Только ты. Глава 23

Как только отец повернул машину на нашу улицу, я увидела аиста. Никогда доселе на нашей улице, на самой проезжей части, посреди асфальта, не появлялись аисты. Эти гордые птицы держались вроде бы и недалеко от людей, но все же на определенной дистанции.

Отец его заметил тоже и даже начал притормаживать, но величественная птица важно подняла клюв от асфальта, на котором она собирала рассыпанное, видимо, при перевозке с поля зерно, расправила крылья и пролетела над машиной в сторону поля.

- Деда, аист! – кричал Санька, заметивший птицу слишком поздно, как ему показалось, поэтому теперь крутился на все стороны, пытаясь найти глазами удаляющегося аиста.

- Да вижу. Разлетались тут. Неужели им  на поле мало того зерна? – удивлялся отец и опять  набирал скорость. Я же провожала удивительную птицу взглядом почти до самого поля.

Дома, что бы я ни делала, образ аиста не давал мне спокойствия. Почему-то хотелось верить, что аист не просто так появился нам с отцом на дороге. Идти в сельскую аптеку и покупать тест на  беременность – это значило сразу всему  селу сообщить эту удивительную новость. Поэтому я съездила  на следующий день в райцентр и привезла три маленькие коробочки. Я боялась  делать тест. Пока не знаешь – надеешься, а правда не всегда оказывается такой, какой ее хочешь знать.

Две красные полоски на тесте я восприняла как дар Божий. Первым было желание рассказать Гере о нашем общем счастье. Но он сутра уехал в Киев. Они с отцом решили  перекрывать крышу, поэтому Гера  отправился на разведку в строительный магазин.

- Гера не приехал? – спросила я отца с порога, вернувшись от   соседки, у которой каждый день вечером брали козье молоко для Саньки и Назарчика.

- Может, автобус опаздывает, - спокойно ответил отец, глянув на часы.

- Да нет, автобус приехал. Люди шли, я видела, - волнение поднималось где-то от ног и отбивалось  гулким сердцебиением в грудной клетке.

- Чего ты себя накручиваешь? Увлекся мужик. Ты ведь не думаешь, что у него  другая завелась? – лукаво подмигнул отец. Это он так сглаживал угнетающую атмосферу. – Опоздал на автобус. Приедет на попутке.

Я просидела на  крыльце весь вечер, все более убеждаясь, что с Герой что-то случилось.

- Господи, только бы живой. Никуда не отпущу со двора, только пусть вернется, - как молитву, проговаривала и с надеждой смотрела на дорогу.

Когда к  нашему дому подъехала милицейская машина, и  из нее медленно  вышел капитан, я спросила только одно:

- Он жив? – и по лицу капитана поняла, что нет. Мне передали его вещи и сообщили, что тело в морге. Капитан долго рассказывал отцу, что Гера спас на остановке двух деток ( машина летела на них, Гера оттолкнул), что он герой, что  передачу о нем будут показывать по телевизору, а я смотрела на  его часы и жалела, что он так и не узнал о моей беременности.

До опознания я еще надеялась, что трупом окажется какой-нибудь другой человек, к примеру, укравший Герины часы и кошелек. Как в фильмах. Но под белой простыней было ЕГО тело. Казалось, что он спит. А так хотелось разбудить.

- Вы ему кто будете? – спросил патологоанатом, обращаясь ко мне.

- Без недели жена, - ответила я.

- Сочувствую. Нужно заполнить некоторые бумаги, - мне подсунули какие-то документы, которые я  не глядя, подписала.

- Тело можно забрать завтра, - общая информация.

Мы с отцом решили, что похороним  Германа  возле Леры. На момент похорон все село уже посмотрело новости, благодаря которым узнали о подвиге Геры.

- Такой парень приветливый был. Пожалел деточек чужих, защитил. Вот это человек!

- Такая семья чудесная была. А видишь, Лерочка не захотела там сама быть, забрала мужа с собой.

- А говорят, что  Герман с Любкой жениться собирался…

- Сколько хороших мужиков она со свету свела… Смотри, и слезинки не проронила… Словно каменная. Что ж ты хочешь, черная вдова. Они от смертей  энергию черпают.

Почему-то  все думали, что я не слышу комментариев. Но мой слух настолько обострился, что, даже не желая слышать, я все равно слышала. Да, я не плакала, потому что  приказала себе отгородиться ото всего, что происходило вокруг. Мне нельзя было биться в истериках, переживать и  горланить на полсела  о погибшем Гере, потому что в моем лоне  развивалась маленькая жизнь, которая должна была избавить  меня и  Геру от проклятия  и спасти наши с ним души. Никто вокруг, включая моего отца, не знал об этом, но даже если бы и знали, степень важности этого ребенка могла оценить только я. Уверенности в том, что  это девочка, не было, но я очень надеялась.

Уже когда гроб засыпали землей, у меня закружилась голова, и я чуть не потеряла сознание. Отец поддержал меня и провел к машине.

