Катюша и Шура

    Так они называли друг друга: "Катюша" и "Шура", - наши бабушка и дедушка, - с детства и до старости.

   Наша двоюродная тётя, - племянница деда, - вспоминая о них перед кем-нибудь не знакомым с нашей семьёй, говорит: "О, это были ... Ромео и Джульетта!" Тётя имеет ввиду их такую же любовь друг к другу - юношески нежную и возвышенную - всю жизнь...

   Всю жизнь, - а знали они друг друга с одна тысяча девятьсот двенадцатого года, в котором Катюше было семь лет, а Шуре  - соответственно, - двенадцать. ..

   Шура ездил с отцом на Дальний Восток, и они привезли оттуда эту "китаяночку"-дикарочку - Катюшу.
   Девочка была десятым - младшим - ребёнком в семье трагически погибшего в годы Первой русской революции уссурийского казака.* Мать не справлялась с обеспечением оравы детишек всем необходимым. Жили крайне скудно, почти в нищете...
   Иван Дмитриевич, отец Шуры, каким-то образом связанный с этой семьёй, - вероятно, - ещё через декабристов, - ибо они были из семьи декабристов, - узнал о бедственном положении семьи и протянул ей руку помощи. Катю они взяли к себе, в Москву, в свою - так же многодетную, - семью.
   Одну из подросших девочек удалось пристроить в знакомую семью в Петербурге - гувернанткой. Остальным помогли деньгами и вещами. Шура на всю жизнь запомнил эту - представившуюся ему очень романтической - поездку с отцом на Дальний Восток. Потом его настольной книгой стала книга В.К. Арсеньева "В дебрях Уссурийского края"; последней книгой, которую Шура перечитывал перед смертью, была именно она...

   Катя переместилась из скудной обстановки бедного родного жилища в какой-то - как ей показалось - дворец. Всё в нём было чисто и красиво, богато и разнообразно. Нарядные, весёлые дети окружали её. Строгая величавая дама смотрела на неё с тёплым сочувствием.
   Нет, она никогда не станет здесь "своей"! Здесь её все знали "бедной Катей", "дикарочкой Катей", - эти дети, - у которых были наряды и книжки, няньки и гувернантки; дед-профессор, прабабка - графиня... Но она постаралась усвоить их манеры, постаралась воспринять их тон и вкус,  прочесть их любимые книги, повторить на пианино те мелодии, что они играли...

Чижик-пыжик, где ты был?
На Фонтанке водку пил! -

наигрывала, подпевая себе, Катюша, когда инструмент был свободен, и никто не слышал её.
  Потом она пробовала повторить мазурку и вальс, - и у неё получилось. (Абсолютный слух, - который никому из нас не передался!)

   Она выросла среди них, - потомков аристократов, декабристов, литераторов, профессоров медицины, - и стала одной из них. Но тут грянула третья Революция, - и аристократы, декабристы, профессора медицины и литераторы стали персонами нон грата, и потребовалось вдруг крестьянско-пролетарское происхождение, которого ни у кого из них, - даже у Катюши, - несмотря на всю её изначальную бедность, - не было.

   Семье пришлось уехать из Москвы в деревню; "ждать светлых дней"**; Катюша же поехала на родной Дальний Восток - к матери, сёстрам и братьям. Приехав, узнала, что расстрелян их старший брат - красавец Ваня..

