Не очень простая история

Февраль-ветродуй последние дни хозяйничал в лесу. Пушистый, выпавший ночью снег, ещё не познавший лучей весеннего солнца, успокаивающе похрустывал под ногами Павла. В эти выходные они с женой планировали погулять в лесопарке, что в шаговой доступности от их дома. Но к обоюдному сожалению, на супругу свалилась сверхурочная работа: заболела сотрудница возглавляемого ею отдела, а дело требовало срочности. Поэтому она и взяла работу на дом.

Почитатели зимних прогулок, предвкушая скорое закрытие сезона, торопились ещё раз пройтись по заснеженному лесу: лыжники – пока балует лыжня, сторонники "скандинавской ходьбы" – пока лесные дорожки не скрыла весенняя распутица. Неугомонные рыбаки, словно нахохлившиеся воробьи, расселись на льду ещё спящего пруда в надежде на щедрый улов. 

Павел не спеша шёл по заснеженной аллее и наслаждался безмолвной красотой готовящегося к пробуждению леса. Поравнявшись с одной из скамеек, разбросанных по парку и скучающих под снежным пледом, он обратил внимание на одиноко сидящую женщину.
- Извините, вам плохо?

Женщина как бы вернулась из забытья и несколько удивлённо посмотрела на нарушителя своего спокойствия. Её царственная осанка, точёные красивые черты бледного лица, пронизывающий взгляд выдавали в ней человека сильного и властного и напомнили Павлу Снежную королеву из сказки Андерсена.
 
- Нет, мне хорошо. Мне всегда хорошо... А почему вы остановились?
- Вы сидели с закрытыми глазами и были бледны.
- Это мой постоянный цвет лица. А видеть я могу и с закрытыми глазами.
- ?
- Не верите? - чуть заметная усмешка пробежала по лицу незнакомки.
Павел нерешительно пожал плечами.
- Я уже давно наблюдаю за вами: как вы кормили белку, любовались лесом и при этом по-детски улыбались.
Павел был удивлён точностью ответа и смущён оценкой своего непосредственного поведения.
- Далее, - таинственная особа сосредоточилась на долю секунды и, глядя Павлу в глаза, продолжила. – Позади меня летит самолёт, военный самолёт, с двумя пилотами.
Действительно, над горизонтом показалась блестящая точка, режущая бирюзовое безоблачное небо.
- А сейчас на аллею выйдет мужчина с ребёнком на санках.
Так и случилось. Волна озноба прошла по телу Павла.
- Вы, наверное, экстрасенс?
- И да, и нет, Павел.

Павел вздрогнул от неожиданности и ощутил лёгкое головокружение.
- Мы...мы с вами знакомы?..
Ироничная улыбка "королевы" указала ему на её безусловное превосходство над ним, начинающим ощущать себя мышкой в лапах играющей с ним кошки. 
- Нет, мы не знакомы. Но я знаю о вас всё. К примеру, из последнего, что вы очень огорчены отсутствием вашей жены...
- ?
- Но вы же только что сами сказали, что я экстрасенс! Пусть так и будет. Хотя не люблю я эту братию... "Что было? Что будет?" Зачем оно вам?..

Павла, по большому счёту, эти вопросы не интересовали: что было – он знает, что будет – то будет. И вообще, он с радостью завершил бы эту встречу и распрощался. Но что-то не давало ему уйти.
- Как зачем? Знать своё будущее... А вас саму это не интересует?
- Меня? Нет... Ведь как бы оно ни было, и чтобы ни произошло – "ясновидящая" опять слегка улыбнулась – финал у всех один: и у вас, и у этого горе-лыжника (неподалёку не по годам лихо пронёсся мужчина преклонных лет), и у тех лётчиков (она указала куда-то в верх), и у...
 
Она остановилась и о чём-то задумалась. "И у тебя, уважаемая" - мысленно подытожил Павел, тотчас же наделённый ледяным взглядом своей собеседницы.
- Глупцы! Все вы бежите от смерти и в то же время безусловно приближаетесь к ней! Вот, может быть, она уже поджидает этого молодящегося лыжника в этом парке? А может, и дома – бодренького, раскрасневшегося... И что же вы так боитесь смерти? Ладно – безбожники, но вы, верующие в Царство Небесное?.. 
Незнакомка пристально посмотрела на Павла.

