Дождливый день

    Дождь зарядил с утра. Он шел, то утихая, то принимался литься сплошным потоком.  О таком говорят «льет, как из ведра». Ветер то порывами гнал потоки воды по глади шоссе, то яростно пытался вырвать с корнем растущие по краю  кусты.  Крыша автобусной остановки и ее ветхие стены из листов пластика стонали и хлопали под порывами ветра. Они плохо могли защитить от потоков воды сидящих там людей. В одном углу, тесно прижавшись  друг к другу, сидели двое детей. Мальчик лет десяти обнимал за плечи совсем маленькую девочку. Девчушке было года четыре, испуганные глазенки, давно не чесаные волосики, грязное личико. На ней была накинута темная куртка, похоже  с плеч ее спутника. Мальчик был одет в трикотажную голубую футболку с дыркой на груди. Обувь на ребятах была мокрая и грязная. Похоже, они уже давно находились в пути. К остановке подъехала забрызганная дорожной глиной легковушка и из нее вылезла девушка в спортивном костюме и рюкзаком за плечами. Она помахала рукой отъехавшей машине и, раскрыв зонтик, резво побежала к остановке. Там она обвела глазами ветхое укрытие и уселась на более сухую скамейку.
- Давно ждете автобус, ребята?
- Давно, один прошел мимо и не остановился, а больше ни одного не было.
- А вы куда едите?
- Нам надо в Азов. Я один раз ездил с мамой к бабушке. Тогда мы ехали до Ростова, а потом на другом автобусе до Азова.
- А почему сейчас один едешь, без мамы? Как это она тебя отпустила с такой маленькой сестренкой?
Мальчик помолчал, горестно вздохнул и сдерживая слезы тихо вымолвил.
- Нет у меня мамы, у нас в Донецке война, в наш дом бомба попала, всех поубивало, только я остался, и вот соседская девочка Олеся, мы с ней в магазине стояли за хлебом. А то и нас бы убило.

    Девочка требовательно затеребила рукав мальчика.
- Вова, а мы маму мою найдем? Когда найдем, завтра? Я уже кушать хочу.
- Конечно, найдем, Олеся! Обязательно найдем. Ты потерпи еще. Хорошо?
Девочка кивнула головкой и теснее прижалась к мальчику. На вопрошающий взгляд спутницы, мальчик  горестно вздохнул и утвердительно кивнул головой. Она поняла, девочка тоже сирота.  И только сейчас она рассмотрела, как одеты дети, какой у них измученный вид. Наверняка, они голодные. Девушка раскрыла рюкзак и вынула из него сверток. Запах еды заставил ребятишек настороженно повернуть головы в ее сторону. Она достала батон, кусок колбасы, огурцы. Поделила на две части и дала детям. И глядя, как жадно они принялись за еду, не смогла удержать слезы. Отвернулась и, всхлипывая, отошла в дальний угол.

    Там на Украине идет война, гибнут люди, а она надумала в отпуск, в очередной раз добираться до Кавказа автостопом. Война ей виделась где-то далеко, как- то нереально, как в кино. А она, в виде этих сирот, оказалась рядом. Ей стало стыдно, как будто и она виновата, что эти голодные замерзшие дети сидят в ожидании автобуса, который отвезет ли еще их туда, куда им надо. Она глянула на детей. Девочка, положив голову на колени мальчика, дремала. А он, сжавшись от холода, потирал ладонями замерзшие плечи. Девушка поспешно подошла к своему рюкзаку, порылась в нем и достала красный свитер и байковое одеяло.
- Вова, надень мой свитер, ты ведь совсем замерз. И давай я  наброшу одеяло, а то капли на вас попадают. Вот проклятый дождь, конца ему нет.
 Она прижала к себе девочку пока мальчик, шепча благодарности, натягивал шерстяной свитер. От свитера пахнуло мамиными духами. Опять у него сжало горло, и слезы потекли по щекам. Мама… его милая мама осталась там, под развалинами их дома, вместе с Олеськиной мамой Катей, и тетей Милой с ее ребятишками, и соседом дедом Егором, который совсем недавно вернулся из госпиталя. И его бабой Аней с их собакой Тарзаном. А он остался совсем один. Папу убило в прошлом году, он служил вместе с Олесиным папой Гришей. Вместе их и похоронили, в одной братской могиле. А теперь он один. Хотя нет, с ним Олеська, он теперь старший брат ее, он обязан довести ее до бабушки Фроси в Азов. Под одеялом и в свитере он согрелся, и привалившись к столбу ветхого укрытия, задремал. А дождь все хлестал и хлестал по крыше, роняя капли на уснувших ребятишек.

