Брак по расчету

Ергимай  в  57 лет влюбился, и  решил жениться на  русской молодке Нине. Она согласилась! Это известие взбудоражило весь аул и подняло  волну сплетен и пересудов. Никогда еще после объявления Победы в Великой Отечественной войне, не было такой волнующей новости.
Ергимай, несмотря на свой возраст, был красивым и крепким мужчиной. Хорошо  держал в руках хозяйство и в ауле считался  зажиточным.
 Благодаря своему уму и трудолюбию, он сумел в  годы войны и после увеличить  поголовье скота.  В его доме голода никогда не было. Всегда было  мясо, хлеб, молоко ,сметана. Был  достаток. Успевал он съездить  в областной  центр. Что-то выгодно продать и купить нужные вещи: ткани, мыло, табак, керосин, сахар, посуду.
Его жена не смогла пережить трагическую смерть сына. Он упал неловко с лошади и сломал шею.  Остался  мужчина  один одинешенек в большом  добротном  доме. Но характер у Ергимая был стойкий и никто и никогда  в ауле не услышал от него даже вздоха горести.
 Аул притих в ожидании. Кого назовет Ергимай  невестой? Кого приведет под свой кров? Засуетились свахи - кумушки, предлагая мужчине выгодные партии. Но он только усмехался и крутил седой ус.
Лежа на холодной вдовьей постели, Ергимай  решил, что никогда не женится по расчету, как в  далекой юности. Женили его родители  и взяли хорошее приданое. Теперь он возьмет себе в жены только понравившуюся ему женщину. Или вообще не женится.
Но шло время, а  такой женщины не  находилось. Постепенно Ергимай стал привыкать к одинокой жизни. Все надоедливые бабьи разговоры о сватовстве  резко пресекал. Мужчина  был  физически сильным - легко кулаком  мог, вразумить каждого кто попытался бы над ним пошутить. Но  таких желающих не было.
Нина, молодая учительница с  грудным ребенком из  голодающего Ленинграда,  приехала в аул   в августе 1942года.  Председатель колхоза думал, как трудоустроить ее. Колхоз  занимался  овцеводством и коневодством, молочной фермы не было. Решил оставить ее в правлении  счетоводом и секретарем. Писать  бумаги: отчеты и справки на русском языке. Сам  председатель имел всего три класса образования.
У Нины была яркая  внешность: высокий рост, ладная фигура, светлая кожа, огненно-рыжая копна волос. Ярко-голубые, как промытое весенним дождем небо, глаза смотрели  умно и весело. Дочурка ее Даша была точной копией мамы.
Такая необычная для казахского аула  внешность вызвала  смятение среди мужского  населения.  И скрытую, а  порою и явную неприязнь женщин.
Характер у Нины  был не простой. Могла посмеяться, могла и нагрубить. Женщина  понимала силу своей прелестной красоты. Но женскую честь соблюдала, и никто из мужчин не мог похвастаться тем, что был с Ниной в близких отношениях.
По семейному положению она стала вдовой, после того как получила похоронку на мужа в  январе 1945года. Мечтала вернуться вновь в Россию, в Ленинград. Но для этого нужны  были деньги. А где их в бедном ауле  возьмешь?
Вот и жила  женщина в маленькой комнатушке, при правлении. Перебивалась, как могла. Хорошо, что председатель колхоза,  жалея вдову фронтовика, выделял ей  мяса, муки и молока для ребенка. Иногда, втайне от жены, давал  сахара и топленого масла из своих семейных запасов.
Он и сам любовался своим счетоводом. Уж больно была хороша! С того момента как она появилась,  словно солнышко освещало убогую комнатку правления. Саит-ага (так  звали председателя)  был  мужчиной добрым и справедливым. За это его уважали и в пятый раз выбирали в председатели колхоза  односельчане.
Нина  навела  порядок в скромном  делопроизводстве колхоза. Заставила привезти из города новые конторские принадлежности: папки, скрепки, бумагу, карандаши.  Починили  старый шкаф  для книг и папок. Убрали  пыль, и грязь с подоконников и стекол окошек. В правлении появились   белые из марли занавески на окнах.  Сменился даже воздух в комнате. Нина  запрещала в правлении курить и плеваться на пол. Приходила на работу в  скромном, но красивом  зеленом платье с белым кружевным воротничком. Рыже-золотая коса  аккуратно была уложена на голове короной.
Председателю  нравился такой порядок и чистота в правлении. Помогала  Нина и в составлении отчетов и других документов  на русском языке, которые требовали в областном или краевом центре. И все бы хорошо, но Ниночку доставали поклонники.
Положение свободной женщины, вдовы, провоцировало всех свободных мужчин аула к активным действиям для  завоевания сердца красавицы. И женатые мужчины  тоже  питали, какие то надежды.  Это вызывало  неизбежные стычки и драки.
Нина вела себя строго. Никому не давала повода  на большую близость. Но разве ее улыбка, красота или случайный теплый взгляд сам по себе не дарил эту надежду?
К весне обстановка в ауле так накалилась,  что к председателю пришла  целая делегация из замужних и незамужних женщин.
Впереди женского  «батальона» шла  Майра. Известная сплетница и любитель  скандалов. Она была в грязном платке, засаленном, потерявшем цвет  халате и азиатских калошах на босу ногу. Она вышагивала впереди женской толпы, как  грозный броненосец. Глаза ее сузились и горели черным огнем. Рот сжался в брезгливую гузку.
