Z-day. 6 Кукурузный мессия

Где-то на просторах штата Канзас.

На востоке за рваной пеленой серых туч занималась заря. Воздух был свеж. Вокруг раскинулся лес, а на поляне стоял повидавший немало зомби на своем пути пикап. Неподалеку раскинулась палатка, которая на фоне зеленой травы выделялась большим оранжевым пятном. В кузове пикапа, утеплившись поношенной курткой «Коламбия» и поджав под себя ноги, спал Чарли.
С тех пор, как они покинули «Землю обетованную», прихватив нового пассажира, места, где можно было поживиться, стали попадаться им еще реже. Больших городов Йен, как и прежде, опасался. Малочисленные селения и фермы, придорожные забегаловки и мотели были разграблены задолго до их приезда. Бензин в «додже» закончился два дня назад. Пикап продержался немногим дольше. Оставшегося в бензобаке было недостаточно, чтобы добраться до мало-мальски цивилизованного места и сменить транспорт.
Они остановились, чтобы переночевать, собраться с мыслями и определиться с дальнейшими действиями.
Харви проснулся от странного чувства, будто кто-то его душит, но едва реальность коснулась разума, стало ясно, что это плед. Укрывшись им и кое-как устроившись на пассажирском сидении пикапа, он ворочался во сне, да так, что плотная ткань обмоталась вокруг горла. Облегченно выдохнув и освободившись от невольного плена, мужчина бросил короткий взгляд в зеркало заднего вида, оценил состояние своей кожи как «не хуже, чем вчера» и выбрался наружу.
Кейлин Чжоу, девица из борделя, забралась с сумкой на капот и щелкала зажигалкой. Маленькая китаянка, родившаяся и выросшая в США, была дочерью уважаемого в Гарден-Сити хозяина ресторана. Само собой это был китайский ресторан. Кейлин помогала отцу и  училась на юриста. Обнаруженная в первую же остановку, она рассказывала что-то еще, но Харви все остальное пропустил мимо ушей. Йен, этот бородатый скаут, скрипя сердцем, согласился с тем, что бросать ее на дороге, кишащей зомби и моральными ублюдками, не вариант.
Так что теперь все они ехали в Сент-Луис. Туда, где ждал его помощи ребенок-мутант, возможно первый в своем роде, способный разговаривать с помощью мысли, не привлекающий зомби в качестве еды и предупреждающий Харви о грядущей опасности. В чем конкретно, заключалась эта опасность, Мария умалчивала, кивая на некую дамочку в черном, но мужчине это нравилось все меньше. Его изначальная цель добраться до Сент-Луиса налегке обросла целым караваном не теряющих надежду людей. Людей, которые смутно представляли, что их ждет впереди, как и он сам. Людей, которые поверили в то, что на конце мышеловки их ждет сыр и райская жизнь.
Но все это слишком хорошо звучало, чтобы быть правдой.
- Доброе утро, - произнес он, устроившись рядом на капоте. – Не поделишься табаком?
- Привет, - улыбнулась Кейлин, отчего ее и без того маленькие глазки превратились в узкие щелочки, и протянула мужчине подкуренную сигарету. - Как спалось?
- Чертов плед пытался меня задушить, а в остальном замечательно, - Харви сделал затяжку, прежде чем махнул рукой в сторону палатки. – Эти двое еще спят?
Он имел в виду Дакоту и Йена, которые не стали делать большого секрета из отношений и не теряли времени даром. Старалась в первую очередь блондинка. Йен смущался, пытался не акцентировать на этом внимания.
- Может, и проснулись, но пока никто не выходил.
- А Нейт?
- Ушел к реке. Сказал, что давно не ловил рыбу и хочет вспомнить прошлое.
Это был магазин для охотников и рыболовов. То место, откуда они взяли палатку, теплые куртки, новые ботинки взамен изношенных и что-то еще, что могло пригодиться в дороге. Нейтан утащил с собой спиннинг.
- Я бы на его месте держался подальше от водоемов, - содрогнулся Харви, невольно вспомнив водохранилище в Рансом Каньон.
Рядом протекала река. Слишком быстрая, чтобы в ней завелись подобные твари, но чем черт не шутит. А Уилсон-младший после увиденного в борделе впал в депрессию и почти целиком ушел в себя. Мужчина предполагал, что вид зомби-шлюшки пошатнул его психику и всерьез опасался за то, что тот может наделать глупостей.
- Ты не на его месте, - оборвала его размышления Кейлин. – Послушай, ты действительно веришь в то, что на востоке нас ждет спокойная жизнь, блага цивилизации? И что нам там будут рады?
- Ну… мой старый приятель…
- Я уже слышала про твоего приятеля. От тебя, Йена и остальных. Это красиво звучит, да, и вдохновляет! Но на случай, если все это окажется громким пшиком, и там нас будет ждать, - девушка склонила голову набок и прищурила глаз, наблюдая за тем, как бледнеет под ее взглядом Харви. – Что-то похуже рабства, из которого сбежала я, нам нужен запасной план.
- Нам? – мужчина сглотнул, ожидая дальнейших разъяснений от маленькой, но сообразительной китаянки.
В какой-то момент ему показалось, что она хочет сбежать с ним в неизвестном направлении. Плюнуть на поездку в Сент-Луис, на Марию, будь неладен этот назойливый младенец. А что? Если подумать, это звучало не так уж плохо.
- Да! – воскликнула Кейлин. – Всем нам нужен план Б, чтобы быть готовым к неприятностям и вовремя слинять. Нужны запасы топлива и еды, чтобы не зависеть от тех, кто создал ту общину. Оружие, патроны, а лучше пара новых тачек, ну знаешь, чтобы не ютиться всем под одной крышей. Это не очень удобно.
- Да, - закивал он, разочарованно выдохнув. – Улавливаю твою мысль. Эй, смотри, кто проснулся!
Из палатки возникла сперва голова, а потом и вся блондинка целиком. Хороший повод сменить тему, раз уж с общим побегом от ответственности не срослось.
- Доброе утро, соня! – крикнул Харви, подмигнув.
- Пошел к черту, - бросила девушка беззлобно.
- А что я такого сказал? - хмыкнул он, переводя взгляд на возникшего следом за ней техасца.
Оба были не выспавшиеся, но счастливые. В кузове заворочался Чарли. Солнце едва оторвалось от горизонта, но все понимали, что нужно определиться с дальнейшим планом действий. У них было еще около часа на то, чтобы привести себя в порядок после сна и перекусить сухим печеньем с подслащенной водой. Дакота уточнила, куда отправился ее брат и, взяв полотенце, пошла в указанную азиаткой сторону.

