Записки отдыхающей

После пляжа принимаю  теплый  душ.  Смазываю покрасневшую кожу  маслом с алоэ.
Из мякоти персика наношу маску на лицо. Только десять минут,  дальше терпения не хватает.
Смываю.  Подушечками пальцев вбиваю  питательный  крем .
Промакиваю  салфеткой, чтобы нигде не блестело.
Густо крашу ресницы тушью. На скулы немного тональной пудры. И яркие губы.
Длинные прямые светлые волосы.  Считаю это лучше, чем завихрения на голове.
Так, теперь одежда: стильная маечка, широкие модные  штаны и босоножки. Сумочка через плечо и темные очки, скоро стемнеет, но это неважно.  Вполне себе дамочка.
Да, скромный браслетик на запястье.
Если бренчать золотом, непременно нарвешься на альфонса.
Если выглядеть скромно, но со вкусом,  есть вероятность найти нормального мужика.
Выхожу на улицу – сногсшибательный запах  южных цветов и вечернего моря!
На набережной нарядная толпа.  Очень много русских.  Мужчины несут пивные животы.Женщины с недоверчивым, подозрительным взглядом исподлобья.
Играет открытыми накаченными бицепсами молодежь.  Смеются загорелые девушки.
Дети с мороженым  и ватой.
Местные – поджарые  высокие балканцы.  Дамы в  длинных вечерних  платьях.
Набережная  шумит, свистит, поет и очень вкусно пахнет свежесваренным кофе, прекрасным, настоящим вином,  разнообразной  едой.
Прибрежные рестораны потихоньку заполняются публикой.
Все парами.
Иностранцев из  мало,  ходят небольшими группами, пожилые, чистенькие, тихо разговаривают.
Набережная заканчивается  отелем,  и узкой дорожкой в горы.
Темнеет. Немного прохожу по живописной тропке.
Возвращаюсь на набережную.  Пойти  занять столик, выпить чай.
Чай подают с медом и  огромным куском лимона.  Просто разрезали лимон на половину.
А чего мелочиться?
А вот и первый посетитель с барсеточкой.
Сейчас скажет: «Скучаете?»
-  Скучаете?
«Златая цепь на дубе том» - неужели девяностые еще актуальны?
- Вы знаете, я  просто отдыхаю – улыбаюсь вежливо – И мне бы очень хотелось  побыть в одиночестве.
Он еще сидит некоторое время.
- Ладно, не буду Вам мешать.
- Спасибо.
Зачем мне мужчина? В очередной раз пытаюсь разобраться.  Постель? Скорее нет, в какой –то степени даже пугает. Общение? Попробуй,  найди интересного в общении мужика.  Они конечно есть, но вряд ли одиноки.   Какой – нибудь  секс – гигант может быть одиноким, но  только не открытый,   умный, слегка  ироничный, жизнерадостный  мужчина.  А если таковых нет в наличии, что заставляет меня  красться вдоль забора, в надежде найти там  дырку и полакомиться яблоками? Заборы крепкие, дырок нет, сады хорошо охраняются.
Нет, так нет. Пойти домой, писать стихи.
Еще немного прогуливаюсь по набережной.  Вспыхивают яркие огни, каждый ресторанчик, магазинчик, сувенирная лавочка пытаются украсить себя наряднее. Деревья и цветы тоже подсвечены. Балканская музыка гармонично сочетается с  шумом волны.  Она здесь родилась, она вобрала молчание гор,  зов ветра, говор моря.
