даже если они находятся на законном выходном, тянет к месту работы. По трезвому, — смотришь на них и не можешь понять, по какой причине их на работу, как магнитом….А, когда сам на выходном бухнешь хорошенько, то, так же как и все тащишься в РОВД. Загадка, да и только…
— ..Лех, ты че в РОВД нарисовался, смотри, а то замполит срисует и все….-пишите письма.
— А ты Паша, за меня не переживай, я, между прочим, к тебе, по делу, давай отойдем-ка в сторонку, разговор есть.
Леха взял меня под руку и повел за угол здания. Остановившись, он достал пачку «Примы»
и закурил.
Затянувшись дымком, Леха запрокинул голову и, глядя в голубое небо заговорил.

— Знаешь Паша, я, честно говоря, не совсем уверен, но мне кажется, что ты не совсем честно себя повел по отношению к сослуживцам….
— Зорин, бля, ты, че перепил? Ты че со мной языком замполита разговариваешь. Мозг не трахай, говори, че случилось.
— В общем слушай Паш… -помнишь ты у меня спичечный коробок с проволокой забирал, -ну как «вещдок»….- помнишь?
— Ну..помню, конечно, я его на завод здал, а че, кто-то по этому поводу суетится или че?
— Как, здал на завод…?,когда..? — заорал на меня Леха.
— Ты че орешь придурок, в чем дело-то, объясни. Ты че на том коробке телефон бабы какой записал, что-ли.?
— В общем, слушай меня Паша внимательно. Сегодня утром, после смены ко мне зашел товарищ, чайку попить, ну с закуской естественно. Значит, мы с ним разговаривали — разговаривали, а потом после того,….. — как я его на руку все-таки положил, он ударился часами о край стола. Ну, в общем, часы у него хорошие, электронные, а тут, от удара все цифирьки погасли. А там, в часах такие дырочки есть, ну что бы время выставлять. Че мы в эту дырочку только не заталкивали, а она зараза маленькая очень и ни хрена туда не залазит. И тут я вспомнил, что ко мне в карман совершенно случайно, — ну когда я был на работе, упала одна проволочка из того самого коробка, — понимаешь..?
— Ни хрена я не понимаю. Говори короче,… — что стащил ты эту проволочку и тебя теперь совесть по пьяни замучила, и ты решил вернуть. — ДА?
— Нет Паша, и еще раз нет, какая совесть, я столько лет в органах, моя совесть меня покинула, когда я первый раз у булдыря в кармане колечко золотое нашел… -Я беру, короче эту проволочку и запихиваю в эту дырочку и соответственно выставляю время. Ну, а что бы мой друг мог все время свои часы регулировать, я ему ее подарил.
— Все Леха, мо-ло-дец, умница, я пошел на работу, а ты рассказывай теперь эту историю другим.
Леха схватил меня за плечи обеими руками, тряханул, как следует и, дыша перегаром прямо в мой нос, тихонько проговорил.- Это золото, золото, понимаешь?
Наверное, в этот момент мое лицо выражало такое недоумение, как недоумение от лица всех органов внутренних дел нашей страны. В голове одна за другой бегали две мысли. Первая о том, что я полный идиот и отдал на хранение целый коробок золота, а вторая о том, что Леха все-таки врет по пьяни, и вероятнее всего, просто хочет одолжить денег до получки.
… — Леха, кто тебе сказал, что это золото, — А?
— Мой дружок, конечно… — ну с которым мы бухаем.
— А он, что у тебя эксперт.?
— Нет, не эксперт … — он просто врач — протезы зубные делает и с золотом работает практически каждый день.
— Да, Леха, это я тебе скажу очень крутой поворот и лучше бы, наверное, я этого не узнал.
Ты попробуй пока об этом никому не говорить, хорошо, — Лех… — пожалуйста, постарайся молчать потому, как хрен его знает, чем это все обернется…. Кстати, мне надо с твоим дружком встретиться и поговорить.
— Паша не вопрос, встретишься, только не в стенах РОВД. И скажи мне, пожалуйста, делиться то собираешься или все золотишко себе заныкаешь.? Там ведь, грамм двести, а то и больше. А мой зубной техник все это золотишко, своим клиентам в ротики засунет, и денежки нам наличманом передаст… — Ну как мой план, — А?
— Хорошо мыслишь Леша, а главное правильным курсом мыслишь. И как ты еще на скамью подсудимых не попал, удивляюсь.? Только не гарантирую я ничего пока с твоим собутыльником не оговорю некоторые вопросы. — Договорились?
Леха искоса посмотрел на меня, повернулся и пошел. Сделав несколько шагов он остановился и, не поворачиваясь ко мне, произнес… — Все равно Паша делиться придется.! Хочешь ты этого или нет. А на скамью подсудимых таких, как я не сажают. Такие, как я, больше, в милиции нужны, а не на зоне.
Так и не повернувшись в мою, сторону Леха побрел дальше. Я еще долго стоял на одном месте и тупо смотрел вслед ссутулившемуся пьяному телу, которое медленно плыло к дверям РОВД.
В отдел я решил не заходить пока не обдумаю все, что получается в этой ситуации.
А получилось вот, что: Астафьев, тот который был задержан с коробочкой, естественно знал, что украл он с завода не проволоку, а золото. И сейчас этот Астафьевев хотел вернуть проволоку себе, пока менты не опомнились, а я по своей дури сам вернул ее на завод. В свою очередь завод от имени главного инженера заявляет, что это не их продукция, но на ответственное хранение приняли. И теперь понятно, почему все так нервничали. Мой шеф Михалыч явно на короткой ноге с главным инженером и возможно как-то со всем этим связан. Дежурный, Леха Зорин мне практически угрожает, если не поделюсь золотом. А, я как последний идиот, спасаю от тюрьмы Астафьева, который в то же самое время является родственником полковника Крестова.
— ..Да, бля Паша попал ты по полной… — И хрен его знает, где в этой ситуации свои, а где чужие. Пробурчал я себе под нос и пошел в ближайшую пивнушку, дабы успокоить расшатавшуюся нервную систему.

В кафе с загадочным названием «Крейсер» было мало посетителей и я сел за свой любимый столик в углу зала, откуда мог обозревать практически все пространство этого спасительного в некоторых случаях заведения. Знакомый бармен жестом руки предложил мне «сто пятьдесят» граммов моего любимого напитка под названием «Водка» и махнул рукой подзывая к себе за стойку. Мне лень было вставать из-за столика, но, как говориться если предложили халяву, то и не так напряжешься. Я подошел к стойке бара и Серый, так звали бармена, предложил мне присесть рядом с ним. По всему было видно, что он сдерживает в себе какую-то важную тайну, о которой ему не терпится рассказать именно мне.
— …Ну-ну Серый, как делишки, что случилось, рассказывай, чем тебе помочь.?!
Серый, как-то, очень плотно, придвинулся ко мне, и, глядя в мой, уже наполненный бокал,.. с интонацией заговорщика стал рассказывать о том, как его сменщик, а именно бармен Костик в вечернее время, когда полно народа, продает «левую», фальсифицированную водку. А прячет ее на складе, где храниться пустая тара… — Далее Серый рассказал про заведующего производством, про директора, и, в конце концов, про гардеробщицу.
Я пил мелкими глоточками холодную водочку, закусывал дольками лимона, и тонко нарезанной « московской сырокопченой». А мысли мои все равно были далеки от проблем Серого. Но, я постоянно одобрительно кивал головой и еще иногда делал такой взгляд, как будто все что он рассказывает, — это из ряда вон, какое преступление, и всех этих гадов нужно немедленно наказать. Ну, а Серому дадут орден и сделают директором всего кафе.
Стрелки моих часов указывали на время раздачи «вечерних пряников». Это время, когда наш шеф Михалыч, собирает всех у себя в кабинете и спрашивает, кто и чего за целый день сделал. В кармане денег было только на проезд в общественном транспорте, но я все — равно спросил у Сереги, сколько я ему должен. Серега улыбнулся во весь рот, захлопал глазками и произнес знакомую всем фразу… — Да, ты что — заведение платит!.. Пожав руку довольному собой бармену, я побежал на работу. По дороге мне пришлось выкурить сигаретку, хотя не очень-то и хотелось. Но что поделаешь, — запах свеже-выпитой водяры перебивает даже лучшую французскую туалетную воду. Было — бы хорошо, если Михалыч тоже уже поддатый, — подумал я. Тогда большая вероятность того, что он не поймет, кто из нас уже бухой, а кто еще трезвый.
Я еще не успел подойти близко к нашему корпусу, когда уже услышал ругань, доносившуюся из окна шефа.…Во, кому-то достается. Хорошо еще не стреляет.
.- бляха муха, я опаздывал на 10 минут. — Он меня просто порвет на части. Подымаясь по лестнице к кабинету этого «изверга», мне в хмельную голову протискивалась картина, как Андрюха со злым лицом подбегает ко мне и начинает рвать на маленькие кусочки. Эта дурацкая мысль вызвала улыбку на моем лице, с которой я и вошел в кабинет. Только успел переступить порог, как раздалась длинная автоматная очередь. Я, с перепугу пригнулся. В кабинете никого не было видно. Наверное, уже всех расстреляли, подумал я и направился вдоль стены в комнату для отдыха, где дверь была открыта настежь.
..- Что сволочь фашистская прячешься!? — не нравиться тебе наше русское поле?!…Раздался крик из комнаты. Голос был Михалыча. Но зачем и на кого он так орет, я понять не мог. Раздалась еще одна автоматная очередь, когда я уже вошел в комнату. Андрей полулежал на диване. Перед ним на столике лежала закуска и стояла неполная бутылка водки. Под столиком было еще две бутылки, но уже пустые. Михалыч полузакрытыми глазами смотрел в абсолютно, новенький телевизор, который орал на весь РОВД. По телевизору транслировался фильм про войну.
— Андрюх, ты че?.. звук тише сделай, а то РОВД по тревоге подымут. Кстати это не ты этого партизана из кино озвучивал..?,А?..
Андрей не подавал признаков, какого — либо участия в реальности. По всей видимости, крутая попойка свалила нашего «дракона». Убедившись, что шеф в полной отключке, я скорчил пару рожиц прямо ему в лицо, вылил на его штаны, в район ширинки, целую бутылку какого-то напитка, потом станцевал ламбаду перед его пьяной рожей. Была еще мысль покрасить ему ногти, постричь на лысо, засунуть носки в рот. Но моя добрая натура ограничилась мелким хищением закуски и бутылки водки с его столика.
С чувством полного удовлетворения я проследовал в свой кабинет. С пакетиком закуски в одной руке и бутылкой водки в другой, остановился у дверей своего кабинета и стал думать, что поставить на пол, закуску или бутылку, чтобы освободить руку и открыть дверь. Долго думать мне не пришлось. Дверь сама открылась, и на меня вышла спина замполита. Я резко зашел за открывшуюся дверь и втиснулся в стену, задержав одновременно дыхание. Почему задержал дыхание, не знаю, но думаю, что от страха. Замполит не проронив ни одного слова, быстрым шагом направился к выходу. Меня он не заметил, а если краем глаза и заметил, то, наверное, подумал, что этого не может быть и это галлюцинация.
В кабинете сидел Игорь с озабоченным лицом и что-то быстро писал.
— Ты че Игорек, докладную рисуешь..хе, хе?!
— Лучше бы докладную…,а тут объяснение. Прикинь, сидим с Михалычем, обмываем его телевизор. Тут ни с того ни с сего Андрюха, бац и вырубается. А главное бухали впятером. Михалыч, только сто граммов хряпнул и все. Даже закусить не успел. Ну, все конечно в панику, подумали отрава и естественно знакомого врача для начала вызвали, что бы сплетни не поползли. Короче врач приезжает и говорит, что у Михалыча это на нервной почве. В общем, как паралич. Представь себе, чувак, все видит, слышит, а пошевелить ни одной частью тела не может. Говорят, что с ним уже такое было, но замяли, что бы не камисовали. Короче Паша, нам сейчас нужно там, в кабинете все убрать, что бы скорая, бардака не видела. А когда они уедут, кабинет закрыть и ключики дежурному сдать.
Положив закуску на стол Игоря, я открыл бутылку водки и сделал несколько глотков прямо из горлышка. Игорь молча посмотрел на меня и, протянув кусочек колбаски с хлебом, спросил.
— Паша, ты себя нормально чувствуешь, а?!
— Нет, я себя чувствую хреново и даже очень хреново.
— А, че случилось, рассказывай, давай не держи в себе, а то вишь, как на нервной почве брякнуться можно.
— Че, случилось, че случилось, — Михалыч очнется сам расскажет.! ответил я с язвительным тоном, как будто во всем виноват Игорь.
На душе кошки не скребли, а точили ногти. И при этом мяукали. Тяжело было сдерживать свое горе, и я рассказал все Игорю. Этот гад, пока я ему рассказывала о моих издевательствах над Михалычем, все время с очень серьезным выражением лица слушал, слушал, а потом, как заржет….
— Ты че ржешь, гад…,у меня теперь знаешь какие проблемы будут…?
— Паша ты не бойся не только у тебя. Нет, — ну конечно ты отличился больше чем другие, но дело в том, что когда Михалыч откинулся, мы, то все, то же не сразу запаниковали. Подумали сначала, что он перебухал и я тебе скажу пацаны такие фортеля стали выкидывать. Ну, в общем, когда Михалыч в себя придет, то ему придется всех уволить. Но ты Паша по этому поводу особо не расстраивайся. Все равно его комиссуют, а нам нового шефа назначат.
В действительности Андрей пролежал в больнице больше месяца. В РОВД он не зашел после этого случая ни разу. В общем Михалыч просто исчез из милицейских будней. А вот телевизор, теперь стоял у нас с Игорем в кабинете. И мы иногда вспоминали о бывшем шефе и выпивали за его здоровье.