Нейт сидел на небольшом каменистом уступе со спиннингом в руках. Леску натягивало течение. Комель лежал в ладони как влитой. Парень боялся, что все забыл за время скитаний, но руки помнили. В ведерке, что стояло справа от парня, плескалась пара крупных окуней, а еще один осторожно приноравливался к наживке. Он ходил кругами и подергивал крючок, но заглотить наживку не спешил.
Это успокаивало, приводило мозги в относительный порядок. Когда-то, теперь уже кажется в прошлой жизни, они с Маркусом любили выезжать на природу, ставили палатку, вставали с рассветом, рыбачили, пили горячий чай из термосов и ели домашние кексы. Нейт успел испортить не одну партию теста и форм, прежде чем научился делать настоящие, вкусные кексы. Они могли часами лежать на траве и смотреть в небо, изучая созвездия и совсем позабыв о погоне цивилизованного мира за успехом, богатствами и новыми гаджетами. В той, прошлой жизни Нейтан был по-настоящему счастлив. А в этой он совершил самую главную ошибку. Позволил себе чувствовать то, что думал, никогда больше не почувствует.
Рыба клюнула. Схватила наживку и дернулась вместе с ней по течению. Парень резко поднялся на ноги, подсекая. Еще один окунь – крупный, с блестящей на солнце чешуей и скользкий до невозможности. Нейту пришлось повозиться с ним, чтобы отправить к собратьям в ведерко.
- Рыбачишь, значит? – услыхал он голос сестры за спиной.
Дакота куталась в куртку и прятала руки в карманах, спускаясь к уступу у реки. Полотенце висело у нее на плече.
- Немного, - покачал головой Нейт. – Решил вспомнить старое, - он замолчал, понимая как противоречивы его воспоминания.
- Ну и как успехи? – девушка заглянула в ведро и присвистнула.
- Не хочу представлять, во что они способны превратиться после смерти, но мы можем срезать с них пласт мяса, - пробормотал он, ощущая себя сущим садистом. – Или зажарить живьем.
- Изверг, - фыркнула Дакота, устраиваясь рядом. – Но если у тебя получится, я готова забрать свои слова обратно и назвать тебя Иисусом.
Она уперлась одной ногой в выступающий валун, вторую прижала к себе. Ведро с добычей теперь было между ними.
- Это не смешно.
- А я и не шучу. Ты знаешь, как давно я не ела рыбы? Только дай мне волю, я вгрызусь в нее зубами - не оторвешь, - говорила девушка, пока Нейт насаживал наживку и забрасывал ее в реку. – Как ты?
Парень пожал плечами, наблюдая за течением воды у поваленного дерева.
- Психолог из меня никакой, ты это знаешь, но мы можем просто поговорить. То, что ты видел - та еще дрянь. Зомби-шлюшки! – Дакота покачала головой и округлила глаза. – Эти чертовы извращенцы даже в зомби-апокалипсисе находят, чем себя занять! Это мерзко, это… господи, да это просто отвратительно до блевоты! Но разве это повод впадать в депрессию? Черт с ними. Просто забудь. Как страшный сон. Как то, что могло с нами случиться в Рансом Каньон, но не случилось. Мы все еще живы и у нас все еще есть надежда, - она крепко сжала плечо брата.
- Надежда… - пробормотал он, потупив взор.
После вечера, проведенного в «Земле обетованной», Нейт чувствовал себя опустошенным, выгоревшим дотла. У него не осталось сил, чтобы изображать более-менее живую улыбку и оптимизм. Остальные, сопоставив его рассказ о встрече с зомби, которого использовали для изощренных утех, решили, что в этом вся причина. Нейт не стремился их разубеждать. А правду им знать не обязательно, она только все усложнит.
- Да, надежда, - Дакота смотрела на него с теплом и любовью, поневоле заставляя улыбнуться. – Мы найдем тихое местечко, где не будет зомби, где будет что-то похожее на душ, пусть даже холодный, черт с ним. Место, где не будет нужды постоянно куда-то ехать. Меня до ужаса задолбала эта постоянная езда! И кто бы мог подумать, что я когда-то мечтала о гастролях!
- Я верил в тебя.
- Нет, пора завязывать колесить по стране. Я мечтаю наконец осесть где-нибудь. А ты что думаешь, м-м?
- Это хорошая идея.
- Йен не хочет, чтобы мы возлагали большие надежды на Сент-Луис, - увлеченно продолжала Дакота. – Если б была возможность связаться с его жителями, узнать обстановку. Мы едем наобум, но это все что нам остается. И я хочу рискнуть, - она не заметила, как помрачнел ее брат, а тот постарался сосредоточить все внимание на реке. – Ты ведь понимаешь, да?
- Что?
- Первый день, когда я приехала... Я сказала, что не брошу тебя, никогда, что бы ни случилось. Ты для меня первый и самый важный человек в этом сраном мире, и все остальное не может этого изменить. Ты это понимаешь?
Взгляд девушки говорил лучше слов. Нейтан вздохнул, не выпуская спиннинга.
- И прекрати уже ходить с унылой мордашкой! Чертов ты нытик! – сказала она, ткнув его кулаком, а потом обняла, насколько позволяло стоявшее между ними ведерко. – Вот так! Уже лучше. Кто тут нытик, ну?
- Ди, пусти, я сейчас потеряю спининг!
- Не пущу, пока не скажешь!
- Ну все, хватит! У меня клюет, Дакота!
Он не шутил. Кажется, новая рыба заглотила крючок и теперь дергала леску, стремясь на дно. Девушка отстранилась, стараясь не мешать брату. Нейт подскочил и осторожно потянул спиннинг на себя, одновременно наматывая катушку. Рыба не хотела сдаваться. Она была явно крупнее и сильнее сородичей. Парень чувствовал, как под ее весом гнется удилище.
- Большая рыбина! – воскликнула Дакота, наблюдая за его борьбой.
- Похоже на то, - бросил тот, пытаясь вытянуть добычу на берег.
Что-то темное появилось над водой. Нейт едва удержался на ногах, когда оно резко ушло глубже, но спиннинг не выпустил. Руки начинали дрожать от напряжения. Там мог быть крупный канальный сом. Они не редкость для этих рек, а после того, как человек превратился из охотника в добычу, здесь их могло расплодиться великое множество. И расти, увеличиваясь в размерах и весе.
- Давай! Тащи его! – подбадривала Дакота.
Над поверхностью показалась голова крупного сома. Нейт переставил ногу, мысленно ликуя и продолжая тащить его на берег. Под ботинком что-то треснуло, нога, потеряв твердую опору, ушла вперед, а вместе с ней и парень с громким всплеском рухнул в холодное течение реки.
Сом тут же устремился ко дну. Чертыхаясь и сплевывая воду, Нейт, схватился за ручку спиннинга. Он все равно уже промок до нитки и не даст рыбе уйти из-под носа. Пятясь и закручивая ручку спиннинга, парень почти ступил на каменистый берег.
Сом был уже у него в руках.
Дакота ждала на возвышении, откуда свалился Нейт. Она держала полотенце, будто совершенно забыла про него.
Все произошло так быстро, что никто из них не успел опомниться. Из воды возникла серая, покрытая слипшимися волосами и тиной макушка, а следом - хищный оскал распухшего утопленника. Принесло его течением или подняло со дна, когда сом пытался уйти на глубину, но в следующий миг зомби вцепился в ногу Нейта мертвой хваткой.
Он тащил его к себе. Вода тут же стала мутной и грязной. Парень выпустил спиннинг, схватив пистолет, а в следующий миг уже падал назад.  Второй раз за утро, только теперь это не казалось забавным.
Удар пришелся по затылку. В глазах потемнело, пальцы разжались. Он тщетно пытался нащупать оружие - руки скользили по камням и песку, ничего не находя. Холодные склизкие пальцы, раздутые так, что напоминали сосиски, скребли по груди, хватали за ворот рубашки и куртку. Челюсть, лишенная части зубов, клацала возле лица.
Парень сдерживал зомби, отталкивая от себя его голову, когда Дакота накинула на шею последнему петлю из полотенца.
- Ах ты грязный ублюдок! Отпусти моего брата! – выкрикнула она.
Ее ноги скользили по илу, штаны тут же намокли и стали тяжелыми - по колено в воде она тянула полотенце вместе с зомби на себя, а Нейт, подобрав крупный камень с берега, бил им по склизкой черепушке.
- Помоги мне! Я не могу! – кричал Нейт, удерживая одной рукой смертоносные челюсти зомби в паре-тройке дюймов от себя.
С каждым ударом ему было все трудней, а утопленник, будто обрел новые силы, все сильнее рвался до свежего мяса. Он почти не обращал внимания на девушку, словно она не была ему помехой. Еще один рывок и хрипящий мертвяк вырвал полотенце, а Дакота по инерции рухнула с громким шлепком на спину. Грязная вода тут же хлынула в рот и нос. Отплевываясь, блондинка рванулась туда, где ее брат пытался расколоть череп утопленника камнем.
В следующий миг раздался выстрел и зомби, истекая блевотно-склизкими мозгами, обмяк на Уилсоне-младшем.
- Твою мать! – выкрикнула Дакота, переводя дух и выбираясь на берег.
Застывший на пригорке Чарли опустил ружье, а Йен поспешил вниз, проверить все ли целы. Рядом с массивным индейцем застыли Харви и Кейлин. Они с не меньшим беспокойством наблюдали за ними, но спускаться не спешили.
- Все в порядке? Он тебя не задел? – спросил Йен, склонившись над Нейтом.
Тот только сбросил с себя упокоенного и, оглядев промокшую и вонявшую теперь как падаль вкупе с перегнившими растениями одежду, с сожалением принялся стягивать с себя сперва куртку, а потом и футболку с рубашкой.
- Я цел, спасибо.
Йен взял его за плечо, чтобы подбодрить, но парень тут же отстранился, сделав вид, что занят расстегиванием пуговиц на рубашке.
- Эй? А меня кто-нибудь обнимет? Я, между прочим, чуть было в штаны не наделала от страха, - напомнила о себе Дакота, раскрывая руки для объятий.
- Тебе нужно немного… - техасец кивнул на ее грудь.
Одежда девушки теперь тоже покрылась следами разложения, тины и ила, да и сама она промокла насквозь, когда упала в реку.
- Ясно, - хмыкнула Дакота, переводя взгляд на остальных. – Почему так долго?
- Потому что надо брать с собой оружие. Ты забыла, какой сейчас год? – подал голос Харви.
Это, в самом деле, было безрассудно. Отправляться куда-либо с голыми руками, решив, что уж здесь-то им ничего не должно угрожать. Где-то в такой глуши, что отсюда не было видно ни малейших признаков цивилизации, если не брать в расчет дорогу, по которой они приехали.
Солнце только поднималось над горизонтом, по-осеннему холодное утро и ледяная вода, в которой побывали Уилсоны, грозили дать осложнения, если не принять меры. Потому Чарли отправился разжигать костер и кипятить оставшуюся воду, а Нейтан и Дакота, мелко трясясь, переодевались в сухую одежду.