Возвращаюсь в свои апартаменты.
Поднимаюсь по лестнице, на втором этаже из двери высовывается  маленькая светловолосая девочка, лет семи, говорит по – английски.  В дверном проеме мелькает лысеющая голова  мужчины. Сегодня, наверное, заехали. Днем я их не видела.
Утром в шортах и майке спускаюсь  к завтраку.
Англичанин с девочкой уже здесь. Здороваюсь  по – английски.
На завтрак кофе, йогурт, слоеное пирожки с разной начинкой, вишневые и абрикосовые десерты в сливках.  Местная кухня на высоте.
Из открытых окон видно, как люди тянутся на пляж, с надувными матрасами  и разноцветными зонтами от солнца.
Девочка  встает из-за стола, машет мне рукой. Они уходят.
Допью кофе и тоже на пляж.
Прозрачная глубина Адриатики. Вода очень соленая. Потянула ее носом, чтобы промыть московскую заразу. Чуть не захлебнулась, но плыла, плыла на глубину.
На берегу вижу англичанина с девочкой. Уж не слежу ли я за ними? И не вздумай. С дочкой – значит женат.
А что, он сам , первый, кажется, следит за мной.
Отхожу подальше, чтобы не смущать ни его, ни себя.
Вечером  иду прогуляться. Во дворе бегает нарядная девочка. Тоже собрались на прогулку.
Надеюсь, они  пойдут  на  детские развлечения, и мы не столкнемся нос к носу в таинственно освещенном вечернем ресторане.
Занятно, привязался местный молодой паренек. Здесь таких стало много.  Богатые  русские дамы кормят с  золотой ложечки  разврата  потомков  бедных рыбаков.
Эх, хорошо, что я не богатая.
Пытаюсь отшить, потом  стремительно теряюсь в толпе.
Вскоре вижу его  мило болтающим  с   ярко – крашеной  дамочкой.
На юге быстро темнеет.  Ночь накрывает набережную. Самое красивое и романтичное место здесь – стены старой  крепости у самого моря. Полоса, отделяющая небо и море стерта.  Только гирлянда крупных ярких звезд  свисает  и  огромная луна, больше ничего.
А, вот и папаша с дочкой. Ничего не остается, как  романтично вздохнуть и  произнести: «муун». |moon|
«Мююн» - поправляет англичанин.
Так падают  крепости. И луна всегда в это замешается, без нее не обходится – классика жанра.
Домой возвращаемся вместе. По дороге  знакомимся. В лавочке с сувенирами покупаем смешные  детские очки от солнца для Тины.
На террасе, где нас  по утрам кормят завтраком, ставим  кипятить чайник, Эндри  хочет кофе, мы с Тиной чай.
Набраться наглости и спросить – почему они без мамы девочки? Набираюсь наглости и спрашиваю  на кратком английском, но так, вскользь.
Мне показалось, что он ответил с досадой:
- Мы развелись, она вышла замуж.
Извините, больше ни о чем таком не спрашиваю.  Sorry. Sorry.
Ночью вижу, как он стоит на своем  балконе с грустным и серьезным видом.
У человека личная  драма.  И нужна ты ему, как пингвину телогрейка.

