Повесть чёрного кота Бакса

Мяу, ребята! То есть, по-нашему, по-кошачьи, привет! Я – чёрный кот Бакс. Котёнком я был худым и долговязым и очень быстро рос. Как доллар в те времена. Вот и привязалось ко мне – Бакс да Бакс…

Ради правды надо сказать, что я не совсем кот. Но и не кошка. Давно дело было. По каким-то причинам, а может быть, за что-то меня лишили некоторых мужских отличительных особенностей. Пришел какой-то тип с потрепанным чемоданчиком, надел белый халат, достал шприц. Что-то из моего кошачьего нутра подсказало мне – нужно смываться... Да ещё этот запах из чемоданчика… Но кусочек аппетитной колбаски перевесил чашу моего природного инстинкта самосохранения. В общем, я лопухнулся и лопухнулся по-крупному...
Когда я очнулся, сутки меня мутило, и шатался я по квартире, как обкуренный. А когда, по привычке, хотел помыть "кое-что", этого "кое-что" у меня и не оказалось…

А в общем-то жизнь моя проста и безмятежна. С котят живу в приличной семье, как сыр в масле катаюсь. Кормят и поят досыта. Как говорится, хожу сам по себе. А ходить есть куда: комнат достаточно. Особое удовольствие – когда хозяева берут меня из городской квартиры в коттедж. "На природу" - как говорят они. Там я забираюсь на лестницу, ведущую на второй этаж, и возвышаюсь над всем и всеми...
А домашних у меня трое. Главный мой обожатель – хозяйка. Души во мне не чает. Знаю, что она где-то чем-то руководит, и на работе её уважают, но и здорово побаиваются. Но только не я! Со мной она, как талое мороженное. Возвела меня в ранг культа. Ем я только импортную жрачку для элитных котов – буду ещё марать свою морду о какую-то вонючую мойву… Питье – только через фильтр. Даже туалетных ванночек у меня две. Расчёсывает меня, когти подтачивает. И при этом нараспев нахваливает меня, какой я хороший да пригожий. А уж особый восторг и умиление вызывает у неё, когда я потрусь о её ноги или растянусь на её пути, завалюсь на спину и начну жеманно потягиваться да переворачиваться. Тут она забывает обо всём, падает на колени и: «Ба-асенька...  Хоро-ошенький мой! Сосисочка моя! (?)». А делов–то…

Другое дело – хозяин. Тут халява не пройдет... Нет, свои обязанности передо мной он выполняет сполна: кормит, поит. Туалеты мои – это за ним. А куда он денется? Тут хозяйка поставила вопрос ребром. Но дамские штучки с ним не проходят. Нет бы, к примеру, обойти приличного кота, так надо поддать мне ногой, будто я какой-то подъездный плешивый котяра! Дать волшебного пендаля – так это у него называется. Узурпатор!

А для сна есть у меня персональное лукошко на подоконнике. Свернусь там клубочком, снизу от батареи тепло идет. Хорошо… Но предпочитаю спать с хозяйкой. Лягу вдоль неё, она мне одну руку под брюшко, а другой почесывает. Кайф!.. Но есть ночи, когда мне приходится засыпать на запасном аэродроме, то есть в моём лукошке. Приходит Он и бесцеремонно выпихивает меня с нагретого местечка.
- Пшёл отсюда, халявщик!
А иногда они с хозяйкой делают что-то в постели. Что это – мне непонятно. Что за забава, и что в этом хорошего? А если это так хорошо, как они говорят, то почему делают это так редко?..

Обожаю млеть на солнышке. Сидеть на подоконнике, смотреть в окно и осознавать, что весь мир – у моих лап… Что делается там, за окном, мне не дано понять. Куда-то спешат люди, наверное, к своим котам? Но это меня, в общем-то, не волнует. Собаки какие-то шныряют по двору. И это мне тоже по нашей кошачьей фени. А то выведут они своих хозяев погулять, соберут их вместе – пусть, де, пообщаются. А потом палки им замусоленные таскают, а те и довольны. Глупые все, и те, и другие. Смотреть тошно! А мы, кошки, умные...

Со мной в квартире тоже живет одна собаченция. Яркой её зовут. Любимица хозяина. Мастино-наполетано, понимаешь... Тьфу, и не вымурлыкаешь. Здоровая такая. Хозяйка зовёт её коровушкой, а хозяин – ласточкой (?). Морда у этой «ласточки» всегда печальная и смешная. Вся в складках, как будто кто-то и когда-то забыл её прогладить…   
И с каких таких щедрот держат её? Зараз съедает мой недельный рацион. Ест – смотреть противно! Чавканье. Вокруг миски – болото. Мы, порядочные коты, такого свинства себе не позволяем. А потом хозяин моет ей морду и пол. И ещё не переношу запахи, которые приносит она с улицы после прогулки. Непонятный мне дух улицы и этот мерзкий запах чужих собак!
 
А вообще у нас с Яркой паритет. Есть даже одно общее дело – провожать и встречать хозяев. Этот спектакль мы играем уже много лет, а те и довольны. Глупые они и наивные. А когда хозяева дома, и у меня есть реальная защита, забираюсь повыше на пути Ярки и выжидаю, когда она пройдет мимо, и задвигаю ей пару затрещин. А иногда и больше – это как повезёт. Вроде бы и не за что, но мать-генетика берет своё… А трогать меня – не моги. Я здесь в законе, а моя любимая хозяйка - моя "крыша"...