- Кто-то должен пойти вперед за бензином и водой, - говорил техасец, зачерпывая пальцем размоченную кашу из крекеров, сухих завтраков и арахисового масла. – Но так же кто-то должен остаться здесь, чтобы у нас не увели то, что есть.
Жестяная банка, в которой была разведена эта смесь, осталась от припасов Чарли, но что в ней было прежде, по этикетке уже не определить.
- Кто сюда сунется? – с сомнением выдала Дакота, грея в руках другую такую же банку с травяным настоем.
Он отдавал мятой и чабрецом. Чарли сожалел, что у них нет алкоголя - тот бы согрел Уилсонов куда быстрее. Оставалось положиться на то, что эти двое не успели подхватить простуду или, что еще хуже, какую-нибудь заразу, живущую в грязной речной воде.
- Кто-нибудь, кому нужна машина и наши пожитки, - сказал Йен, бросив недоверчивый взгляд на Харви.
- Проще было бы бросить тачку и пойти пешком, все равно в баке почти нет бензина и далеко на ней не уехать, - произнес тот, перехватив его, и чуть заметно улыбнулся. – Но если ты настаиваешь, я с удовольствием прослежу за сохранностью того и другого до вашего возвращения.
Он давно покончил со своей порцией размокших мякишей и теперь грел ноги, стащив ботинки и вытянув ноги в дырявых носках поближе к костру. Запахи его прелых ступней, если сравнивать их со зловонием утреннего утопленника по десятибалльной шкале, едва тянули на пятерочку.
- Я собирался оставить Чарли и Кейлин, - произнес Йен, поставив на землю пустую жестянку.
Если их краснокожий спутник и знал об этом, то не подал виду, только кивнул, будто соглашаясь со своими соображениями. Китаянка поджала губы. Очевидно, ее такой выбор тоже устраивал.
Но дело было не в этом, что-то изменилось в отношении техасца к Харви, и тот не мог этого не отметить.
- Вот оно что. Ты мне не доверяешь, так? Что же случилось? Ведь мы знакомы дольше всех в этой компании.
Из «Обетованной земли» все уехали другими. Что упало на голову Нейту, еще можно было предположить. Но какие демоны сейчас пускали фейерверки в голове Йена, Харви не знал.
Одновременно с ним затихли остальные. Кто с жестянкой в руках, кто – грея руки у костра. Дакота сдвинула брови, чувствуя повисшее в воздухе напряжение, а Йен, не отводя взгляда от укушенного мужчины, произнес:
- Не в этом дело. Если кого и оставлять здесь, то кого-то вроде Чарли, чтобы он мог при случае отбиться от нападения.
«А Кейлин ты знаешь и того меньше», - прошелестело в голове Харви, но он промолчал.
- Отлично, значит, можем выдвигаться. Чем раньше выйдем, тем скорее вернемся, - оптимистично выдала Дакота, поднимаясь на ноги.
- Ты тоже остаешься, - бросил техасец.
- Что? Это еще почему?
- Потому что тебе нужно согреться. Ты искупалась в ледяной воде, и еще спрашиваешь?
- Спасибо, но мне не нужен папочка. Я сама знаю, что мне лучше и когда…
- Не спорь со мной, ты остаешься.
- Слушай, я…
Она повысила тон, Йен вслед за ней оказался на ногах. Все это грозило закончиться громкой перепалкой, и Харви скрестил руки на груди, с интересом ожидая развязки.
- Мне просто нужно, чтобы ты осталась. Неужели я прошу слишком многого?!
- Ди, он прав. Если тебя по дороге разобьет простуда, никому лучше от этого не станет, - вставил Нейтан.
- Ты тоже там был! В этой реке!
- Простуда всегда меня обходила, ты же знаешь, - пожал он плечами, будто извиняясь.
И, судя по тому, как сдалась девушка, говорил правду.
- Черт с вами, проваливайте уже, - бросила она

На сборы ушло минут пятнадцать. Вооружившись, прихватив с собой пустые канистры, сумки и маленькую пластиковую бутылку с водой, трое мужчин, не тратя времени на долгие прощания, покинули временный лагерь. Дакота успела притянуть к себе Нейта и предупредить Йена о том, что если с тем что-то случится, она снимет с техасца скальп. Потом поцеловала его и, махнув остальным рукой, вернулась к чадящему костру.
Ее волосы еще не успели просохнуть, когда трое мужчин покинули временный лагерь.