Нина сидела и писала за столом. Она догадалась, зачем пришли женщины. Вчера вечером под дверями правления произошла жестокая  драка. Подбежавшие мужики, еле разняли двух здоровых соперников. Причина  драки была одна - Нина.
Но  Саит-ага был не робкого десятка. Скрыв свое волнение,  бойко защелкал на счетах, изображая  занятого человека. Его  спокойствие передалось  Нине. Она, побледнев, уткнулась в бумаги.
Этот прохладный прием Майру не смутил. Плюнув на чистый пол и растерев плевок калошей, она начала свою речь:
-Мы пришли к тебе, Саит-ага, председатель наш,  что бы ты оградил  мужиков от этой рыжей ведьмы! Да что же это такое! Она всем аульным батырам голову  закружила!
Они так и толкаются возле правления и в окошки посматривают. Днем и вечером! Ладно бы холостые!
Но наши мужья!
Вон у Айши. Вообще сбежал из дома и ночует в колхозной овчарне, на сеновале.
А у Гульнары муж заявил, что будет по мусульманскому обычаю брать вторую жену. Русскую Нину. Когда она ему возразила, побил ее. Покажи   свои синяки.
А у меня  муж? Днюет и ночует возле правления! Я специально посчитала, сколько раз  заходил  к вам.
Знаете сколько? Пятнадцать раз! Что бы  полюбоваться вот на эту ведьму!
 У Айслу жених отказался от женитьбы.  Опозорил девушку! И все из-за нее проклятой!
 Так что гони ее в шею. Она разваливает наши прочные семьи. Мужья от рук отбиваются!
Майра говорила долго и, сбиваясь,  начинала вновь. Женщины, ободренные таким выступлением, поддакивали ей.
Кто то  хныкал. Кто то плакал. Кто то бубнил.
Наконец, в правлении повисла  тревожная тишина. Только скрипело перо у пишущей Нины.
 Саит-ага, встал и выпрямился.
Глаза его холодно сверкнули под  стеклами стареньких очков. Неторопливо и внушительно, как и полагается бастыку ( начальнику) он начал свою речь:
-Я внимательно и терпеливо вас выслушал. Теперь послушайте меня. Я говорю как представитель советской власти.
Нина Георгиевна официально является вдовой фронтовика. Понимаете? Солдата, который воевал за нас   и погиб. Поэтому  государство ее  защищает. А значит, защищаю и я.
Во вторых, у нее на руках малое дите и помогать его растить  некому.
 А в третьих, скажите, только честно, Нина с кем- то из ваших мужей была  близка? Она живет здесь. В комнатке при правлении.
И на ночь я выпускаю для охраны двух  огромных  собак-алабаев. Они бы  покусали всякого, кто попытался бы проникнуть в дом  правления.
Повисла тишина.
-Так была  близка  она или нет? Факты есть? Или одни бабьи сплетни?- рявкнул, как медведь, председатель.
Но не такая была Майра, что бы  испугаться председателя. Скривив  ехидный рот, и покосившись на полыхающую румянцем Нину, она  пропела:
-Так мы и пришли,  что бы предупредить факт измены наших мужей. Когда  она  загуляет  с нашими мужиками, будет поздно.
Но председатель и здесь был на  высоте! Он твердо и веско продолжил свою речь:
- Загуляет, говорите? Ну а теперь послушайте меня. Теперь не как председателя, а как мужчину. Вот ты, Майра, почему такая ходишь? В грязном платке?
От твоего халата воняет бараньим салом. Следить за мужем у тебя время было? А вот  постирать свой халат не нашлось. А ведь я  помню тебя десять лет назад. Какая ты была красавица.
Так что же случилось с тобой? Почему ты превратилась в такую грязнулю и злую сплетницу? Какому  мужчине захочется делить постель с такой замарашкой?
А ты, Айша? Как не пройду мимо твоего дома, так слышу, как ты орешь и ругаешься. Так громко, что слышно на улице. Я бы тоже сбежал от такого ора в овчарню.
 Ты, Гульнара,  любишь  ходить в гости. У тебя что,   домашних дел нет? Или бабьи сплетни  важнее мужа? Поэтому и решил твой муж Сагит завести вторую жену, что бы та всегда  была  дома.
 Айслу не реви, а радуйся. Тебе повезло. Хорошо, что  твой жених тебя до свадьбы  бросил. Лучше было бы, если после?
 Я хочу сказать,  вы сами,  женщины, виноваты! Забыли вы, что штамп в паспорте и дети - это не коновязь! Внимание и любовь мужа  нужно уметь сохранить и после свадьбы.
И еще хочу сказать  главное. У Ниночки есть солидный жених. Одинокий и порядочный. Посватался за нее.  Так что успокойте  мужей. Жених у Нины есть. Вот так то.
 Идите домой с Богом. И подумайте о моих словах. Уходите. Я занят!
От такой новости у женщин округлились глаза, и отрылся рот. Потоптавшись, гуськом они вышли.  В правлении опять повисла  тишина.
Нина подняла, опущенное к столу,  красное от смущения лицо, и спросила председателя:
-Это какой еще жених?
