Девиз моей души. Часть 2. Глава 5

- Москва-а-а!

С трудом разлепив глаза, я перевернулась на левый бок и оценила обстановку. Артем Александрович сидел за столиком и с умным и сосредоточенным видом что-то чертил в блокноте. Надежда Сергеевна не спеша укладывала вещи в дорожную сумку, кряхтя и поминутно поправляя постоянно сбивавшийся назад платок. Марго, восклицание которой меня разбудило, стояла у окна с восторженным и встревоженным лицом. Я тоже посмотрела в окно и увидела очертания каких-то непонятных построек. Наконец ход поезда стал постепенно замедляться, и я смогла разглядеть семенивших по тротуару людей с чемоданами и дорожными сумками. Послышался пронзительный скрип, секунда, и поезд остановился совсем.

- Ты вовремя проснулась, – бросила мне Марго, поворачиваясь ко мне лицом. – Браво! Едва не проспала Москву!

- С тобой собственную смерть не проспишь! – не осталась я в долгу, слезая с полки.

- Доброе утро, Маргарита! – с улыбкой сказал Артем, впиваясь в меня глазами.

- Утро добрым не бывает, – холодно ответила я, быстро от него отвернувшись.

Мне вдруг вспомнились вчерашние слова Надежды Сергеевны о том, что он ко мне «не ровно дышит». Впрочем, это надо было еще проверить. Вдруг наш ночной разговор – это плод моего больного воображения или сон? Я медленно опустила руку в карман и, обнаружив на дне его маленький холодный предмет, как бы невзначай взглянула на Надежду Сергеевну. Она тоже смотрела на меня своими ласковыми голубыми глазами. Мне вдруг пришла в голову совершенно бесполезная мысль. Я подумала, что у нас глаза одинакового голубого цвета, но с абсолютно разной энергетикой. Ее глаза полны света и надежды, голубой цвет – символ глубокого страдания, искупленного вчерашней исповедью. А мои глаза холодные и равнодушные, голубой цвет – это апатия к себе, к окружающим людям, к самой жизни. Наши взгляды растворились друг в друге, прошли сквозь радужную оболочку и достигли цели – попали в самое сердце. Мы обе знали, что пронесем эту минуту через всю жизнь, какой бы длинной или короткой она не была.

Пришло время прощаться. Артем и Марго вежливо сказали Надежде Сергеевне: «До свидания» и поспешили к выходу из купе. Невозможно описать словами, какие эмоции захлестнули меня, когда я расставалась с этой доброй старушкой, научившей меня тому, чему не научит ни одна книга, даже энциклопедия «Обо всем на свете».

- До свидания, – тихо сказала я, чувствуя, что совсем другие слова застряли у меня в горле.

- Прощай, дитя, – поправила меня Надежда Сергеевна, грустно улыбаясь. – В твоем возрасте уже пора называть вещи своими именами. К чему эти церемонии? Больше мы не увидимся никогда.

- Никогда не говорите того, чего не знаете наперед, – усмехнулась я и вышла из купе, не дождавшись ее ответа. Мне очень хотелось, чтобы встреча со мной ее тоже чему-то научила.

Я самостоятельно спустилась на платформу и, окинув поезд «Пермь-Москва» прощальным взглядом, уверенной походкой подошла к Марго и Артему. Ничем особенным столица России пока, на мой взгляд, не отличалась от Перми. Во всяком случае, железнодорожные пути были точно такие же, как и сутки назад, словно я никуда и не уезжала.

- Добро пожаловать в Москву! – сказал Артем, разводя руки в сторону. – Мы прибыли на платформу Ярославского вокзала. Местное время одиннадцать часов, двадцать минут. Не забудьте перевести часы. Температура воздуха +7 градусов. Сейчас мы отправимся в здание вокзала, на выходе нас будет ждать автомобиль, который отвезет вас в гостиницу. Остальная информация по дороге в отель. Вопросы есть?