Они шли по заросшей дороге, уводившей все дальше и дальше от места стоянки. Йен прорубал дорогу мачете, ловко срезая стебли кустарников и ветви молодых деревьев. Сок из их свежих ран пачкал одежду. Приходилось все время смотреть под ноги, чтобы не зацепиться носком за торчащий корень. Нейт, вооружившись не менее внушительным тесаком из чьей-то заброшенной кухни, держался рядом. Харви же, нагруженный пустыми канистрами и с сумкой через плечо, шел следом, настороженно оглядываясь по сторонам. Могли ли здесь бродить дикие звери? А что насчет медведя-зомби или обратившейся лисицы? И пусть лес вокруг мельчал, мужчина был готов ко всему.
- Эй, парни? – крикнул он вырвавшимся вперед спутникам, заметив какое-то движение в траве. – Кто-нибудь видел зомби-змей? Если этот вирус обращает людей  и зверье, то как со змеями? Может, он на них не влияет?
- Никогда не задумывался об этом, - пробормотал Нейт, не оборачиваясь, но сама мысль его оживила. – Если рептилии не обращаются, может у них есть какой-то иммунитет?
- Может, ученым, если они конечно остались на этой земле, поискать антивирус в них, - предположил Харви, усмехнувшись собственным мыслям.
- В таком случае, человечество очень скоро отрастит чешую и раздвоенный язык, - отозвался Нейт, чуть сбавив шаг. - Но это невозможно, люди и змеи… у нас больше общего со свиньями, чем…
- А почему бы им не поискать спасение в тебе, Харви? – обернулся техасец. – Ты выжил после экспериментальной вакцины и укусов зомби. Почему бы им не создать лекарство из твоей крови?
Он вперился взглядом в мужчину, будто обвинял во всех смертных грехах. Будто знал что-то, что не хотел говорить или боялся озвучить, потому что тогда будет сложно списать это на выдумку. Тогда ему придется признать, что с Харви не так. Ведь его отношение изменилось с той самой ночи, когда они покинули «Землю». Пока техасец был с Дакотой, она отвлекала его от этих пугающих мыслей, но сейчас боевая блондинка осталась там, а здесь они были одни. Почти одни.
- Я уже говорил, что готов стать донором при первом удобном случае, - отозвался Харви бесцветным тоном. – Ради государственной пенсии, ну и спасения человечества конечно.
- Конечно, ты говорил, - бросил Йен, приблизившись к нему.
В руке парень сжимал мачете, да и сам он выглядел так, словно драчун из бара, что предложил выйти поговорить на улице. Такие разговоры обычно перерастали в мордобой.
- Что стало с твоими спутниками? Ты же не всегда был один, верно? Те другие, где они теперь, а? – продолжал напирать Йен.
- Причем здесь это? – не желая вступать в драку, Харви разжал пальцы и поднял руки.
Пустые канистры с шумом стукнулись о землю.
Он сделал шаг назад, уже догадавшись, что стало причиной. Почему парень вдруг его возненавидел или скорее… испугался. А Нейт топтался рядом, не понимая, что происходит и как это прекратить.
- Они все мертвы, верно? – напирал Йен, буравя Харви взглядом. – Верно?!
- Все умирают.
- Башковитые, сильные, вступающие первыми в схватку с зомби. Не такие трусы, как ты. И все они мертвы, а ты нет. Почему?
- Мертвяков не волную только я, - усмехнулся мужчина и развел руками, вызвав в парне бурю негодования.
- Ты отсиживаешься на скамейке запасных и ждешь удобного случая. Но зачем? Что тебе нужно?
- Послушай, я не знаю, какая муха тебя укусила, - начал он примирительно. – Но нам обязательно выяснять это сейчас?! Давай сперва найдем тачку на ходу, а потом я, может быть, позволю тебе выпустить пар и помахать кула…
Техасец не дал ему договорить. Сунув мачете за пояс, он накинулся на мужчину, готовый влепить затрещину, так что мало не покажется. Удар у Йена был поставлен игрой в бейсбол, да и во дворе еще подростком он всегда мог постоять за себя.
Уилсон вклинился между ними.
- Хватит! Прекрати, Йен! – закричал он, вцепившись в куртку парня. - Посмотри на себя! Что ты делаешь?
- Пусти! – тот пытался достать кулаком до Харви, несмотря на сдерживающего его Уилсона.
- Давай! Иди сюда, посмотрим, как ты запоешь, - подливал масла в огонь Харви, держась поодаль.
- Да прекратите оба! Хватит! Что на тебя нашло, Йен?!
Теперь парень смотрел прямо на него и требовал ответа. Любого.
- Ты не видел… - выдохнул техасец, но все же сбавил пыл и отступил.
- Не видел чего? – пробормотал Нейт, с трудом представляя, о чем тот.
- Не видел, как она застрелила их там. А потом ее превратили в решето… - его голос зазвучал глуше, будто парень и сам не был уверен в том, что говорит.
Но он уже начал. Эти мысли не давали ему покоя с тех самых пор, как они выбрались из бара. Он возвращался к ним снова и снова, пытаясь понять, что именно было не так. Что напугало его в потерянном взгляде девчонки, прежде чем с ней покончили. Она не была убийцей и не хотела умирать. Ее заставили.
- Кто она? – спросил Нейт, чувствуя, как по коже бегут мурашки. – О ком ты говоришь?
- Он сошел с ума! Послушай себя, несешь полную чушь! – бросил Харви, похолодев.
- Та девушка из борделя. Она хотела жить, а ты заставил ее убивать.
Все внутри оборвалось. Он так успешно скрывал от них эту маленькую деталь, что успел и сам позабыть, как она бесит людей. Никто не любит, когда кто-то может ими управлять. Никому это не доставляет удовольствие, разве что самым последним извращенцам. И теперь, когда Йен сложил дважды два и произнес вслух, их уютное и почти семейное путешествие близится к концу.
Нейтан переводил взгляд с одного на другого, пытаясь понять, о чем говорит техасец.
- Не знаю, кто ты и как это делаешь, но ты подавил ее волю, заставил избавиться от угрожавших тебе людей и просто смотрел, как она умирает, - продолжал говорить Йен. – Ты даже не попытался ее упокоить.
Харви нервно сглотнул. Нейт отшатнулся от него, прикрыв рот рукой, будто увидел самого черта.
- Давай ключи или я тебя поцелую, - пробормотал он, глядя на того, будто впервые увидел. – Так это работает? И я бы сделал все, что ты хочешь?
В его глазах читался неподдельный ужас и отвращение. Йен презрительно скривил губы, буравя мужчину взглядом.
- Ты не первый раз это проделываешь, - говорил он. – Так ведь?
Харви молчал. Подумать только, он уже начал считать их друзьями, возвращался за этими придурками столько раз, когда мог просто бросить их там на закуску зомби и продолжить путь. Он всерьез опасался, что в Сент-Луисе их может ждать не обещанный рай, и по его вине туда притащится не только техасец, но и все остальные.
- Какого черта ты молчишь? Неужели тебе нечего сказать? – напирал Йен.
«Хочешь, чтобы я оправдывался? Нашел достойные причины?» - думал Харви.
- Браво! Ты раскрыл секрет века! – воскликнул он, натянув на себя самое циничное выражение лица. – Мне что теперь, тебе нобелевскую премию дать? Или Оскар? За лучшую мужскую роль в этом сраном зомби-муви.
- Что ты несешь?
- Да. Я сделал из этой сучки марионетку, заставил ее выпустить мозги босу, а потом и тем двоим, что пытались меня пристрелить. Мне пришлось выбирать, между ее жизнью и жизнями нашей команды. Мы ведь еще команда или я успел что-то пропустить, пока спал? – он нахмурился. – Стыдно ли мне? Нет. Она хотела пустить меня на корм той зомбетке, которую видел наш малыш Нейт.
Мужчина покосился на паренька, отправив ему воздушный поцелуй.
- На корм? – повторил Йен, на миг заколебавшись.
О, такого он не предполагал. Борец за правду и справедливость, безупречный лидер, ведущий своих людей будто Моисей сквозь пустыню к новой жизни.
- Посмотри на меня, Йен, - произнес Харви, сделав шаг вперед.
Техасец уже и сам был не рад, что затеял этот разговор, но отступать было поздно, и он обнажил мачете. Больше по наитию, чем в действительности желая пустить его в ход.
 - Не я это сделал с собой. Смотри внимательно и запомни этот момент.
Глядя на мужчину, он упустил из виду Нейта, а тот, выхватив из-за пояса пистолет, направил его Йену в лоб.
- Нет! – закричал брат Дакоты, вмиг покрывшись испариной.
Он боролся. С собой, вернее с завладевшим его волей Харви. Руки вспотели, палец скользил по спусковому крючку, а техасец застыл будто вкопанный, боясь пошевелиться.
Еще миг и рука Уилсона вскинулась выше. Раздался выстрел и оба, он и Йен зажмурились, прежде выдохнуть. А Харви, подобрав канистры, двинулся вперед.
- Далеко еще до населенного пункта?! – бросил он, на ходу раздвигая заросли плечом. – Мне уже осточертело таскаться по этим дебрям!
Они переглянулись. Напуганный больше самого техасца Нейт, который едва не совершил непоправимое, пусть и по чужому приказу. Обескураженный произошедшим Митчелл. Но вслух из них никто не произнес ни слова. Мотнув головой в сторону удаляющегося мужчины, техасец пошел по его следам.
Где-то там впереди, если верить карте, которой они разжились все в том же охотничьем магазине, должен быть небольшой населенный пункт. Вернее, уже давно не населенный. Но там может найтись то, за чем они вышли.

- Нужно было пойти с ними, - сказала Дакота, кусая губы.
Она не хотела признаваться себе, но теперь ей приходилось волноваться за двоих. Этот несносный техасец поневоле закрался в ее мысли. Если бы им только удалось добраться до Сент-Луиса, а и черт с ним, до любого укрепленного поселения, где можно остаться. Осесть наконец и начать жить, а не убегать. Сколько можно убегать, чтобы выжить?
- Они вернутся, - отозвалась Кейлин, приглаживая жесткие волосы рукой.
- Не говори так, будто их знаешь. Ты ничего не знаешь.
- Прости. Я не хотела тебя обидеть, - сказала она и снова замолчала.
Они все так же сидели возле костра, подкладывая заготовленные сучья. Чарли ушел вглубь леса, чтобы поохотиться, и оставил девушек наедине. Но разговор не клеился.
- Ты просто… - начала Дакота, но вдруг осеклась.
Все это выглядело так глупо с ее стороны. Сбежавшая из борделя девица ни в чем не виновата. Только не в том, что Йен решил, будто может посадить Дакоту на скамью запасных, опекая словно наседка яйца.
- Извини, я веду себя как дура последнее время, - призналась она, тронув китаянку за плечо.
Та осторожно улыбнулась.
- Ты ведешь себя так, потому что боишься. Того, что мужчина снова посягнет на твою свободу и станет указывать, что делать и куда ходить, - сказала тихо Кейлин.
- Нет, я… - Дакота опешила.
Первой мыслью было опровергнуть ее слова, но, подумав немного, она нахмурилась и убрала руку.
- Пожалуй, ты права. С тех пор как Дерилл обратился, я… - девушка запнулась.
Почему она говорит об этом с незнакомкой? Китаянка продолжала молчать, дав ей возможность выговориться, и лишь смотрела на нее с теплом и пониманием.
- Откуда ты, черт возьми, знаешь?
- Ты забыла, где я провела последние годы? – усмехнулась она, и Ди тоже невольно улыбнулась. – За каждым человеком своя история. Не думаю, что Йен хочет тебя ограничить. Скорее он пытается защитить дорогого ему человека.
- От чего? От моего молотка ни один зомби не убежит, даже в припрыжку. И он это знает.
Кейлин пожала плечами, говоря этим, что она не имеет ни малейшего представления. Лагерь погрузился в тишину. Потом из череды деревьев послышались тяжелые, размашистые шаги Чарли, а спустя миг на поляне появился и он сам, держа голыми руками пару змей.
- Больше не подбрасывай дров, - сказал индеец, кинув тушки рядом с кострищем. – Попробую их приготовить.
Рыбы, пойманные Нейтаном, во время борьбы с утопленником упали обратно в реку, а змеи, судя по тому, что не подавали признаков жизни, были задушены сильными руками. Приподняв бровь, Дакота перекинулась взглядами с Кейлин, но желание поесть мяса пересилило отвращение.
Их ожидал змеиный барбекю.