Саит-ага ответил нехотя:
-Молчи, милая, молчи. Не знаю. Взял  грех на душу, соврал про жениха я. Что бы баб успокоить и охладить пыл аульных ухажёров. Через час весь  аул будет знать, что у тебя есть жених. А значит и защита. Это вернее охраны собак-алабаев будет. Придумаем что - ни будь обязательно! Поняла?
-Поняла.

2 часть
Пришла  долгожданная весна! Люди,  животные и птицы нежились  под первыми  желанными лучами солнышка. Бурно сходил паводок, и прямо на глазах лезла упрямая зеленая травка-лакомство для скотины. Степь, едва просохнув от растаявшего снега, готовилась к взрыву  цветения. Тюльпаны, гусиный лук, горицветы за один день превратят бурую равнину в цветущее душистое безумие!
Председатель решил проверить отдаленные чабанские точки в степи. Они служат чабанам  источником воды и местом отдыха. Это небольшие глинобитные мазанки с летней печкой и обязательным колодцем. Зимой там никто не живет. Нужно было починить мазанки после зимы. Почистить колодцы, отремонтировать кровлю.
 Подготовить к лету.  Саит-ага решил взять Нину с собой. Когда  еще она сможет посмотреть цветущую степь? Да и малышке, которой  шел пятый годик, полезен свежий воздух.
У Дарьи (так ее звали)  не складывались отношения с аульной ребятнёй.  За рыжий цвет волос ее дразнили  «кызылбас» (красноголовая)  и часто обижали. Но девчонка  не  сдавалась. Лихо бросалась в обидчиков   кусками кизяка и отчаянно дралась.
Сейчас она тихо сидела на руках у матери и с любопытством  смотрела на согретую весенним солнышком и расцветающую степь.
Двуколка председателя остановилась у первой чабанской точки в  семи километрах от аула. Нина, осмотревшись, воскликнула:
Ой, как здесь красиво! И какой воздух! Совсем не воняет навозом и дымом.
Ей  очень понравилось  место, где располагалась эта чабанская точка. Степь   плавно изгибалась зеленой дугой в неглубокий овраг, где бил чистый, как хрусталь, родничок.
С наступлением жары он не исчезал, только журчал тише. Его воду накапливали в больших  глиняных емкостях и поили этой водой большие отары овец. В этой  лощинке буйно  рос шиповник, волчья ягода и даже ежевика.
Влага от родника и кроны низкорослого карагача по краям оврага, защищали этот небольшой оазис от изнурительной жары летом. На краю лощины и стояла глинобитная маленькая мазанка с двумя окошечками.
Нина  взмолилась:
Дядя Саит,  я  хочу  здесь пожить! Как хорошо здесь. И  Дашке нравится. Можно? Хоть на недельку? Устала я  от косых взглядов женщин и похотливых мужских шуточек. Живу в  правлении, как в тюрьме. Света белого не вижу.
Председатель не на шутку испугался:
- Что ты, милая! Как тебя с ребенком здесь я поселю? До аула  семь километров. А если  худой человек придет? А если волки? И как я в правлении буду без тебя? Привык я к тебе.
Нина  заплакала и стала умолять председателя:
-А я возьму двух овчарок-алабаев. Они защитят! И берданку возьму .Ну пожалуйста .У меня за три года даже отпуска не было ни разу! Только на месяц!
Председатель начал  рассуждать вслух:
Одну тебя с дитем я не пущу! Даже и не проси! Грех на душу не возьму. А вот под присмотром хорошего человека можно.
Помнишь, я соврал про то, что жених у тебя есть? Ложь моя успокоила многие горячие головы. Но у лжи  короткие ноги.
 Стали поговаривать о том, что это враньё. Мы  эти разговоры пресечем. Ты тут  с  дитем поживешь на вольном  выпасе. Вон как радуется Дашенька!
Ребенок действительно бегал и смеялся по свежей сочной травке за бабочками и кузнечиками и любовался  цветущим шиповником.
А председатель продолжал свои мысли вслух:
Коровёнку тебе свою дам. У меня их три. Нам с моей старухой хватает молока. Научишься   доить. Это дело не хитрое.
Семян тыквы дам - посадишь. Земля  здесь хорошая. Раньше здесь   бахчи сажали. Знатные арбузы росли. Так вот главное, Ниночка!
 Будет тебя каждый день навещать мужчина Ергимай-ага. Он порядочный, добрый. Тебя никогда не обидит. Молчун, правда. Но это даже  хорошо. Запомни, милая: для всех он - твой  жених! Поняла?
Как жених?
-Да не пугайся. Это просто для того, что бы никто ни вздумал к  тебе приставать. Ергимай шутить не любит! Даст кулаком, раз и больше не понадобится. Он очень сильный!
 Вдовец. Я его попрошу помочь тебе, как председатель. Даже за это трудодни ему начислю.
 Как за охрану  колхозного имущества. Будут знать в ауле, что ты не одна  здесь живешь, а с женихом. Никто из аульных кобелей и не сунется. Ергимая боятся и уважают.
- А когда мы  переедем сюда?
-Вот приедем в аул, соберешься. Ергимай тебя и перевезет.
-Хорошо. Спасибо вам. Саит –ага..

Ергимая вызвали в правление к председателю.   Бастык (председатель) попросил перевезти его счетовода Нину с  дитем на лето в ближайшую чабанскую точку. Нужно было каждый день навещать ее и помогать по хозяйству.  Это  святое  дело! Помочь вдове фронтовика в работе. Мужчина охотно согласился.