  На Дальнем Востоке парни, увидевшие повзрослевшую прехорошенькую Катюшу, в московских нарядах, с хорошо усвоенными аристократическими манерами, потеряли голову. Предложения посыпались на неё одно за другим... Но она была ещё слишком юной, и всем обещала подумать, - может быть, - через год - другой - третий... Ей ещё не было пятнадцати лет!
В глубине души она хотела видеть своим мужем только одного - голубоглазого романтика Шуру Калошина, - но боялась даже самой себе признаться в этом: какая она ему пара?! Между тем, горячие казачки обезумливали и доходили до поножовщины. Катюша была в отчаянии.
   И тогда приехал вдруг Шура.
   С 1918 года он служил в Красной Армии, - под опекой старшего родственника, и при первой возможности попросился на Дальний Восток - поближе к Катюше. Возможность предоставилась не сразу. Шура успел повоевать, получить орден Красного Знамени и наградной револьвер, проваляться в тифу - на грани между жизнью и смертью, - и, - наконец, предстать перед начальством, спросившим: "Ну, куда вас послать, товарищ Калошин?" - "Пошлите меня, пожалуйста, подальше!" - взмолился странный парень. - Просьбу его тем не менее уважили, и весной 1925 года он оказался на знакомых с детства берегах Уссури, в доме катюшиной старшей сестры, уже вышедшей замуж и отделившейся.
-Катя! Катя! Смотри, кто к нам приехал! - позвала Катюшу сестра Евдокия.
   Катюша оставила огород и - как была, - в затрапезе, - подбежала к калитке и остановилась, как вкопанная. - На неё с любовью и восхищением смотрели добрые голубые глаза Шуры Калошина.
   Они расписались спустя две недели. И прожили вместе пятьдесят пять лет, четыре месяца и два дня.

   У нас не осталось этого дедушкиного письма. Когда-то, поражённая такими отношениями мужчины к женщине, его взяла переписать моя подружка. "Какое удивительное чувство у меня к тебе, Катюша! - писал Шура.- Ты знаешь: у меня есть мать, отец, сёстры, братья, я всех их очень люблю. Но то, что я чувствую к тебе - это совсем другое!.."
  Это чувство не угасло с годами. Как потом с нами, уже взрослыми, вспоминала наша мама, они даже и физически были близки почти до самой смерти. "Мы уже на Щёлковскую переехали, а они всё ещё не оставили этих отношений...", - говорила мама. На "Щёлковскую" с Земляного Вала мы переехали в конце сентября 1969. Шуре было 69, а Катюше - около 64.

  Бабушка за всю жизнь почти не работала. Только в Баку, где дед служил в 1930-е, немного поработала швеёй в каком-то Бакинском театре. "Ох, Леночка, как трудно шить цыганские юбки!" - рассказывала мне она. Других работ бабушка не знала, только во время войны (1943-44)была медсестрой в московском госпитале. "Деньги в семье должен зарабатывать мужчина", - была убеждена бабушка. Дедушка вышел в отставку после смерти Сталина, в чине подполковника КГБ. Что он делал в этом жутком месте? Надеемся, что в основном он был занят бумажной работой, интеллектуальной, так сказать. Он готовил какие-то статьи на основе работ Маркса-Сталина-Ленина. В годы Великой Отечественной он был командиром какой-то из частей ПВО(ПРОТИВО-ВОЗДУШНОЙ ОБОРОНЫ)Москвы.
  Дома дедушка бабушке так же не позволял делать ничего тяжёлого. Мы с сестрой в детстве были убеждены, что картошку в магазине должны покупать только мужчины, - поскольку это тяжело и грязно. У нас её покупали только дедушка и папа. Так же и выбивание нашего огромного ковра, и натирка полов, - это мужские дела. Женщина, - как наша бабушка, - может только порхать среди висящих на стенах картин, кое-где подправляя бронзовую краску на рамах... Нет, ну ещё готовить. Но бабушка готовила тоже как-то играючи, так, что на неё весело было смотреть. И не слишком заморачивалась с разнообразием блюд.

