Донгемуссо и Жидкий Архипелаг

Отрывок из 19 главы повести «Хозяин Фарфоровой Башни»


- Не думал, что такое в природе возможно, - Уран удивленно смотрел на висящий в пространстве феномен под названием Жидкий Архипелаг. - Думаю, непросто будет добыть здесь этот огненный порошок.
Архипелаг состоял из скал и камней, парящих в небе в нескольких часах полёта от Города Неба. Первая скала была в форме капли, и рядом среди облаков тут и там плавали другие подобные образования разных форм и размеров. Между объектами тянулись веревки или нити, широкие и узкие разноцветные ленты. Эти связки удерживали камни на определенном расстоянии друг от друга, иначе те норовили разлететься в разные стороны от малейшего порыва ветра.
- Эти астероиды имеют уникальную структуру, стабильно находясь не в твердом, а в жидком состоянии. Их форму удерживает некая сила, аналогичная силе поверхностного натяжения, - заметил Донгемуссо, когда они подлетели ближе к Архипелагу, - не советую сразу прикасаться к камню, потому что эту субстанцию потом очень трудно отмыть с рук. Редкостная штуковина, не правда ли? Все эти объекты я специально связал между собой, чтобы сохранить единый комплекс.
 Видите, сколько деревьев растет на скале. Это особые растения, способные выживать на этой высоте, пуская корни в жидкую плоть и как-то удерживаться в ней, укрепляя кремниевое желе системой корней.
- А откуда всё это появилось здесь, мастер? - спросил Уран, сидя на туго натянутом между двумя камнями канате, - ведь всё это кто-то создал и подвесил здесь?
- Да, я давно собираю эти камни, которые попадают в поле моего притяжения, и думаю, они летят сюда со всех концов вселенной. Предвижу твой вопрос Уркувавель... они притягиваются ко мне... и сказать откровенно, не только эти объекты. Но об этом позже...
- Я думаю, самый красивый камень Архипелага вот этот, на котором красуется сия живописная сосна? - Агата шла по канату, мастерски жонглируя яблоками и лимонами.
- Да, ты не ошиблась, Гемма Юй, это и есть главный камень, состоящий из жидкого серебра в смеси с хрусталем, алмазом и ураном. Удивительная смесь, не правда ли? Здесь почти все элементы периодической таблицы представлены в разных сочетаниях и комбинациях. Есть камни из жидкого мрамора, оникса, изумруда. Металлы тоже у нас есть, вон тот из жидкой меди, с примесью молибдена, этот из фосфора с мирием. Не знаю, почему они все в жидком, а если точнее полужидком состоянии, думаю вообще не известном науке. Это какой-то природный феномен. Вот скала из чистого золота, есть из иридия, криптония, ртути... вот тот, кстати тоже очень красивый, да? Из жидких металлов мы знаем только ртуть, а оказывается существует много подобных состояний. Наверное, это некий новый этап - будущее науки,  - Донгемуссо сидел на маленьком облаке и болтал ногами в воздухе, выбивая сполохи пара из пушистого белого облака, - скажи, а где ты так научилась ходить по канату?
- Мои родители ведь были цирковыми артистами, и я с детства перепробовала почти все жанры циркового искусства, да и вообще... всю жизнь прожила на арене. В том числе  ходила по проволоке, мотая белою ногой.
- До тех пор, пока не встретила растяпу с крыльями, с которым выпорхнула из гнезда, - пошутил Уран, - слушай, Агата, а фокусы можешь?
- Ой, забыла уже всё...
- Фокусы, эквилибры, иллюзион... это я сейчас вам покажу, только отпряньте немного в сторонку, - Донгемуссо встал во весь рост на своем облаке и поднял руки, ладонями вверх. Затем он начал жонглировать как бы невидимыми шарами, весело поглядывая на Урана и Агату.
Одновременно, послушно его движениям, огромные и маленькие «камни» пришли в движение и, булькая жидкой плотью, взлетели со своих мест и начали кружиться один за другим на фоне синего неба. Ленты и веревки при этом не только не запутывались, а развевались и раскачивались в такт движению связанных с ними объектов. Это было очень сложное многоярусное движение, сопровождающееся изменением формы камней и вращением их вокруг своей оси. Донгемуссо при этом насвистывал веселую мелодию и кружась, пританцовывал на облаке.
Уран и Агата сидели на облаке немного поодаль и с восторгом взирали на волшебное представление. А когда, наконец, мастер опустил руки и, притворно охая и по-стариковски кряхтя, плюхнулся в мягкую облачную вату, раздались оглушительные аплодисменты.
- Кстати, знаете «колыбель для кошки»? - Донгемуссо стремительно подлетел на своем облаке к Урану и Агате, и ловко перепрыгнув на их тучу, начал что-то высматривать в прозрачных волосах Агаты. - Вот... это то, что нужно! - мастер выудил из прически витую веревочку и связав кольцом, на растопыренных пальцах выставил вперед.
- Давай... тяни Гемма Юй, вспомни детство!
Агата аккуратно запустила пальчики в веревочное кольцо и потянула за уголки. В тот же миг все канаты и ленты, увлекая за собой «жидкие камни» исполнили в пространстве ту же самое пересечение нитей, только сложнее и многообразней.
Затем свою композицию из бечевки сделал Уран, и уже потом все по очереди строили разные пространственные фигуры, с интересом наблюдая аналогичное перемещение огромных объектов и связующих их канатов.
