Homo, ты sapiens?

С большим интересом прочитал статью профессора А. Мясникова «Патриотизм в границах разума: возможно ли это?» опубликованную в Пензенской газете «Улица Московская» №2 от 25 января 2013г. (Прочитать можно на блоге автора
(Http://www.echo.msk.ru/blog/otvagin/993840-echo/)

Статья глубокая, актуальная с важными выводами. Но, думаю, и у автора и у редакции «УМ» есть понимание того, что поднятая тема, настолько сложна и многогранна, что не может уместиться в рамках одной газетной статьи. Поэтому и последовало приглашение к дискуссии.  Желание дополнить дискуссию некими новыми гранями и послужило поводом к написанию этих заметок, которые были опубликованы в газете «Улица Московская» №3 от 1 февраля 2013г. под редакционным названием «Патриотизм в границах разума? Версия Михаила Архангородского», с некоторыми редакционными сокращениями и изменениями.

При исследовании первобытных обществ, доживших до настоящего времени и не знающих государства, мы видим, что патриотизм у них есть и концентрируется вокруг представлений о предках. Предки обожествляются, их духи помогают добывать пищу, воевать, вступать в брак, умирать, сохранять единство племени пр.

Можно предположить, что первобытные представления о патриотизме, как постоянной духовной связи с умершими предками, являются корнями для самых разнообразных форм патриотизма существующих сегодня. А сегодня мы можем наблюдать целую шкалу различных видов того, что называют патриотизмом от агрессивного национал-патриотизма до диогеновского космополитизма. Точно так же мы наблюдаем различное отношение людей к феномену патриотизма. От поиска внешнего врага, и через это максимальной, гипертрофированной самоидентефикации и обретения смысла и значимости своего существования в рамках своей нации, по праву рождения, в экстремистском национал - социализме, до максимальной личной и профессиональной самореализации через приобщение к мировым и локальным экзистенциальным, общечеловеческим ценностям, верованиям, сообществам и природе планеты.

Что бы ответить на вопрос о возможности патриотизма в границах разума, нужно, немного ни мало, ответить на вопрос является ли человек разумным или только разумным?

Весь мой 40-летний профессиональный опыт психиатра, психотерапевта, психолога, говорит мне о том, что человек в большей мере является существом иррациональным, чем разумным. Европейский исторический опыт, более чем трехвековой, также говорит об этом. В 17 веке просветители Франсуа Мари де Вольтер, Жан-Жак Руссо, Джон Локк, Шарль Монтескье, Дени Дидро, Жак Тюрго, Адам Смит, Жан Мелье и другие заявили: бог не в моде. Нельзя строить общество на основе идеологии религиозных верований. Разве среди человеческих сообществ мало образованных, разумных людей. ученых? Пусть они и устраивают общество на основе разума и здравого смысла. Не избежал их влияния и великий Иммануил Кант. Все это привело к борьбе кланов и групп, которые претендовали на право управлять обществом, т.к. они умнее, правильнее, патриотичнее других.

В конце концов, это спровоцировало волну революций, прокатившихся от Франции до России, что в 20 веке привело, в итоге, к установлению самых страшных диктатур в истории человечества, как на национально-расовой, так и на основе коммунистической идеологий, которые казались «разумными» огромному числу «патриотически» настроенных людей, привело к двум страшнейшим в истории человечества мировым войнам. Возник и кризис религиозной мысли в христианстве. Ни догмат об искупительной жертве Христа, ни тезис о разумности человека не помогли устроить счастливый миропорядок, не облагородили человеческую природу. При этом культивация чувства патриотизма, активно эксплуатирующаяся сторонниками и религиозного и «разумного» мироустройства, привела только к бешеному росту внутривидовой человеческой агрессии. В значительной мере мысли Л.Н. Толстого о патриотизме и мире оказались пророческими.

Объяснение иррациональности основного вектора поведения и взглядов людей и их сообществ в дуалистической природе психической жизни человека.

Каждый человек имеет сознание и разум, которые очень различаются по своим качествам широты, глубины, социализации, морально-этической «надстройки». Различия в сознании людей объясняются огромным влиянием на сознание и разум большой бессознательной части психики, аккумулирующей память, индивидуальную и коллективную. Индивидуальная часть бессознательного включает память о жизни самого индивидуума, его предков, их проблем, достижений, как свидетельствует холотропное направление в глубинной психологии, прежних жизней.

Поведение индивидуума это вершина пирамиды бессознательного океана всего, что было до него. Кроме того бессознательное человека включает коллективное бессознательное, в которое исторически был включен индивидуум и его предки. Коллективное бессознательное архетипически, имманентно объединяет людей в социальные и национальные группы, имманентно определяет и патриотические чувства и взгляды, которые человек исповедует, при этом, не очень понимая, почему это в нем присутствует.
      Каждый выбор человека автоматически активизирует бессознательную динамику психических энергий несущих память обо всем вышесказанном и рождается решение, взгляд чувство, которые воспринимаются, как нечто свое, родное, даже если они подавляют логику разума.  Бессознательное не лжет, не подтасовывает, не имеет моральной и социальной надстройки. Оно выдает «на-гора» все, что есть в нем в чистом виде. Все это «просто» появляется в сознании, слегка или сильно в нем обрабатывается социально, морально и становится частью «я» индивидуума. Объяснять это человек может как угодно, в силу того, что понимает его сознание. Так рождается и чувство патриотизма. «Первобытные» племена имеют мудрость понимания роли подсознания, что выражается в «тотемизации» культа предков, с которого я начал эти заметки.