Деревья закончились, трава достигала человеческого роста. Кукурузное поле, которое осталось неубранным в год начала зомби-апокалипсиса, давало новые всходы из года в год, и теперь походило больше на непролазные дебри, где сухие бодыли перемежались с молодыми, растущими растениями. Несколько акров растительного лабиринта – не обойти, разве что прорубиться насквозь.
Харви первым раскусил плюсы такого маршрута. Он набивал сумку зелеными початками, одновременно вгрызаясь в сочные зерна. Молочко немного вязало язык. Потом их можно будет отварить, но сейчас сойдет и так.
Нейт взял с него пример. Заполняя сумку, он старался не отставать от техасца, а тот, будто одержимый, рвался вперед, очищая проход, по которому четыре года назад можно было спокойно пройти.
- Где же конец у этого поля?! – бросил он с досадой.
На руках от частого махания мачете появились свежие, готовые лопнуть мозоли. Остановившись отдышаться, Йен стащил с себя куртку и рубашку. Первую обмотал вокруг пояса, завязав рукава узлом. Ему было жарко. Вторую разорвал на лоскуты, чтобы перемотать кисти.
Уилсон извлек из-за пазухи смятую карту и, опустившись на ворох срубленной кукурузы, принялся ее изучать. Харви утолял жажду. На одном плече у него висела набитая под завязку сумка, край пиджака торчал между ручками.
- Если я не ошибаюсь с нашим месторасположением, где-то через пару миль мы выйдем к поселению.
- Хорошо бы, чтоб там была вода, а то моя уже на исходе, - сообщил Харви, закручивая крышку.
Воды осталось на пару-тройку больших глотков.
- Это была общая вода! – сказал Нейт, опасливо покосившись на него.
Они продолжали ждать какого-то подвоха.
- Все еще есть, - сказал Харви, прежде чем бросить бутылку пареньку.
Нейт убрал карту и сунул тару к собранной кукурузе, потом поднялся на ноги.
- Если ты сотрешь руки в кровь, никому от этого лучше не станет, - сказал он, обращаясь к Йену.
- Может быть, ему, - кивнул тот в сторону Харви.
- О, замечательно. Припиши мне теперь все грехи человечества.
- Я пойду впереди, - предложил Нейт, готовый передать тяжелую сумку и занять место техасца.
- Нет, - отрезал Йен.
И в этот миг раздался рев оголодавшего зомби. Где-то вдалеке зашлась хриплым лаем вспорхнувшая ворона. Рев, полный отчаянья и злости, безумный и голодный, прозвучал снова, на этот раз чуть дольше, а потом все стихло.
- Вы это слышали? – пробормотал Харви, напряженно вслушиваясь в тишину. – Это зомби…
- Конечно, зомби. Кто же еще?
- Он как будто… - начал мужчина, но не в силах объяснить, что именно он услышал, махнул рукой. – Давайте уже выберемся отсюда. Иначе эти стебли будут сниться мне ночами.
И они снова двинулись. Йен с перемотанными кистями впереди, прорубая дорогу остальным. Нейт в паре ярдов от него. Харви, настороженно оглядываясь по сторонам, замыкал шествие.
Так мужчины прошли еще двадцать ярдов, прежде чем полухрип-полурык повторился.
На этот раз он раздался совсем рядом. Они остановились, готовые к нападению. Один отбившийся от своих зомби. Разделаться с ним не составит труда, но с какой стороны его ждать, когда тебя окружает сплошной лес из стеблей кукурузы?
Не сдержавшись, мужчина выхватил у Нейта тесак. Тот опешил, не успев ему помешать, а в следующий миг Харви уже прорубал путь вглубь стены из растений. Туда, откуда доносился крик.
- Что ты задумал? – крикнул Йен.
Мужчина продолжал срезать мешающие стебли, пока из стены зелени не показался человек в лохмотьях, привязанный за руки к деревянной крестовине. То ли пугало, то ли распятье. Его лицо выглядело сплошной язвенной маской. Воронье выклевало глаза и оставило метки на теле. И он давно уже был мертв как человек. Но продолжал существовать как зомби, прикованный к этому месту и не имеющий возможности уйти и утолить свой голод.
 - Боже… - простонал Нейт, подавив приступ тошноты. – Кто с ним это сделал?
Харви замер перед мертвецом, словно увидел давно потерянного брата. Тот бессильно клацал зубами, чувствуя запах людей, и издавал еле слышное гортанное рычание. На большее сил у него уже не хватало.
- Кто бы это ни был, они оставили его здесь умирать, - сказал Йен.
Он не больше других понимал, как можно было так поступить с человеком, пусть даже тот заслуживал наказания.
- Ему больно… - пробормотал еле слышно мужчина, завороженно глядя на истощенного зомби.
- Его нужно упокоить, - решил Йен, потянувшись за «береттой».
- Нет… Нет! – закричал вдруг Харви.
Он обернулся, чтобы остановить их. Зомби за спиной угрожающе захрипел, будто скопил сил на последний рывок.
Раздался выстрел.
- Неет! – Харви упал на колени, бессильно обхватив голову руками, и тихонько заскулил.
- Нужно уходить. Нейт, ты идешь?
Техасец, упокоив зомби, больше не хотел задерживаться и продолжил рубить кукурузу. Нейт колебался. Что-то неправильное было во всем этом. Он не мог уложить все кусочки пазла в голове, но то, что происходило с Джеком Харви пугало и изумляло. На какой-то миг он представил, что тот чувствовал ту же боль, что и мертвец, словно они были связаны невидимой нитью. Эта мысль звучала еще страшней, чем его способность управлять другими людьми, и Нейтан поспешил за техасцем.
Оставил Харви, сидящим на обрубках стеблей, надеясь, что тот вскоре к ним присоединиться.
- Прости меня, - простонал мужчина. – Я ничего не мог для тебя сделать.