    Из подъехавшего грузовика выскочил парень в камуфляже, пожал руку водителю и перехватив левой рукой свой мешок широким шагом двинулся к остановке. Правая рука у него висела на перевязе.
- Привет, а я думал в такую погоду я один не сижу дома! Куда это вы, мамаша, с малыми детьми собрались, да еще в такой дождь?
 Он сел рядом с девушкой и обвел взглядом укрытие.
- Вы тоже в Ростов? Автобус будет только через час. Придется ждать. Я из госпиталя, вот еду домой, мать заждалась, полтора года не был дома. Вы до Ростова?
 - Да, нет. Я добираюсь до Кавказа. Путешествую автостопом. Хоби у меня такое, каждый год во время отпуска еду автостопом на Кавказ, уже третий год езжу. Я журналист, пишу рассказы о своих путешествиях. Да по такому дождю лучше кусок пути проехать автобусом. И дети не мои. Сироты едут из Донецка, отцы погибли на войне, а матери недавно убиты при бомбежке. Едут в Азов к бабушке мальчика. Он везет с собой соседскую девочку, она не знает, что мама погибла, надеется, что она найдется. Голодные, полуодетые, мокрые. Ужас. Я не знаю, как поступить, чем помочь. Знаю одно – бросить их я не смогу. Они ведь совсем маленькие, найдут ли свою бабушку? Вовке всего лет 10, а малышке всего 4 годика. У них, поди, и адреса бабушки нет. Да и без денег,  похоже.

    Молчание длилось долго. Каждый из них пытался решить, как надо поступить, как помочь этим несчастным детям. Тишину нарушали только капли дождя по крыше, да порывы ветра.

- Как вас зовут? Меня Андрей Боровой. Алина… Какое красивое у вас имя. Так вот Алина, я думаю, лучший выход из этого положения такой. Через 10 минут подойдет рейсовый автобус до Ростова. Забираем  детей и едем ко мне. Нет, нет. Никаких возражений. Мама будет рада дать приют сиротам. А я воевал в Донецке и имею право взять этих сирот в свою семью. За что я проливал там свою кровь? Будем считать, что это моя заслуженная награда. Вы согласны?

   Алина впервые посмотрела парню в глаза. Молча смотрела в их темную глубину и приняв решение, твердо сказала.
- Да, я согласна, я тебе верю. Едем вместе в Ростов, а там решим, как дальше поступить.
 И заплакала, прильнув к его плечу.  Андрей взял на руки спящую девочку. Алина подхватила его мешок и помогла Вовке повесить на плечи ее рюкзак. Показались огни подходившего автобуса. В автобусе было тепло и сухо. Всего несколько пассажиров дремали за спиной водителя. Андрей бережно уложил спящую малышку на заднем сидении. Алина села рядом с Вовкой у окна. Пристроив рюкзаки у заднего сидения, он подошел в Алине, погладил ее по голове, тихонько сказал на ухо.
- Все будет хорошо. Ты не пожалеешь о принятом решении. Ростов тебе понравится. Вот увидишь. И спасибо тебе.
- За что, Андрей?
- А за все! За встречу, за решение. И верь, все будет хорошо. Я сяду около малышки.
Андрей подоткнул одеяло, пригладил кудряшки на сонной головке и облегченно вздохнул. Вот и кончилась его война. Наступает долгожданный мир.

    А за окном продолжал идти дождь, капли выбивали на стеклах окна – мир, мир, мир…

.


Рецензии
Я осталась там, на войне...
Жаль, что война никогда не покидает нашу память.
Хорошо написали Даже дождь почувствовала.
Мира и добра нам всем от Всевышнего.

Зура Итсмиолорд   26.06.2017 22:34     Заявить о нарушении
На это произведение написано 5 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.