  В молодости бабушка каждый год где-то отдыхала: в Евпатории, Кисловодске, Пятигорске. Её маленькая стройная фигурка осталась на этих довоенных карточках, среди толпы женщин в белых беретиках и носочках и мужчин в белых рубашках с закатанными рукавами.
  Отдыхала в основном не одна, а с сыном - нашим дядей Лёней, родившемся в 1926 году (на фото в Хабаровске бабушка уже беременна им). Дядя Лёня был замечательно красивым мальчиком, и о бабушке тогда так и говорили:"та женщина, у которой мальчик красивый".
  Наша мама была их поздним ребёнком. Она родилась в 1944, когда Катюше было 38, а Шуре - 44 года. И снова в этом была радость - девочка, младшенькая, хорошенькая! А через год и Война кончилась. До маминого рождения бабушка окончила курсы медсестёр и поработала немного в каком-то московском госпитале. Но почему-то никаких документов об этом периоде её жизни не осталось. Возможно, она работала под чужими документами? Пенсия у бабушки была - иждивенческая - 12 рублей. Но зато у дедушки пенсия составляла (при нас, в 1970-е) сначала - 180, потом (с 1975) - 200 рублей, - и её хватало на двоих, да ещё и на нас с родителями.
 

   В тот год, в который Катюше суждено было умереть, Шуре исполнилось восемьдесят. Готовясь к юбилею, он покряхтывал: "Эх, мало жить осталось: лет десять, не больше!" Он готовился прожить не меньше, чем родители: оба - и мать, и отец, - перешагнули через девяностолетний рубеж. И - вероятно, - Шура тоже достиг бы его, - если б была жива его Катюша! Но её не стало в конце лета того - 1980-го - года. Без неё он жить не мог. Его хватило только на год с небольшим, - и это была уже не жизнь, а - подготовка встречи с ней, Катюшей... Он перечитывал Арсеньева. Он снова собирался ... на Дальний Восток.














*Наш прадед - Гордей Захарович Седякин, уссурийский казак. Погиб в мае 1906 года.


**На одной из фотографий - 1923 года -  одной дедушкиной кузины - Елены Макеевой, - тогда -студентки одного петроградского института, - мы увидели - тщательно затёртые, но всё равно проступавшие, - эти слова: "Тем, кто ждёт светлых дней в деревне".   

Фотографии: 1)Рождество 1913 года. Москва. Детский бал. Шура;Катя; 2)г. Хабаровск. Октябрь 1925;3)Село Григорьевское Луховиц. р-на МО (та самая деревня, где дожидалась светлых дней семья дедушки). Здесь, в этой деревне, закончила свои дни наша прабабушка - московская барыня, дочь профессора-гинеколога А.М. Макеева, Марфа Александровна Калошина. Здесь же умерла потом и дедушкина кузина Елена Макеева (не знаем, почему). В основном дедушкины братья и сёстры перебрались со временем в Москву. В деревне осталась только семья среднего брата - Сергея Ивановича Калошина. К ним и приезжали бабушка, дедушка и школьница-мама. Лето 1957.


Рецензии
"И жили они долго и счастливо, и умерли в один день" - почти так, почти... Эта глава пронизана романтикой, светом надежды, счастьем внезапной встречи - такой неожиданной, снившейся Катеньке в снах и ставшей вдруг явью. Голубые глаза Шуры Калошина (а не Колошина?), вальсы, которые Катенька наигрывала на пианино, когда никто не слышал. Читаешь и представляешь всё воочию!
Слух и меня абсолютный, любую мелодию могу повторить, могу записать нотами не подойдя к инструменту. Это передалось от дедушки, умершего в далёкой Сибири за три года до моего рождения.
Лёгкая, светлая, чудесная глава. Я её тебе сделаю, обещаю, вот закончу повесть и сделаю, много времени это не займёт, напиши мне эл.почту (я её потеряла давно), перешлю. Вообще это что-то мистическое: неназначенные встречи, непредвиденные события, Дальний Восток - Москва - и обратно на Дальний Восток, такие зигзаги судьбы. Тут поверишь в предопределённость, в предназначение, поверишь в судьбу, начертанную Кем-то - и сбывшуюся! И жили они долго и счастливо... Мир праху и светлая память героям этой книги.