- Лучше бы выревелась, - посоветовал он.

- Потом, па, - пообещала отцу. Дома, после того, как поминки закончились, призналась, что беременна.

- Вот и прекрасно, - поддержал отец. – Одну жизнь Бог забрал, другую дал. Дети – это счастье. Они прекрасно лечат, - видимо, отец вспомнил, как  лечился нами с Лерой после смерти мамы.

После того, как отбыли 40 дней по Гере, решили переехать все вместе в Киев. При сложившейся ситуации  это был лучший вариант и для меня, и для детей.  Если бы  односельчане увидели мой живот, домыслы и догадки о нашей с Герой совместной жизни  обозлили бы и без того агрессивно настроенных  людей. В отличие от села, в городе никто не совал свой нос в чужие семьи.

Отец устроился охранником  в магазине и работал сутки через двое. Меня до декретного отпуска взяли на подработку нянечкой в детсад,  куда устроили  Саньку и Назарчика.

В сентябре родилась моя принцесса. Как только начались схватки, отец вызвал скорую. Роды были стремительными, уже через три часа акушерка, обмыв ребенка, сообщила:

- Ребеночек такой же хорошенький, как и вы, мамаша. Кого хотели?

- Дочь!

- А муж?

И только теперь я разревелась.

- И он хотел дочь.

- А чего ревешь? От счастья?

- Ага. И от горя, и от счастья одновременно.

- А от горя чего?

- Муж не знает, что дочка…

- Напишешь, я передам записку. Чего реветь –то?

-  На тот свет записки не передают, - меня  принялись успокаивать и угрожать, что мои ревы повредят мне и крошке.

- Ты лучше на куклу посмотри. Красота какая, - и акушерка  поднесла мне к груди маленький комочек счастья.

- Спасены. Спасибо, Боже! – с легкостью вздохнула я и успокоилась.

Когда я впервые назвала дочку Лерой, отец  прослезился.

- Я хочу, чтобы он была такой же, как Лера, - объяснила я ему выбор имени для дочки.

- Конечно. Когда родилась ты, мы долго не могли подобрать имя, - начал вспоминать отец. – Мне нравились экзотичные: Мерилин, Аркадия, Пенелопа. Не смейся, ты могла носить одно из этих имен. А Лера взяла тебя на ручки, чмокнула в носик и сказала: « Я ее люблю. Пусть будет Любовь. Наша Любаша!»

- А сестру почему Валерией назвали? – как-то никогда не поднимался этот вопрос.

- У твоей мамы была подруга Валерия. Хорошая девушка. Они больше были похожи не на подруг, а на сестер. С песочницы дружили. В школе  за одной партой сидели. В институт поступили один. Когда я встретил твою маму, то удивлялся их привязанности. Сразу после нашей свадьбы, Валерия встретила Ираклия. Он дождался, пока она закончит обучение  в институте и увез Леру  к себе на родину в Казахстан. Поначалу писали, звонили, а потом как-то  погрязли в семейных буднях. Родилась твоя сестра. Вера другого имени даже придумывать не стала.

Я смотрела на свое спящее счастье, сквозь сон улыбающееся и демонстрирующее ямочки на щечках (как у Леры) и  понимала, что высшие силы простили мне мою вину. Малышка действительно была особенной. Санька и Назар по очереди тихонько подходили к люльке с Лерочкой  и  любовались крошкой не меньше моего.

- А когда говорить будет? – спрашивал Санька.

- Через годик, Сань,  а может, и раньше, - эта информация его сильно разочаровывала. Это нам, взрослым, год казался  таким небольшим временным отрезком, а  в детстве время  идет медленнее.

- Малая, - констатировал  Санька, брал за руку Назара и уводил в комнату  строить из конструктора машину.

Продолжение  http://www.proza.ru/2016/05/05/1432


Рецензии
Ксюш, даже не знаю, к главе комментарий писать или к вашей переписке с Робертом :)))
Нахохоталась до слёз! :)))
Ты эту миниатюрку с Музой на пляже для всеобщего позитива увековечь, затеряется ведь в рец-ках. Жалко!

Ольга Смирнова 8   22.02.2019 08:15     Заявить о нарушении
Роберт своеобразный читатель, экспрессивный и с юмором))) Он как пришел, как углубился в чтение. Я ж не успевала отвечать на его пачками рецензии. Пока не перечитал - не успокоился.
Я тоже люблю читать и произведение, и переписку Автора с читателями. Иногда такого начитаешь - смешно и грешно. Вы считаете, что эту рецку нужно оформить как миниатюру?

Ксения Демиденко   22.02.2019 22:05   Заявить о нарушении
Обязательно!
Я в саму переписку не лезу, но последняя всегда видна. Так уж получается, что очень часто иду по следам Роберта :)

Ольга Смирнова 8   23.02.2019 04:45   Заявить о нарушении
На это произведение написано 13 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.