Через два дня, прямо после пятиминутки, ко мне подошел Леха Зорин. Он сказал, что его стоматолог может со мной встретиться во время обеда. Стрелку Леха почему-то забил в «Крейсере». Можно подумать, что там меня ник-то, не знает, — подумал я, но промолчал.
За полчаса до обеда я уже был в кафе. Бармена Сергея предупредил, что у меня будет важная встреча с очень крутым дядькой, и с этого дядьки нужно хорошо поиметь за столик.
Ровно в 13.00 часов в кафе вошел хорошо одетый мужчина, на вид около сорока лет. Он оглядел весь зал и подошел к бармену. Что-то, сказав Сереге, мужчина подошел к моему столику и спросил.
— Вы Павел Егорович.?
— Да, Я.-А простите, с кем имею честь..?
— Меня зовут, Кац Михаил Александрович. — Мой друг Зорин Алексей, рассказал в приватной беседе о том, что я могу с Вами посотрудничать в плане переработки некоторого металла, -… -Это так, или нам стоит закончить беседу..?, — добавил Михаил Александрович, расставляя все точки…
Очень редко приходилось беседовать с людьми такого рода. Вообще самый, что ни на есть аферист и воришка. Сделал свое состояние на зубной боли и краденных золотых изделиях, которые переплавлял в коронки и тут же втюхивал своим клиентам.
…Давайте, Михаил Александрович, начнем с того, что закончить беседу или не закончить буду решать я, а не Вы, выпалил я, уже с угрозой в адрес Каца… и добавил, -..или может Вас официально вызвать к себе в кабинет…?
Кац, как-то с опаской огляделся, и уже съежившись, сел за столик.
— Ну, зачем Вы Павел Егорович так много переживаете и нервничаете. Алексей сказал мне, что с Вами можно иметь дело. Я вот, например, с Алексеем уже давно дружу. У нас можно сказать уже налаженный бизнес.
— Какой бизнес у Вас может быть с Зориным, А?, -ну какой? — А, ну да, я так понимаю, что Леха ворует у пьяных доставленных золотые изделия, потом отдает их Вам, а Вы ему денежки. Так я понимаю или нет?,…
В воздухе повисла пауза. Серега весь в белом, с палатенчиком через руку, с зализанными на затылок волосами, дефилировал к нашему столику, толкая перед собой тележку с некоторым количеством блюд, как горячих, так и холодных. После того, как Серега выложил все приборы и уже расставил блюда, я сделал такой жест, после которого несведущий, просто принял бы меня за сумасшедшего. Я встал и произнес.
— Михаил Александрович, через 30 минут жду Вас у себя в кабинете. Если не придете, вынужден буду подать рапорт с указанием причины Вашей дружбы с работником милиции, А сейчас разговор закончен.
Бармен Серега, нервно поправил черную бабочку и почему-то затолкал ее под белый воротничок. А тут же произнес, глядя в глаза Михаила Александровича, -..А Вам простите счет сейчас принести или после того, как Вы откушаете.?
Вот тут-то вся интелегенция и закончилась и пошла обычная брань. Кац доказывал, что он платить не будет, так как ничего еще не ел, а Серега кричал, что все уже подано и ел он или не ел — это уже никого не волнует. И Серега в этом случае был абсолютно прав. В общем, я не стал становиться участником мелкой вражды между клиентом и барменом и тихо ретировался к себе в кабинет. Проходя мимо дежурной части, Леха че- то крикнул мне в след но я никак не отреагировал.
Время приближало приход Каца, ко мне в кабинет. Меня интересовал в данный момент только один вопрос. Как он сходу, по пьяни определил, что это золото? — я ведь то же не дурак и понимаю кое-что в металлах. Невозможно по этим иголочкам, с одного взгляда определить, из какого металла они сделаны.
В дверь постучали.
— войдите…
В кабинет вошел Кац. У него был такой вид, как будто он кошелек потерял.
— Вы знаете Павел Егорович… -начал Кац сглатывая… -А, ведь я надеялся, что мы с Вами могли бы обсудить любую проблему и необязательно в этих стенах.
— Вы правы, могли бы, но, увы, этого не произошло. И знаете почему. Потому, что Вы уже работали с этими детальками, похожими на иголочки. И неоднократно Вам приносили их на переплавку. А, сейчас меня интересует только один вопрос….- КТО приносил и приносит эти изделия?
Кац сел держась за сердце, но почему-то с правой стороны. Я продолжил.
— У Вас Михаил Александрович, есть только один правильный выбор. Это рассказать мне про человека, который постоянно приносит эти детали. А, так же Вы должны рассказать мне про Алексея Зорина. Меня интересует, как давно Вы знакомы с Алексеем, сколько раз Вы оказывали ему услуги по переплавке краденых золотых изделий, ну и т. д. В противном случае, я Вам уже говорил, что я сделаю. Причем пострадаете и Вы и Ваши подельники. А я думаю, им легче будет от Вас избавиться, чем садиться в тюрьму… — Ну, Михаил Александрович выбирайте. Моя дружба и никто не знает, чем Вы занимаетесь, кроме меня, конечно. Или Ваша скорая кончина в ближайшем лесном массиве.
Кац уставился в пол, и по всему было видно, что выбор он уже сделал, но решил сыграть интригу.
— А, какие у меня гарантии Павел Егорович, вдруг Вы меня сольете сразу после того, как я все расскажу.
— О, боже, какой жаргон… сольете.…Да, могу и слить, причем в любое время. Но, гарантию я Вам все-таки обеспечу. Вам придется подписать кое-какие документы и далее информировать меня лично обо всех объектах поставляющих Вам золотые изделия.
— Да, Павел Егорович, а на первый взгляд, по Вам и не скажешь, что Вы способны так жестоко с людьми поступать. Вам ведь двадцать пять всего… — да? А, судьбы людские ломаете не по годам. Зря Вы так…. Вдруг надорветесь…
— Может быть, и надорвусь. Но поверите, выхода у меня другого нет. По большому счету, я просто пытаюсь себя из грязи вытащить. А попал я в эту грязь, между прочим, из-за того, что пожалел одного человечка, который для своего ребенка хотел качельки сделать….
Нашу беседу прервал стук в дверь.
— Да, войдите..! заорал я.
На пороге появился Леха Зорин. Он указал рукой на Каца и спросил.
— Паш, ты что творишь..? -Нахрена человека прессуешь..? Отпусти,…А!?
— А я его не прессую. Мы с ним дружно беседуем. А ты Леша нам, между прочим, мешаешь. Правда, дорогой Кац. Обратился я уже Михаилу Александровичу с иронией.
— Кац не глядя на Леху, пробурчал… — Правда, правда.… И тяжело вздохнул.
Леха, понимая, что он ничего не понимает, хлопнул дверью и ушел.

То, что рассказал мне Михаил Александрович, честно говоря, повергло меня в шок. Все, что он написал собственноручно и подписал, я сложил в отдельную папочку и положил к себе в сейф. Данная информация указывала на большое количество сотрудников милиции, которые занимаются сбытом краденого и один из числа гражданских, который постоянно приносил интересующие меня иголки. Причем Кац вел у себя бухгалтерию, с указанием даты, веса драгоценного металла, кто принес… и причитающуюся к выплате сумму.

