В двух шагах. 4 глава

Разоблачен.

— Не смейте признаваться в своих чувствах, - звучало как приказ, да и произнесено с таким чувством, что хотелось устроить восстание, но страх преобладал.

Уже после, не в клинике, дома, Жан, осмелев, задал волнующий вопрос.
— Зачем вам мое присутствие? Знаете, что влюблен в вашу жену и просите остаться!?
— Ты нужен здесь, - тихо, со злостью, выговорил Карл по-французски. Конечно, можно с презрением сказать “ты” и не думать об английском этикете. - Мне она не доверяет, так пусть хотя бы кто-то будет присматривать за ней. В прошлом году ты прекрасно справился со своей задачей.

В прошлом году? Зря напомнил. И задача была не из лёгких.
                ***
С тайной радостью отправлялся в этот дом, тогда, год назад, а после, с ужасом смотрел на девушку, лежащую в своей комнате. Она не замечала ничего и никого вокруг, смотрела в одну точку стеклянным взглядом и два ручейка, невидимо текущих слез, струились из глаз.

В слепом бешенстве, - забыв о страхе перед строгим Карлом Гаустоном, - отправился обратно в клинику, к нему, мужу, за ответами.

— Что случилось? Говорите! Пребывать в таком состоянии, без причины, невозможно!? Третий день пошёл! А вы сообщили только что?!?
Карл устало смотрел на него.
— Я пытался сделать, хоть что-нибудь! - наверное, это был единственный раз, когда помнил его усталым и растерянным. - И все впустую! Поймите, не могу сказать вам, но прошу, помогите вывести ее из этого состояния. Она убивает себя.
— Должна быть причина? - допытывался, хоть и понимал - не скажут.
— Вы знакомы с психологией, читаете, изучаете — вот вам и случай попрактиковаться подвернулся. Действуйте! Только верните ее к жизни!

Пришлось возвращаться, подняться в комнату Батист. Несколько часов тихо сидеть на краю ее кровати, держать тонкую женскую руку в своей. Холодная, он пытался согреть, хоть как-то. Девушка не обращала на него внимание, не чувствовала прикосновений, лежала и смотрела в потолок, почти не мигая. Его не существовало, для нее, в тот момент, казалось, мысли её так далеко, что наблюдать подобное отречение становилось нестерпимо больно.

Вечером, когда Карл зашел в комнату, она не повернула головы, не отреагировала на звуки.

Всю ночь Жан оставался подле нее, старался не шуметь, вдруг уснёт. Осторожно ходил по комнате и смотрел на Батист. Нет, она не спала, картина состояния не менялась и он снова садился на кровать, пытался разговорить. Казалось, так правильно. Рассказывал истории, всякие приходили в голову, разговаривал сам с собой, словно с ней, задавал вопросы, отвечал на них. Рассказам не было конца.

Когда же непрерывный поток слов заканчивался, садился на постель, брал девушку за руку и молча смотрел на нее.

Наверное, поэтому запомнил ее руки, каждый пальчик, сустав, каждый ноготок.

До того случая, они разговаривали только по-английски, а утром, Жан заговорил по-французски, и тут, показалось, ее ресницы дрогнули — первая реакция на его усилия. Воодушевившись, стал рассказывать о Франции, все, что знал, где бывал сам, красоту природы и виноградных полей. Повествовал о Париже, а когда и этот поток слов закончился — слезы, на девичьих щеках, высохли. Вторая победа!

Огорчением служило то, что двушка, по-прежнему, ни на что не реагировала, лежала и смотрела в потолок.

После второй тихой ночи, проведенной в спальной комнате чужой жены, решил читать «Гамлета», эта книга, можно сказать, познакомила их друг с другом. Он взял французский перевод.

С самого утра, сходив в библиотеку, начал читать, старательно, с выражением, с эмоциями, на которые только был способен. Времени не замечал.

— ...И в смертной схватке с целым морем бед
Покончить с ними? Умереть. Забыться
И знать, что этим обрываешь цепь
Сердечных мук и тысячи лишений,
Присущих телу. Это ли не цель
Желанная? Скончаться. Сном забыться.
Уснуть...
___________________
Перевод Б. Пастернак.
___________________

— Assez! - неожиданно выкрикнула Батист и вскочила с постели. Посмотрела на него широко открытыми глазами. - Restez! Laissez-moi tranquille, s'il vous plait! (Довольно! Остановитесь! Оставьте меня в покое, пожалуйста!) - после высказанных слов, девушка кинулась на подушки, накрылась одеялом, с головой и заплакала. - Не могу это слушать! - донёсся тихий голос.

Положив книгу на столик, что стоял поблизости, с уже остывшим чаем, его приносили каждые полчаса, подошел к Батист.
— Уходите, - донесся до него тихий голос, - прошу вас, оставьте меня. - Не мог он оставить ее одну, в подобном состоянии.

Через два дня, стараясь не пропустить рассвет, они гуляли в парке, в руках, трепетно прижимая его к себе, девушка держала букетик полевых цветов, собранный им, - и так начиналось не одно утро. Вечером же, она уединялась в своей комнате.

Ему приходилось следить за атмосферой в доме, сидеть рядом с ней за столом во время обеда, кормить, иногда, как ребенка, с ложки, уговаривая.

Карла, в эти дни, для них не существовало да и сам не показывался.

