Дверь

Сегодня, по моим подсчётам, Дмитрий должен идти в душ, что означает завершение его запоя. Дмитрий – это мой любимый хозяин (впрочем зачем я уточняю это, ведь у меня не было, нет и, надеюсь, не будет другого, нелюбимого, хозяина…). ЭТО началось и стало регулярным после ухода от нас Валентины – его жены и моей также любимой хозяйки. Их распри с Дмитрием продолжались давно. Начинались скандалы неожиданно, и, как казалось мне, по пустякам. Проходили бурно, с взаимными оскорблениями, а иногда и битьём посуды... Так было и в последний раз.

Я метался между любимыми мной людьми, скулил и подталкивал их носом друг к другу: «Помиритесь! Ведь нам было так хорошо вместе!». Но Дмитрий резким окриком отправил меня в прихожую на моё место. Пользуясь суматохой, я ослушался и затаился под столом в комнате, чтобы быть ближе к своим непутёвым хозяевам, где и пробыл до окончания ссоры. В итоге Валентина обозвала Дмитрия каким-то неизвестным мне словом, видимо очень обидным, так как после этого он попросту остолбенел, и выбежала из квартиры, громко хлопнув дверью…
 
После ухода Валентины хозяин очень изменился. Он всё чаще и чаще оставался днём дома, стал нервным, а главное – много пил противно пахнувшую жидкость, после чего становился неузнаваемым и очень болел. Дмитрий никогда ранее не позволял себе кричать на меня, а недавно, шатаясь по комнате и бранясь, пнул и обругал меня, когда я подвернулся ему под ноги. Я, конечно же, не в обиде на него: сам виноват. Но уж так у нас, собак, заведено: быть всегда рядом со своим хозяином и ходить за ним по пятам что днём, что ночью… 

А ещё, когда Дмитрий был «не свой», он забывал покормить меня и вывести на прогулку. Но если первое можно как-то пережить, то со вторым посложнее… Это ещё простительно неразумным щенкам-ушастикам напрудить в квартире, но для взрослой собаки это чрезвычайное происшествие и позор… И однажды я пережил это. Хозяин был в запое, и ему было не до меня. А мне было так нужно!.. Я метался по квартире, зарывался в свой коврик, толкал мордой невменяемого храпящего Дмитрия, готов был выпрыгнуть из окна! Потом, когда Дмитрий очнулся и увидел мой «конфуз», он погладил меня и извинился… Извинился и я, облизав его бледное небритое лицо. После этого случая Дмитрий стал временно "выселять" меня из квартиры перед назревающим запоем. 
- Прости, дружище! Видишь, какое тут дело… Болею я, поэтому потерпи, пожалуйста… Покормит тебя Тоня, а погулять – уж сам, ты парень взрослый…

Тоня – это наша соседка по лестничной площадке. Одинокая, добрая старушка. Дмитрий отдавал ей корм для меня и мою нехитрую утварь. Тоня предлагала, чтобы я пожил у неё, но как я мог оставить своего хозяина?! И так, устроившись возле «своей» двери, куда Тоня ставила мои миски для еды и питья и стелила мой коврик, я раз за разом ждал выздоровления своего хозяина...

                ххх

Тоня кормила меня и прибирала за мной. Гулял я дважды – утром и вечером. Жильцы подъезда знали мою историю, относились ко мне с пониманием и дружелюбно, охотно выпускали меня во двор и запускали назад. А то и одаривали чем-нибудь вкусненьким. "Как дела, сосед? Держись, старина!" - подбадривали они, поглаживая меня по морде или теребя за холку. Я же в благодарность крутил хвостом и улыбался (да–да, собаки умеют улыбаться!) им в ответ. Также я был на короткой ноге, вернее лапе, с нашими консьержками, кроме мордастой рыжей тётки, злой и вредной! Видимо у людей, как и у нас, собак: «В семье не без …» - в общем, вы поняли…

Дверь согревает меня. А ещё рассказывает, что происходит в квартире. Вот и сейчас Дмитрий, лёжа на диване, зло швырнул пустую бутылку куда-то в комнату и откупорил новую…
А самое радостное для меня – когда Дмитрий принимает душ, значит, он выздоровел, и мы вновь будем вместе! Как же хорошо, когда он здоров и рядом, когда можно положить морду на его колени, а он почёсывает тебе за ушком. И ты закрываешь глаза и млеешь от счастья. Как же хорошо было нам втроём с Валентиной… Никогда не забуду наши прогулки в парк, которые были для меня настоящим праздником! Когда мои любимые хозяева смеялись и обнимали друг друга, бросали мне палочку, а я стрелой мчался за ней. "Смотрите, какой я быстрый и ловкий! Самый лучший пёс на свете!"

Хорошее дело – семья! Моя бы воля, я тоже непременно бы стал семьянином! В жёны бы взял Сильву – красавицу спаниельку из соседнего дома. Ведь у нас с ней была свадьба, наша – собачья, но затем нас разлучили, и виделись мы с ней иногда на прогулках. А сейчас, когда я стал временно бесхозным, ей вообще запретили гулять со мной: а вдруг я блохастый?
Я – семьянин!.. А что, я был бы хорошим мужем и отцом! Нашли бы с Сильвой нору в лесу. Она подарила бы мне кучу хорошеньких малышей, а я бы заботился о них, охранял и доставал корм. Какая бы у нас была большая дружная семейка: без ссор и скандалов!…

                ххх

Дмитрий встал… Ну, иди же, иди в душ! Пьёт воду на кухне, уронил стакан. Порезался о его осколки, смачно выругался и … снова лёг!
А может бросить всё к собачьей бабушке и убежать, куда глаза глядят?! Только не видеть, как он мучает себя и тем мучает и меня! Мир большой, да и хороших людей немало, приютит кто-нибудь. Стоп, о чём я думаю?! Позор! Предатель! Как я мог?! Я же нужен ему! Я же один у него!..

Пёс взвизгнул, словно извиняясь за свои недостойные мысли, тяжело вздохнул и задремал чутко и тревожно, прижавшись к тёплой родной двери. 
- Не спать! Нельзя! Вдруг пропущу, когда Дмитрий пойдёт в душ! Вдруг дверь откроется, а я не встречу его радостным лаем, как встречают лучшего друга после долгой разлуки! Или просплю своё тайное, но самое заветное желание – услышать стук каблучков моей любимой хозяйки…


Рецензии
На это произведение написано 5 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.