Отрицание и попытка уничтожения большевиками личностной и коллективной памяти, являющихся одним из краеугольных камней психической жизни людей и нации, нанесло миллионы тяжелых психических травм людям и нации в целом, которые до сих пор не излечены. И гипертрофированная активность церкви в обществе и экстремистские формы патриотизма и «патриотическая» идеология – все это стихийные попытки залечить душевные травмы нации негодными средствами.

Совсем недавно был расшифрован геном человека. Удивление ученых вызвал факт, что лишь 3% генов ответственны за биологическую наследственность. А для чего существуют остальные 97%? Не для хранения ли всего, что мы имеем в подсознании и что, пока эмпирически определив, называем психогенетической памятью?

В исторический период образования государств и империй интимно-личностное, «тихое», «семейное» чувство патриотизма присваивается государствами и вовсю используется с политическими целями. Государство переключает внимание подданных с любви к семье и друзьям, месту рождения, своему народу, лишенное всякой агрессии и ненависти к «иным» на «добровольно-принудительную» любовь к государству от которой до ненависти к «иным» один шаг. Но если вспомнить, что государство в принципе инструмент насилия, пусть даже с самыми благородными декларируемыми целями, то искренне любить его может лишь человек с мазохистскими чертами в характере.
        Любовь жертвы к насильнику это уже из области «Стокгольмского синдрома». Если верить Э. Фромму, то в деспотичных государствах у людей формируется садо-мазохистский социальный характер. Все люди имеют индивидуальную личность, при этом удовлетворение они находят в преследовании и осуществлении репрессий или сами являются жертвами преследований и репрессий по разным поводам или пребывают то в одной, то в другой роли попеременно в зависимости от политической ситуации. И те и другие активно декларируют свой патриотизм, который в этих случаях не является имманентным, бессознательным чувством, а скорее представлением неосознанно сформировавшимся под влиянием того или иного пропагандистского внушения. Такой вид «патриотизма», активно эксплуатирующийся «партией войны», по всей видимости, имел ввиду,  и совершенно справедливо, активно отрицал и критиковал  Л. Н. Толстой.

Эгоизм, как душевный склад, как важнейший мотив к деятельности, направленный на собственное благополучие, свойственен человеку, как виду, да и не только человеку, а, по факту, всему живому на земле. В этом Кант был, безусловно, прав. У человека он существует в диаде эгоизм-альтруизм. Эгоизм неотъемлемое свойство человека. Его может быть меньше или больше, но он присутствует всегда. Участвует ли это личностное свойство в формировании «развитого патриотического чувства»? Безусловно. Но не только, как мы уже выше убедились.

Патриотизм и эгоизм неотъемлемые, социально окрашенные свойства человеческой личности, необходимые для биологической и социально-психологической адаптации, присутствующие в разных, иногда очень причудливых комбинациях, которые порождаются причудливыми комбинациями человеческого бессознательного и грубо искажаются или подтасовываются при государственно - идеологическом «участии», которое выгодно власти и дезориентирует людей, побуждает их к агрессии к социальным, политическим, религиозным группам, иноплеменникам, другим государствам, плодит ненависть, разрушающую живую душу народа.
        Представлять патриотизм национальной идеей равнозначно тому, что считать национальной идеей наличие у нас двух рук и ног, языка. По той же логике патриотизм не может оцениваться в категории «добродетели». Тот, кто пытается скрепить империю государственным патриотизмом - на ложном и опасном пути. Все это будет иметь плачевные последствия, добро бы только для тех, кто разжигает пожар агрессии и ненависти, но ведь в эту воронку может утащить большое количество людей и даже весь народ с весьма плачевными последствиями. Все это в нашей и не только в нашей истории уже было.

Возникает вопрос. Что же делать, если человек обречен слепо следовать своим бессознательным устремлениям? Прежде всего, осознать, что у нас накопилось в подвалах души. Что за старый хлам мы пытаемся протащить в сегодняшнюю жизнь. Что за варварство мы пытаемся выдать за лозунг дня, за абстрактную формулу из двух слов под названием «национальная идея». Если найдем в себе силы осознать это и избавиться, значит, нам вполне по силам будет создание справедливого, разумного государства.

Один мой знакомый, летевший из Китая в Москву рассказывал: «Сижу я в самолете и часами лечу над бескрайним пустым пространством, в котором ничего не видно кроме лесов. И это гигантское пусто пространство - Россия». И я подумал, многие ли из нас видели свою страну, о которой так много говорим? Многие ли прошагали, проехали ее от края до края, прочувствовали? Вот человек пролетел на самолете и увидел пустоту. Может забыть нам об абстрактно-идеологических построениях политтехнологов о патриотизме, а обустроить то самое пространство пустоты. Все польза для людей.

                М. Архангородский
                Пенза, февраль 2013г.


Рецензии