Да, он, кажется, вернул ее к жизни, только вот самой жизни в этой девушке не чувствовалось, она будто выгорела. Свет в глазах померк, улыбка исчезла. Она и сейчас не часто улыбается, а тогда… она и разговаривать-то начала не сразу и голос, поначалу, звучал со скрипом. Но несмотря ни на что, они гуляли каждое утро, встречая рассвет, разговаривали, тихо, почти шепотом.

Имя Карла за те дни ни разу не произносилось. Но Жан понимал, мало времени дадут на подобные вольности.

И Карл напомнил о себе.

Они с Бастист пили чай, после прогулки, устроившись под большим дубом. Девушка посмотрела ему за спину и вздрогнула. Пришлось поспешно оглянуться, в общем, он понял кого увидит.

В руках Карла огромный букет роз. Непроницаемое выражение лица. Взгляд недовольно устремлен на него, Жана, как на преграду.

Повернулся к девушке, постараться успокоить, но ее не оказалось на месте, она направлялась в противоположную сторону, спешила уйти от неожиданного гостя. Карл окликнул, а она, не оборачиваясь, уходила все дальше.

Конечно, он был зол - о нем забыли, на его глазах другой мужчина, более молодой, общается с его женой, входит в ее спальню и, бывало, остается до утра. Понять можно, но не он ли просил об услуге? И что делать, если Батист снова превратится в то подобие живой, неподвижно лежавшей, куклы?

Пришлось бросаться наперерез, к нему, просить успокоится, опомниться, ведь самочувствие неустойчиво. Объяснять, что можно опять ввести жену в прежнее состояние и тогда, приложенные усилия сведутся к нулю, все вернется, а улучшение, вряд ли возможно.

Голос звучал, видимо, не столь сильно.

Отстранив живое препятствие с дороги, Карл догнал Батист и схватил за плечи. Опустился на колени, целовал руки, а она стояла и смотрела в невидимую пустоту, там, вдалеке. Глаза полны непролитых слез, а их выражение - боли. Этот человек не смог достучаться до нее, сквозь невидимую, возведенную стену отчуждения. Видимо, от отчаяния, бросил букет на землю, а растоптав - ушел.

Действо, происходившее перед глазами девушки, никак не отразилось на ее лице, в эмоциях, будто и не заметила необычности.

Вторая попытка примирения была составлена Жаном и, да, Карл воспользовался случаем. Долго пришлось объяснять и уговаривать Батист дать шанс мужу и поговорить. Она не смотрела на примирителя, ни слезинки, ни злости, просто мимо. Кивала. Понимала, но не принимала.

Она сидела на парковой скамеечке, держала в руках подаренные цветы, а Карл стоял на коленях, говорил что-то спокойным голосом, в котором можно было услышать даже нотки нежности. Слушала французскую речь, но смотрела на траву, под ногами, а пальцы рвали ни в чем неповинные розовые лепестки.

Пришлось уйти, ему, не Карлу. Все заканчивалось и он не нужен. Лишний.

Шагая назад, смотрел на Батист и уходил еще больше влюбленный. А на прощание лишь один взгляд. В нем не было благодарности. Крик.

                ***
Тогда Жан нашел в себе силы уйти, теперь - не сможет. События отчетливо сохранились в памяти, будто случились только что.

Тяжело вздохнув, не торопясь устроился в кресле, откинулся на спинку, глаза сами закрылись.
— Не понимаю вас, мистер Гаустон, - голос звучал глухо, слова проговаривались неохотно. Наваливалась усталость. Похоже, он даже забывал бояться человека стоявшего напротив. - Самое лучшее для меня в данной ситуации - уйти.
— Вы не уедите, пока она сама не попросит об этом, - наконечник трости упёрся в грудь. - Будете у меня на глазах. Я старше вас, молодой человек, на много, и вижу то, что вы хотели бы скрыть, - его голос изменился, он подошел вплотную, - Позволю тебе быть с ней, из-за нее же. Пусть придет в себя. И вот еще что, я ревнив, не забывай об этом, - трость опустилась.
— Угрожаете?
— Предупреждаю.


Рецензии
Ух, Натали! Спешу отписать, ибо, возможно, снова исчезну на несколько дней.
Мне нравится! Читаю с интересом, несмотря на то, что иной раз хочется дернуть тебя за локон - тут запятая, тут... Это - можно сделать и потом. А пока - пиши. Не останавливайся. Пока стоишь под потоком - не останавливайся.
Картинка зрима, характеры героев начинают проявляться более выпукло.
Пиши, Натали! Я жду!:))

Аполлинария Овчинникова   12.05.2016 13:12     Заявить о нарушении
Ух, Поля-Апа! Какой классный отзыв накатала!))) Спасибо.

А на счёт запятых и тому подобных знаков - без проблем, только пальцем ткни, где, свой текст через время перестаёшь замечать, поэтому если кто подскажет - нормально, приму, исправлю.

Всех благ.

Натали Карэнт   12.05.2016 15:52   Заявить о нарушении
Договорились, только после того, как допишешь. Чтоб, сейчас не отвлекалась ни ты, ни я:) Как сделаем, так - оформишь в один файл и выложишь новым произведением, чтобы получить новый авторский номер.

Аполлинария Овчинникова   12.05.2016 16:47   Заявить о нарушении
Договорились.

Натали Карэнт   12.05.2016 16:49   Заявить о нарушении