Только ты. Глава 19

Приближение сентября заставляло сделать выбор – вернуться в мединститут или продлить академотпуск. В принципе, при таком патронате, какой был у меня, и, собрав необходимые справки, я могла еще два года сидеть в академке. Мне очень хотелось наслаждаться каждым днем, проведенным рядом с Лерой, Герой, Санькой и отцом. Бабушка бывала наездами, поскольку и свой дом  с дедом бросать надолго не могла. Вот именно бабушка и выталкивала меня в Киев, убеждая, что  нужно свое гнездо строить подальше. Я и сама видела, что  нужно убегать, потому что  Гера откровенно ревновал к Валику, Валик не давал проходу со своим вниманием и  помощью.

Если бы не ухудшающееся с каждым днем состояние Леры, я бы уехала. Но боязнь  потерять самые ценные минуты, пока она жива, остановили. Как я потом поняла, решение было ошибочным.

- Ты выйдешь за меня? – я боялась этих слов, но они все же прозвучали в средине сентября. У Валика на правой ладони лежала небольшая коробочка, оббитая зеленым бархатом, в которой находилось обручальное кольцо. А в левой руке он еле удерживал охапку белых роз. Лицо светилось несказанной радостью.

- Нет! – боясь своего голоса, металлическим тоном ответила я. Он бросил розы,  взял меня за подбородок и заставил посмотреть ему в глаза.

- И почему?

- Ты можешь погибнуть.

- Я умру от твоего «нет» быстрее, чем  от мифического проклятия.

- Я суждена другому…

- Интересно, кому? Что-то я возле тебя не вижу никого. Ждешь принца на белом коне? Это романтично, но не практично. Я ведь нравлюсь тебе, Люба! Я умею чувствовать антипатию и симпатию. Мне ведь достаточно пальцем повести и любая пойдет за меня.

- Так поведи, чего ж ты так долго мучаешься со мной. Да еще и с ребенком.

- Глупенькая. Мне ты нужна. А Назарчик – пацан, что надо. О таком сыне только мечтать можно, - у Валика на все были готовы ответы.

- Я не загублю твою жизнь, и не проси, - это решения было давно уже обдумано и  изменению не подлежало.

- Лучше скажи, как говорят женщины в  таких случаях: « Я подумаю!», - просил Валик. Я понимала, что слышать отказ ему было неприятно.

- Я буду долго думать, - предупредила.

-  Подожду. Я тебя могу долго ждать.

- «И это плохо», - про себя подумала.

В один прекрасный осенний день к дому Валентина подъехал  большой грузовой автомобиль и выгрузил  много  ящиков и двоих рабочих. Село загудело, мол, никак мужик не настроится. И что теперь будет?

Если раньше все строительные работы велись на улице и селяне могли спокойно  наблюдать за постройкой гаража, сарая, беседки, то теперь все было внесено в дом и закрыто от посторонних глаз.  Это страх, как интриговало людей, поэтому ширились и росли догадки, превращаясь в легенды.

- Твой ухажер сауну в доме установил, - развеял мифы как-то вечером Гера.

- А ты ходил проверять? – иронично спросила Лера.

- Больно нужно. Просто встретил возле дома, разговорились, он и рассказал. Приглашал   и нас проверить качество агрегата, - и многозначительный взгляд на меня. Я же сидела возле печки и училась вязать носки под чутким  руководством Леры.  В ответный взгляд постаралась вложить максимум безразличия, вроде бы меня это не трогает, хотя самой страх, как приятно было, что Гера ревнует.

- Люба, я думаю, это он в первую очередь тебя имел в виду, - доливала масла в огонь Лера.


- Гера пусть сходит. Для здоровья  прекрасная штука, - спокойно отбила его намек и продолжила вязать. Гера принял все за чистую монету или все же верх взяло любопытство. Долго потом рассказывал свои впечатления.

- Надо и себе такое построить. Только не в доме, а где-нибудь пристроечкой. И не электрическую, а на дровах. Как новорожденным себя  чувствуешь. Народ, а у Валика  20 ноября день рождения. Думаем о подарке, потому что мы все приглашены.

Купили банный набор из полотенца, халата и шампуня. Отец остался дома с внуками.

- Идите, молодежь, гуляйте. А нам с  казаками будет нескучно.
 
Было весело и по-домашнему приятно. На мгновение я  даже залюбовалась  картинкой. Гера рассказывал смешные истории, Лера смеялась, а Валик не отводил от меня своих добрых влюбленных глаз. Вот взять так  и выйти замуж за него, а Лере бы выздороветь. Дружили бы семьями.

- Мне нужно принимать лекарство, - сослалась Лера  на свой режим больной, и, забрав с собой Геру, ушла, оставив меня. Я тоже рвалась домой, но Валик попросил немного побыть с ним.

- Я хочу, чтобы  ты и я. И никого больше, понимаешь? – предлагая мне красное вино, сказал Валик.

- Логично. Сколько тебе, если не секрет, гахнуло? А то бабы в магазине час целый гадали. Говорят, что пятьдесят…

- Пока сорок семь. Тебя волнует наша разница в возрасте? – перевел он тему.