- Ты прямо настоящий гид! – восхищенно проговорила Марго, в то время как я закатила глаза.

- Спасибо! – сдержанно поблагодарил Артем, пристально смотря на меня. – Но давайте уже двигаться.

И мы, усталые и измученные долгой дорогой, побрели вместе с другими пассажирами в сторону Ярославского вокзала. Мне ужасно хотелось спать, но я старалась не зевать и не отставать от Марго и Артема. Не хватало еще заблудиться в первый же день!

Ярославский вокзал был похож на невысокий средневековый замок с песочного цвета стенами, белой остроконечной башенкой, рядами маленьких окошек и белоснежных арок и с черной покатой крышей. Здание было старым, но его внушительные размеры и необычная архитектура внушали уважение. Мы вошли внутрь и сразу же столкнулись с  людьми, сновавшими взад-вперед. Народу в этом светлом, просторном помещении с высоким потолком и загорающимися световыми табло было уйма.

Марго и Артем быстро и ловко пробирались сквозь толпу по направлению к выходу, я же, как и следует провинциалки, первый раз приехавшей в столицу, за ними не поспевала. Обычно мне было легко просить людей о помощи, но в этот раз простое: «Подождите!» застряло где-то в горле и никак не хотело произноситься. Мне было проще сказать Марго: «Прости меня», или задать вопрос Артему: «Я тебе нравлюсь?», или даже им обоим крикнуть: «Помогите мне!», чем вымолвить это банальное: «Подождите». Я вдруг почувствовала себя такой беззащитной, маленькой и беспомощной, что еще секунда, и я бы повернула назад и бежала, бежала, бежала…

Наконец, мы выбрались из этого муравейника, и я с горечью подумала, что пермский рынок, в сравнении с этим бардаком – безобидная горстка песка с пятью букашками. Как же быстро, однако, меняются взгляды на такие, казалось бы, пустяковые вещи. Человек вообще по своей сути зациклен на мелочах, и это как раз его губит. Вот я, например... Вместо того, чтобы строить планы мести, разбираться со своими чувствами к Ираклию, готовиться к предстоящему конкурсу или хотя бы вспоминать разговор с Надеждой Сергеевной, иду и сравниваю пермский рынок с московским вокзалом. Ну, не ерунда ли? Разумеется, ерунда!

Около Ярославского вокзала нас ждала машина. Артем поздоровался с водителем и сел рядом с ним. Мы с Марго расположились на задних сидениях, у самых окон. Она хотела вспомнить, как выглядит столица, а я – в первый раз насладиться ее атмосферой. Кто знает: может, это мой последний шанс?

- Завтра подъем в семь утра! – сказал нам Артем, как только машина тронулась с места и покинула Ярославский вокзал. – Не проспите!

- А что будет завтра? – заинтересованно спросила Марго, отстраняясь от окна.

- Не скажу! Это сюрприз. Машина будет стоять у входа в гостиницу в восемь часов. Просьба без опозданий! У нас серьезный конкурс, а не детская забава, так что отнеситесь с должным уважением к организаторам всех встреч. Сегодня вы еще отдыхаете, а с завтрашнего дня начинаете пахать! Телефоны держите всегда включенными, информация о выездах может меняться.

- Я надеюсь, мы будем жить в разных номерах? – уточнила Марго, настороженно глядя в мою сторону.

- Нет, в одном.

- Как это в одном? – мигом включилась я в разговор и, грозно сверкнув глазами, добавила: – Мы вместе не уживемся!

- Это уже ваши проблемы, – серьезно ответил Артем, стараясь поймать мой взгляд в зеркало заднего вида. – Ваша взаимная неприязнь волнует меня и организаторов конкурса меньше всего, так что, если вы не хотите отправиться домой первым же поездом, вам придется наладить контакт друг с другом. Справитесь?

- Да, – недовольно ответила Марго.

