Девиз моей души. Часть 2. Глава 3

 На улице было холодно и сыро как в свежей, только что выкопанной могиле. Люди сновали взад-вперед в черных, мокрых, блестящих от дождя плащах. Зонтики, как большие гнилые подосиновики, собирали на себя всю влагу, которую сердитое октябрьское небо нещадно выжимало из себя.

- Ты боишься? – спросил Ираклий, крепко сжимая мою ладонь, как будто это ему, а не мне было сейчас так паршиво.

- Нет, – спокойно ответила я, пряча лицо.

Мне было страшно, но разве могла я ему в этом признаться?

- Где же твоя Марго? – я почувствовала, что в этот вопрос вкладывался иной смысл, чем предполагалось.  – Что-то она опаздывает!

- Во-первых, она не моя, – зло ответила я, пристально вглядываясь в туманную даль, –  а, во-вторых, она идет со стороны вокзала. Девушка в черном плаще с золотым зонтом – это она. – Я повернулась к Ираклию и, заметив, какое странное выражение появилось у него на лице, насмешливо спросила: – Хочешь, познакомлю?

- Как-нибудь в другой раз, – поспешно ответил он, не в силах справиться с неизвестно откуда взявшимся волнением. – Ты извини, мне пора бежать. Позвони, как доедешь, хорошо?

- Ты тоже меня бросаешь, – горько усмехнулась я, выжимая, как мочалку, мокрые волосы. – Что ж... Не ты первый, не ты последний.

Дальше Ираклий сделал то, чего я меньше всего могла от него ожидать. Он взял в руки мое бледное, почти прозрачное в этот момент лицо и приблизился ко мне так близко, что коснулся своим холодным лбом моего ледяного. Незнакомый жар пробежал по моей коже, и температура тела, казалось, поднялась сразу же до сорока градусов. Я была не больна, но все же не понимала, что происходит. Почему вдруг перестал идти дождь, и остановились прохожие? Почему не дует ветер, не слышно скрипа бегущих по рельсам поездов, не видно фигуры Марго, приближавшейся к нам? Почему, вообще, замер мир, и остановилось время? Наши лбы были прижаты друг к другу, губы разделяли пара несчастных сантиметров, и взгляд, как в красивом кино, глаза в глаза. У меня подкосились ноги, потому что я почувствовала, что он вот-вот меня поцелует... Но вместо этого Ираклий тихо сказал:

- Я никогда тебя не брошу, но сейчас мне надо бежать. 

- Это не честно! – прошептала я, проводя рукой по его прекрасным, иссиня-черным волосам.

- Прости, я не могу ждать. Я потом тебе все объясню… когда-нибудь…

- Когда-нибудь –  это в другой жизни? – насмешливо поинтересовалась я.

- Когда-нибудь – это через два месяца, - Ираклий улыбнулся, и я, не раздумывая, простила ему все. – Удачи в Москве, порви там всех!

- Порвать нужно только одну! – засмеялась я, но Ираклий уже не слышал моих слов: он бежал к выходу с платформы номер тринадцать…

«Я что-то не поняла! – пронеслась возмущенная мысль в голове. – Это что сейчас такое было?»

- Сбежал твой ухажер! – раздался позади меня насмешливый голос.
 
- Твой вообще не пришел! – не осталась я в долгу, быстро оборачиваясь назад.

Марго остановилась на довольно-таки приличном расстоянии от меня и с достоинством покрутила над головой огромным золотым зонтом, смахивая с него грязные дождевые капли. Мне было завидно, но виду я не показала.
 
- Мой-то как раз пришел! – сказала она, направив свой острый, как копье, взгляд на меня. – Знакомься, это мой молодой человек – Костя.

С этими словами к ней подошел высокий молодой человек с красивым, но чересчур бледным лицом. Я взглянула на него и почувствовала, как холодеет кровь.

«Снова он! – пронеслась горькая мысль в голове. – Как тесен мир! Господи, - я подняла глаза к небу, – ну, почему ты в третий раз сводишь меня с этими людьми?»

В молодом человеке Марго я сразу же узнала Константина. У меня сразу же возникла целая куча вопросов без ответов, но я решила с ними повременить. Эта непредвиденная встреча была неприятна для нас обоих, но если я хотя бы попыталась не выказывать своей досады, то Константин, напротив, успел всем своим видом пожалеть о своем приходе на платформу номер тринадцать. Действительно, лицо его при первом и последнем взгляде на меня вытянулось от удивления и приняло крайне сухое и неприятное выражение.