- Просто, - нерешительно начал Павел, будто оправдываясь. - Просто это боязнь чего-то неизвестного, нового, таинственного. Ведь это естественная боязнь. Страх перед непредвиденным, непредсказуемым. А тайны всегда настораживают и пугают, тем более...
Он не решился произнести слово "смерть".
- А здесь всё реально, осязаемо, знакомо. Здесь мы живём, любим, мечтаем!..

- Вот-вот, мечтатели! А помнишь ли, как ты задумал прожить до девяноста лет? - незнакомка вдруг перешла на "ты". - Как в вашей сказке: "По щучьему веленью, по моему хотенью!". И что же случилось далее, тоже помнишь?..
Павел оцепенел. Действительно, несколько лет назад с ним приключилось следующее. Как-то, находясь в самом радушном лирическом настроении не то под влиянием чудного летнего вечера, не то от нахлынувшей любви к близким и ко всему человечеству, не то ещё от чего-то, он отчетливо ощутил так называемый момент сиюминутного счастья: "Хорошо-то как жить! Замечательно! И чтоб не жить, причём лет, этак, до девяноста? Прожил же мой дед до девяносто пяти! Так это с войной, лихолетьем! А вот возьму и проживу!" 

Не прошло и нескольких минут, как на него напал приступ такого кашля, что он потерял сознание и, падая, разбил висок об острый край батареи. И если бы жена обнаружила Павла, лежащего без сознания, минутой-другой позже, финал был бы плачевный... Позже в травмпункте, куда горе-мечтателя доставила бригада скорой помощи, дежурный врач поздравил его со вторым днём рождения. И тогда же Павел дал себе слово: никогда и ничего не загадывать на будущее, тем более таким дерзким образом. Недаром же говорится: "Человек предполагает, а Бог располагает..."

- Ладно уж, большое тебе человеческое спасибо, что поинтересовался о моём здоровье! - Тень иронии пробежала по лицу дамы. - А ведь десятки людей прошли мимо, и никто не остановился – все здоровьем своим озабочены, от смерти бегут... Идите, Павел (она вновь перешла на "вы"), а то продрогли уже. Увидимся, время придёт...
Незнакомка каким-то образом вывела Павла из оцепенения. Действительно, холод пробирал его тело влажное от нечаянного стресса. Он без лишних церемоний поспешил попрощаться и покинуть "свою" таинственную собеседницу.

                ххх

- Кто это? Кто же это был? - этот вопрос не давал покоя.
Павел быстро удалялся от места встречи. Недавно чарующая природа уже не радовала его. Вдруг Павла осенила мысль, в правоту которой невозможно было поверить. Мысль страшная и нелепая... Он хотел обернуться, но это оказалось не так легко. Однако,  всепобеждающее человеческое любопытство взяло верх: он остановился и обернулся. То, что Павел увидел, никак не вписывалось в его предположения: загадочная скамейка была запорошена девственным нетронутым снегом... Более того, кроме его следов других там не было... Тревога в который раз охватила Павла за эти последние непростые десять-пятнадцать минут его жизни.

- О чём она говорила? О лётчиках, о деде-спортсмене, о моём опрометчивом желании, о... моей жене!.. Она упомянула Катю! Зачем?.. Зачем она заговорила о ней?!
Тревога сменилась паникой. Реальный страх охватил Павла.
На одном дыхании он домчался до своего дома, не дожидаясь лифта, пулей взлетел на шестой этаж и ворвался в квартиру.
- Катя! Катерина!!! - страх, беспомощность, обречённость, надежда смешались в его крике.
И будто гири свалились с плеч Павла, когда он услышал торопливые шаги, и перед ним предстала жена – живая и невредимая...

- Павлуша, что случилось?!
Павел схватил ничего не понимающую жену в охапку и крепко прижал к себе.
- Катюшка!..
Он целовал и целовал её, как не целовал никогда в жизни: жадно и без разбора – волосы, губы, глаза, шею... Целовал, словно в последний раз...

- Павка! Что случилось? Что случилось, родной?
Павел не отпускал жену – не мог... Не мог наглядеться на неё, надышаться запахом её волос и не мог рассказать о случившемся...
- Не видел тебя давно, вот и соскучился! Люблю! А ещё весна на носу! – И счастливый Павел слегка щёлкнул жену по кончику её веснушчатого носика...


Рецензии
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.