- Посмотрим, – сухо сказала я и ядовитым взглядом уставилась в окно.
 
Мы ехали вдоль дороги, плотно утыканной серыми панельными домами. Мимо проносились магазины с незатейливыми вывесками, торговые центры, киоски и лавочки. Массы людей двигались до того синхронно, что мне начало казаться, будто они шагают, как роботы, на автомате. Лица у всех были мрачные и угрюмые: иные - очень серьезные и деловые, некоторые - бледные и испуганные, но в большинстве своем просто злые и уставшие. Здания были старые, обрамленные жиденькой растительностью и совершенно голыми пустынными дворами. Ржавые таблички с названиями улиц, неухоженные тротуары и просто отвратительные дороги, запруженные неизвестно откуда взявшимися машинами, - все говорило о том, что мы приехали в бандитский городок, а не в столицу России. Автомобиль свернул налево и поехал куда-то вглубь, туда, где вдалеке виднелись трубы заводов с густым, клубящимся и ползущим по небесам дымом. Нестерпимо запахло гарью и какими-то химикатами.

«Похоже, кто-то жжет мышьяк», – подумала я, с отвращением отворачиваясь от окна.

Машина упрямо двигалась дальше, петляя по грязному, нищему микрорайону. Наконец, она остановилась у крошечного грязно-желтого здания, похожего на сарай. На дверях висела покосившаяся выцветшая табличка: «Гостиница «Ясный день».

- Мы приехали, – с достоинством сказал Артем, а мы с Марго впервые в жизни понимающе переглянулись.

Я вышла из машины и осмотрелась. Справа шел ряд стандартных пятиэтажных домов, слева лоснились в крошечном луче солнца заводские трубы, с идущим из них серым дымом. Растительности практические не было, впрочем, неудивительно, что она не выжила. Гостиница находилась в двух шагах от дороги, по которой ездили грузовые машины, перевозя какие-то удобрения или химические вещества. Шум стоял ужасный, запах был еще хуже. Людей не было видно совсем. Складывалось впечатление, что я немножко ошиблась городом, а, может, и жизнью.

- Это что такое? – строго спросила Марго, шокированным взглядом обводя местность. – Вы куда нас привезли? Здесь же завод химических реагентов в двух шагах, как мы тут жить будем! Запах просто кошмарный!

- По-моему, ничего, – возразила я, лишь бы не соглашаться с ней. – Вид шикарный, от дороги близко и гостиница симпатичная! А, если тебя что-то не устраивает, можешь катиться на все четыре стороны, потому что единственная, кто здесь портит воздух, это ты!

- Отлично! – бешено ответила Марго, гордо сверкнув карими глазами. – Можешь оставаться здесь в качестве подопытной крысы, а я посмотрю, как быстро у тебя выпадут волосы от этих паров!

- Я даже лысой буду выглядеть лучше, чем некоторые после солярия.

- Успокойтесь, девчонки! – примирительно сказал Артем, на пару с водителем давясь смехом. – Это же просто шутка! Я хотел вас развеселить, поэтому и придумал все это. Неужели вы правда думаете, что будете жить здесь?

- Так это шутка! – рассмеялась Марго. – А я уже подумала...

Артем, довольный произведенным эффектом, повернулся ко мне.

- Ты что совсем идиот? – заорала я не своим голосом, отчего все сразу же перестали смеяться и даже улыбаться. – По-твоему, это смешно?

- Рит, ты чего? – растерянно пробормотал Артем.

- А ничего! – взвыла я. – Мы сутки ехали на поезде, зверски устали с дороги, а ты шутки шутить вздумал! Из тебя шутник как из коровы балерина! Да я ей чуть глаза не выцарапала из-за того, что она права, понимаешь? Нравится шутить – шел бы работать в цирк, клоун!

- Рита! – отчаянно крикнул он, хватая меня за руку и не давая тем самым сесть в машину.