Открыв форточку, я уселся поудобнее на стул, закинул одну ногу на стол и полностью расслабившись, закурил… Чувствовал я себя, как на вершине мира. Вся информация с именами и фамилиями — это просто бомба. Но, что со всем этим делать и как использовать?
Ну, допустим, пойду я к начальнику РОВД и скажу, что у меня есть компра на такого-то и такого-то… А он мне в ответ.- « А как Вы Павел Егорович докажете, что наши добросовестные сотрудники, занимающие уже довольно высокое положение, занимаются такими вещами, как указывает Кац., А..? — А может Вы Павел Егорович вообще заставили под «давлением», все это написать. Я-то уж знаю, как Вы на психику давите… Неоднократно ведь жалобы от подозреваемых на Вас поступали…, а некоторые вообще после Вашего допроса в психушку попали. И, Павел Егорович, — перестаньте заниматься ерундой. Идите на свои объекты и ловите расхитителей».
Да, а ведь так оно и будет.. И ничего никому не докажешь и вся эта информация будет похерена, а меня сделают крайним. Ну, по крайней мере, есть хотя бы один человек, с кем я могу поработать, — Это Астафьев… — Этот гад, в течение трех лет работает с Кацем и поставляет ему золото. А сейчас…

.-Але.., Але, — бар «Крейсер»? Серега, ты?, -ну, как там мой оплаченный ужин?… -Понял, понял… Через 20 минут буду…
В баре Серега еще очень долго рассказывал мне, как он с трудом заставил Каца расплатиться за заказ, который я сейчас поглощал с особым удовольствие.
— Главное, что бы сейчас кто ни будь из отдела, не зашел. А то увидят все эти яства и подумают, что я взятки беру. Произнес я с напиханным ртом, глядя на Серегу.
— А, че тут такого, скажешь, что это кафе угощает, и все…
— Ты че Сссергей сума сошел. Я работник БЭП. И любое угощение, это как взятка или подкуп. Никому такое больше не говори. Понял.
— Понял, понял, — ешь спокойно… Только…
— что, только?
Да, этот твой Кац…
— Что, Кац? — рожай быстрей.
— ну, в общем, он в книгу жалоб, жалобу написал.
— И, че?.. Вырви листок, а другой вставь.
— Так, она же пронумерована и прошнурована!?
— Бля, Серега тебя, что учить надо. — Берешь чистую ненумерованную и не шнурованную.
Заполняешь ее задним числом, записываешь себе каждый день благодарности от выдуманных клиентов. А потом шнуруешь в старую обложку с печатью.
— Точно!.. И как я сам не догадался…? — А где взять выдуманных клиентов?
— В телефонном справочнике другого города, или сам придумай.
— Паша вот, ты меня выручил. А, я голову ломаю, как мне от этих жалобщиков отмазываться… Все с меня причитается…
Серега принес бутылку водки и поставил на стол рядом с бутылкой коньяка из заказа Каца.
— Да за такую информацию нужно ящик водки поставить, а ты…?!!
— А может тогда лучше деньгами, А?
— Все Серега заканчивай, шуток не понимаешь, что ли?
Мы еще очень долго разговаривали и смеялись над тем, как развели Каца. В кафе негромко играла музыка, постепенно свет стал полумраком, все помещение завалакло табачным дымом. Пошла обычная, кабачная пьянка.

Только я успел переступить порог своего кабинета, тут же зазвонил телефон.
— Але, Павел Егорович…?
— Да, слушаю Вас, внимательно..
— Павел Егорович, это Кац. Вы что меня не узнали.?..
— Узнал, узнал, говорите же, что случилось?
— Павел Егорович, нам нужно встретиться… -.. по телефону не могу…
— Хорошо, давайте в обед.
— Ладно, в обед, но только не в «Крейсере»…, — давайте у Вас.
— Ну, у нас, так у нас.
Кац попросил выписать для него пропуск в дежурке. Что бы все выглядело так, как будто я таскаю его на допросы, а он сволочь такая не колиться.
Зная, что начальника у нас временно нет. Я, спокойно закурил и принялся строить планы на день. Дверь открылась, и вошел Игорь. Ничего, не сказав, он оглядел кабинет, пристально посмотрел в серый экран неработающего телевизора и ушел.
— Ну, че он телека испугался, что ли…? И теперь работать будет в другом кабинете?..-подумал я… и подойдя к телевизору, так же всмотрелся в экран. Нет…, ничего страшного там не было. Я вышел в коридор. Игорь сидел на стуле для посетителей и курил.
— Игорь, ты че телека испугался, что ли?.. Так давай отдадим пацанам… и все …можно будет спокойно работать и ничего не боятся… Хе-хе..
— Слушай, Паша, а тебе в голову никогда не приходила мысль, что за нами все время наблюдают, А?
— А, Ну я понял… — Тебе кажется, что это не мы смотрим телек, а он смотрит на нас.. -Да?
— Паша, кончай придуриваться, я же серьезно…
— Игорь если ты серьезно, то я вынужден буду вызвать врачей из психушки. Кстати с недавнего времени я знаком с некоторыми из них.
— Короче, слушай… Я вчера разговаривал с отцом. А он мне такие подробности про нас с тобой… У меня просто шок, чуть не случился… — Понимаешь к чему я клоню…?
— Понимаю, понимаю… И что ты намерен делать..
— Давай в кабинете будем общаться только на деликатном языке, а если чего — ни будь Важное… — тогда записки писать будем…
— Что, на столько серьезно?
— Бля, я тебе отвечаю, прослушка идет полным ходом. И главное, что события о наших с тобой пьянках отец обрисовывает только с того момента, как у нас телек в кабинете появился. А телек подогнали Михалычу в знак благодарности за хорошую работу. Ну, в общем, его так типа наградили от УВД области.
— Слушай, Игорь, а нахрена нам замарачиваться. Давай телевизор продадим кому — ни будь или пропьем.
— Паша, ты гений… Сейчас звоним Серому в кафе и втюхиваем ему телек по дешаку…
Серому позвонили с соседнего кабинета. Молча, зашли в свой кабинет и накрыли телевизор каким-то старым покрывалом. Все выглядело так, как будто мы подкрадываемся к клетке с попугаем и резко накрываем ее, что бы тот не заорал.
— Слушай Игорь? — а ты уверен, что жучек в нем. У папы, что спросить нельзя было? — произнес я шепотом.
— Папа не знает…, я спрашивал. Он только сказал, что время сейчас не для болтовни и все на этом. У них в управлении тоже своих тараканов хватает. Уж ты-то мне поверь.
Спустя десять минут приехал Серый. Он зашел в кабинет и спросил.
— Ну, где мой новенький телевизор…? -а то в баре иногда так скучно…
Мы, молча, указали ему пальцами на телек.
— А, че Вы его накрыли…?Посмотреть-то можно, А?
— Смотри, конечно, прошептал Игорь…
— А че ты шепотом..?
— Горло болит…,прополаскать-бы..
— А-а-а…, — я же не с пустыми руками..хе, хе…, -вот здесь в сумках…
— Я не дал ему договорить, и практически сбив Серегу с ног, вытащил его с сумками на коридор
— Ты че? ошалел, что ли?. Убить же так можно.
— Серега извини… Понимаешь, у нас комиссия сейчас работает, а ты про сумки. Я же тебя предупреждал, — помнишь.
— А, ну да, я и забыл…
Серега зашел в кабинет. Молча, поставил сумки на пол возле стола. Снял покрывало с телевизора и одобрительно закивал головой. Также молча, он взял телек на руки и ушел.
Бармен нес телевизор через РОВД, и мы провожали его взглядом. Серега шел такой походкой как будто бы он этот телек украл…
— Блин ну придурок, он бы еще на цыпочках и короткими перебежками… -проговорил Игорь.
— Тебе смешно, а он, между прочим, первый раз в жизни из РОВД, что-то тащит. Понимаешь у него в голове никак не уложиться, что нести надо с РОВД, а не в РОВД, как он привык.
— Ну, че пошли дальше тараканов искать… со вздохом облегчения произнес Игорь.
Мы провели практически генеральную уборку кабинета. Даже сняли плафоны с люстры. Но так ничего и не нашли.

Сумки, которые принес Серега, в счет оплаты за телевизор оказались довольно таки увесистыми. Я, доставал из сумки всяческие деликатесы и выкладывал на стол. Игорь уже нарезал тонкие ломтики белого хлеба. Подергивая рыжими усиками, он внюхивался в свежие ароматы продуктов. Красная икра, колбаски трех сортов, ветчина, курочка гриль, рыбка копченная, импортное пиво в стеклянной таре, бутылка коньяка и литровый пакетик апельсинового сока. В другом пакете было шесть бутылок обычной водки и около килограмма лимонов.
Ну, мы с Игорем конечно не жадные и не эгоисты какие-нибудь там…
— может с пацанами поделиться, А?, — а то учуют…, Запахи-то по всему РОВД… -потом обижаться будут… Пробормотал я, глядя на всю эту вкуснятину.
— Это точно… Ты давай –ка дверь закрой..- сказал Игорь. И добавил. -..Ну, что бы не обижались… Хе-хе..
— Ну, Крестов, ну ты и даешь… тебе бы в повара идти, а не в милицию… обронил я глядя, как Игорек сервирует стол и раскладывает закуску.
Усевшись поближе к столу, мы принялись, все это говоря нормальным языком — жрать и пить.
Ровно в 13:00 ч. в дверь тихонько постучали. Игорь жестом руки и мимикой лица, дал мне понять, что время обеда уже наступило и дверь открывать нельзя, как, будто нас нет.
Стук повторился, но уже по настойчивее..И тут я вспомнил, что сам забился на это время с Кацем..
— Бля..! Игорь..! — я человека вызвал на время обеда..-,
— Ты, че больной? — нахрена…?
— Да…, долгая история, потом расскажу…
— Ну, и че теперь делать со столом..?
— А, ничего, я сейчас дверь открою и скажу ему, что «стрелка» переносится…
Встав с неохотой из-за стола, я приоткрыл дверь и встал так, что бы за мной не было видно накрытого стола.
На пороге стоял Кац и держал в руке пропуск.
— Михаил Александрович…, — что очень важное или это дело может подождать…?
— Не волнуйтесь Павел Егорович, не волнуйтесь, проговорил Кац заглядывая через меня, чуть ли не привставая на цыпочки… -Я потом перезвоню… А, вот здесь я все написал…
Кац достал из внутреннего кармана лист сложенный пополам и протянул мне.
— Только Павел Егорович… — потом сожгите…, Хорошо?, А я пойду… я же все понимаю …Женщины…, женщины… ох-хо-хо… Вздохнул Кац и ушел.
Какой-то он странный и наверняка напуган. Подумал я, глядя ему в след.
Сев снова за стол мы с Игорем продолжили банкет.

Только Мы выпили по рюмахе и еще не успели забыть про Каца, как дверь приоткрылась и в проем протиснулась голова Рыжова. Дверь открылась шире, и мы увидели, что на пороге стоит еще и Новицкий. Игорь посмотрел на меня и в этом взгляде я прочитал следующее -«…Ну, че забыл за своим другом дверь закрыть, да…? — теперь придется делиться…»
Рыжов и Новицкий, недолго думая, молча, прошли в свой кабинет, взяли стулья и притащились к нам за стол. Усевшись, Новицкий произнес.
— Ну, че за праздник..? извините, что без приглашения… Но сами понимаете в милиции только так и выживешь…
Рыжов, вообще молча, стал, есть и не проронил ни слова. Через двадцать минут у нас в кабинете было практически все отделение БЭП со своими стульями.
Пообедали мы конечно на славу… От всех харчей и выпивки остался только один лимончик.
Игорь уехал в УВД, а я уселся по удобнее и принялся изучать листок, переданный мне Кацем во время обеда.

…..-ПАВЕЛ ЕГОРОВИЧ, Я УЕЗЖАЮ ИЗ ГОРОДА…
ВЫ ВСЕ — РАВНО, КАК НЕПРАВИЛЬНЫЙ МЕНТ, ЛИБО ВЫВЕДЕТЕ ВСЕХ
НА ЧИСТУЮ ВОДУ, ЛИБО ВАС САМОГО ПОРЕШАТ…
ЖЕЛАЮ УДАЧИ… — СОВЕТУЮ НЕ ДЕЛАТЬ НЕОБДУМАННЫХ ШАГОВ
ПОВЕРТЕ СТАРОМУ ЕВРЕЮ… -ЭТА МАШИНА ВАС ПЕРЕМЕЛЕТ…
ЛЕША В КУРСЕ ВСЕХ ДЕЛ, ОН НЕ ТАК ПРОСТ, КАК ВАМ КАЖЕТЬСЯ..
ЕГО НУЖНО ОПАСАТЬСЯ…..