Они преодолели куда больше двух миль, прежде чем впереди замаячили первые столбы линий передач. Следом за ними на горизонте появились крыши зданий, а спустя еще какое-то время тропа вывела их к безмолвному шоссе. Ноги гудели от долгой ходьбы, но идти по асфальту было куда легче, и все трое вздохнули с облегчением. Йен вытирал пот тыльной стороной руки, обмотанной лоскутом. Нейт озирался вокруг, сверяясь с картой и поправляя лямку нагруженной сумки. В самом конце, отстав от них ярда на четыре плелся Харви, таща на плече такую же груженную ношу и две пустые канистры. Чем дальше они углублялись в населенный пункт, тем больше убеждались в том, что ошиблись с направлением.
- Это не маленький городок, - пробормотал техасец, скользя взглядом по вырастающим впереди небоскребам. – Куда мы забрели?
Где-то впереди маячили слоняющиеся по округе мертвяки. Они еще не почуяли свежую добычу, но достаточно было представить, что сюда слетится сотня-другая местных жителей, как сразу становилось не по себе.
- Кажется, мы где-то свернули не туда, - сказал Нейт, понимая, что это его вина.
Он отвечал за карту и направление.
- Кажется, - хмыкнул Харви, догоняя сбавивших шаг парней. – Кажется, мы скоро познакомимся с местными жителями ближе.
Одарив обоих циничной ухмылкой - глаза оставались безучастны - он в том же темпе прошел мимо.
- Кто теперь вытащит тебя из западни, Йен?
Техасец не ответил. Что бы ни ждало их впереди, вернуться с пустыми руками теперь, прошагав столько черт знает куда, они не могли. А значит, придется продолжить поиски, разве что с большей осторожностью. Любой громкий звук привлечет к себе внимание сотни, десятка сотен зомби, которые сейчас отсиживаются где-нибудь или пребывают в аморфном состоянии, подобном сну.
Могут ли зомби спать? И видят ли они сны?
Харви не боялся, что на него нападут. Он знал, что среди ходячих мертвецов ему нечего опасаться. Пусть это неприятно и вызывает дискомфорт, но они любят его и не причинят вреда. Все возвращается на свои круги. Все рано или поздно заканчивается тем, с чего началось.
«Они ищут тебя…» - услыхал он в своей голове тоненький голосок. Снова она. Без предупреждения и стука.
- Кто?
«Опасная женщина… ее люди… они опасны… они зло…»
- Как будто бывает иначе, - покосился он  через плечо на Йена.
- Что ты там бормочешь?
- Что побриться тебе не мешает, ковбой.
Дальше они шли молча.
Город вырастал ввысь вокруг них. Всюду в нижних этажах зданий зияли черные провалы разбитых стекол. Кроны деревьев разрослись, заслоняя выцветшие баннеры с рекламой, сквозь трещины в асфальте пробили себе дорогу к свету сорные травы. Машины, брошенные посреди дороги с распахнутыми дверцами, целующие бамперы и капоты друг друга, пробившие стеклянные витрины и оставшиеся умирать наполовину на улице, наполовину между пластиковых манекенов в дорогих одеждах. Неподвижные останки людей, обтянутые высохшей на солнце кожей, выпирающие из-под трещин грязно-серые кости, всюду насколько хватало глаз. Эпидемия застала их за работой, покупками, за рулем или в постели. Распространилась как новая чума, захватывая новые пространства со скоростью гоночного болида. Никто не знал, как с ними бороться. Никто не был готов, кроме психов, пересмотревших «Ходячих мертвецов».
Люди замедлили шаг, оглядываясь по сторонам и держа оружие наготове. Стрелять здесь нельзя. Один выстрел всполошит всех притихших на расстоянии нескольких миль зомби и тогда все они сбегутся сюда. Мужчины окажутся в ловушке.
Город казался мертвым, но он не был таким. Отовсюду раздавался тихий шорох. Запах разложения впитался в стены и землю. Двести тысяч? Пятьсот? Миллион? Сколько их было здесь, до того, как началось заражение?
- Вперед, проверяем каждую, - сказал Йен, махнув рукой на брошенные машины, как только они приблизились к ним. – Харви, ты тоже. Мне здесь не нравится.
В подтверждение своих слов, он нырнул в первую, стараясь ее завести и проверить уровень топлива. Нейт занялся следующей. Он бросил сумку рядом с мусорным баком, не беспокоясь о ее сохранности. Только сумасшедший сунется в пчелиный улей, набитый под завязку голодными зомби. Много-много голодных тварей, выжидающих, когда кто-то случайно забредет сюда, прячущихся в темноте опустевших домов и офисов, в подвалах и на крышах, где-то там за разбитыми и уцелевшими стеклами оконных проемов.
Харви помедлил, скользя взглядом по окружившим их зданиям. Он чувствовал их там, все еще медлительных и аморфных, но уже просыпающихся от своей спячки. Почему они не ушли на юг? Разве не все зомби мигрируют в жаркие мексиканские просторы с наступлением осени?
- Пусто! – почти шепотом бросил техасец.
- И у меня.
- Дерьмо!
Бросив сумку с канистрами, Харви кинулся к следующей машине, до которой еще не добежали его спутники. Сердце в груди колотилось так, будто грозило выпрыгнуть. Руки вспотели и мелко тряслись. Ключа зажигания к черном «форде» не оказалось. Стараясь успокоить дыхание, Харви выдернул провода из-под приборной панели. Немного возни, чтобы тачка завелась. Должно получиться, не так хорошо и быстро, как если бы был ключ, но все же…
Он не заслужил такого! Никто не заслужил, человек или зомби. Он не соглашался на подобную участь, его заставили силой, а когда вакцина сработала, бросили в осажденной лаборатории на смерть. Разве это человечно?! Взгляд мужчины упал на свое отражение в зеркале. Кожа на лбу начала отслаиваться у линии волос. Он продолжал меняться, превращаясь во что-то.
«Да, это слишком человечно, - согласился с собой Харви, получив искру. Машина тихо завелась, заработала приборная панель. Топливный бак почти пуст. Того, что осталось на дне едва хватит, чтобы покинуть город. Покинув «тойоту», он перешел к следующей. Парни к этому времени были уже далеко впереди. Им все еще не везло, будто безумцы, рискнувшие прежде сунуться в подобное место, уже слили до них все, что было. Вопрос лишь в том, далеко ли они ушли.
Еще одна машина. Следующая. Третья.
Пусто, будто в самый неподходящий момент их настиг злой рок. Харви проворачивал ключ в очередной машине, пытаясь выдавить из нее хоть немного жизни. Та долго не хотела заводиться, но вот что-то тоскливо заурчало у нее под капотом. Отметка уровня топливного бака показывала, что он почти полон! Хозяин машины заправить ее незадолго до начала зомби-апокалипсиса.
- Есть! Ха-ха-ха! – засмеялся мужчина, стукнув от радости по рулю.
За возней с замком зажигания он не заметил, как позади стали раздаваться звуки, не предвещавшие выжившим ничего хорошего.
- Да! – не удержался от выкрика техасец.
Оседлав квадроцикл, он обернулся к остальным, чтобы сделать знак, и тут же изменился в лице. Проследив за его взглядом, Харви открыл рот.
К ним, шаркая костлявыми ступнями, кто босой, кто в разносившихся и давно ставших большими ботинках, тащились мертвецы. Целый городской парад зомби, если быть точнее, потому что конца и края им не видно – вся дорога была заполнена ими.
- Нейт! Давай скорей! – крикнул Йен, маша рукой.
Уилсон бросился к нему, стараясь не оглядываться назад.
Под мужчиной урчала заведенная машина с баком, полным топлива, чтобы добраться до ближайшего населенного пункта в одиночку. Это совместное путешествие все равно подошло к концу. Пора принять, наконец, решение.
- Харви! – услышал он голос техасца. – Харви, твою мать, вылезай оттуда! Они уже близко!!!
Он передал управление квадроциклом Нейту, а сам перегнулся через пассажирское сиденье, готовый подать руку, когда мужчина добежит.
Утробное рычание и хрипы вперемешку с шаркающей походкой и треском суставов становились все ближе.
- Харви, твою мать! Давай! – орал Йен, хватаясь за голову. – Ну же! Какого твою мать…
Стена зомби была в паре ярдов от капота «Форд Мустанга», в котором сидел Харви.  Крепко сжав кожаную оплетку руля, мужчина помотал головой. Его взгляд исподлобья говорил красноречивее слов. Он остается.
- Йен! Они близко!
- Давай, - бросил техасец, не отрывая глаз от Харви.
Он все еще надеялся, что тот в самый последний миг передумает. И тогда Йен поможет ему взобраться - он будет готов подхватить того за руку или как получится.
Твари поравнялись с машиной, быстро скрыв ее своими телами от глаз.
- Путь назад отрезан!
- Тогда вперед! Ну!
Нейт утопил педаль газа в пол. Квадроцикл с громким рыком вырвался вперед, оставляя стадо оголодавших зомби и мужчину в салоне машины, которую теперь было невозможно разглядеть.
Дорога была переполнена ими.

- Какого черта он творит?! Я не понимаю, эти твари, они… - выдавил техасец, когда они оторвались от победного марша зомби.
- Они его не тронут. Он сделал свой выбор, - произнес Нейт.
Квадроцикл все дальше углублялся в центр город. Звук мотора привлекал дремлющих мертвецов. «Пчелинный улей» зашевелился, загудел, пробуждаясь ото сна. В проемах бетонных конструкций появлялись зомби, выбирались на улицы, стремясь добраться до живых. Пока еще медленно,  будто разминали тело после долгого бездействия, но скоро их будет здесь слишком много. Так много, что квадроцикл вместе с парнями будет заживо погребен под их мослами. Разве что они найдут другую дорогу из города.
- Но Харви, он нас бросил! – сказал Йен и крепко выругался, поминая мужчину на чем свет стоит.
- Мы забыли, что у него тоже есть чувства, - произнес еле слышно Нейт.
- Что?
- У всех есть чувства, - повторил он, задержавшись взглядом на напряженном лице техасца. – И у него тоже.
- Там полчища этих тварей! За нами, впереди, вокруг! Они всюду! Мы в западне.
Йен Митчелл не хотел сдаваться, он обещал вернуться и привезти Нейта целым и невредимым. Зомби окружали их. Первые кости затрещали под колесами, с грохотом стукнувшись об их транспорт. Пока единицы, но когда их станет больше, квадроцикл забуксует на них и встанет, если конечно перед этим не перевернется.
- Там! Поворачивай!
Техасец махнул рукой право.
Автозаправка. Нейт, не спрашивая, повернул.
- Их нужно замедлить! Устроим пожар, как в том лесу. Взорвем тут все к чертям, - говорил Йен.
- Ты сошел с ума. Мы тоже поджаримся.
- Мы выберемся. Должен быть какой-то выход.
Они оказались на территории автозаправки. Чуть поодаль находилось высокое металлическое ограждение. Решетчатые ворота запечатаны навесным замком. Куда бы они ни вели, там могло быть безопасно.
- Бензин, может, мы успеем, - пробормотал Йен, выбравшись из салона и ища глазами пустые канистры.
- Не успеем! Автоматика давно вышла из строя. Нужно открыть ворота! Что-нибудь тяжелое…
Уилсон выпрыгнул из квадроцикла следом. Он еще оглядывался вокруг, сжимая в руке тесак и топчась на месте, а Йен уже бил по навесному замку рукояткой мачете. У него был тяжелый удар, но тот никак не поддавался. Рев и шарканье звучали со всех сторон.
Зомби приближались, держась плечом к плечу так тесно, что между ними не было просветов.