- Для тебя Маргарита Александровна! Отпусти, придурок! – истерично крикнула я, вырывая свою руку и влепляя ему звонкую пощечину. – Никогда не прикасайся ко мне, понял? 

- Рита! – снова воскликнул он, когда я со всей силы захлопнула дверь машины.

- Маргарита Александровна! – рявкнула я, немного приоткрыв окно. – Мало того, что клоун, так еще глухой и тупой! Интересно, много таких «умных», как ты, в Москве?

- Эй, ты чего обзываешься? – вступилась за Артема Марго. – Он же просто пошутил.

- Рот свой откроешь, когда на трассе «Москва-Пермь» машину будешь ловить, – злобно процедила я сквозь зубы. – Проигравшая возвращается домой автостопом. А сейчас в машину я сказала! Быстро!

В этот момент я, скорее всего, выглядела как самая настоящая, разъяренная фурия, раз все послушно сели в машину, и даже Марго не посмела ничего возразить. Мы поехали в обратную сторону, туда, где должен был находиться нормальный отель. Разговор не клеился всю дорогу, а мне, честно говоря, было все равно. Я смотрела не в окно, а сквозь него, на мгновение выпав из реальности. Я пропустила тот момент, когда мы повернули налево и слились в один поток с другими машинами. Наверняка за окном мелькали и стеклянные витрины, и красочные вывески торговых центров, и великолепные новостройки, и прекрасные зеленые скверы... Но я этого уже не видела. Первое впечатление о Москве было сложено. Умеют же некоторые люди все испортить!

Машина остановилась во второй раз. Я мельком взглянула на гостиницу, но смогла разобрать только название «Identity». Что это слово означает, я была уже не в силах понять.

«Вроде приличная», – подумала я.

- Ваша гостиница «Identity», – тихо проговорил Артем, на щеке которого до сих пор горел красный след от моей пощечины. – Я провожу вас.

От усталости у меня подкашивались ноги, но я все-таки шла... Ненавижу быть слабой. Тупая боль стучала в висках с неимоверной силой, но я готова была терпеть эту боль вечно, лишь бы Артем поскорее ушел. Я не могла видеть его и этот красный след на щеке, мне становилось стыдно... Понимаете? Мне стало стыдно перед человеком, которого я знала сутки! Я молча стояла у стойки ресепшена, находясь в какой-то прострации. Артем что-то объяснял дежурному администратору, но я даже не пыталась услышать, не то что бы уловить смысл разговора. Марго стояла рядом со мной, помогая Артему, задавая какие-то вопросы и изредка кидая в мою сторону недобрые взгляды. Наконец, переговоры были окончены.

- Ваши ключи от номера, – сказал Артем, отдавая две пластиковые карточки Марго. – Сейчас подойдет швейцар и отнесет ваши вещи в номер. Если считаете, что справитесь сами, можете отказаться от его помощи. Завтрак и ужин по расписанию, обедаете вы самостоятельно, не забывайте, у вас полупансион. Администрация расскажет вам об отеле, впрочем, в номере на этот счет должна быть брошюра. Завтра машина будет стоять у входа в восемь утра. Не опаздывайте! С собой можете ничего не брать. Было приятно познакомиться, Марго, – сказал Артем, дружески пожимая ей руку. – До свидания, Маргарита Александровна, – подчеркнуто равнодушным тоном добавил он, изо всех сил стараясь не глядеть на меня.

Артем ушел, а я так и осталась стоять на месте. Было обидно, но в тоже время приятно. В момент нашего прощания он прокололся как никогда. Станет ли человек так старательно делать вид, что ему все равно, если всем своим существом он доказывает обратное? Здесь меня осенило. Я поняла, что действительно ему нравлюсь.

- Идешь ты или нет? – раздраженно бросила Марго, заметив, что я не на шутку задумалась. – Почему тебя вечно надо ждать? Тоже мне принцесса нашлась!