…Ничего себе записочка, — блин, жалко, что не успел переговорить с Кацем…
Открыв сейф, я достал драгоценную информацию, переданную мне Кацем, и изучив ее более тщательно, стало понятно, что Кац прав. Его действительно легче убить, чем отмазать.
Вот блин….-Это же надо было мне влезть в такую задницу, что человеку теперь прятаться приходиться…
Хмель кружил голову, мысли путались, и я решил вздремнуть на выставленных в ряд стульях.
Очнулся я, полулежа на полу. Ломило все кости, голова гудела от подарков бармена…. Вот сука-бармен, наверное, водки паленой приволок, еще не открыв глаза, думал я… В кабинете было темно. Часы показывали 2:10. Не включая свет, я взял со стола бутылку с минералкой и жадно, в стойке горниста, практически осушил ее. Со вздохом облегчения, открыл форточку и стал наслаждаться чистым, ночным воздухом. Домой идти, уже не было смысла. В голову снова лезли мысли, про Каца….Сев на стул я достал сигаретку, и стал шарить по столу в поисках зажигалки..
…Шорох в коридоре заставил меня затаиться… Послышались явные шаги по направлению к кабинету.. — Не знаю зачем, но я решил, что надо на всякий случай спрятаться в шкаф для одежды. Дернули ручку двери… — Ну ни фига себе..-неужели проверка?,…Наверное, дежурный с УВД проверяет… -..ищет, — кто из работников на работе бухает.. На цыпочках я залез в шкаф, чудом не опрокинув целый ящик пустых бутылок из под водки…
В замочную скважину вставили ключ… Щелчок… -еще щелчок..-дверь открылась..В кабинет вошли..От страха я даже дышать перестал… по шагам я понял, что по кабинету ходит один человек..Странно… — свет не включил… Загремела связка с ключами…
И тут, все, что угодно, но только не это — … — Открылась дверца моего сейфа…
Сердце колотилось с грохотом в моих ушах… Оперативное чутье подсказало мне, что не надо себя выдавать, и я остался сидеть в шкафу,…причем прекрасно понимал, что сейф тщательно обыскивается… Далее стали обыскивать мой стол… Шаги приблизились к шкафу…
— Все сваливаем…!..- послышался знакомый мне голос, но откуда-то с коридора…
От шкафа отошли, зарыли сейф и дверь в кабинет… Еще минут десять я не шевелился.
Картинка была ясна… Кто-то решил уничтожить показания Каца… -интересно, А как они узнали, что Кац, мне все рассказал…?
В темноте я просидел около получаса… Свет включать побоялся,…Подошел к сейфу..На всякий случай открыл дверцу, держа ее за уголочек сверху, что бы можно было бы потом снять пальчики… не попортив их… на ручке. Маленький фонарик на брелоке с ключами пригодился, как никогда.…То, что я увидел в сейфе, повергло меня в шок.
На полочке.., прямо на виду, лежал ствол, рядом спичечный коробок… На второй полке, целая пачка патронов от пистолета… Папки с документами были не на своих местах..
… -Да!.уж,… — если это все обнаружиться в моем сейфе, то меня не только с работы выкинут, а еще и посадить могут.…Но….-КТО?!.. кто — эта сука? -, которая решила меня подставить… Явно же, из наших… Ключи от кабинета можно взять в дежурке.…А ключи от сейфа?.. Откуда у него ключи от моего сейфа?…Бред да и только..Ну если рассуждать логически: -Кац наверное рассказал Лехе, что я из него выбил показания, Леха решил эти показания уничтожить..Взял ключи в дежурке, зашел в кабинет… и?… -ну и все …! Сейф…!,никак не могут быть ключи от сейфа… у Лехи… Ладно с этими вопросами потом разберемся…,а сейчас надо проверку, встретить, которая явно ко мне придет рано утром….и залезет в сейф..

Вся оставшаяся ночь прошла без сна и в размышлениях.… Из кабинета я не выходил,…Одел куртку, открыл замок двери… и стал ждать прихода Игоря…
Привет … -,а как ты здесь оказался..В дежурке сказали, что ты еще не проходил… — С изумленным видом спросил Игорь заходя в кабинет.
..-Да наверное не обратили внимание, когда я проходил, а ты че вдруг интересуешься в дежурке..-на месте я или нет?
— пришлось поинтересоваться… — мой папик звонил. говорит, что к нам в отделение комиссия выехала… и…
Игорь не успел договорить… — Дверь кабинета открылась и на пороге, появился подполковник Галыня Андрей Сергеевич по прозвищу «Чип» и майор Свист Игорь Николаевич..по прозвищу «Дейл»… оба они служили в службе собственной безопасности УВД и охотились за «оборотнями в погонах»…
Здравствуйте, Павел Егорович… — промямлил с нескрываемым сарказмом «Чип» и предъявил предписание на досмотр моего кабинета и оперативной документации..
— А в чем дело-то тов. подполковник..? обронил я, и скорчил такую мину, как буд-то. У меня душа в пятки ушла, при виде таких проверяющих…
— ..Павел Егорович.., -согласно предписания я имею право на досмотр Вашего кабинета и сейфа.., объяснять причину своего появления, я Вам не стану… а сейчас..-Ключи от сейфа пожалуйста..!
Последняя фраза звучала, как приказ к действию и я протянул Чипу ключи от сейфа.
В это момент Дейл обратился к кому-то в коридор и пригласил войти… и о чудо… — на пороге появился …Леха..
Леха потупив взгляд, отвернул голову в сторону Игоря и дал тому понять, что сам не знает, для чего его пригласили.
…Так, так-так, — ну, Ладно, мне надо по делам… — сказал Игорь и направился к двери…
— Останьтесь, пожалуйста!… -указывающим тоном, пробурчал Чип… — Вы же понимаете, что мы будем осматривать весь кабинет… т.е. и Ваши документы…
Недовольно покрутив усиками, Игорь сел к себе за стол…
Ключ от сейфа плавненько сделал два оборота… Настала пауза и тишина…
Чип не открывая дверцы, искоса посмотрел мне прямо в глаза…, как будто хотел там что-то увидеть… Ухмыльнулся, и повернул голову в сторону Дейла и Лехи..
Паузу прервал звук открывающейся железной дверцы сейфа…
То, что произошло в следующее мгновение… было похоже на дикий скандал при помощи только мимики лица..Все трое сначала засунули головы в сейф, потом стали, молча переглядываться, потом опять стали заглядывать в сейф… Потом Чип и Дейл уставились на Леху, и создалось впечатление, что они кроют его матом и о чем-то спрашивают… Леха в свою очередь, так же молча, посылал их матом и отвечал на какие-то вопросы…
Примерно через две минуты команда клоунов — мимов так же молча, вышла из кабинета.
..- Тов. Подполковник,? — а че случилось-то..? –Вы куда? — я орал им вслед, но они как будто меня не слышали..
Игорь из-за стола ничего не видел и с недоуменной миной подошел к моему сейфу..
Через секунду, он стал просто ржать, как ненормальный…
…Бля Паша, ты че оффффигел…? –заикаясь от смеха проговорил Игорь… -Они же теперь тебе мстить будут всю оставшуюся жизнь… -Их так еще ни кто не обламывал…
Смех Игоря прервал звонок прямого телефона …Мы посмотрели на телефон и переглянулись..
— Давай подымай трубку…! прошептал Игорь…
..- Сам подымай..?
— Паша?..-ну это сто процентов тебя на ковер…!
— А может тебя!? –пробурчал я, прекрасно понимая, что это меня… и поднял трубку..
В общем, разговора по телефону можно сказать не было, была команда.. -Ко мне..!!!!
Игорь эту команду то же услышал и на всякий случай, вдвоем мы пошли к шефу.

…Кротов … — ты, сколько лет служишь… — А?!, ты че охеренел совсем?, — Какого хрена у тебя в сейфе эти художества.._А?! — Шеф орал так, как будто его кто-то щипал за задницу во время нашего разговора…
..-Тов. подполковник…! О чем Вы говорите? — какие художества..? — кроме документов у меня в сейфе ничего нет…
Да …!?.., а кто пистолет нарисовал?…, — кто нарисовал коробок и написал на нем «НАРКОТИКИ» …А!?, а кто нарисовал патроны..-А? И нахрена ты эти рисунки к себе в сейф положил…?.Заешь, что? Пикассо, бля недоделанный…? если у меня из-за твоих рисунков неприятности будут.., то я сам тебя нарисую…! … — Понятно!?.
— Так точно тов. подполковник…!
Выйдя за двери кабинета начальника РОВД…, Игорь опять стал ржать…
Я его успокаивал, хотя и сам еле сдерживал смех…
В кабинете Игорь, в конце концов, угомонился и вполне серьезно спросил…
— Паша, а почему это они, с утра — пораньше, к тебе в сейф полезли… — Ты чего такого натворил..? -А?.. — Ну колись, давай..-Ты че хабарнулся? — дельце замял? -А?
..Не говори ерунду… — Какое там хабарнулся?.. Я вообще в шоке от этих придурков..
— Да!?.А чего у тебя в сейфе картинки дурацкие? — это ты для кого их туда положил…?
— А … — это я как-то фигней занимался по пьяни..ну и в сейф зачем-то кинул..А оно вон, как вышло…
Игорь с ухмылочкой на меня посмотрел и добавил…
— Чего-то ты темнишь… — а может по сто пятьдесят?! — нервы же не железные..
— Не-е Игорь, дел сегодня, целая куча навалилась… — надо поработать… — А ты пойдешь куда-нибудь или здесь будешь?
Игорь ничего не ответил. Встал и подошел к своему сейфу..Достав из него бутылку водки. Со словами… -А здоровье дороже… — налил себе пол стакана и выпил…
…Неа никуда я сегодня не пойду…, а ты?
— ..И я не пойду… — я же тебе говорю работы много. Надо в кабине поработать.
— ..Ну, давай работай… пробурчал Игорь, зевая и стал укладываться на стульях..
— Ты че, спать собрался? -офигел, что ли? -ко мне люди придут..!?
После пятиминутной перепалки, Игорь все-таки ушел спать, к себе домой.
Закрыв дверь кабинета на ключ, я приподнял гнилой подоконник и достал из под него сверток с пистолетом и патронами..Коробок с белым порошком, я рассеял за окном. Одев куртку. Я запихнул сверток за пояс и вышел из кабинета. Проходя мимо дежурки, встретился взглядом с Лехой… Он буквально сканировал меня и в какую-то секунду уже хотел, что-то сказать, но слава богу окно дежурки закончилось и я на крыльях опасности, практически вылетел за двери РОВД..Быстрым шагом, я отдалялся от своего отдела, когда мне в спину крикнул Леха…
— Паша стой..!,слышь..?! подожди я тебе говорю…! — да остановись ты.!!!
Я остановился, и, не оборачиваясь, стал ожидать, когда Леха сам ко мне подойдет..
Одновременно я прикидывал, куда можно сбросить паленый ствол, на случай, если он подойдет не один…
Леха подошел и взял меня за руку… пристально глядя в глаза он прошептал..
— ..Паша ствол верни..
Какой ствол..-Леха?..ты че бредишь, что ли?
— ..Паша отдай ствол по-хорошему, а не то беда будет…
Я рванул руку и не спеша пошел дальше.
— Ты Леха больной …, Какой ствол..? -перебухал, что ли… отвали, мне на работу нужно..
— Паша у меня будут большие неприятности…, Я не виноват..Давай встретимся и переговорим..только ствол сейчас отдай..
Леха, уже практически, не сдерживал слез. По всему было видно, что если ствол, я ему не отдам, то его, как минимум уволят с работы.
— Ну и сука же ты Леша…!, — это ты ко мне в кабинет, ночью залез, и ствол в сейф подложил?
Я практически брызгал слюной в его наглую морду. И эта морда, при более близком рассмотрении, вызвала огромную жалость…
— На..Сука! …я достал сверток с пистолетом и патронами и засунул с силой за пазуху Лехе.
Только не думай, этот ствол на мокруху закинуть… -пальцы я стер…!
..-Паша спасибо тебе, Паша … — я тебе все расскажу… -Я тебе сам все расскажу. Леха запинаясь, отходил от меня в сторону отдела, вытирая рукавом слезливую морду.
.. Куда теперь идти?, на улице было сыро и тоскливо. В отдел возвращаться не хотелось.
В течение некоторого времени, я шел по улице, уставившись взглядом к себе под ноги. Можно было подумать, что там, на асфальте, написаны ответы на все мои вопросы…