Ергимай держался особняком ото всех. Слыл в ауле нелюдимым. Ни с кем дружбы не вел. Поэтому не знал всех аульных сплетен про Нину.
Рано утром, ежась от холода, на старой колхозной телеге прижавшись,  друг к другу ехали мама и дочь. Рядом лежал их скромный скарб.
 Аульные сплетницы собрались  возле колхозного правления и злорадно перешептывались. Майра,  щуря свои  змеиные глаза, бурчала:
-Повез  рыжую ведьму в степь. Пусть ее там волки и задерут.

3 часть
Приехав на чабанскую точку, Ергимай  стал  приводить мазанку в порядок. Залез на крышу и залатал прорехи. Вычистил  земляные полы. Затем, починил летнюю печку и  собрал кизяк для растопки.
 Взяв, ведро наносил воды из ручья. Вытащив из сумки  кусок свежего присоленного мяса, попросил Нину:
-Сварите  мясо. Вот   лук, лепешки, сало  курдючное.
От такого изобилия еды у женщины на  глазах навернулись слезы.
-Спасибо большое. Мы мясо давно не ели. Дядя Саит-ага дает нам иногда. Когда может. И на том  спасибо.
Потом мужчина полез в грудной карман бешмета и вытащил белые кусочки сахара. Протянул их девочке:
-Тебе милая.
 -Спасибо! – ответила  девочка.
Ергимай покачал головой и сказал:
-Ей нужно есть хорошо. Худенькая какая! Растет же. Я завтра приведу корову  и научу  вас, ее доить. Жирное молоко дает она. Белый платок  у вас есть?
Нина покачала головой и сказала:
-Нет у меня  белого. Я платки вообще не ношу. Только шляпки.
-С вашим цветом волос к корове подходить  опасно.  Лягнет еще. Я платок привезу.
Через два часа  запах вкусного мясного варева разнесся по всей  зеленой  балке. Нина  стыдливо положила на стол две   лепешки. Это был весь их запас еды на день.
Увидев эту вопиющую бедность, Ергимай густо покраснел. Стал вынимать содержимое своей  сумки.
Домашняя копченая колбаса, свежие лепешки, густой каймак (сливки) в глиняной плошке, курт ( твердый сыр),  айран( кефир) , колечки  вяленого жирного сазана. Все чем богат чабанский стол!
Густой  и ароматный бешбармак можно есть, наслаждаясь каждым глотком! В нем   мясо, и лепешки, сваренные в густом бульоне, лук, порезанный кольцами.
Неторопливо ели за столом все вместе. Отяжелев от еды и осмелев, Даша вдруг  залезла Ергимаю на колени и прижалась к нему, как воробышек. Потом  внимательно посмотрела мужчине в глаза и огорошила его следующими словами:
-Ты хороший? Ты - жених? Я знаю, это слово значит хороший  человек. Так сказал Саит-ага. А он всегда говорит  правду.
От таких слов ребенка, Ергимай смутился и  покраснел. Нина от удивления лишилась дара  речи.
-Ну, какой же я жених? Я старый и некрасивый - пробормотал Ергимай.
-Нет! Ты не старый. У тебя усы только чуть- чуть  седые и ходишь ты без палочки. И зубы все есть. Ты - красивый, потому что добрый. Нас  с мамой пожалел, помог нам. Едой вкусной  угостил.  Значит, ты - хороший. Жених!
Ергимай  опустил глаза. Ему не хотелось ничего говорить. Ему  было очень хорошо. От того, что на руках был ребенок. Или, может потому, что впервые после стольких лет одиночества  он  обедал не один.
Молчала и Нина. Она смотрела на раскрасневшуюся от  сытного обеда дочь, и  понимала, что  страшная  лапа голода отпускает их с ребенком.  Будет корова, будет молоко, будет ребенок сытым.  Что еще нужно ей, женщине для счастья? После убийственного голода в Ленинграде.

Ергимай возвращался в аул поздно.  Нужно было еще сделать много дел. Напоить своих овец, дать корм коровам, почистить навоз. В голове  засело, как заноза слово: «жених».
Он  вспомнил, как много лет назад, так же вернувшись после трудного дня ,  хлебая горячую шурпу, впервые услышал это слово от матери. Она, измученная  чахоткой, гладила  его иссохшей рукой и молила:
-Сынок! Завтра едем сватать  тебе невесту. Уже все сговорено. Отдают ее без калыма. Да  еще с богатым приданым. В девках засиделась. Да и некрасивая. Но с лица  же воду не пить? Сынок! Покорись судьбе! Хоть ты будешь жить в сытости и достатке. Жених ты теперь. Жених!
Слово  матери для Ергимая было законом. И смирился он. Высокий, красивый, сильный мужчина взял в жены косоглазую, рябую девушку из богатого рода. Богатство мало изменило род занятий Ергимая. Так же целыми днями в седле и такая же работа от зари до зари.
После смерти матери, наперекор родне жены, вернулся в родной аул. Построил большой дом с пятью комнатами и летней кухней. Но лада в семье не было. Жена Ергимая была взбалмошная, сварливая и высокомерная женщина. Чувствуя свою неприглядность и молчаливую покорность мужа, изводила его  черной  злобой.