Он старался не дышать, вцепившись в руль так, что побелели костяшки. Поток полуразложившихся мертвяков: со впавшими щеками и пустыми глазницами, сверкающими переплетением ссохшихся мышц и сухожилий под вскрытой кожей - казалось, никогда не закончится. Они продолжали идти, обдавая салон «Форда» своими миазмами, падая на двери и покачивая кузов. Стуки их ладоней, случайно опершихся о стекло, звучали как сбившийся метроном. Некоторые замечали его, замершего внутри и судорожно считавшего секунды. Они останавливались, с непониманием и опаской заглядывали сквозь стекло, прильнув к нему черными провалами носов, вращая красно-черными белками глаз и пытаясь понять, что их так привлекло. Жалобный стон вырывался из их глоток, а пальцы безвольно скребли по стеклу, будто желали прикоснуться к сидевшему за рулем Харви.
- Уходи, - говорил он и зомби возвращался к своей процессии, забыв о его существовании.
Когда поток обмельчал, а звуки ревущего квадроцикла стихли, Харви решился выйти. Захлопнув дверь, чтобы туда никто не забрался, он коснулся лба, сдирая отслоившийся слой кожи. Что бы ни было под ней, это уже никого не испугает, кроме него самого.
Зомби продолжали идти, голод и громкие звуки гнали их вперед, но они замедляли шаг, вглядывались в мужчину, стоявшего среди них так, будто он был их мессией или богом. Эта мысль была столь непривычна, что Харви сперва испугался. Первым желанием было забиться поскорее в тачку и дать газу – оставаться здесь дольше незачем. Парни справятся без него, он стал для них не только обузой, но и бомбой замедленного действия, которая может взорваться когда угодно.
И люди бежали, а он стоял без страха быть заживо съеденным и смотрел, как идет бесчисленное воинство мертвых.
Зомби любили его. Они слушались его. Мог ли Харви их остановить, дав шанс Йену и Нейтану уйти? Должен ли был?
Мужчина распрямил плечи, встав в полный рост, и засмеялся.
А потом что-то больно ударило в шею, и он упал.

Все пути к отступлению были перекрыты. Пока техасец с остервенением долбил мачете по замку, Нейт запрыгнул в квадроцикл и резко сдал назад, отбросив разом нескольких зомби. Под шинами хрустнули кости, брызнул гной вперемешку с сукровицей. Рывок вперед, поворот и снова назад. Еще одна партия мертвецов полегла следом за первой.
- Давай быстрей! Я не смогу их долго сдерживать! – закричал паренек, опасаясь, что в любой миг кто-то из них может запрыгнуть со спины и вгрызться в хребет.
- Я пытаюсь!
Ничего не выходило, и Йен взревел, вцепившись в решетку. Он  затряс ее что было сил, но и это не помогло. Пока Уилсон отбрасывал плотину из зомби назад, рискуя попасть под гнилые челюсти, с одной стороны, с другой они прорвались в возникший просвет.
- Получай!
Оставив попытки вскрыть замок, Йен бросился к нему. Замахнулся мачете, срубив одну голову и срезав кожу вместе с ухом с другой. Твари тянули  к нему свои конечности, скалились, стремясь отхватить сочный кусок. Техасец бил, не представляя, как от них уйти. Единственный оставшийся выход был перекрыт.
- Нашел! – услыхал он возглас Нейта.
Тот потряс в воздухе разводным ключом. Может, с его помощью получится сбить замок?
- Да! Твоя очередь! – воодушевился Йен, сделав знак головой. – Давай!
Нейт занял место у ворот, молотя изо всех сил по замку. Должно получиться.
Счет шел на секунды. Стоило подпустить тварей ближе, и они припрут их к стенке. Тогда им конец. Техасец едва достиг квадроцикла, как на пути возникла пара мертвяков. Более прытких и быстрых. Он потратил на них чуть больше времени, но этих лишних секунд хватило, чтобы круг стал еще уже, а квадроцикл наполовину поглотила стена из зомби.
- Ну же! – прокричал Йен, рубанув мачете по жилистой шее.
- Я пытаюсь! Еще чуть-чуть!
Твари напирали. Их поток, казалось, никогда не прекратится, сколько бы ни полегло без голов. Йен чувствовал, как мышцы на руках деревенеют. Мозоли вскрылись и промочили повязки. Держать мачете стало трудней и он считал про себя. Семьдесят два, семьдесят три…восемьдесят… еще чуть-чуть… восемьдесят три…
- Даа! – раздалось вместе со звонким стуком упавшего замка.
А в следующий миг зомби бросился ему на грудь, толкнув назад. Йен отбросил его, но поздно. Мачете выскользнул.
Он был безоружен, почти окруженный напиравшими тварями.
-  Нет!
Рука Нейта выдернула его из смертельного плена, толкнула к распахнутой решетке, заодно всучив разводной ключ. Парень не успел поверить в спасение, как оказался по ту сторону от нее. Один.
Брат Дакоты, вытолкнув его в открытый проход, набросился на скалящихся зомби с тесаком, без жалости нанося удары направо и налево. Он бился так яростно, будто впервые в отличие от остальных заразился азартом схватки или потерял страх. А твари все прибывали и прибывали. Они обтекали его, как обтекает препятствие вода, перекрывая единственный путь к отступлению. И только он один продолжал вертеться, опуская нож на головы и конечности.
- Нейт! – выдохнул Йен, готовый броситься в самую гущу и вырвать Уилсона из смердящих лап.
- Беги! Ты не умрешь. Я тебе не позволю! – выкрикнул Нейтан, будто обретший уверенность в себе, сделавший выбор.
Зомби хватали его за одежду, тащили к себе. Ткань трещала по швам, обнажая белую кожу.
Техасец не хотел его оставлять, но и спасти уже не мог. Их было слишком много.
- Нет, - простонал он второй раз за сутки.
Если бы он только мог что-то изменить. Обрушить на зомби разом бетонную стену или переехать грузовиком. У него не было ни того, ни другого. Все, что он мог, это смотреть, как робкого и молчаливого брата Дакоты раздирают на части землисто-серые руки.
- Беги!
Нейт смотрел на него с горечью и мольбой, когда первые зубы вонзились в плечо, а следом за ними другой зомби сомкнул зубы на предплечье, лишив его возможности отбиваться. Тесак выпал из руки. Йен схватился за голову, отшатнулся от решетки. Он не мог больше это выносить и выхватил из-за пояса «беретту». Направил ствол на еще не обратившегося Нейта. Тот продолжал глядеть на него с пониманием и горькой улыбкой.
- Я не могу! – закричал техасец, не в силах выстрелить в человека, с которым провел несколько месяцев бок о бок.
На глаза навернулись слезы.
- Не могу! – повторил зачем-то, все еще держа в другой руке разводной ключ.
- Беги! – превозмогая боль, выдавил паренек.
Зомби голыми руками вырывали его внутренности, отталкивая и рыча друг на друга. По лицу еще живого Нейта пробежала дрожь, он содрогнулся всем телом, бросив напуганный взгляд на техасца. Изо рта хлынула темная, почти черная кровь.
- Я люблю тебя…
Последние слова переросли в истошный вопль, потонули в рычании дерущихся тварей, а спустя миг Нейтан Уилсон исчез за стеной зомби.
Упустив возможность подарить ему покой, Йен бросился к воротам. Изнутри на них тоже были ручки, и в них легко вошел разводной ключ. Надолго такой преграды не хватит, но так он сможет выиграть время. Немного времени, прежде чем найдет выход. Если конечно, этот город не станет вскоре их общей могилой.