- Приятно познакомиться! – как можно вежливее ответила я, надеясь, что он догадается сделать вид, что мы незнакомы. Не знаю, зачем мне это понадобилось, но я готова была поспорить на все годы жизни, что этот наглец себя не выдаст…

- Взаимно, – до странности спокойно ответил Константин, силясь улыбнуться.

«Он лжет! – торжествующе подумала я, сама не зная, чему так радуюсь. – Интересно, его девушка знает, ЧТО он мне предлагал в клубе после десятой «Маргариты»? Клянусь, она узнает, или я не Маргарита Лебедева! Жаль будет разрушать такую красивую пару! А, впрочем, нет, разрушу! Не сегодня, но когда-нибудь точно... А он красивый… Я бы даже позавидовала, если бы не эта смертельная бледность! Он точно выходец с того света... Да! Где-то я уже видела эту бледность... Видела лицо до странности с этим схожее, только добрее, светлее, чище. Господи, да ведь я знаю, на кого он похож! Он вылитый…

- Прошу прощения! – раздался позади нас запыхавшийся голос. – Есть здесь Маргарита Ласточкина и Маргарита Лебедева?

- Это я! – хором ответили мы с Марго, разворачиваясь на голос.

Позади нас стоял человек лет двадцати шести-двадцати семи в черной кожаной куртке нараспашку и такого же цвета штанах, забрызганных грязью. Его довольно симпатичная мордашка раскраснелась от быстрого бега. Короткие волосы «ежиком» торчали на голове, а в левом ухе блестела маленькая серебряная сережка. Но больше всего мне запомнились глаза. Они были необыкновенно выразительными из-за своего темно-серого, почти металлического цвета. Взгляд был сосредоточенным, но не напряженным, в нем прослеживались одновременно и глубина чувств, и острый ум, и какая-то идея, мысль, которая и выделяла эти глаза из множества похожих.

- Здравствуйте, меня зовут Серебрянников Артем Александрович, – представился он, немного отдышавшись. – Можно просто Артем, мне всего двадцать шесть лет. Я друг Василия Яковлевича Романова, буду вас сопровождать до Москвы.

- Здравствуйте, приятно познакомиться! – вежливо сказала Марго.

- А что же Василий Романович сам нас не сопровождает? – вместо приветствий съязвила я. – Неужели ножки боится промочить под дождем?

Артем Александрович остановил на мне внимательный, изучающий взгляд.

- Он решил… на самолете, – с трудом ответил он, не отрывая от меня взгляда. – Пойдемте скорее, время не ждет!

Марго наскоро попрощалась с Константином, который, бросив на меня предупреждающий взгляд, скрылся в толпе. Билеты были у Артема, поэтому он первым влез в вагон и, как истинный джентльмен, подал руку Марго, которую та с благодарностью приняла, а затем и мне. Я только фыркнула.

Артем шел впереди по узенькому коридору, прокладывая нам дорогу, которая больше походила на лабиринт с препятствиями. Двери купе была открыты нараспашку, оттуда слышались то веселый смех, то грязная ругань, а иногда все вперемешку. Наконец, наш сопровождающий остановился возле купе с номером четыре, дверь которого была закрыта. Артем повернул ручку, и мы вошли.

Купе оказалось крохотной комнаткой с четырьмя полками, маленьким столиком, окошком с несвежими занавесками... В общем, дорожный вариант. Нижняя полка была уже занята пассажиркой – старушкой лет восьмидесяти с морщинистым, но еще, на удивление, свежим, ясным лицом и густыми, белыми, как снег, волосами. Она была одета по-дорожному: в старенькое шерстяное платье, вязаную шаль коричневого цвета и пальто. На голове у нее был пестрый платок. Увидев нас, она нисколько не смутилась, только мило улыбнулась и поскорее начала собирать разложенные на столике вещи.

Марго сразу же заняла вторую нижнюю полку, а мне и Артему остались верхние. Мне было без разницы, где спать, но я все-таки ужасно разозлилась на эту эгоистку, никогда не считавшуюся с правами других людей. Впрочем, скандал устраивать не стала. Я залезла на свою верхнюю полку и, заложив руки за голову, уставилась в потолок.