Только через месяц после свадьбы, Ергимай  смог исполнить свои супружеские  обязанности в спальне. И этот акт любви для него превратился в кошмар. Жена начала дико кричать и стонать. Жаловаться на боль. Пришлось Ергимаю сбежать от воплей жены на сеновал.
 Больше он никогда в спальню жены не заходил.  Через  девять месяцев жена родила  ему сына. Радости Ергимая не было предела! Черный полог невезения сдернули, и впереди показался розовый рассвет.
Но со временем ,Ергимай понял, что   судьба жестоко посмеялась над ним. Мальчик рос  капризным, ленивым увальнем. Жена  баловала его. Внешне сын все больше становился похож на жену.
Толстый и неуклюжий в 16 лет он, упав неловко с лошади, повредил себе шею и умер через три дня. Жена обвинила Ергимая  в этом несчастье. Мужчина практически перестал бывать дома. Летом  ночевал в чабанских юртах. Зимой чуть свет садился на коня и уезжал,  лишь бы не видеть безумный и вечно ненавидящий взгляд своей жены. Однажды, вернувшись,  домой, он нашел ее мертвой на полу, возле   детских вещей сына.
С той поры Ергимай стал жить один. Несчастливая семейная жизнь оттолкнула его от людей. Только в просторной  степи его душа находила успокоение.
Степь своим вечным спокойствием и разнообразной красотой лечила его душу. Особенно  Ергимай любил весеннюю степь!
За каких - то два дня она покрывалась до самого горизонта ковром из разноцветных  тюльпанов. Срывая степной  цветок, Ергимай всегда удивлялся щедрости природы .
Ни одного одинакового цветка, ни по цвету, ни по форме не было! А запах степных  тюльпанов! Такой тонкий  и прекрасный. Он проникал в душу, возрождая надежду на лучшие перемены в жизни.
На следующее утро Ергимай ехал в чабанскую точку с  радостным настроением. Он вез малышке кусочек  сахара. Нине - новый белый платок. Впервые  за долгие годы его жизнь стала наполняться смыслом. Впервые его ждали с радостью! Издалека он увидел  девочку, которая бежала с криком на всю степь:
-Жених приехал! Жених!
И это слово уже  не резало его болью прошлых лет, а дарило радость и надежду.

4 часть

Вслед за яркой и прохладной  весной в степь пришло жаркое лето. Нине и Дашеньке было  хорошо и спокойно на чабанской точке. Всю тяжелую работу добровольно взял на себя  Ергимай.
Он приезжал до рассвета и наполнял большие глиняные корыта прохладной водой. В жаркий полдень к чабанской точке  из степи приходили овцы и выпивали всю воду до капельки. Он успевал подоить корову. Несмотря на белый платок,  корова не подпускала Нину и отчаянно лягалась.
Ергимай  полол тяжелой мотыгой небольшой  огородишко с  дружными всходами картошки и плетьми арбузов и тыкв. Собирал лепешки овечьего помета  для приготовления степного топлива-кизяка.
Делал он всю эту работу с радостью. И  терпеливо ждал, когда откроется дверь мазанки, и появятся две ее хозяйки. Они выбегали с полотенцами через плечо, весело смеясь, и неслись к ручью, что бы умыться.
Потом все вместе втроем дружно завтракали свежим парным молоком и лепешками. Сидели за столом, как настоящая семья. Сердце мужчины оттаивало ото льда одиночества, наполнялось радостью.
По желанию Даши, Ергимай сажал ее на луку седла и увозил  далеко в степь. Они смотрели, как живут суслики, как парит и охотится беркут, как пасутся бараны. 
Ергимай учил малышку казахским пословицам и поговоркам. Учил казахскому языку. Девчушка легко запоминала и с удовольствием  училась.
Однажды она спросила мужчину:
-Почему нас с мамой не любят в ауле? Потому что мы - русские?
На что Ергимай ,вздохнув, ответил:
-Неправда! Зачем ты судишь о людях по одной  злобной Майре и ее подружкам? А дядя Саит и его жена тетя  Камилля? А я? А люди в ауле, которые  помогали вам ?  Добрых людей на свете больше.  Просто  злые  заметнее. Вот и все!
Потом взяв Дашину маленькую ладошку и  показывая на пальчики начал объяснять:
-Вот видишь - все пальчики разные. Как люди: казахи, русские, узбеки и корейцы. А сожми их в кулак, будет сила. Вот фашистов  вместе и победили. А представь, если пальчики  твои будут ссориться? Всей ручке, всем пальчикам  будет больно.
Иногда Даша  своими вопросами ставила мужчину в тупик.
-Скажи, дядя Ергимай, а какое у тебя самое  большое желание? Мечта какая?
Мужчина задумался. Действительно, вот уже много лет он жил как придется, без мечты. День прошел и хорошо.
Девчушка  покачала головой и укоризненно  заметила:
-Взрослый, а мечты   нет. Нужно иметь мечту! Вот я, до приезда сюда, очень мечтала  наесться досыта! И моя мечта  сбылась! Здесь,  я ем  лепешки досыта.  Даже мясо ем! Значит, мечты сбываются?
Ребенок весело  продолжал рассуждать:
-А я теперь моя мечта  другая! Я хочу,  чтобы моя мамочка никогда не плакала и больше улыбалась.