Утро выдалось таким теплым, что я решил прогуляться до работы пешком.
В РОВД все суетились, кто-то опаздывал, кто-то уже тянул подозреваемых из боксов.
Ну, короче говоря, жизнь в милиции не останавливалась ни на секунду.
Игорь курил на крылечке у входа в наш корпус и обсуждал насущный вопрос с сослуживцами о том, как нужно опохмеляться, чтобы не уйти в запой.
— Да, хорошо, когда на работе тебя не встречает начальник. Сказал я, проходя мимо Игоря.
— Хорошо, хорошо. Только ты зря думаешь, что он тебя не встречает… Услышал я в ответ.
— В, смысле..?
— А, без смысла… — сказал Игорь и добавил. Я с сегодняшнего дня ИО (Исполняющий обязанности начальника БЭП). И еще Паша, я прекрасно знаю, что ты думаешь по этому поводу, но сам пойми… — Такова жизнь. Я же тебе говорил, что мы волки, а ты не верил…

В кабинете было все убрано, за столом Игоря все чистенько. Даже открыта форточка.
— Все-таки позаботился обо мне, когда съезжал… -проговорил я, в слух, глядя на себя в зеркало. Ну да ладно и это притерпится. Хотя чувствую себя паскудно и не представляю, как мой ученик умудрился стать начальником. А в принципе, чего тут удивляться, он уже целых пол года, как в органы пришел. Не то, что я… три с половинкой. А Витька Новицкий, так тот вообще уже лет шесть работает… Но зато в кабинете просторно.
На этой мысли зазвонил внутренний телефон…
Але, Паша?, -тебе че особое приглашение надо, или на пятиминутку ходить уже не надо, а?
Это был голос Игоря. От злости у меня даже зубы заскрежетали и в ответ я произнес.
— А, не пошел бы, ты…
Трубку на том конце провода положили, и наступила полная тишина.
Я практически рухнул на стул, закинул по привычки ноги на стол, достал пачку сигарет, закурил и стал пускать колечками дым, уставившись в потолок.

Спустя полчаса я обратил внимание, что тишина продолжается… Нет никакого движения, никаких разговоров… Выглянув в коридор, тихонько подошел к кабинету напротив, где сидел Новицкий и Рыжов. Глянув на защелку двери, понял, что дверь не заперта. Дернул ручку на себя и увидел их обоих. Они сидели и смотрели в окно. Куда-то очень далеко. Можно было подумать, что там, куда они смотрят, там и есть их светлое будущее…
— Мужики Вы че…?
Они даже не обернулись. У Рыжова на столе лежал рапорт на увольнение из органов внутренних дел по собственному желанию. А у Новицкого точно такой же рапорт, только снизу было еще дописано.- « потому, что все к-о-з-л-ы…!»
Раздался звонок внутреннего телефона. Трубку ник-то, не снимал. Телефон звонил долго и Новицкий все-таки поднял ее и поднес к уху. Что-то выслушал. Повесил трубку. Открыл свой сейф. На верхней полке в сейфе лежал табельный ствол. Он достал ствол и в этот момент Рыжов заорал, глядя на Витька…
— Ты че офигел?! -.. из-за этого сынка в тюрьму садиться…?
— А, с чего ты взял, что я его застрелю. Я могу просто его порвать, как тузик грелку…
Пистолет проследовал обратно в сейф на верхнюю полку. Рыжов облегчено вздохнул. Я по дурацки улыбнулся… и мы втроем направляясь к нашему новому шефу.
Как оказалось, мы были не одни в своем горе. И проходя мимо других кабинетов БЭП, к нам присоединялись наши коллеги. Собралось человек десять и все встали, как вкопанные возле дверей начальника. Первым решили пропустить самого «старого». Новицкий открыл дверь и сделал шаг вперед. Резко остановившись, он вытянул голову вглубь кабинета и развернулся к нам. Рожа у него была такая загадочная, что не передать словами. Он отошел в сторону, пропуская нас вперед.
Картинка, которую мы увидели, была на удивление приятной. Огромный стол был заставлен закуской и спиртными напитками. Игорь сидел в кресле начальника и улыбаясь во весь рот говорил.
— Ну, Вы че пацаны поверили, что ли. Я же не самоубийца. Хотя конечно если честно мне предложили эту должности, но я отказался. Но банкет я накрываю, в связи с переходом в другое ведомство. Я ухожу на должность заместителя начальника вневедомственной охраны. Так, что пока шефа нам не назначили и кабинетик так сказать пустует… Можно и побухать всласть.
— Игорь, а ты не боишься, что тебя и там порвать могут…? спросил Новицкий, запихивая кусок колбасы в рот.
— Не, не боюсь, — это же вневедомка, почти гражданская служба. Так, что я подымаю этот бокал за то, что судьба дала мне возможность поработать с настоящими операми БЭП.
Игорь залпом осушил бокал, плавно сполз в кресло, и не закусывая закурил.
Это была настоящая пьянка… Ну Игорю то понятно терять уже было нечего, а вот остальные участники внезапного утреннего сабантуя, очень сильно рисковали.. Дым в кабинете от сигарет стоял столбом, окна открыли настежь, что бы слегка проветрить… Двери никто не закрывал, потому что, то и дело. кто то да выскакивал в туалет… Через пару часов, Игорь для всех уже был практически родным человеком. Мы его провожали… с таким чувством горечи в душе, что Рыжов в какой то момент чуть не прослезился… Сергей Михайлович, наш заместитель начальника ОБЭП, по прозвищу Брюс… то и дело протирал запотевающие очки и глупо улыбался, глядя на участников попоища..Ему то было понятно, что именно его назначат ИО, а там уже автоматически и начальником…
— …Опппперра…!! -зазывающе, вдруг закричал Брюс протирая очки и щурясь, оглядывая стол..-… а у меня есть предложение…, закончить этот банкет…, а то нас всех повяжет замполит…
Все, конечно же, мысленно согласились… Новицкий сразу предложил потише разговаривать, а для конспирации, ну что бы ни кто не слышал о чем мы тут и по какому поводу говорим, он включил практически на всю громкость магнитофон. Мы все закивали головами, одабривая действия Новицкого… На весь отдел орала музыка, а мы мимикой и жестами предлагали выпить, закусить и …В общем, все надрались до поросячьего визга…
Игорь встал и, подняв правую руку, дал понять, что он сейчас будет говорить тост.
..-Пацаннныы..!,Я очень долгое время с Вами работал… иии..тепперь… бля, могу бля, сказать, что мы та сила, на которой и дезиться вся милиция …,а все наше руководство, это сплошные пидерасты…!
Магнитофон затих, стало тихо… Игорь залпом, с чувством удовлетворения опрокинул бокал с водкой… и на выдохе, не оборачиваясь произнес..-Какой там пидераст, музыку выключил…? А?!…
Игорь, слегка покачиваясь, обернулся…
… -Вооо, бля…! — произнес Игорь вытаращив глаза на замполита, который стоял за его спиной и взглядом расстреливал все наше отделение…
Скривив рожу, замполит, сквозь зубы, обратился к нашему заму…
— Сергей Михайлович..!! –Ко мне в кабинет, через пять минут…!? Бардак прекратить немедленно…?! -Покинуть здание немедленно?! Еще с Вами со всеми разберусь…!!!
И добавил, уже чуть слышно, себе под нос… — Сами Вы тут все, педерасты…!
Замполит ушел. Брюс стоял и молча, смотрел в открытое окошко. С его лица не сходила идиотская гримаса…
..-А, я к нему не пойду..! проговорил Брюс, скорее успокаивая себя… — А, чего я к нему пойду…?.-Он, чего- то сегодня не в настроении..- правда..?! А?..- Странный какой-то..пришел, наорал на нас… — правда?! А?..
Брюс все время тер платочком свои очки. Его было как-то, по человечески жалко. Но все прекрасно понимали, что старший тут он и отвечать придется тоже ему…
Брюс, не спеша, слегка шатаясь, направился к выходу из кабинета..Продолжая тереть очки, он, щурясь, как- бы настраивая зрение, вглядывался в наши пьяные морды.
..-Ты че, нас запоминаешь, что-ли…?! А?..- проговорил Новицкий и заржал.
Заржали все. Теперь не музыка, а хохот разносился по всему зданию. Со стороны можно было подумать, замполит к нам зашел, поднял настроение, рассказал пару анекдотов и теперь нам очень весело…
Немного постояв на пороге, Брюс скрылся за дверью. Как только он вышел, мы сразу замолчали. В голове пронеслась мысль о том, что надо срочно ретироваться с отдела и желательно не через дежурку, а через забор… Все, как по команде разбрелись по кабинетам. Уже через пару минут пьяные человеческие фигурки, короткими, петляющими перебежками, продвигались к забору… И все было бы нормально, если бы мы в тот момент догадались осознать тот факт, что этот забор отделял нас от областного управления КГБ…
Вот к чему приводит пьянка… Ни кто из нас не подумал о последствиях. Все думали о том, что нас на той стороне забора обязательно поймут…, можно сказать обрадуются… позовут в гости и еще стол накроют…
Первым через забор перелез Хатьковский Володя, за ним на забор запрыгнул Рыжов и так же пропал из виду. Мы с Новицким тащили Игоря. Он не совсем понимал, что с ним делают, но всячески старался нам помочь. А иногда подбадривал нас словами, типа..- ничего мужики, недолго осталось..Хорошо еще не пел, а то он любитель по пьянки поорать во все горло…
Подтащив Игоря к забору, мы прислонили его к стенке. Он сам себя жестко зафиксировал и стоял, как столб. Мы с Новицким решили залезть на стену забора и потом, подхватив Игоря за руки поднять его…
На стену мы сами кое-как залезли. Все время разбирал смех, потому, что мы осознавали всю нелепость положения..Сидя на стене забора, мы огляделись и поняли, что попали в очень сложную ситуацию…
Гэбешники с той стороны забора, всех наших положили на землю и махали нам руками, указывая на то, что мы должны спрыгнуть к ним… Новицкий зачем-то прокричал…
— Опера не здаются…!.. и пополз обратно на сторону нашего отдела, при этом он неуклюже нащупывал ботинком нос Игоря. В результате он зацепился курткой за какой-то железный крюк и повис в нелепой позе. Слезть на сторону нашего отдела он не мог, но его голова торчала в сторону КГБ… Новицкий ругался матом на тот самый крюк, который не давал ему слезть, а со стороны казалось, что он специально, высунул голову и кроет матом весь Комитет госбезопасности. Комитетчики очень обозлились на Новицкого и естественно на меня. Я как мог, пытался пояснить, что это он не на них орет, а на крюк…
Судя по тому, с какими лицами к нам направились два комитетчика, было понятно, что они меня не поняли… Я, как только мог быстро стал слазать с забора..У меня получилось лучше чем у Новицкого и через мгновение я стоял на земле нашего Ровд. Игорь запел во все горло и тем самым стал привлекать к нам внимание..Через секунду к нам бежал начальник уголовного розыска… и еще двое оперов с убойного отдела. С чувством солидарности они стали помогать мне, снимать Новицкого с забора. Игорь не замолкал… Новицкий на кого-то орал и уже было понятно, что не на крюк. Спустя мгновение он замер и обмяк. Мы сразу как-то легко его сняли с забора. У Новицкого обнаружился огромный фингал на оба глаза, а из носа текла кровь.
— Козлы…!!! закричал я сквозь забор…
— Сами… Козлы…!! Ответили мне хором с той стороны…
Игорь пел, Новицкий лежал на асфальте, прикрывая руками разбитый нос, а я уже видел приближающегося замполита и Брюса…
— Что же Вы сволочи делаете?..-Да, я Вас всех гады закодирую…! орал на ходу замполит, а Брюс все так же с идиотской улыбкой лепетал рядом.
— В общем так..Сергей Михайлович…!?,чтобы завтра все эти придурки написали заявление на добровольное кодирование… -И Вы кстати тоже!… -А сейчас собирайте всех по округе, грузите в машину, и что бы духу Вашего здесь через пять минут не было… -Алкаши!!!
Замполит еще некоторое время пытался разглядеть рожу Новицкого. В конечном итоге поняв, что Новицкий все равно не раскроется, он сплюнул в сторону и удалился…