Я хотела ответить ей, но потом передумала. В голову ничего необычного не приходило, а мне хотелось красиво поставить эту наглую дуру на место. Впрочем, ради нее я не собиралась заниматься своим красноречием.

Наш номер находился на четвертом этаже, недалеко от лифта. В коридоре было тихо, только вода равномерно журчала в огромном аквариуме с золотыми рыбками. Марго с помощью карточки быстро открыла дверь, кинула сумку на кровать и умчалась в душ. Я же занялась осмотром наших апартаментов. Номер был вполне приличный, очень уютный и чистый. Кроватей, к счастью, было две, обе были застелены одинаковыми бежевыми покрывалами. В углу стоял маленький холодильник, к которому примыкали большой шифоньер и комод с зеркалом. У каждой кровати стояла маленькая тумбочка. На стенах шоколадного цвета висели несколько картинок с изображением разных сортов кофе, под каждой рамкой была сделана золотыми буквами соответствующая подпись на английском языке. Я раздвинула легкую тюль и закрепила ее лежавшим рядом держателем в виде кофейных зернышек. Мельком взглянув на вид за окном, я открыла балкон и легла на кровать, наслаждаясь пронизывающим до костей холодком.

«Как же хорошо! – подумала я, переворачиваясь на спину и закрывая глаза. – Всю жизнь бы так!»

- Ты нормальная, нет? – раздался над самым ухом вопрошающий голос Марго. – Ты зачем дверь на балкон открыла? Хочешь болеть, ради Бога, а я за победой приехала!

- Началось в деревне утро! – раздраженно сказала я, вставая с кровати. – Да кто о тебе заплачет-то, если заболеешь? Не переживай, я выиграю конкурс и тебе носовой платок куплю!

- Себе купи, – раздалось позади меня, когда я шагнула в ванную.
 
- Угрожаешь мне что ли? – усмехнулась я, собираясь закрыть дверь. – Проигравшие вперед! Если меня и вынесут отсюда вперед ногами, то только после тебя. На гроб можешь не тратиться, я тебя и без него закопаю!

Холодные струи воды освежили мое измученное тело, но не смыли пятен с моей совести.

«Как же мне теперь вести себя с Артемом? – думала я, подставляя лицо под воду. – Извиниться мне что ли перед ним? И нужно ли извиняться? Он же сам виноват, нечего было выделываться! С другой стороны, девять недель бойкота это слишком. Как же все сложно! Еще и с этой ненормальной поселили в одном номере... Надо бы положить под подушку ножницы. На всякий случай... Пусть только сунется, гадина, я ей быстро пальцы отрежу! Интересно, что мы будем делать завтра? По сути, неинтересно, просто нужно поскорее узнать, чем мы будем здесь заниматься, чтобы спланировать свою месть. Нужно постараться больше узнать о Марго. Я же обещала уничтожить ее! А что может быть для нее дороже жизни? Это нам и предстоит выяснить».

- Ты что там утопилась? – раздался из-за двери ехидный голос Марго. – Рано тебе еще! Проиграешь, вот тогда, пожалуйста!

- Я волосы решила обрезать, - пошутила я.

- Зачем?

- Тебе на петлю материал собираю. Ты же когда проиграешь, поди, с горя повесишься, а я о тебе забочусь. Вон даже волосы не пожалела! Волосы-то отрастут, а жизнь уже не вернешь. 

- Я бы не стала стричь свои волосы ради твоей смерти.

- Как знаешь! – крикнула я во все горло. – Как по мне, цель оправдывает средства!


Рецензии
Привет, Элина!
Да, у ЛГ нервишки начинают сдавать.
Артему, наверное зря досталась пощечина.
Хорошего дня, настроения.
С теплом души, Василий.

Василий Ковальчук   29.05.2016 07:52     Заявить о нарушении
Спасибо.
Да, нервы бы ей не мешало подлечить!
А пощечина ей еще дорого обойдется.

Элина13   29.05.2016 10:40   Заявить о нарушении