 Эта моя мечта тоже  начала сбываться. Моя мама уже давно не плачет по ночам и чаще  улыбается! Так что ты, дядя Ергимай,   заводи мечту. Она сбудется обязательно! Ладно?
Вздохнув, мужчина ответил девочке:
-Обязательно подумаю об этом. Будет мечта! И ты первой о ней узнаешь. Договорились?
-Жараиды(прекрасно!)  по-казахски ответила девчушка.
 А теперь поедем к маме. Пора и обедать! Сегодня будет вкусный куырдак из мяса.
На что Даша соглашалась и просила:
-Поедем! А завтра ты покажешь мне лебедей?
-Конечно. Поедем на озеро Челкар. Но это очень далеко. Долго придется ехать верхом. Ты не устанешь?
Малышка со смехом отвечала:
-Нет, дядя Ергимай. Я сильная, как мама.
Ергимаю было легко  с Дашей. Она не хитрила и не капризничала. Добрая и чистая детская душа была открыта и понятна.
А вот с Ниной Ергимая охватывала робость и смущение. Он никогда не смотрел ей прямо в глаза и больше молчал.
Его волновала  красота  этой женщины. Старался понимать ее желания без слов. Но однажды случилось то, что навсегда перевернуло его отношение к Нине.
Был жаркий полдень. Ергимай на дальнем покосе помогал убирать сено колхозникам и с утра не смог приехать на чабанскую точку. Но душа его рвалась и скучала  сладкой болью.
 Поэтому  торопился доделать задание председателя и проявлял сноровку. Закончив последний стог, не отдыхая, сел в седло и погнал своего коня наметом к  заветной балке. Сердце пело и радовалось! Он знал, что его там ждали с радостью!
Выскочив на косогор, он  издалека узнал фигуру Нины. Она, повесив на толстую палку кожаные ведра, носила воду и поливала огород. Было очень жарко. Из одежды на женщине была только повязка на бедрах и на груди. Ергимай от такой непривычной картины свалился с лошади на землю.
Женщины  в ауле всегда одевались строго по  предписанию  шариата. Длинные платья с длинными рукавами, наглухо закрытые  до шеи. Обязательно платки на голове. Даже  в супружеской спальне женщине не дозволялось разгуливать голышом.
Поэтому вид полуобнаженной молодой и красивой женщины при ярком солнце ударил по сознанию Ергимая хорошей дубиной.
Чувствуя, что он делает, что то нехорошее, он не мог оторвать взгляд от Нины.
Как она прекрасна! С какой  грацией движется ее тело. Как сверкает нездешней белизной кожа. Стройные ноги и волнующий изгиб шеи. Огромным  усилием воли, Ергимай ,заставил себя отвести глаза и ,держа на поводу лошадь, спустился в балку к ручью. Тело его горело, горел разум! Прекрасная полунагая женщина во всей цветущей прелести стояла перед его глазами. Он  снял бешмет и рубаху. Стал  умываться ледяной водой.   Плескал  ее себе  на  грудь, что бы успокоиться. Через час он  подъехал к мазанке. Нина вышла к нему  уже одетая в легкий сарафанчик. Улыбаясь, спросила:
-А мы вас заждались с Дашей! Обедать не садились без вас. Я сготовила вкусные щи со свежим  щавелем и сметаной. Да что это с вами? Вы такой красный. Понятно, на сенокосе были?
Ергимай  молча кивнул головой и стал привязывать лошадь к коновязи. По привычке достал из кармана пару кусочков сахара, спросил:
-Где айналайын  (моя милая)  Дашутка?
Нина ответил
-Уснула. Я ее покормила. Она все вас  ждала, набегалась. Я так вам  благодарна, Ергимай! Дашенька у меня поправляться стала и расти. Вы нас так хорошо кормите. Каждый день мясо привозите и лепешки из белой муки.
Голодали  же мы там в  правлении. Ночью проснусь и плачу, вижу моя дочь вся синяя от голода. И холодно  было в этой комнатушке. Вся стена в инее, когда морозы сильные стояли. Печка в правлении плохая, толком не протопишь. А можно  нам здесь остаться на зиму?
Ергимай, нахмурив брови, ответил:
-Нет, вы что? Печки нет в мазанке, да и опасно. Волки вас в первый же снегопад съедят.
Нина грустно покачала головой:
-Так не хочется возвращаться в эту сырую  холодную комнату. А другого жилья пока  для нас нет.
Ергимай-ага, а тот  дом, который пустует возле  бывшей конюшни? Может его починить? И нам с Дашей там можно поселиться?
Мужчина отрицательно покачал головой:
-Нельзя вам там жить! Проклятый это дом! Вся семья там умерла от чахотки. Председатель хотел  сжечь его. Но передумал. Побоялся, что огонь перекинется на другие дома. Нельзя вам там жить!

А в это время, в  ауле  скривившись от злобы, Майра  стонала от возмущения:
- Четвертого барана режет Ергимай. Мы тут простыми лепешками давимся, а он эту рыжую мясцом откармливает. И корову ей  свел самую удойную!
Молоденькая девушка  Айслу попыталась ей возразить:
-Так он же своих баранов режет. У него их много. И корова председательская. Он помогает  вдове с ребенком. А это, учит наш молла, святое дело.
Майра перебила девушку и завизжала  хриплым фальцетом:
- «Святое  дело»? Не  болтай  чего не знаешь, глупая! Что у нас в ауле вдов нет? Вон у Айши четверо детей! А у Лязат целых пятеро! Чего он им не помогает? А? Этой русской  все тащит?