Утро следующего дня началось с подколок в адрес доблестного подразделения БЭП, которое по пьяни, штурмом брало управление госбезопасности… На крыльце стоял Брюс и объяснял всем, что необходимо срочно написать объяснительные по поводу вчерашнего..По бегающим и воспаленным глазкам Брюса, было видно, что сам он нифига не писал и писать не собирается…
В кабинете ощущалось чувство одиночества. Сразу полезли в голову воспоминания об Игоре и, что он сейчас, наверное, что ни будь, подсказал или подколол, или…
В общем, Игоря не было, и поделиться своим положением было не с кем. Опохмелиться тоже не помешало бы, но опять, же отсутствие так — сказать, сокамерника, отбило всю охоту.
Достав чистый лист бумаги я написал шапку с атрибутами начальства и тщательным образом вывел слово… ОБЪЯСНИТЕЛЬНАЯ…
Ни одной нормальной мысли оправдывающей наши и в частности мои действия не было.
…И че написать?..
Открылась дверь и на пороге появился человек в черных очках… Спустя несколько секунд, я опознал в этом туловище Новицкого… Именно опознал и то, только по одежде…
— Паша, че вчера было? …спросил он с чувством разочарования в голосе…
— Витек… Ты чего?.. я сам ни хрена не помню…
— Паша …!? бля..я правда ничего не помню… Че было –то?…Игоря провожали..-помню, а потом, как белый лист… Утром проснулся..,морда к подушке прилипла от запекшейся крови..-В зеркало себя увидел..Еле узнал… Голова раскалывается…
Витьку можно было, понять… Я сам практически ничего не помнил..Скорее всего, водка была не то что бы левая, а похоже вообще отрава какая-то..Несколько минут мы, с ним сидели, молча, пытаясь вспомнить, хотя бы какие-то моменты неудачного праздника.
В дверь со стуком вошел Серега Рыжов.
— мужики?!..че вчера было..? А?!..-ни хрена не помню… -Витек! –Ты?! или..?
Серега на мгновение застыл вглядываясь в помятую, синюшную морду Новицкого… -Ага, точно, -Ты!… -А, че с тобой случилось?
Мы с Новицким смотрели на Рыжова с разочарованием. Пока он не зашел, мы все-таки надеялись на то, что как раз он и должен был бы, все прояснить.
— Да пошел ты! Почти шепотом произнес Новицкий и, поправив черные очки, отвернулся в сторону окна.
— А, че я тебе сделал? — Я, что ли тебе морду начистил..? …возмущенно произнес Рыжов, и при этом на всякий случай посмотрел на свои кулаки… изучая костяшки…
Убедившись, что ссадин нет, он продолжил…
— А, че Брюс говорил, про какое — то объяснение… О чем писать…? Я вообще ничего не помню… Жена сказала, что домой милиционеры принесли… И все…
Зазвонил телефон начальника БЭП..
— О..! нам нового начальника дали..! хихикая, произнес Новицкий…
Я поднял трубку и в ухо заговорил голос Брюса..
— Паша давай, тащи объяснительную, и к этим придуркам из соседнего кабинета тоже зайди и все ко мне…
Я положил трубку и, вставая со стула, обратился к Рыжову и Новицкому..
— Так..!придурки! –пошли к Брюсу с объяснительными…
Реакции не последовало.
— Ну, пошли,!? –Чего Вы сидите?…
Витек потянулся и как-то неохотно встал и тут же снова сел..
— Паша.!? — Куда мы пойдем? У нас нет объяснительных… Чего мы скажем?
— А. ничего и не скажем…! — Я ничего не помню! — А придумывать не стану!..
Рыжов оживился, поняв смысл действий и схватив Новицкого за руку, буквально потянул его силой в кабинет шефа…
Брюс сидел в кресле начальника, запрокинув ногу — на ногу и вглядывался в портрет президента висящий на стене, напротив …Не отрывая взгляда, он жестом руки пригласил нас сесть …В кабинете был уже практически весь состав нашего отделения..Все сидели, молча, уставившись, кто в потолок, кто в пол, кто в шкаф, как будто искали ответа… Легкие ухмылочки и переглядки постепенно оживляли затянувшуюся молчаливую паузу..
— Ну, так, что будем делать..-А? заговорил Брюс обращая свой взгляд на Новицкого…
— а я че, -Я ни че..!… сразу отреагировал Витек
— Значит, ты тоже ничего не помнишь? Уже заорал Брюс… и, уставившись на меня, с надеждой в голосе, спросил.
— А ты, Пашуля..бля..?!..-тоже ничего не помнишь?..
— …Да, вообще ничего…, ответил, почему то Рыжов, опережая вопрос Брюса…
В кабинете царил словесный хаос. Все доказывали свою невиновность, в том, чего они не помнят… и в результате Брюс сделал ошеломляющее заявление.
— Получается так, что, только я все помню…? И только, я написал объяснение…? — а вы значит, все в коме были…?
Выпрыгнув из кресла, Брюс выскочил из кабинета, хлопнув за собой дверью. Мы не сдержали своих эмоций и стали смеяться. Команды разойтись не было, и все остались сидеть в кабинете начальника.
Звонок телефона прервал наше бурное обсуждение происходящих событий. Звонил прямой телефон начальника РОВД… Рыжов кивнул Новицкому, дав понять, что именно тот должен поднять трубку и поговорить… Витек кивнул в ответ Рыжову, дав понять ему, что он сам должен поднять трубку и поговорить. Некоторое время они кивали друг на друга, и в конечном итоге Рыжов взял трубку, поднес к уху и произнес…
— Новицкий слушает..!…Так точно!…Так точно…! Никак нет…! Есть тов. подполковник!
Витек потерял дар речи. Он сидел с открытым ртом и смотрел на Рыжова глазами ненависти и ярости… Рыжов положил трубку и повернулся к Виктору с дурацкой улыбочкой на лице..
— Витя…?! А тебя главный вызывает..! почти шепотом звучал голос Рыжова.
Новицкий медленно встал со стула, поправил черные очки, скрывающие неизвестно откуда взявшиеся фингалы, и на полусогнутых, на цыпочках, стал приближаться к Рыжову, протягивая обе руки к его шее… При этом издавая звук, похожий на львиный рев…
В таком положении и застали его, замполит и Брюс…
Как ни странно, они оба промолчали и сделали такой вид, как будто Новицкий всегда так делает…
— Так, Новицкий..?! …Быстро к главному! Остальные, сидеть и не тявкать..!..нервничая, заорал замполит, и сев за стол начальника продолжил…
— Вы че все думаете, что умные..?! –Да!?…А,я по-Вашему, дурак?! -Да?! — Ну-ну..!!??..
— Так!… -берем чистые листы бумаги и пишем объяснительные.!
Все мы написали под диктовку о том, что видели, как Новицкого ударил работник КГБ, когда Новицкий при выполнении служебных обязанностей, с целью проведения оперативного эксперимента, по выявлению способов хищения, путем проникновения через заграждения, а именно через забор… самостоятельно преодолевал заграждение… и…
Ну, дальше, конечно мы написали, что были абсолютно трезвые и можем опознать работника госбезопасности в лицо… При этом замполит достал фотографию и все принялись изучать внешность гада, который так некрасиво поступил с Витькой…
После инструктажа у начальника РОВД, Витьку отправили в больницу, для подтверждения полученных телесных повреждений и установления степень их тяжести… в общем, Витек благополучно остался в больничке с диагнозом — тяжелое сотрясение мозга…