Ирина Верехтина   16.02.2020 13:51     Заявить о нарушении
Спасибо тебе, ИРА!
МНЕ СЛУХ НИ ОТ КОГО НЕ ПЕРЕДАЛСЯ (ПАПА ПАПИН БЫЛ ЗАМЕЧАТЕЛЬНЫЙ МУЗЫКАНТ, ИГРАЛ НА ВСЁМ - ПОГИБ В 1943); У ДЕДУШКИ МАМА (ПРАБАБУШКА) И СТ. СЕСТРА - ПРЕКРАСНЫЕ МУЗЫКАНТШИ; ВРОДЕ И МАМА ПОДАВАЛА НАДЕЖДЫ - КАК ГОВОРИЛИ, - НО ПРИ НАС ОНА УЖЕ НИЧЕГО НЕ ИГРАЛА, КРОМЕ - РАДИ ШУТКИ - Собачьего вальса. И в этом тоже какое-то издевательство природы. У меня хороший, красивый голос. Говорили, что оперный. Но - слух "гуляет ", - из-за этого и не пою. Не поняла, ты сама берёшься обработать эту главу?

Елена Шувалова   16.02.2020 13:57   Заявить о нарушении
Насчёт Ко-Калошина, - писали и так, и так. В 19 веке чаще - Колошин, к 20 - почти повсеместно - Калошин. Правильнее, - на мой взгляд, - хотя подтверждения этому я пока не нашла - Ко-: я считаю, что изначально фамилия была "Колоннин", а потом два "н" превратились в "Ш". Есть версия о происхождении этого рода от римских патрициев, от самих Колонна.

Елена Шувалова   16.02.2020 14:13   Заявить о нарушении
Ответ на вопрос: Да.
Мой дедушка тоже играл на всех струнных (самоучка), тоже имел абс.слух и везде, где он преподавал, организовывал студенческие оркестры. И был у него ещё один талант: никого кроме жены он не любил. Даже свою дочь.

Ирина Верехтина   16.02.2020 19:17   Заявить о нарушении
Наш тоже больше всех любил свою Катюшу! С детьми и внучками был добр, ласков, внимателен, иногда - как со мной - рассказывал что-то интересное, играл в шашки, в прятки... Но при этом был и отстранён, считая, видимо, что дети - это в основном женская забота. Но с годами я всё больше понимаю, сколько дал мне дедушка и что, в общем-то, это он определил мою судьбу...

Елена Шувалова   18.02.2020 15:55   Заявить о нарушении
Судьбу определил? В ФСБ что ли вкалываешь?) :))))

Ирина Верехтина   18.02.2020 18:04   Заявить о нарушении
Насмешила!

Нет. Когда пришла после его смерти сдавать этого самого В.К.Арсеньева (почему-то дедушка его так и не приобрёл за жизнь, брал периодически из библиотек, в кот. всегда был записан), - мне было 15 лет, - но я выглядела старше, да ещё была в таком взрослом платье... Так вот, пока я стояла возле кафедры с дедушкиными книгами, заглянул кто-то из читателей и поинтересовался: "вы - библиотекарь?".

Думаю, что это дедушка оттуда мне предсказал.

Ну, и с "Коньком-Горбунком" - тоже дедушка.

Елена Шувалова   18.02.2020 18:14   Заявить о нарушении
Отправила тебе в письме увеличенную фотографию, но не знаю, в каком виде она придёт. Смотри.Встаёшь на неё курсором, прав.кнопкой - открываешь, затем при нажатой "CTRL" (не отпуская) клавишами "_ -" и "+ =" регулируешь размер,увеличивая его или уменьшая. Потом переносишь к себе в "Мой комп.", в изображения или в "Дата".И оттуда уже вставляешь в текст увеличенное фото. Что тут сложного?

Ирина Верехтина   18.02.2020 18:50   Заявить о нарушении
Как регулировать - это я знаю. Но на Прозе не вставляется другой размер!

Елена Шувалова   19.02.2020 10:19   Заявить о нарушении