Страшно было смотреть на нее. Злоба и зависть так искривила ее лицо, что оно пугало. Собеседницы этой фурии  под разными предлогами стали разбегаться кто куда…
5 часть
Несчастен мужчина, сердце которого не обожгла  любовь к женщине. Его жизнь проходит бесцветно, уныло и быстро, как серый осенний день. Ергимая  сразила первая и последняя любовь   там,  на крутом косогоре, где он увидел полунагую женскую красоту во всем  великолепии.
 С этого дня он  уже  не представлял себе жизни без Нины. Уезжал от них с большой неохотой. И если бы не его домашняя  скотина, за которой нужен был уход, он бы и спал там, на пороге мазанки. Как верный пес, охраняя свою хозяйку.
Теперь и у него появилась  мечта! Безумная, невозможная! Но такая сладкая! Он мечтал о Нине. Что бы она вошла хозяйкой в его большой и пустой дом. Что бы топали маленькие Дашкины пяточки по теплым деревянным полам. Что бы душистый чай подавала за столом ему она, красавица Нина.
 Что бы видеть ее каждый день. Он чаще и чаще вспоминал слова малышки  о мечте, которая сбывается. И очень хотел этого.
Любовь пробудила в душе мужчины все  хорошее. Он  любовался легкими облаками, высоким небом, родной  цветущей степью, Пел и сочинял стихи про себя. И все, казалось ему  таким ярким и красивым.  Нину он в душе называл  «алым  тюльпаном».
 Любовь изменила  Ергимая  и внешне. Он помолодел! Лицо его светилось счастьем, с  губ не сходила белозубая улыбка. Прежде нелюдимый, теперь он шутил и разговаривал с сельчанами.
 Однажды,  даже озорно подмигнул    злюке-Майре. Народ дивился! Ну,  подменили мужчину! Как 20 лет скинул с плеч Ергимай. Жених - женихом! Не соврал председатель! Скоро погуляем на свадьбе.
В этот день Ергимай приехал к чабанской точке только после обеда. Сразу  заметил, что Нина и Даша были очень грустны. Они рассказали, что был председатель и дал им два дня на сборы.
Их летние каникулы закончились. Пора возвращаться. Нина вдруг заплакала. Глядя на нее заревела и Дашутка.  Для мужчины слезы   любимых женщины и ребенка были больнее  ударов плеткой. Он  громко сказал:
-Тратр (хватит)! Это что за водопад? Слушайте меня и не перебивайте. Когда я  волнуюсь, я плохо говорю по-русски.
У меня большой дом с деревянными полами  и хорошей печкой. Запас кизяка (топлива) на две зимы. Еды в доме много. Подушек,  корпэ ( узкий матрасик), одеял  тоже много. Я вам предлагаю жить у меня. Зачем мне одному такой дом?
Первая ответила Дашутка.
Она вскрикнула и подскочила к Ергимаю. Он поднял ее на руки. Она  прижалась к нему и оттуда   быстро залепетала матери:
-Ура! Я хочу  к нему жить. Я его люблю. Он хороший, мама. Соглашайся…
Нина подняла на мужчину полные слез, голубые глаза и сказала:
-Как же это возможно? Вы - одинокий мужчина. Что скажут люди? И так меня  склоняют на всех углах.
Ергимай почувствовал прилив смелости и решительно сказал:
-А мы  возьмем и поженимся. Этим заткнем всем рот. И пусть попробует,  кто   обидеть мою жену. Ергимай поднял  здоровый кулак и помахал им.
Дашутка обняла его за шею и спросила в ухо:
-Ты же меня научишь ездить на лошадке в седле?
-Конечно, милая. Обязательно научу.
Растерянная Нина смотрела на этот «союз» мужчины и ребенка и, качая головой, сказала:
-Так это будет брак по - расчету?  Пусть будет,  как будет. Мой ребенок сытый, здоровый. Вот такой мой расчет. Я согласна.
Ергимай впервые прямо посмотрел в глаза своей  невесте. И столько в его глазах было любви, преданности и заботы, что Нина отвела свой взгляд. Услышала от Ергимая:
-Не думай плохо обо мне, мой алый  тюльпан. Никогда без твоего разрешения я не прикоснусь к тебе. Это то, о чем ты волнуешься, я знаю. Слово даю.
Ергимай ,обнимая Дашу, спросил ее:
-Помнишь, я обещал тебе, что и у меня будет своя мечта? Так вот она у меня есть! Я хочу,  что бы твоя мама ни плакала,  и больше улыбалась. Что бы она была счастлива. В моем доме. И моя  мечта  начала сбываться!
Дашка кубарем скатилась на пол и  закричала:
-Ура! Мы будем и зимой  жить все вместе! Ты, дядя Ергимай, теперь  настоящий жених!

6 часть
Аул гудел, как потревоженный улей. Мужчины  качали головами и смеялись: вот Ергимай хитрец, такую красавицу отхватил! Женщины разделились на два непримиримых лагеря. Одни (их было мало) были рады за Ергимая и Нину и желали им счастья. Другие, возглавляемые  злобной теткой Майрой, обвиняли эту парочку во всех смертных грехах.
