Яйца

ЯЙЦА

- Сдались мне эти яйца, блин! Гусиные, в смысле! Жену удивить захотел – купил! Ладно. А че с ними в автобус полез? До дому – две остановки! Нет, сперва все прилично было – стою, фирменный пакет над головой держу. А тут тетка с гардиной вперлась! Как Дон Кихот с копьем! И ну -  обустраиваться. Будто в кругосветку собралась ехать. Я говорю:
- Женщина, аккуратней своей железякой вертите. Вы мне все яйца побьете.
А эта – как заверещит на весь автобус:
- Яйца у него, видите ли! А мужики другие стоят, у них че – гирьки подвешены что ли? Так – не жалуются же!
Я говорю:
- Извините. Только ко мне задом повернитесь и все.
- Ах ты, извращенец! – заорала та. - Ишь чего захотел, поганец! При людях еще!
Ясное дело, автобус ульем загудел! Каждый заинтересовался. Мужик здоровенный – первым среагировал.
- Правильно, мамаша шумишь, - говорит. - Расплодились, суки, так и трутся по автобусам! Щас, я его убивать буду!
- Погодь, погодь! – зашамакала какая-то старушенция. – Я хыть глазком гляну сперва. Никогда не видала! Хрычу своему сколь говорила – не хочешь так, поизвращайся хыть что ли. А ему – лишь бы водку жрать!
Я кричу:
- Граждане, да гусиные они у меня!
- Эка дал! – сказали слева. – Мы значит, тут все даже – курам на смех! А у него – гусиные!
- Половой гигант! – ахнула какая-то тетка.
- Танцевать не мешают? – поинтересовался кто-то.
- А я и не танцор! – кричу.
- И правильно! Чем плохим танцором быть – лучше в доноры иди! – посоветовали справа.
- В какие доноры – у него кровь поганая! Извращенец! – орет тетка с гардиной.
- А кто про кровь че сказал – в производители, в смысле!
- Водянка у него, как пить дать! – прошамкала старушенция.
- На грыжу похоже, - сказал мужик в шляпе и очочках.
- Грамотей! Сидит тут, умничает! – взвизгнула напомаженная фифа рядом. – Развратник он, а не грыжа! По роже видать!
Моя тетка – солидарно потрясла гардиной. И проткнула все же – мой фирменный пакет. А следом – завопила пуще прежнего.
- Граждане, граждане, он мне на голову уже капнул! Извращенец!
Тут уж особо моральные стали надвигаться со всех сторон. Им кто-то вяло противился – жалостливые, видать. И около меня - вдруг возник какой-то заклепанный шкет с ирокезом. И принял боевую стойку.
- Ты кто? – говорю.
- Защитник убогих! – говорит шкет.
- Бэтман что ли?
- Типа! Не дрейфь, дядя, щас наши сзаду подтянутся! – и как заорет. – Долой ханжество! Даешь сексуальную свободу!
И тут же получил - гардиной по ирокезу! Но – в долгу не остался! Назревала революция. А это меня – тоже не прельщало. Поднял капающий пакет над головой, припомнил, что видел про Ленина и прокричал:
- Товарищи! Да вот они – яйца!
Автобус оторопел.
- Оторвал, неужто!? - прошамкала старушенция.
- Довели человека, - сказал кто-то.
- Ниче,  в евнухах то, угомонится теперь, - заключили слева.
Но тут автобус остановился. Двери открылись. И я поспешил к выходу. Кляня себя, гусей и производителей гардин.


Рецензии