Решаю быть ненавязчивой. С утра отправляюсь  на экскурсию, никому ничего не сказав.
В кассе на автостанции беру билет. Кассир курит мне в лицо. Здесь курят практически везде,  это национальная  особенность и ее не отдадут ни за какие европейские коврижки.  Т. е. когда надо будет примкнуть к большому  союзу и стать цивилизованными европейцами, с их дурацкой борьбой с курением, она глухо и неосознанно заворочается, испортив все дело.

Красивая дорога в горах. 
Прогулка по старому городу, где все дышит пиратами и сражениями. 
Остановилась возле узкой бойницы, почувствовала запах пороха.
Ходить по узким улицам приятно. Сувенирные лавочки и жилые квартиры. Запах просоленного  мха и кофе, и, конечно, рыбы.
У самой стены мальчишки  играют в футбол.
Бьют адидасовским мячом в седые камни.
Можно пройтись по самому краю стены над морем. Внизу стайки темно – серебристых  рыб снуют туда – сюда.
Жарко.  Обедаю в  пляжном кафе. Со всех сторон русская речь.
За соседним столиком двое мужчин. Один из них в открытую что - то нюхает.
Стеклянными глазами смотрит на море, голова его трясется, как у больного старика.
Пора возвращаться.
Прохожу  мимо террасы, вижу, как Тина уплетает  мягкий сыр, наверняка купленный на рынке.
Скептически качаю головой.
Нас предупреждали заботливые туроператоры: если не хотите из отдыхающих превратится в « отдых хающих», не берите молочную продукцию на рынке, только в магазинах, в заводских упаковках.
Ночью Тину увозит скорая. Папа едет с ней. Но уже утром они возвращаются. Эндри говорит, что отравление было не слишком серьезным.  Поставили капельницу и отпустили.
С собой у него  хорошие  английские таблетки.
После обеда я вижу их на пляже. Тина чуть бледна, но весела и  дружелюбна.
Говорит, что  чувствует себя хорошо.
«Теперь только крекер» - смеется  Эндри.

Вечером я читаю на своем балконе.
Папа и дочь играют в саду. Мы переглядываемся.

  Как быстро и легко, здесь у моря, мы скидываем с себя огрубевшую зимнюю кожу.
Пожилые женщины в белых рубашках, с голубыми бусами и комплектом  массивных сережек и перстней заказывают вино,  молодеют на глазах.
Девушки, целый год терпевшие рядом с собой  старых извращенцев ради этих двух шикарных недель, наконец – то вознаграждены. И морской ветерок, что шептал парусам сказки о неведомых морях за линией горизонта, теперь шепчет им в розовые ушки,  что не всегда же рядом с ними будут эти  пузатые дядьки, когда – нибудь наступит время  и все эти загорелые мачо, ах! Ах!
Тина приносит мне  живописные камушки. Мы строим замки. Эндри поглядывает на нас отрешенно.
Иногда улыбается, вежливо. Простая английская вежливость. Нет, как женщина, я ему не интересна.
Вечером на набережной вижу знакомого паренька.
Мы заходим в магазин. Беру вина и   полкило вишни. На свои деньги, у паренька денег нет, как и следовало ожидать.
Мы сидим на балконе, пьем вино.
Эндри выходит на свой балкон, развесить  какие –то вещи и замирает , глядя на нас.
В двенадцатом часу  говорю пареньку,  что ему пора идти.
Красив зараза! Высокий, смуглый с миндалевидными глазами и крепкими  руками.
Но мне не интересна любовь за деньги. 
Допускаю, что у молодого парня проснулось  мужское начало, не требующее денежного вознаграждения. Вон как вцепился в меня. Хорошо, что у  них живет в сердце древний закон, и они никогда не переступают черту.
Провожаю его вниз, чтобы закрыть парадную дверь.
Утром ловлю взгляд Эндри удивленный и пристальный.
А ты как думал?
Все вы одинаковы,  - что   мужики с барсетками, что  загадочные чопорные англичане.
Обращаете внимание только тогда, когда женщина пользуется  успехом у  других мужчин.
После решительного маневра с местным мальчиком, ко мне, со стороны Эндри нешуточный интерес.
На пляже  занимается лежак рядом.  И даже коктейли на подносике.
Теперь я никак не реагирую на знаки внимания, лежу себе или играю с Тиной.
Самое  сексуальное  - плавать рядом с мужчиной   на глубине, подальше от берега.
Быть во власти стихии  и полагаться на  его помощь  в случае чего.
Мужчины это чувствуют, доверие к  ним.
Вечером, перед моим отъездом, мы гуляем по набережной, заходим в ресторанчик. Столики стоят на берегу. Солнце вспыхивает и разливается по морю. Километры чистейшего золота.
Темнеет. Тихо мурлычет гитара.
Мы заказываем пирожные для Тины, себе вина.
Тина танцует вместе с другими детьми в ярких вечерних огнях.
Возвращаемся по темным улицам, под  треск цикад, в душном дурмане южных цветов.
Наши жаркие руки переплетаются. Морской воздух с йодом – гормоны   танцуют джигу на канате над пропастью.
И что? Что мне делать прикажете?
Вот так, банально, все закончить курортным романом?
Не знаю,  -  какая – то смесь психоза и  великоросской спеси всегда мешают мне  идти по проторенному пути.
И мы расходимся, постояв в темноте.