В кабинете было неуютно и одиноко. Работать не хотелось…
Без стука зашел Рыжов..и тяжело вздохнув сел за стол Игоря…
— Паш, давай я с тобой в кабинете, пока поработаю..-А?! — Ну пока Витек, не вернется…!? — Хорошо?!… -А то так паскудно на душе… — Один совсем не могу… Да и комитетчика этого явно уволят… Господи!? -,че творим то..-А?!
— Ты, чего?… — покаяться мне решил, что ли..? воскликнул я потягиваясь на стуле…
— Да, знаешь Паша?! Если бы можно было кому-нибудь покаяться, то я бы все бросил и исповедался бы по полной… — только я боюсь, что потом тому батюшке самому исповедоваться придется… — А у тебя, что нет таких мыслей?.. И никогда не возникало..?
Я задумался и пришел к выводу, что Рыжов прав…
— Были…, но я их стараюсь отгонять… Выхода, то нет… Я же в ментовку пришел с идеей о том, что буду с преступностью бороться… А получается, что?!…По большому счету мы ничем не отличаемся от организованной преступности… Свои законы, свои порядки, своя служебная лестница… И знаешь…?!, я уже один раз пробовал рапорт на увольнение подать…
— И, че? Возмущенно спросил Рыжов…
— а не че… Начальник криминальной милиции вызвал и побеседовал со мной… И получилось, что если я не перестану дергаться из ментовки, то у него есть целая куча фактов, что бы посадить меня … — эдак лет на пять, как минимум…
— Как посадить?…Ты че Паша?…чокнулся, что ли?
— а вот так..! Ты Рыжов наверное совсем нихрена не понимаешь… Ты даже не задумался, о том, что написав сегодня объяснительную по Новицкому и комитетчику… -Уже подписал себе срок… И поверь мне …В нужную минуту, этим объяснением у тебя перед мордой покрутят …И будешь ты делать то, что тебе скажут… — Понял!?.
— Нет, не понял… А, что в этом объяснении такого..?
— Ну, ты точно дебил Рыжов..Неужели ты думаешь, что с комитетчиками все так просто…?!
Ты, че дурак. что ли? Да они, уже сто раз перестраховались в тот же день… Наших- то они пьяных, которые на их территории оказались в тот день у себя опросили? И объяснения взяли. И все это у них записано… И хорошо еще, что Новицкий не террористом оказался… И я думаю, что именно от этого его и спасали нашим объяснением… А замполит опять всех зайцев убил одним выстрелом… Теперь в нужный момент, ссылаясь на твое объяснение, может быть возбуждено уголовное дело, по факту внесения ложных сведений в официальные документы, порочащие честь и достоинство сотрудника и т.д… -понятно..! И дельце это будет в отношении тебя… потому-что, оговорил ты собственноручно работника КГБ и подпись свою поставил…
Рыжов сидел, склонив голову над столом и, что — то нервно рисовал на бумаге…
— Паша, а давай объяснения выкрадем и все…
— Рыжов, мы с тобой работаем не один год… На нас уже столько компры, что лет на десять каждому хватит… Любого опера в нужную минуту можно посадить… У каждого есть агентура и доверенные лица… Каждый получает деньги на агентуру и спецмероприятия, но никто никогда не задумывался, себя от этих денег обезопасить… Да расписки, — это все
понятно..Но сегодня эта расписка от агента есть, а завтра нет… и попал ты на кругленькую сумму за все годы своей службы… И будешь ты сидеть за присвоение денежных средств, путем злоупотребления служебным положением… Это только у меня на учете двадцать пять агентов и три резидента… Я ежемесячно выдаю суммы в две своих зарплаты… Прикинь, какие бабки крутятся… Я даже один раз спросил у нашего бывшего шефа, Андрея Михайловича… Как можно получит документ, подтверждающий, что ты не стырил эти бабки… А он мне ответил, что лучший документ, это только компра на своего шефа… В общем, только негласная война друг с другом и тогда гарантия безопасности…
— Ты че Паша действительно думаешь, что мы тут все враги?
— Да нет.., — не все… конечно… Но в любую минуту могут предать… — это точно…
И че теперь делать..? -Да ты вообще напугал меня… по полной… Я даже выпить захотел..
— Ничего не делать..! Дурака включай и с глупой миной доработаешь до пенсии…
— А, работать, как..? Нам же нужно, как то с преступностью бороться…?
— Так и работай… На крупняк не рыпайся, лови работяг, у которых зарплаты на жратву не хватает, и будешь героем… А попрешь на кого — ни будь повыше, сразу подставят и потом всплывет, все то, о чем я тебе только, что говорил… Все хватит болтать, а то у комитетчиков от наших разговоров уже уши пухнут…
— Нас государство, Паша наделило властью и дало нам возможность бороться с преступностью… И мы же не от своего имени решаем, кого посадить, а кого нет… это законодательство решает…,а мы только исполняем…
— Какое законодательство?!…Ты когда — ни будь, пробовал загнать в суд дело по крупному и особо крупному хищению..? -А?…ну, как получилось?…и какой срок дает суд?…Не замечал разницы…?…Берешь любого высокопоставленного козла с поличным… Вся доказательная база на лицо… А судья, вдруг начинает сомневаться… И как результат дело возвращается на дополнительную проверку… А дополнительная проверка… — это указания прокурора на недостаточность материала… Причем зачастую, один и тот же прокурор меняет свои взгляды на дело… То ему все нравилось, а тут вдруг бац… и нет состава преступления…
Зато, если работяга в суд идет, то там все понятно… Срок в одно заседание… Никаких жалоб всех, все устраивает… Да ты сам наверное уже заметил, что прежде чем разработать того или иного преступника, мы сначала прорабатываем его связи…, что бы потом в случае чего по башке не получить…
Все Рыжов…! Ты меня извини, но я люблю работать в кабинете один… Так, что придется тебе потерпеть, пока Новицкий не вернется… Давай дуй к себе, а мне поработать надо…
Меня так взбудоражил разговор с Рыжовы, что я буквально сорвал трубку прямого телефона с дежуркой…,что бы пригласить к себе Леху…
— ..Зорин… — прозвучал в трубке голос Лехи…
— Леша, ко мне зайди ка… буркнул я в трубку, и бросил ее на аппарат…
Леха через минуту буквально влетел в кабинет…
— Тебе, чего?
— Мне чего!?…Ты че, бля, поиграть со мной решил, что ли!?…или тебе память отшибло!?
— Паша, я сейчас не могу… -понимаешь…?
— Хорошо…,Тогда я сейчас беру и нечаянно роняю, показания Каца, через забор…,а там я думаю пацаны разберутся, что –почем…
— Ладно, давай встретимся, через двадцать минут на берегу, у музея…
Зорин выбежал из кабинета, не закрыв за собой дверь…
Мне показалось, что Леха был загнан в тупик, моим предложением передать донос Каца в КГБ… Мурашки пробежали по телу от мысли о том, что человек в панике, может натворить все, что угодно и даже убить… А Леха был в полной панике.
Вооружившись диктофоном, я вышел на встречу тайне, о которой мне должен был поведать Алексей… Прошло, около получаса. Леха не появился.
— вот козел..!, подумал я и решил, что сейчас вернусь в кабинет достану из-за рваного куска обоев записку Каца и отдам в комитет… Уже возвращаясь в отдел, я увидел, что навстречу мне идет Леха… Проходя мимо, он подхватил меня за руку и потащил за угол дома…
— Лех, ты че,?за нами, что гоняться?
— не знаю, но на всякий случай, лучше, что бы меня с тобой меньше видели…,а сейчас слушай..

Два года назад, ко мне в отдел пришел Кац и предложил работу… Ну, ты же сам понимаешь, что зарплата маленькая, а у меня кредиты, жена… в общем, тяжело мне было, да и сейчас не легко… В общем…, я поставлял Кацу золотые изделия, которые мы снимали с задержанных… Пацаны с патрульно-постовой службы тоже подрядились ко мне в помощники… Они вообще, попросту находили пьяных на улице… Тащили на участок, там забирали все ценное и мы, потом делились. Я их со своей стороны прикрывал и прикрываю… Одним словом Паша у нас это очень серьезно… и тебе тут делать нечего и рыть ничего не надо… Иначе тебе просто будет очень плохо… Ну, ты меня понимаешь?! — Да?!…
— Конечно, понимаю… только меня сейчас интересует не то, что ты с задержанных золотишко снимаешь, а то, зачем ты мне ствол с наркотой сунул и где ключи от сейфа взял…?
— Ствол мне Кушаков Борис дал… -начальник патрульно — постовой службы… Он его у одного мента стащил, после того, как напоил… В общем этот ствол можно было бы на тебя повешать и хрен бы ты выкрутился… А наркоты у нас в вещ. доках. хватает… Просто Паша не надо было тебе Каца крутить и все… Все было в порядке… А сейчас ты должен пообещать, что отдашь мне донос Каца иначе, с тебя не слезут… и поверь мне, кончишь ты очень плохо…
Слова Зорина звучали очень убедительно…
— А, какая гарантия, что вы меня и потом не уберете..? спросил я уже дрожащим голосом..
— Слово офицера..! проговорил Леха с чувством гордости… за свои погоны…
— Хорошо…, но у меня условие…
— какое, Паша? — Все, что в моих силах…
— мне нужна полная раскладка по заводу, В общем, все, что касается золота…
— Не вопрос… -, дашь мне сутки? Все, что нарою по своим каналам, я тебе солью..,но ты должен забыть о ментовских заработках… кстати, если тебе деньги надо будут… — ты обращайся…
Я пообещал Лехе, что через час передам ему донос Каца и он ушел. Оставшись один на один, со своими мыслями… я вглядывался в черную осеннюю воду медленно текущей реки… Обида застряла комом в горле. Мысли тщетно искали выход из сложившейся ситуации. Выкурив почти пол пачки сигарет, я побрел в отдел.
Во дворе увидел Леху, сидящего в курилке и нервно грызущего ногти… Он кивнул мне, давая знать, что ждет, не дождется, когда получит объяснение Каца..
Взяв злополучную бумагу из тайника, я побрел в курилку…
— НА, держи …!
— Паша,! -это самый благоразумный поступок… спасибо тебе большое…
Леху трясло от счастья. Не читая, он небрежно заталкивал объяснение себе в карман.
— Леха!, а все таки, ты мне не сказал, про ключ от сейфа…
Он застыл, на какое то мгновение и, отвернув голову в сторону прошептал..
— Только между нами…, твой бывший шеф был очень заинтересован в окончании твоей карьеры. Это он был тогда ночью со мной… А ключи у него, потому что раньше он сидел в твоем кабинете и, кстати, на твоем месте.
Зорин скрылся из виду. Мне стало как-то полегче от того, что информация Каца, сработала и не очень сильно мне навредила. В общем, я отделался легким испугом и надеждой на то, что получу достаточно информации о заводе… А с другой стороны серьезность всего происходящего, напрягала меня, по полной программе. Однако выкрутиться из данной ситуации уже было невозможно… Мне даже показалось, что Леха специально раскрыл передо мной все карты, что бы подвесить меня на информационном крючке. Владея такой информацией я, и сам становился соучастником преступной, ментовской группировки…
Немного поразмыслив, я стер запись разговора с Лехой, и сразу почувствовал облегчение… Взяв бутылку водки и стакан, я вошел в кабинет к Рыжову. Увидев меня со спасительным набором, Рыжов заулыбался и полез в сейф, доставая закуску…
Пили мы долго и странно. В некоторые моменты таилась такая тишина, что было слышно только бульканье водки, наливающейся в стакан… Мы не задавали друг — другу вопросы, и не искали никаких ответов. И чем дольше мы сидели, тем трезвее были наши головы…
..-Да именно так…, именно трезвели …Может это и странно, но в некоторых случаях ментовских будней, необходимо выпить, что бы протрезветь…

Не успел я зайти в кабинет, как уже разрывался телефон дежурного…
— Паша ты у себя…?
— Да…
Трубку положили… Через минуту в кабинет зашел опер с розыска, Сашка Климов..
— Паш, послушай… Всю ночь, сука с одним уродом бьемся… Вся доказуха есть, а признания нет…
— Ну и …?Я тут при чем?..
— Короче Паша, мы ему сказали, что сейчас у нас. На пол — ставки, в отделе гипнотизер работает…
— Вы че, — с ума сошли..? Я уже кем только не был…!? А сами вы прикинуться гипнотизером не можете… Меня же скоро прокуратура повяжет… Вы уже человек десять через меня протащили… Прикинь… — если вскроется все…
— Паша, не ссы.., ничего не вскроется… С меня литр и поляна… Ну, помоги, не чмырись…
— Ладно, давай через полчаса… А то мне еще, к Брюсу на пятиминутку идти надо…