- Нет. Меня волнует твоя жизнь. Ты хороший человек, можешь иметь семью, детей, а нарываешься на опасность из-за меня.

- Давай лучше потанцуем, - он включил медленную красивую музыку и протянул свою ладонь. Я согласилась. Приятные объятия мужчины, легкое головокружение от вина и ощущение спокойствия. Только мужчина не тот, с которым бы я хотела быть. Валик сделал попытку поцеловать меня, но я  увернулась.

- Ты обещал, что без разрешения не будешь этого делать, - напомнила я.

- Мужчины умирают, как только добиваются твоей любви? Поэтому ты не хочешь быть со мной? Я не поверю, чтобы женщина столько времени не имела мужчины и не хотела…

- Валик, тебя никак не смущает, что я люблю другого? Кстати, тот единственный, который добился моей любви, хотя он и не добивался, живой, - только успела сказать, как опять попала в его объятия.

- Тогда я ничем не рискую. Как живой? А почему не с тобой?

- Есть определенные условности.

- Он точно существует? – подозрительно спросил Валентин.

Мне показалось, что от вина  мой язык уж слишком развязался, поэтому  попробовала перевести  тему в другое русло.

- Говорят, у тебя отличная сауна. Покажешь?

- Предлагаю даже испробовать. Всего   десять минут – и нагреется, - в его глазах промелькнула надежда.

- Нет, Валь, ты не так понял, - пошла на попятную. – Я просто хотела посмотреть - и все.

Валентин показал мне небольшую кабинку с деревянными лежаками и электрокамином. Расхваливал, что очень  полезная штука. Все уговаривал испробовать.

- Да нет, Валь, я пойду. У тебя хорошо, но домой надо.

- Ну что ж придется париться  самому, - сказал разочарованно. 

Как подтверждение того, что  я засиделась у Валентина, примчался Гера:

- Там Назар проснулся, тебя требует.

Когда мы вышли  на улицу, Гера признался, что  соврал насчет Назара.

-  Люб, зачем ты  меня провоцируешь?  Вы с ним? –  он не знал, куда девать свои руки.

- Что мы с ним? Даже не целовались, остынь и не кипятись.

- Прости, - он гладил мои руки, не  поднимая глаз.

- Да ладно. Знакомое чувство. Ты думаешь, мне хорошо и комфортно, когда вы с Лерой уходите в спальню каждый вечер? Нормально. Переживем, -  прошла в дом, где все уже  спали.
Назарчик  тихо сопел в своей кроватке, а Санька примостился возле деда.

Проворочавшись целый час и не сумев уснуть, я решила выйти на крыльцо посмотреть на звезды. Не удивилась, когда через несколько минут почувствовала, как меня обнимают Герины руки.

- Не спится. Мне тоже,- он  развернул меня к себе и страстно поцеловал. Вот так и стояли, целовались, как шальные, пока не заметили, что  из приоткрытого окна  соседского дома валит белый дым.  Я бросилась  к дверям, но они оказались закрытыми.  Гера  отыскал на заднем дворе лом и с его помощью высадил дверь. В помещении было полно дыма.

- Стой там, не иди сюда, - крикнул Гера, закрыл рот руками и исчез в  дыму. Минута, две, три. Я слышала, как он звал: «Валентин!», но когда  он перестал это делать, я тоже  вбежала. Почему-то мне казалось, что  Валик в своей  сауне. И я не ошиблась. Разбив стеклянную дверь и обнаружив  тело Валика  лежащим на полу сауны, я  попробовала   его потянуть, но он был слишком  тяжел для меня. Затем, наглотавшись дыма, я потеряла сознание.

Пришла в себя  от того, что   соседка  Галя поливала меня водой и била по щекам.

- Божечко, эта живая, - проговорила она. Меня кто словно ножом резанул – а кто  ж тогда умер? Поднявшись, я увидела, как   неподалеку  Гера с дядькой Петром  пытаются привести в чувство Валика. Он был обнажен, не считая полотенца на  бедрах.

- Не-е-ет! – вырвалось у меня. Возле дома Валентина бегали  с ведрами односельчане и пытались   погасить пожар, но  пламя только разгоралось сильнее и сильнее. Дом был деревянный.

- Он не дышит, - кричал мне Гера. – Ты же медик, сделай что-нибудь!

И я начала делать непрямой массаж сердца. Рот в рот и сильные  толчки на грудную клетку  сплетенных в замок  кистей рук.  Как тогда, на практическом занятии, когда мы с однокурсниками  дурачились возле куклы – манекена. Теперь вместо манекена был Валик. Я чувствовала, что мне не хватает  силы в руках, ведь правильно, когда грудная клетка сдавливается. Вот если бы сюда скорую и электрические разряды  дефибриллятора… Но здесь пока была только я. А что могла сделать я? Многое, по крайней мере, не останавливаться и проводить непрямой массаж в течение 20 минут.

-  «Люба, не позволь ему умереть», -  пульсировал какой-то голос в моем мозгу и придавал силы. Я со всей силы давила на  грудную клетку Валика и быстренько  вдыхала воздух в его рот. Люди  копошились возле пылающего дома странного богача и, казалось, не обращают внимания на  то, что  Гера кричал, чтобы вызвали скорую и пожарную.