   Такси приходит вовремя. Тина протягивает мне маленький букетик цветов.
В руках Андрея записка, в ней скайп  и номер его телефона.
Ну, выдави, выдави из себя это слово  - люблю, говорю я по – русски.
И слышу в ответ по – английски.


Рецензии
Всегда ездил отдыхать только на турбазы или в дикую природу. Когда стал командиром полка, жена устроила забастовку. Три года повозил её по самым фешенебельным санатория Советского Союза, а потом учинил забастовку я: Вот тебе деньги, езжай в любой отель или пансионат, а я опять в дикую природу ".

Даже когда разошлись, никогда не ездил в походы один. Всегда находилась женщина или группа людей, кто хотел со мной пойти в горы, на яхте, на горных лыжах, спллавляться по речным порогам, летать на парапланах или планетах т.д. И поверьте, жить неделями с любимой женщиной голышом на море в палатке это круче, чем отдыхать в пятизвездночном отеле в каком=нибудь Таиланде.

Мне довелось испытать эти два вида отдыха, и счас я дикую природу не на какой цивильный отдых не применяют, как и мои друзья, впрочем. Для примера = летят в Италию, фрахтуют там яхту и носятся 2=3 недели по Средиземке.

С уважением, полковник Чечелъ.

Полковник Чечель   20.05.2019 15:21     Заявить о нарушении
Пардон за ошибки, пальцы на планшете в буквы не попадают...

Полковник Чечель   20.05.2019 15:24   Заявить о нарушении
Летать на планерах... Кстати, на этот день Победы мне неходячему инвалида=колясочнику удалось сделать два полёта строем в составе звена над Уфой и распуститься "тюльпаном". Налет один час сорок минут. Через месяц буду дома в Херсоне, запишу в летную книжку.

Полковник Чечель   20.05.2019 15:33   Заявить о нарушении
И ещё дополню, Вика, я не собираюсь Вас учить жизни или становится в позцию "Гуру", просто пытаюсь донести до Вас свой опыт отдыха, Что есть места, где нет папиков, мажоров, альфонсов или мужчин с животиками. Если коротко, можно сказать стихами:

Отвязывй коня от коновязи,
Насвистывй небрежно на скаку.
По слякоти, по слякоти, по грязи,
По белому прибрежном песку.

Летит в глаза черёмуховый холод,
А в памяти пустынной и светло.
Гони коня пока красив и молод,
Ведь после не захочется в седло.

Автора, к сожалению, не помню, писал по памяти.

Полковник Чечель   20.05.2019 18:16   Заявить о нарушении
Такой отдых, как описываете Вы, на дикой природе, гораздо предпочтительнее и для меня. Но не с кем. Понимаете, НЕ С КЕМ.

Вика Дубосарская -Полилеева   21.05.2019 12:01   Заявить о нарушении
Открою секрет = иногда найти спутницу или попутчиков по родству душ удавалось найти в последний момент за день перед отъездом. Надо просто открыть своё сердце, включая интуицию и не бояться предлагать поехать с собой прямо на улице, поезде или автобусе, и уверяют Вас, результат будет. А ещё Вы просто бываете не в тех местах, где живут такие люди.

Прочтите у меня рассказ Голтис = Исповедь смертника. Он 6 или 7=ой от начала. Возможно, тогда лучше поймёте мою мысль. Удачи!!!

Полковник Чечель   21.05.2019 13:10   Заявить о нарушении
На это произведение написано 6 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.