Пятиминутка пролетела почти мгновенно, не прошло и часа, как Брюс все-таки закончил свою речь о том, что он здесь начальник и все с этого дня должны ему подчиняться.…
Зайдя в кабинет, я быстро распечатал на принтере, вывеску с надписью.
«Гипнотизер, высшей школы МВД», и чуть ниже… — « майор Авдеев Альберт Сигизмундович…». Прикрепив вывеску на дверь канцелярскими кнопками, поверх настоящей вывески, я стал ожидать прихода Сашки Климова…
Саня не заставил себя долго ждать и в дверь, после кроткого стука протиснулась его улыбающаяся голова…
— Тов…,майор разрешите ввести подозреваемого для проведения сеанса гипноза и оформления окончательного заключения…?
— Входите… входите голубчик… с важным видом бывалого доктора, произнес я…
В кабинет вошел Сашка, а за ним зашел облаченный в наручники, паренек, лет двадцати от роду.
Вы, че мужики? какой гипноз?, -че за шутки? заверещал паренек…
— Вы присаживайтесь! — указал я на стул. И обращаясь к Климову, спросил..
— Будем вводить семнадцатый препарат или хватит восьмого…?
Саня вытаращил на меня глаза и одобрительно закачав головой ответил..
— Доктор…!? если Вы считаете нужным, то можно семнадцатый…
— А, понятых, я так понимаю, не будет…?
— Ну, тов..майор…, Вы же сами понимаете, это нельзя афишировать..Помните, когда женщина от всего увиденного в обморок упала…?!
— Да-да-да -, Ну, что ж… — Приступим…!?
Я подошел к шкафу, поднял графин с водой и наполнил стакан. Потом взял резиновые перчатки, небрежно оставленные уборщицей в туалете и, одев одну на руку, стал очень медленно и напряженно, раскрывать коробок с солью. С виду можно было подумать, что если хоть одна крупинка неизвестного, для подозреваемого, белого порошка попадет на кожу, то все… -Человечество погибнет от неизвестного вируса…
Закованный в наручники паренек, наблюдал за мои действиями с особой внимательностью. В какой — то момент показалось, что он уже сам переживает, за все человечество… Даже Сашка застыл с напряженной гримасой на лице. Процедура пересыпания соли заняла почти две минуты и тут… -, когда последняя крупинка, падала в стакан я резко отошел в сторону с видом, ожидающим взрыва… Паренек от неожиданности подскочил на стуле…
Это было знаком того, что он готов и с ним можно работать… Сейчас главное не заржать… А это значит, ни в коем случае нельзя пересечься взглядом с Сашкой…
Трясущаяся с похмелья рука поднесла стакан к пареньку и мой голос откуда-то из нутрии произнес…
— Вам необходимо это выпить…
— Я.., я не буду пить эту гадость…
— вам необходимо это выпить… — снова загробным голосом заговорил я…
— Подозреваемый уходил от стакана, как от змеи готовящейся его укусить
— Нет, нет!!! — Уберите от меня эту гадость…! вопил паренек,
Санек обеими руками охватил голову паренька и уставившись на меня скомандовал…
..-Я его держу…! -Заливайте..!?…
Я склонился над головой подозреваемого и ужас в его глазах говорил о полном повиновении и готовности к сотрудничеству…
— Ну, что?!.. — А может мы обойдемся без препарата..?А то жалко парня, ведь стопроцентная импотенция после приема.!…
Я проговорил эти фразы отчетливо и громко, глядя на Сашку..Саня понял и отпустил голову страдальца…
— Я согласен!.. Я на все согласен! Утвердительно произнес подозреваемый, вытирая скованными руками, потные и прослезившиеся глаза… голос надрывно задергался, и он заплакал…
Сашка смотрел на меня с таким выражением лица, как — будто я садист какой-то и это не он меня попросил… колоть пацана…
— ..Спасибо большое тов. майор..!
Саня взял обмякшего парня и поволок к себе.

Я уселся поудобнее за стол и закурил… Перед глазами все еще стоял взгляд Сашки, одновременно выражающий ненависть ко мне и жалость к уголовнику…
Когда-нибудь меня точно обвинят в психологическом давлении на людей и дадут выговор…,а может и вообще уволят…
Зазвонил телефон дежурного. Голос Зонрина, как-то тихо спросил:
— Паша ты на месте?
— Да, Леша на месте…
Через пять минут ко мне в кабинет вошел Зорин и Астафьев.
— Ого? -неожиданно… А, Вы гражданин Астафьев явку с повинно хотите дать?
— Паша не суетись. Сейчас этот товарищ расскажет тебе все, что тебя интересует, но после этого тебе продеться принять очень трудное решение… проговорил Леша.
— О, как? И с чего такие выводы?
— Ладно ты тут выслушай его, а я пошел…
Зорин вышел, а Астафьев остался стоять, уставившись мне в глаза.
— Ну присаживайтесь товарищ… -Весь во внимании…
Я отклонился на спинку стула закинул ногу за ногу, закурил и кивнул Астафьеву, тем-самым дал ему знать, что я его слушаю…
Понимаете Павел. Меня винить в принципе не за что. Этого золота на заводе нет. Вернее оно есть… но его нет официально. Это золото приходит к нам из Нигерии и уходит туда деталями от часов… Дело в том, что завод делает для Нигерии золотые «Швейцарские» часы. Ну, вернее подделку. И сами понимаете, эта подделка промышленного, заводского качества. Официально завод делает обычные запчасти к часам…, не золотые естественно. В Нигерию
поступают только детали. А там эти детали собирают в высококачественные «Швейцарские» часы. Ну и сами понимаете, какая у них цена. Вот, в общем, все, что я знаю…
— Ну, как золотые?, прокричал я.-Там ведь цена золота…
— Они не совсем золотые… Они позолоченные… Там просто напыление в микронах такое, что докопаться практически невозможно. А сделать такое напыление можно только у нас на заводе. Вот Нигерийцы и нашли наше производство… Естественно все об этом знают, но молчат. Сами понимаете, какие там деньги.…А соединительные штанги для браслетов, которые у меня в коробке были, я украл от обиды… Меня уволили с завода. А я ведь столько лет там отработал…
— И за что же тебя уволили?
— моя жена главный бухгалтер завода… А Успименко в ее кабинете прослушку сделал… Наверное побаивался, чтоб не болтали лишнего.…А я в сердцах ей сказал, что родственнику расскажу, о том, как на заводе «Швейцарские» часы делают, если он орать на нее будет.…Вот меня и турнули. Так и сказали… — за язык твой.…И ей пригрозили. В общем теперь и я вроде молчать должен, чтоб ее не уволили и она молчать должна…
— Хорошо. А как ты вынес с завода детали? Где они вообще хранятся?
— Я на печи работаю. В общем золото можно сказать лью… в течении нескольких месяцев я завышал температуры плавления в журнале. Золото естественно при более высоких температурах уходит на испарение и горение. Получил экономию. Никто не контролирует особо эти процессы. воруют все. В общем так и создал себе выходное пособие.
— Вот уж и создал.…Только теперь оно снова на заводе.
— я знаю. Мне уже звонили. Приглашали на беседу… Можно подумать, что я не знаю, о чем будет беседа… Я, поэтому к Вам и пришел с открытой душой. Боюсь я за себя…,понимаете?
— Че ж ты раньше-то не боялся?
Раньше не думал, что так выйдет… Брал себе всегда по чу-чуть и Кацу сносил.
— А Зорину ты тоже про все это рассказывал?
— Нет, Зорину Вашему не рассказывал… я с его другом сначала беседовал. Он меня все выспрашивал про золото. Я так понимаю, что он главный.
— а кто он?
— Как кто? — майор с управления Вашего, фамилия у него интересная… — Свист. А Вы его не знаете?
— Круто служба безопасности работает.…Знаю, конечно. И что же мне Астафьев теперь с тобой делать?
— спрячьте меня куда-нибудь с женой вместе. Дети далеко отсюда. Их не достанут. А вот нас очень легко прихлопнуть могут.
— Ты действительно думаешь, что это так серьезно?
— я Павел уверен в этом.
Астафьев охватил голову руками и пробурчал:- Ай, не надо ничего. Сам я все решу. В общем, забудьте об этом, а то еще и Вас втянут.
— Меня не втянут! Я не тот человек, которого можно сломать! И вообще чего Вы пришли? Зачем Вы мне это все рассказали? Откуда мне знать, что это правда? Практически срываясь на крик, говорил я.
Асафьев встал и медленным шагом, не поворачивая головы, вышел из кабинета. Я его не останавливал. Я не знал, что и как нужно делать. То, что он рассказал мне правду, я понимал. Но так же я понимал, что эта, правда, никому не нужна. Завод работает. Хищения нет, Недостачи нет. И никто никогда не докажет, что на заводе делают «Швейцарские» часы. Нет состава преступления. Все чисто. При этом на заводе платят зарплату. Да и негры довольны, что на них наш заводик работает. А начальство в лице моего бывшего шефа получало откаты за то, что тот закрывал глаза. Просто идиллия…
— Да хрен на них. Пусть работают. Завтра пойду к Успименко и скажу, что бы Астафьева и его жену не беспокоили своими расспросами… И намекну про незаконный оборот драгоценных металлов.
Еще долго я спорил сам с собой отмеряя шагами кабинет. И в конечном итоге остановился на том, что все это нужно просто забыть.

Следующим днем, с утра на пятиминутке зачитывали ориентировки о совершенных преступлениях. Среди прочих была ориентировка о розыске неизвестных совершивших убийство гражданина Каца Михаила Александровича.
Круто разобрались, суки…,а что они со мной делать будут? -мысли в голове нагоняли тревогу и страх. Как бы там ни было, а я далеко не герой, который самоотверженно готов погибнуть от рук бандитов в форме.
Зорин встретился со мной взглядом, и я прочитал в его глазах прямую угрозу. Я отвернулся и уставился в окно. Ориентировки зачитали, кому-то сделали замечание… и пятиминутка закончилась. Все вышли из актового зала. Я оставался сидеть.
— Ты долго будешь тут сидеть?
Этот голос я ожидал услышать. Леша встал рядом.
— Буду сидеть столько сколько надо…
— Видишь Паша, как все заканчивается плохо для людей, которые не понимают всю серьезность ситуации?
— О чем ты говоришь Алексей? — я не понимаю…
— Все ты Паша понимаешь… и у меня к тебе предложение… Тебе понравится…
— Какое?
— Ты пока не дергайся по поводу золота и завода, а потом мы скажем, что и как тебе нужно будет сделать..
— Ты в своем уме Зорин? У меня между-прочим компра на тебя и твоих дружков… Ты не боишься, что я ее использую?
— Нет, Паша, не боюсь. Жалко Каца..-правда.?
Леша с умилением произнес последнюю фразу и удовлетворенный нашим диалогом направился к выходу.
Ситуация явно была не в мою пользу. Мне реально дали понять, что я буду делать то, что они хотят и в противном случае отправят вслед за Кацем, не задумываясь. Жаловаться?, а кому? Нет, ни кого в моем окружении на кого можно положиться и быть уверенным, что тебя не предадут. Весь РОВД в связке. Все поделено. У каждого свой кусок хлеба насущного. Ты становишься винтиком в системе, которая ведет охоту. Самую настоящую охоту на людей, на их действия и поступки. А наказание, как добыча, оно уже есть. Оно создано той же системой. То, что я воспринимал легко и порой не серьезно, сейчас приобрело совершенно здравый смысл. Я полностью отрезвел и оценил свои возможности. Я ничего не могу сделать! И теперь что бы существовать, мне нужно быть этим винтиком. Мне нужно делать вид, что охота на людей и есть служение закону. Теперь что бы жить я должен одеть маску…
Конец


Рецензии