Через пятнадцать минут поезд нехотя вздрогнул и медленно побежал по рельсам, унося меня в неизвестность. За окном проносилась жестокая, умершая для меня навсегда Пермь…

«Зачем смотреть на то, что все равно оставляешь? – думала я, поворачиваясь к стене и давая понять соседям, что не желаю их видеть. – Тем более, если оставляешь не навсегда... А, если бы и навсегда, что тогда? Скучала бы я по городу, который нравственно убивает, подавляет личность, уничтожает все мыслимые и немыслимые идеалы? За одним только исключением, ради которого я бы возвращалась туда снова и снова – ради Ираклия! Ираклий... Стоит мне только вспомнить это имя, и сердце стучит в десять раз быстрее! Наверное, у меня аритмия... Но я не больна! Тогда что это? Неужели то, что я думаю, то, что я уже давно подозревала? Если все мысли только об одном человеке, если от одного его взгляда замирает сердце, а от прикосновения – плавится Вселенная, значит это... Этому есть название и логическое объяснение, это слово из шести букв, это…»

- Надежда Сергеевна! – вдруг раздался громкий голос Марго. – Как же вы интересно рассказываете! Я и не знала, что так бывает… Что же было дальше? Продолжайте, прошу вас!

«Чем они там занимаются? – продолжала я размышлять о том же. – Историю какую-то слушают... Ах, да о чем это я! Да, нет, не может быть, что бы это было... то самое… Мне показалось, должно быть! Впрочем, может ли это показаться? Я знаю Ираклия только четвертый месяц, но мне порой кажется, что уже очень давно... Как будто целую жизнь…Мне с ним легко.  Черт, какая же жесткая полка!»

Я перевернулась на другой бок лицом к остальной компании. Надежда Сергеевна рассказывала очередную историю из жизни, которых, по всей видимости, у нее было много. Марго и Артем, успевшие уже подружиться и перейти на «ты», внимательно слушали рассказчицу, успевая в нужных местах покатываться со смеху.

«Господи, как же они мешают думать... А Константин-то оказывается падший человек! Интересно, зачем он обманывает Марго? Какое же у него было удивленное лицо, когда он меня увидел! Что это: игра или преждевременный маразм? Ведь он знал, что я приду... Сам же тогда в клубе проговорился о результатах конкурса. Не скажи он мне, его девушка стала бы победителем и укатила бы учиться в МГУ! Зачем он так ее подставляет? Чего добивается? Здесь что-то нечисто… Он ведет грязную игру, я в этом уверена... И лицом он просто вылитый…»

- Маргарита, а вы не хотите послушать? – я подняла голову и взглянула на Артема, произнесшего эти слова. – Я ведь тоже журналист, думаю, вам было бы полезно послушать (он беседовал с Марго о принципах журналистики).

-Поважнее дело есть! – грубо оборвала я его, разозлившись, что в третий раз мне не дают закончить одну и ту же мысль.

- И какое же? – насмешливо спросила Марго. – В потолок плевать?

- Это твоя привилегия. Этим обычно ты занимаешь и, судя по всему, всю свою жизнь! – гордо ответила я, отворачиваясь к стене, но продолжая ощущать, как горит моя спина под пламенным взглядом Артема Александровича. – А я думаю! Впрочем, вряд ли тебе этот процесс знаком!

- Хоть бы Надежды Сергеевны постыдилась! – возмущенно бросила Марго.

«Чего он пялится? Надоело! - продолжала я размышлять, пропустив замечание Марго мимо ушей. - Даже если сейчас поезд сойдет с рельсов, я закончу свою мысль во что бы то ни стало: Константин просто вылитый Ираклий, разве что постарше лет на пять. Ошибиться невозможно! Та же аристократическая бледность, черные, как ночь, глаза, жемчужная улыбка…Странно все это… Может, они братья? Господи, какая глупость иногда приходит в голову! Ну, и что, что похожи… Мир вообще тесен, в нем полно людей схожих друг с другом. К тому же… при явном сходстве между ними есть и отличия… Константин - мертвец, он словно статуя, изваянная из мрамора, скульптура изо льда... За ним стоит только холод и пустота... Даже бледность его лица… слишком бледная! Взглянешь на него, и жить расхочется! Красота его насколько притягивает, настолько и отталкивает. А Ираклий другой... За ним все: солнце, небо, жизнь! Человеческое тепло за ним – это самое главное. Оттого он и притягивает, потому что настоящий! Может, поэтому меня так непреодолимо к нему тянет?»


Рецензии
Привет, Элина!
Интересная часть,
Думаю, что Марго и Коля, хорошо знают друг, друга.
Жду продолжения.
Хорошего дня, настроения.
С теплом души, Василий.

Василий Ковальчук   23.05.2016 06:10     Заявить о нарушении
Спасибо. Они действительно не последние друг другу люди.

Элина13   23.05.2016 13:36   Заявить о нарушении