- Такие вот наши «жидкие камни»... они послушные и волшебные, - сказал Донгемуссо, протянув Агате ее веревочку, - думаю на этом надо заканчивать и заняться уже сбором «огненного песка».
- А как вам это удается? Построили Город Неба из «живого стекла», создаете облачные фигуры и раскрашиваете небо, - Агата с восторгом смотрела на старика Донгемуссо, - умеете маневрировать огромными объектами и разговаривать с «умными тучами». Как вы умудряетесь управлять планетами и охранять границу Видимого Мира. Еще дружите с Космовеллозой - вестницей зари, и с ангелами, о которых кстати, обещали рассказать.
- Да, про ангелов говорить запрещено, но могу рассказать короткую историю: однажды я сидел на балконе своей кельи небесного Города, как вдруг солнце погасло. Да, потухло... внезапно опустилась тьма, и все видимые предметы как будто исчезли.  Сначала я сильно испугался, подумал, что ослеп или подвинулся рассудком, но в тот же миг, прямо передо мной появилась яркая светящаяся точка. Она увеличивалась, вернее приближалась, и вскоре стало очевидно, что это идущий мне навстречу ослепительно светящийся человек.
Да, это был Ангел! Он приближался, и освещал всё вокруг невиданным мощным и живым светом. Смотреть на него было нестерпимо, и я прищуривал глаза. Тем временем он подошел близко ко мне, так что я даже разглядел черты его прекрасного, неземного лица, а точнее лика. Рост его был сопоставим с человеческим, а одежда представляла собой  ниспадающие до земли светлые драпировки.
Он положил мне руку на голову, и я испытал невиданное блаженство и великую душевную радость. Несколько секунд он держал руку надо мной, затем повернулся и пошел прочь. Он именно шел, а не двигался и не летел. У него не было крыльев и нимба. Просто он излучал ослепительный свет, был строг, серьезен и молчалив. Я тоже молчал и старался осознать, прочувствовать и запомнить важность и торжественность этого события.
Отойдя несколько шагов, он повернул ко мне свой царственный лик, сложил руки на плечах, потом посмотрел наверх и мгновенно исчез. В ту же секунду как бы включился свет, зажглось на небе солнце, и я почувствовал, что теперь могу делать то, что вы только что перечислили, Агата. И еще много такого, что вам лучше и не знать.
- А потом еще приходил тот Ангел? - Агата тоже сложила крестообразно руки на груди.
- О, как сложно, и одновременно просто, устроен божий мир, - в руках мастера уже был большой холщевый мешок, который он подставил под светящуюся струйку песка, который сыпался с одного из камней. - Заметьте, «огненный песок», имея высокую внутреннюю температуру, действует весьма избирательно. Вот этот мешок он не прожигает, а воздух вокруг серьезно потеплел, чувствуете? В руки его можно взять, но металлы плавит. Это еще предстоит долго изучать и тестировать. Кстати обыкновенный магнит тоже действует избирательно, какие-то металлы притягивает, а какие-то нет. Сила гравитации тоже вроде притягивает всех, но вот на летящую бабочку вроде и не действует. И на вас, дорогие мои, видимо тоже не распространяется закон всемирного тяготения, - Донгемуссо с улыбкой посмотрел на висящих в пространстве Урана и Агату.
- Чем дольше живешь, тем меньше понимаешь, - усмехнулся Уран.
- Скажу еще, что это объект номер 34 по классификации доктора Бария Чучанга, с которым мы систематизировали и идентифицировали химические элементы Жидкого Архипелага. Это астероид твердого огня, источник и хранилище «огненного песка». К сожалению, моего старого друга Чучанга уже нет в живых. А вот труд его виден на каждом камне, видите таблички с формулой и составом?
- Да, я вижу надпись, а что случилось с доктором? - спросил с тревогой Уран.
- Об этом расскажет Девочка Лето и Лустин Зебо, с которыми вскоре вам предстоит встретиться, - Донгемуссо завязал наполненный мешок и подставил под струю другой. - Видите разницу - обычно пламя бывает газообразным, а здесь оно в твердой форме, не остывает, но и не обжигает. Камни тут жидкие, а облака могут выдержать вес человека. Интересное место, да?
- Места эпические и процессы загадочные! - Агата восторженно смотрела на манипуляции мастера, - мне так нравится здесь...
- Кстати, предлагаю сразу же после сбора «песка» двинуться на спасение Оцелота и Азуземы. 
- Да, там еще несколько человек на искусственных планетах попали в плен «репейника», - Уран внимательно смотрел на «порошок огня».
- И насколько я понимаю, надо найти корень каждого «сорняка» и обработать его порошком. Только не понятно, что будет с людьми, оставшимися на этих планетах? Они просто проснутся, или потребуется реанимация?
- Начнем с Оцелота, а там будет видно, - Донгемуссо завязал наполненный доверху мешок и взвалил на плечо, - Уран, хватай второй мешок! Пошли!


Рецензии
Рассказ понравился, вот только хрусталь резанул глаз так как это обычное стекло с примесью оксида свинца и его делают люди.
С ув. Лёгкий.

Дмитрий Волохов-Брит   17.05.2017 20:49     Заявить о нарушении