Кто сказал, что собаки привыкают к людям, а кошки – к месту? Фр-р-р, чепуха! Зачем мне место, где меня не будут любить? 
А, по сути рассуждать, то получается, что именно я главный в нашей семье. Хозяин мурлычет перед хозяйкой: «Киска моя, лапушка…». Смотреть противно! А та под моим каблуком, т.е. лапой. Вот и выходит, что я здесь самая что ни есть VIP-персона… 

Но есть у меня ещё одно очень важное предназначение. Как и у всех чёрных домаш-них котов – оберегать дом и всех наших домашних от напастей и несчастий. Кто возложил на нас эту миссию – не знаю. Но это именно так… Как мы отводим от вас беду, кому и чему противостоим – вам лучше и не знать. Ваш человеческий разум просто не выдержит этого…  А ещё, иногда по ночам вы браните нас за якобы беспричинные наши гонки по квартире. А то и тапочкой запустите! И не ведаете, как мы тайно от вас поглощаем в себя и «сжигаем» отрицательную энергию, которая накапливается в квартире и медленно убивает вас. Ведь видел же кто-то из вас искры на кошке…

Знаем мы, кошки (говорю во множительном числе), всё и о вашем здоровье. Что и где... И кому сколько осталось... Только вот сказать не можем. А быть может это и к лучшему? Но в нашей власти под видом любви и ласки, как бы невзначай, лечь на ваше больное место или устроиться рядом и лечить вас. Лечить, отдавая вам всю свою силу, энергетику и тепло. А потом мы спим. Много спим (и это в нарицание нам от вас!) и восстанавливаем себя. Если бы мы могли всё!..      

В общем, дни проходят, как по однажды написанному сценарию. Утром, подкрепившись, выпроваживаем хозяев. Потом я забираюсь к Ярке под бочок, и дрыхнем мы с ней дружно и профессионально. Когда меня впервые принесли сюда котёнком, я думал, что Ярка – моя мама. Щенят у неё никогда не было, и она, в свою очередь, приняла меня, как родного. Облизывала своим огромным шершавым языком. Вела себя со мной по-матерински нежно и заботливо. Более всего нравилось мне её большое тёплое пушистое брюшко. Уткнувшись в него, было хорошо и спокойно...

А потом Ярки не стало… Как-то вдруг и сразу. Надо сказать, мы с ней никогда не болели: хозяева не скупилась для нас на лучшую еду и витамины. Было тогда Ярке десять лет: возраст для её породы весьма почтенный. Как я слышал, она уже давно осталась одна из своего помёта.
Её большие лёгкие издавали надрывный храп, как плохие меха. Ярке сделали операцию: что-то, где-то вырезали. Хозяин привёз её спящую от наркоза, забинтованную, беззащитную, жалкую... Мне было до слёз жаль её, и я мурлыкал ей: "Держись, не сдавайся!" и тёрся об её поседевшую морду.

Хлопоты хозяев по перевязкам, уколам и таблеткам не поправили её положение. Ярка начала откашливать кровью, перестала пить и есть. Еле притащившись с короткой прогулки, рухнула всем своим огромным телом на пол. Это была её последняя прогулка... А потом появился кто-то с чемоданчиком, надел белый халат, достал шприц. И я вспомнил этот потрёпанный чемоданчик и этот запах! Всем своим кошачьим чутьём, откуда-то из самых глубин, кладези своих звериных инстинктов, я ощутил смерть… 

Такой тишины я ещё не знал. И только Яркин хрип: сухой, тяжёлый, страшный. Хозяева стояли с полными слёз глазами. Беспомощные. Подавленные. Уходил их Друг. Мой Друг. Член нашей семьи...   
- Подождите... Подождите, пожалуйста... - ещё с надеждой на что-то, еле слышно, будто боясь разбудить Ярку, и смотря куда-то в пол, попросил хозяин человека со шприцом. Он уже давно стоял перед Яркой на коленях и нежно гладил её. Затем крепко поцеловал её в большой сухой нос…

Ярка отошла сама. В свой собачий, неведомый нам новый мир… Глубоко и безмятежно вздохнув. Как когда-то, после игры, свалившаяся на пол, вымотанная мной, ещё котёнком, и весом своего большого тела. Это был её последний вздох.
- Не взяли грех на душу, - выдохнули все с облегчением…
А потом Ярку куда-то увезли, и мы остались втроём…

Наверное, это и хорошо, что я, в общем-то, сам по себе. Так для нас, кошек, заложено самой природой. У нас генетически, «по большому счёту» ограничены чувства привязанности, преданности, благодарности и, наконец, любви. Тем и отличаемся мы от вас – людей.
Счастье, наверное, это когда никого не любишь и некого терять… Но вы, люди, большинство из вас, не думают так. И вы счастливы, а при этом и несчастны…   
А я на остаток своего кошачьего века зарёкся от всяких там глубоких чувств. Себе дороже. Да вы нас и такими любите. Кстати, хозяин в тот вечер сказал: «Всё, хватит. Больше в нашем доме никакой новой живности не будет!». Так что я главным здесь и останусь…   


Рецензии
Спасибо,Олег,,Прочла с удовольствием..
Оченьлюблю икотов и собак,много о них
ПИшу- Жалоба Филимона","гордость" и др.
Желаю успеха.

Нина Серебри 2   22.08.2017 14:36     Заявить о нарушении
На это произведение написано 5 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.