А виновата в этом взрыве сплетен была тетушка Камилля. Добродушная, смешливая и болтливая  жена председателя. Именно она подслушала  разговор  двух мужчин (Ергимая и председателя) в правлении о предстоящей официальной регистрации,  и через час об этом уже знал весь аул.
Ергимай собирался в долгую дорогу. Нужно ехать в областной центр, в Уральск. Купить подарки и продукты. Без тоя (праздника) для односельчан  регистрация  брака все равно не обойдется. Вот и пригодились пылившиеся в сундуке денежные купюры, которые мужчина собирал  давно. Нужно было прикупить ткань на платье, новый костюм жениху, Дашутке  обувку на осень. Дня четыре придется потратить на поиски товаров и дня три на дорогу.
В Уральске Ергимаю повезло. Он купил все что хотел. Особенно  ему нравился отрез редкого китайского шелка нежно розового цвета. Купил Ергимай   ботиночки Дашутке, маленькую куколку на барахолке за высокую цену.
Усталый  Ергимай   вернулся  в свой аул. Подъезжая к правлению, не замечал странных сочувствующих взглядов мужчин. Не обратил внимания мужчина  на  радостную   Майру, которая, как казалось, караулила его возле  крыльца  правления.
Председатель, взяв документы,  переданные  из обкома, как то уж очень внимательно усадил Ергимая на старенький расшатанный стул. Терпеливо выслушав рассказ о городских новостях вдруг спросил:
-Ты куда сейчас поедешь?
-Как куда? К своим женщинам. А что то случилось? Бледнея лицом, спросил Ергимай.
-Случилось. Ты же мужик, так  будь мужественным  и прими эту новость, как и положено мужчине.
В голосе председателя зазвенела непривычная для него металлическая нотка.
- Приехал муж Нины. Подполковник, герой Советского Союза. Он  не погиб. Долго лечился по госпиталям. Потом искал свою семью. Вот нашел и приехал за ними на машине. Я все его документы проверил. Да и Нина его признала. Дашутка правда сильно плакала и тебя звала. Уехали они, Ергимай. Два дня назад уехали.
В правлении повисла тишина. Затем Ергимай встал и с невидящим взглядом пошел к тарантасу. Лицо его окаменело от боли.

7 часть
В этом году снег лег рано. Уже в конце октября вся степь, дома и постройки запорошило снегом. Небо,  выцветшее от мороза, все сыпало и сыпало белые скрипучие снежинки.
Аул затих  в сонной дреме. К небу потянулись серые струйки дыма из домов. Особых новостей у местных сплетниц не было. Объект пристального их внимания, неудавшийся жених, Ергимай, вел себя на удивление не интересно. Его жизнь никак не изменилась.  Изменился он сам. Как то ссутулился, сильно похудел, постарел.
 Часто хватался за левую сторону груди, как будто  у него там болело. Стал  еще более нелюдимым, с потухшим взглядом. Соседка по дому  замечала, что два раза в неделю уезжал Ергимай куда- то и возвращался поздно вечером.
В этот день соседка прибежала в правление с дурными новостями:
-Ергимай пропал! Уехал вчера после обеда и не вернулся. Печь не топилась. Его скот  орет не кормленный, и верховой лошади нет.
Встревоженный председатель с мужиками кинулись в дом Ергимая. А через час к  его дому прискакала его верховая лошадь с оборванной уздечкой и кровавыми следами от зубов волков.  Председатель и мужчины  на лошадях помчались  по свежему кровавому следу.
След привел их в чабанской точке. Той самой, где  летом жили Нина с Дашей. Возле коновязи густо натоптано волчьими лапами.
За косогором раздался их протяжный вой. Чуть заметенные  человеческие следы вели к порогу мазанки. Мужчины поспешили туда.
В холодной  мазанке  за столом на низком табурете сидел мертвый Ергимай. Одна его рука  опиралась на стол. Другой он схватился за сердце. На топчане, где спали летом женщины, заботливо были разложены подарки :  детские ботиночки, отрез редкостного шелка, куколка,  кульки с конфетами. На столе стояли  три чашки.
 Теперь стало ясно,  куда и зачем ездил всю осень Ергимай. Он хотел быть там, где  прошли самые счастливые часы его жизни.
Смерть застала  мужчину внезапно: глаза его были открыты, а на губах застыла  счастливая улыбка. Взгляд его мертвых глаз был обращен на детский рисунок на стене. Даша нарисовала на кусочке серой бумаги  три фигуры: себя, мать  и мужчину с усами.
-Бисмялля рахим рахман!- помолился председатель, закрывая Ергимаю глаза.
Мужчины тоже стали молиться.
-Вот ведь судьба! Жизнь его была  хмурой  да унылой. А  смерть встретил с  радостью, с улыбкой.
Но смерть редко приходит одна.
 Узнав, что  умер Ергимай и то, что все его  имущество  разделено между  вдовами аула, внезапно отдала Богу душу  злая тетка Майра.


Рецензии
Здравствуйте, Алина! Забрела на ваш страницу по наводке. Заинтересовалась,кого же так ругают. Пишите вы хорошо. Очень понравилась новелла. Интересно читать, сопереживала героям.
Всего вам доброго.
С уважением, Нина.

Нина Юдина   09.05.2019 20:42     Заявить о нарушении
Большое спасибо вам.И тем кто ругает.

Алина Райз   09.05.2019 20:57   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 82 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.