Очередная порция воздуха из моих легких в  легкие Валика принесла желаемый результат: он сначала дернулся, потом кашлянул.  Я так обрадовалась, что сама, обессиленная, потеряла сознание. Гера бросился ко мне и, зацеловывая, умолял ( который раз) не делать глупостей.

- Почему она должна все время из-за вас страдать? Неужели так тяжело держаться от нее подальше? – Гера обращался не к Валику конкретно, а к мужчинам вообще, но Валик, который приходил  в чувства, начинал понимать то, чего раньше не замечал. Он ведь и подумать не мог, что мужчина, которого я люблю, рядом,  всегда на глазах.

- Она говорила, что любит… тебя… вот оно как. Я не знал. Прости, - еле выговаривал Валик, пока Гера приводил в чувства меня.

- Вы все исчезаете, а я потом вытаскиваю ее с  того света, отчаяния и депрессий, - Гера  так тряс меня, что я наконец-то пришла в чувства.  Рядом стояла и плакала Лера.

Приехали пожарники и  загасили пожар, но дом  был в страшном состоянии. Селяне вынесли окончательный вердикт – такое не восстановить. Позже эксперты установят, что возгорание произошло от  плохо изолированной проводки, ведущей в сауну.

Скорая  забрала меня и Валика. Как   я не отказывалась от госпитализации, врачи и слушать ничего не хотели. Гера уселся  к водителю, а Лера побрела сообщать «веселую» новость отцу.

Валик, как более пострадавший, был уложен на лежачее место, меня усадили  в скрипучее сидение. Хоть в  машине и находилась врач, Валик словно не замечал ее:

- Почему ты никогда не говорила, что любишь Германа? Я ведь думал, что выдумываешь, - упрекнул Валик.

- Больной, вам нельзя говорить, - предупредила  врач.

- Ты бы не понял. Он муж моей сестры. Все так запутанно и сложно. Но он единственный мужчина в моей жизни, - откровенно призналась я.

- Почему же не понял? Понял. И Назарчик его? Если судить из твоих слов…

Я приложила палец к губам и кивнула в сторону кабинки. Валик  понял.

Нас положили в разные палаты  в одно отделение. Но  Валик не удержался и пришел поговорить. Я лежала в палате одна.

- Почему ты не скажешь Гере о том, что Назар его сын? – недоумевал  Валентин.

- Он об этом не знает и не должен. Думает, что Кирилла, пусть думает. Мы ехали  в ЗАГС. Машину обстреляли, Кирилла убили, меня ранили. А женой и мужем мы так и не стали, - почему-то Валику я призналась в этом.

- Сериал еще тот. А тут я со своими чувствами. Надоел тебе, да?

- Я боялась за тебя. Теперь ты понимаешь?

- Я обязан тебе жизнью. Врач сказал, что я жив только благодаря качественно оказанной первой медицинской помощи. И Гере тоже обязан. Ну вы ребята даете. И все же ты меня поцеловала…

- Ты опять за свое? Выбрось меня из головы, потому что следующий раз будет  фатальным.

- Я понимаю, что третий лишний. И все же прекрасно, что я тебя встретил.  Ты необыкновенная. А ведь проклятия снимаются. Ты бы к бабке сходила.

- Валь, я  знаю, как снять проклятие. Я и  Гера. И только так. Ты встретишь хорошую женщину. На свадьбу позовешь?

- Я решил продать  участок. Дом восстанавливать не буду. Он был застрахован.

- Не строй больше под сруб. Лучше кирпичный, - порекомендовала я. – И без сауны.

Утром явился Гера. Принес мандарины и поцеловал в щечку.

- Легкое ощущение дежа вю, - виновато проговорила я.

- На этот раз без жертв. А могло быть  и хуже, - уверял Гера.

- Если бы мы уснули…

- Мы бы не уснули. По крайней мере, я – не уснул. Я дико ревновал, Любаш.

- Значит, Валика спасла твоя ревность. Интересно. А я уже было поверила, что это проклятие исчезло.

- И не жалко мужика? Он из-за тебя чуть живьем не сгорел…

- Я решила. Все. Больше никаких романов. Сама.

- Я уже слышал это трижды.

- Я серьезно. Валентин продает участок и уезжает. Он понял насчет нас с тобой.

- Люб, а если бы не проклятие, ты бы пошла замуж за Валика? -  спросил Гера.

- И что ты хочешь услышать?  - я не понимала, зачем он поднимает эти вопросы.

- Правду.

- Лучше скажи, как там Лера и дети? – перевела я тему разговора. Как ответить Гере правду, которую он пока знать не должен.

Продолжение  http://www.proza.ru/2016/04/30/212


Рецензии
Как ответить Гере правду, которую он пока знать не должен.
***
Как?..

Ольга Смирнова 8   21.02.2019 18:09     Заявить о нарушении
Разберется... потом...

Ксения Демиденко   21.02.2019 23:51   Заявить о нарушении
На это произведение написано 15 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.