 Порубленные и натянутые на прутья куски змей успели подкоптиться. Запах мяса будоражил желудки и заставлял истекать слюной, но Дакота вертела в руках свою первую порцию, боясь обжечься.
Чарли, возвышаясь горой над костром и худенькими девушками, нанизывал следующую и укладывал на рогатины, торчащие из земли.
- Никогда не пробовала змей на вкус, - пробормотала блондинка, еще раз подув на вожделенный кусок мяса. – А ты?
Насчет индейца у нее не возникало сомнений. Казалось, будто этот парень за свою жизнь перепробовал множество разной дряни и мог приготовить худо-бедный ужин из чего угодно.
Кейлин рассмеялась, отщипнув маленький кусочек и отправив рот.
- Мой отец владел рестораном китайской кухни. Как думаешь?
- Вопрос снят, - пожала плечами Дакота. – Ну что ж, все бывает в первый раз. Хуже гусениц быть точно не может, все-таки мясо!
Сказав так, она вгрызлась в него и тут же набила полный рот, не забывая мычать от удовольствия. Чарли сдержанно улыбнулся, переворачивая готовящиеся порции на другой бок. Кейлин добродушно засмеялась.
Приближающийся звук мотора они услышали задолго до того, как на поляне возник знакомый джип. Индеец схватился за ружье, азиатка вмиг напряглась, наблюдая, как из салона вываливаются один за другим трое мужчин и мальчишка лет семнадцати.
- Эй! Это же наши друзья! – воскликнула радостно Дакота. - Чарли, опусти ружье. Все в порядке.

Прежде это была укрепленная территория. За решетчатыми воротами обнаружились еще одни. Они были из сплошного листа металла и легко разъехались в стороны, когда Йен ударил по желтой кнопке рядом с застывшим автопогрузчиком. Что бы ни располагалось здесь прежде, оно было защищено от зомби. Разве что только те находились там, когда все началось.
Техасец искал машину и другой выход отсюда, но натыкался на одни безмолвные автопогрузчики с пустым уровнем топлива. Кирпичное здание, возвышающееся в центре огороженной территории, навевало необъяснимые опасения. Мурашки по коже. Когда тебе в спину дышат сотни  мертвецов, желая отхватить по куску, что может быть страшнее? Уж точно не это место, даже если здесь проводили опыты на животных или создавали бактериологическое оружие.
Подумав так, Йен осторожно двинулся вдоль стены, осматриваясь по сторонам и держа «беретту» наготове. Он искал машину и его ожидания, наконец, оправдались.
Черный автомобиль, в котором техасец не без удивления узнал русский УАЗ, припарковался неподалеку от другого выхода. Из него вышел мужчина в армейских ботинках, дутой куртке, как у летчика, и красной трикотажной шапочке. Без спешки запер ворота и вернулся к УАЗу.
«Чистая дорога!» - изумился Йен, наблюдая за ним из укрытия. Там, откуда он приехал, не было зомби. Возможно, какой-то участок города, очищенный от них, как в Рансом Каньон. Но что у него в машине?
Мужчина в красной шапке сперва наполовину исчез в кабине. Повесив винтовку на плечо, он так же неспешно подошел к водительскому сидению и вытащил оттуда человека с мешком на голове. Руки у того были связаны за спиной, он едва держался на ногах, а когда водитель ослабил хватку, рухнул наземь, будто был без сознания. Выругавшись по-русски, «красная шапка» закинул его на плечи и понес ко входу.
Йен поспешно скрылся за стеной, надеясь, что тот его не заметил.
Машина и чистый от зомби путь ждали в нескольких ярдах. Это был шанс вырваться наружу, вернуться в лагерь. Даже если русский забрал ключи, достаточно дать ему сделать свое дело, что бы он ни задумал, выиграть время. Хоть снайперская винтовка не сулила техасцу ничего хорошего, он мог попытаться. Если бы не одно «но».
Ему не нужно было видеть лица пленника. Он узнал его по одежде. Русский тащил на себе Харви. Но зачем?

Мужчина не терял сознания. Он не мог пошевелить пальцами, не владел телом, даже говорить толком не выходило. Бесконечные попытки заканчивались неразборчивым мычанием, а язык ворочался во рту будто тряпка. Чем бы в него ни стреляли, оно вызвало паралич, и сейчас Харви был абсолютно беспомощен. Словно младенец, способный только смотреть и слушать.
Снайпер, выследивший его на дороге, после того, как мужчина завалился на бок, позволил большей части зомби уйти вперед. Потом прорубил себе дорогу, накинул ему на голову мешок и, бросив через плечо, куда-то потащил. Пеший переход сменился поездкой.
А потом мужчина упал, вернее его скинули на бетонный пол. Тело отозвалось гулким ударом падения. Боли он не чувствовал.
Всю дорогу сюда, где бы это «сюда» ни находилось, Харви пытался вернуть себе власть над телом. Он бессильно приказывал пальцам сжаться. Снова и снова, без конца. Ничего.
Еще несколько минут назад он был богом, теперь же тело его не слушалось.
- Ну как тебе теплый прием, а? – спросил голос с сильным восточно-европейским акцентом.
Поляк? Литовец?
С него сдернули мешок и дали проморгаться, привыкнуть к полутьме. Света здесь было немного, только тот, что проникал через грязные, местами разбитые окна.
- Ща я те покажу Кузькину мать. Еще тащить тебя пришлось по буеракам.
Русский или украинец. Сам черт их разберет. Харви с непониманием озирался вокруг. Был ли раньше здесь склад или автостоянка, но точно не жилье и не офис. Высокие потолки, кирпичные стены, бетонные подпорки.
«Где я? Кто ты такой»? – спросил мужчина, на деле же вышло что-то вроде «Ээа…Ооауыы?»
Он дернулся и попытался перекатиться на спину, но связанные руки остановили движение. Неудобно, но так Харви мог, по крайней мере, смотреть в лицо своему пленителю.
- Не переживай, возможность говорить и двигаться вернется к тебе где-то через час, когда закончится действие паралитика, - успокоил тот.
Опустился на корточки рядом, положив руки на колени, и холодно усмехнулся, сунув в рот зубочистку. Крепкий мужчина лет тридцати с хвостиком, плоское лицо, бесцветные глаза и рыжие, будто выцветшие брови. И нелепая красная шапка, подкатанная так, что торчат верхние кончики ушей.
- Мне с лихвой хватит, чтобы передать тебя этой суке Дортвич и получить обещанный пай. Ты уж извини, - вздохнул русский, поднявшись с корточек. – Ничего личного, но если верить слухам, какие о тебе ходят, я бы и сам тебя укокошил.
Харви похолодел, нервно вращая глазами. Пальцы не слушались. Он хватал воздух ртом, вслушиваясь в тишину. Пытался призвать на помощь зомби. Пусть тело не слушается, но мозги еще варят. Вот о чем предупреждала Мария – они идут за ним. И эта самая сука в первых рядах. Они решили, что могут сделать из него подопытную крысу. Уложить обратно на пропахший железом и антисептиками стол. Черта с два!
Харви зажмурился, изо всех сил пытаясь дотянуться мыслями до зомби. Они были так далеко. Слышали его зов, бились о преграду, но не могли через нее пробиться, а он чувствовал, как теряет с ними связь. Зомби уходили прочь.
- Слушай, не мое дело, конечно, - обернулся к нему русский снайпер, ходивший туда-сюда. – А это правда, что тебе достаточно засадить дамочке, чтобы она сделала все, что угодно?
Паралич сковал тело, страх – разум.
«Красная шапка» хохотнул, достав мобильник из нагрудного кармана куртки.
- Ну а чо, удобно. Правда, дамочкам я бы не позавидовал. А может эта Дортвич просто чокнутая извращенка, а? Что думаешь? Молчишь? Ну и правильно, скоро сам все узнаешь.
Он растягивал удовольствие, наслаждаясь безоговорочной властью над тем, о ком уже второй год ходили самые невероятные слухи. Один звонок, и Мэган Дортвич примчит сюда за желанной добычей. «Красная шапка» получит награду, а этот миг уже не повторится.
И он смаковал беззвучную истерику в глазах Харви, валявшегося у него в ногах.
Отчаявшись достучаться до зомби, бросив попытки шевельнуть хотя бы одним пальцем, мужчина сделал единственное, что было в его силах.
Закричал.

ноябрь 2015 – 09.05.16гг.


Продолжение ==>  http://www.proza.ru/2017/09/06/242


Рецензии
Когда же развязка? Очень хочется поскорее узнать, чем закончится история. Читаешь и представляешь, как герои хрустят жаренными гусеницами и лицо Харви в этот момент. Полуразвалившиеся трупы (тут спасибо Ходячим), опустевшие города и впавших в безумие выживших людей. Не нравится единственный момент - это Нейтан со своей любовью к мужчинам (сейчас это в каждом фильме, сериале, книге).

Евгения Кузнецова 2   08.08.2016 22:15     Заявить о нарушении
Очень толерантный "сериал") Ну что поделать, таким он родился. Развязка обязательно будет, но конкретные сроки пока назвать не могу. Спасибо, что читаете!))

Хиль Де Брук   09.08.2016 03:29   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.