Помирал старик

                ЧЕЛОВЕК-СТЕНА

Если бы кто из посторонних увидел эти похороны, то наверное они показались бы ему очень странными. В большом, переполненном людьми, зале играл духовой оркестр, на подиуме стоял дорогущий гроб. А рядом – большой портрет  добродушно улыбающегося старца.

А вот необычность, «ненормальность» просматривалась в том, что оркестр играл не траурные, как и полагалось в подобном случае, а радостные, жизнеутверждающие мелодии. И несколько позже, когда началось похоронное служение, и слово брали сыновья, племянники, внуки старика – в их речах неизменно проскакивало: « Спасибо вам, что посетили нас в этот печальный и радостный день».
Радостный день…

Так что же произошло?
На 86-ом году жизни отошёл в вечность человек, который всю свою жизнь посвятил служению Богу и людям.
И вспомнилось написанное: «Поминайте наставников ваших… И взирая на кончину их жизни, подражайте вере их».

С юношеских лет я знал этого старца и с некоторым изумлением наблюдал за его жизнью.
Это был большой молитвенник. Трижды в день он молился по часу: утром – с пяти до шести, в обед – с тринадцати до четырнадцати и вечером – с двадцати до двадцати одного. И если кто-то в это время попадал случайно во двор старика, то всегда слышал его спокойный голос, доносившийся из открытого окна. Он доверчиво говорил с Богом обо всём, что  волновало его в тот момент: о своих детях, внуках, родственниках, соседях, близких и дальних, знакомых. Их проблемах, радостях, переживаниях. Он спрашивал совета, сомневался, восторгался, временами надолго замолкал –  а потом опять звучал его голос.

Иногда в это время во дворе бегали дети: играли в прятки или в футбол. Но это никак не могло нарушить уравновешенной речи старика. И казалось, если бы сейчас объявили  даже о конце света, то и тогда не прекратился бы его разговор с Творцом.

Дивной казалась такая молитва, непривычной. Хотя каждый посторонний, кому приходилось быть невольным свидетелем этого действа, понимал: старец либо сумасшедший, либо действительно знает Бога и говорит с Ним.

Однако на сумасшедшего он не смахивал. Наоборот, слыл образцом поведения для окружающих. Это был человек без «острых углов», очень добродушный, который никогда в своей жизни не пренебрёг самым ничтожным человеком. Даже детям он всегда вежливо подавал руку и говорил своё неизменное: «Слава Богу!». Поэтому дети его очень любили и прислушивались к каждому его слову.

Старик всегда имел при себе блокнотик, в который записывал имена людей, о которых говорил с Богом. А записывать ему было что, ведь он со своей супругой Ульяной очень много времени уделял посещениям старых людей, особенно, одиноких, больных, «проблемных». Да и не только старых…

Его красный «опелёк» можно было увидеть в разных концах города то возле одного дома, то около другого. И, случалось,  кто-то из знакомых озадачивался вопросом: « И к кому это Александр Онуфриевич сейчас поехал?»

Старик был очень любознательным. И всегда, до самых преклонных лет, учился. Не считал для себя унижением позаимствовать какой-то опыт у молодых, признать, что в этом вопросе он недостаточно мудр. В нём каждый собеседник чувствовал особую свободу – и общаться с ним было очень легко.

Незадолго до смерти мне довелось  встретиться со старцем. Мы с ним немного поговорили. Он и раньше был ко мне очень доброжелателен, но сейчас я заметил в нём какое-то особое внимание. Казалось, он что-то хочет сказать мне, но не решается. Наконец он дрожащими руками вынул из кармана свой блокнот, тот самый, и сказал прерывающимся голосом:

- Я уже скоро ухожу – я это чувствую. И очень хотел бы, чтобы этот блокнот кто-то подхватил у меня…

Через шесть дней он умер. И сейчас думаю: этот старец был подобен каменной стене, за которой в любое время года можно было укрыться и от жестокой стужи, и от палящего солнца. Ушёл – и нет. И стало вдруг пусто вокруг, немощно, как будто сердце  твоё осталось открытым для поражения.

                ЛЮБОВЬ

А какая любовь была между ним и женой его Ульяной!
О таком глубоком чувстве можно только мечтать. С какой нежностью и уважением они до последнего вздоха обращались друг к другу:

- Лександрику!

- Ульянка!  Ульяночка…

И так всю жизнь. И особенно, когда внешне стали совсем не привлекательны, они так любили души друг друга, так наслаждались друг другом.

- Лександрику! Ульяночка!

- Лександрику! Ульяночка!

Они стали примером возвышенной любви не только для своих детей, но и всех, кто соприкасался с этой удивительной парой.
Молодая жена одного из внуков старца говорила своему мужу:

- Я хочу, чтоб ты меня любил всю жизнь так, как дед бабушку…

Они просили в Бога, чтобы умереть вместе. Но вышло не так…
Ульяна была старше его на четыре года. Она прожила  85 лет и восемь месяцев.
Старик неделю плакал как ребёнок. Говорил: «Я так люблю её!»
А старший сын, который приехал на погребение из другой страны, спрашивал его:

- Отец, а ты говорил маме об этом?

- Нет, не говорил,- смущённо отвечал старец . – Я просто любил…

Несколько дней до смерти он сказал младшему сыну:

- Ульянка зовёт меня. Я так хочу к ней!

Он пережил её на четыре года. И прожил 85 лет и восемь месяцев. Как и его Ульянка, день в день.

Последними его словами были: «Да благословит Господь вас. Любите людей и прощайте всех».

У Лександрика и Ульянки осталось большое наследство: 50 внуков и 43 правнука.
Много лет назад, в тяжёлое послевоенное время,  Ульянка возвращалась от председателя сельсовета, мокрая от слёз. Он сказал ей:

- Кто-кто, а твои дети подохнут с голода.

Но Бог только посмеялся над этим. И сказал своё тихое, но веское слово. Из разных концов земли съехались дети, чтобы проводить отца в последний путь, все успешные и благополучные.
 И как тут не вспомнить написанное: « Блажен всякий боящийся Господа, ходящий путями Его! Ты будешь есть от трудов рук твоих: блажен ты, и благо тебе! Жена твоя, как плодовитая лоза, в доме твоём; сыновья твои, как масличные ветви, вокруг трапезы твоей: так благословится человек, боящийся Господа»

                КРУЧИНА

Уже месяц прошёл, как схоронили старца.
А я всё вспоминаю  и вспоминаю его. И поднимается лик сей в душе моей.
И невероятная тоска овладевает сердцем моим.

И так хочется творить что-то хорошее. Но опускаются руки мои…
И с печалью оглядываюсь вокруг: а где же моя «ульянка»? Где елей мой, который исцелит замерзающее сердце моё?
Где заблудилась она? В каких лесах непроходимых?
В каких лабиринтах?
В каких пустынях жаждут влаги уста её?

И нет её…

Посмотрю налево – и не вижу её.
Посмотрю направо – и не нахожу её.
Зову – и не отвечает мне.
Подниму к небу взгляд свой – и наполняются слезами глаза мои.

И чувствую – окаменевает в груди моей сердце моё…


Рецензии
Сильно! спасибо!
Привет из Сибири! г. Томск.

Надежда Жаркова   22.11.2018 02:51     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 22 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.