Звон в ночи

     Группа киевской молодёжи: две красотки, два орла, - приехав на автобусе в Крымское Приморье, собрались для экскурсии - перебраться пешком через горы Карадага в Коктебель. Они, тыкая пальцами в карту, живо обсуждали эту проблему, высказывая сожаление о незнании точной дороги через горы.

     В конечном итоге они договорились до того, что было бы неплохо у кого-нибудь спросить, как пройти, а ещё лучше, чтобы показали. Самый неуверенный из этой компании вообще предложил дождаться автобуса  и без хлопот переехать в Коктебель.

     Всю эту дискуссию лениво наблюдал молодой «ковбой», который спокойно, надвинув шляпу на нос, скучал  на краю лавки, которая служила дискуссионным полем.
   
     Тут компания обратила внимание на скромного свидетеля их препирательств. Одна из красоток, прикоснувшись к плечу незнакомца, довольно чисто по-русски  произнесла: «Может быть, вы знаете, когда пойдёт автобус на Коктебель?»
Ответ потряс её лаконичной безнадёжностью: «Сегодня не пойдёт».

       Незнакомец опять погрузился в дремоту…

       Красотка была настырна. Последовал ещё вопрос: «А какой автобус ждёте вы?» Ответ был столь же короток, как и предыдущий: «На Щепетовку…» Последовал ещё вопрос: «А если мы поедем с вами, то от Щепетовки будет пешком  ближе до Коктебеля?» Ответ был ещё короче: «Нет».

      Дамочка набралась смелости ещё для одного вопроса. «А может быть,вы знаете дорогу через горы?» Ответ был столь же краток: «Знаю». Поза ковбоя осталась без изменения. «Так может, вы покажете нам это на карте?» - «Могу и на карте, но это вам не поможет». – «А почему?» - «Потому что вы не так одеты» - и ковбой, приподняв шляпу, уставился  на шпильки дам. «Если мужчины будут нести дам в трудных местах, то я за скромное вознаграждение могу показать дорогу».

    Компания посовещалась, и один из хохлов сказал: «Если к вечеру перейдем горы, -  ужин в ресторане за нами».

   «Пошли», - сказал ковбой – и бодро тронулся  по шоссе к биостанции. Компания затрусила следом. Свернули в холмы, а скоро и грунтовая дорога кончилась.Ковбой бодро шагал впереди. Киевские мужики всё больше помогали дамам…

    То надо было перебраться через камень, то перейти осыпь… Дальше дорога становилась всё хуже. Почему-то оба киевских кавалера постепенно стали больше внимания уделять только одной даме с пышными формами. Действительно, эта дама  имела значительные габариты в интересных местах. Что до брюнетки, оказавшейся с серыми глазами, и терзавшей «ковбоя» вопросами на автобусной остановке, то она просто обладала хорошей фигурой, не испорченной излишествами.

     Надо  сказать, что это было отмечено проводником ещё на автобусной остановке. Оказавшись без помощи, грация сразу  стала замыкающей. Пришлось «ковбою»  вернуться и начать помогать отстающей.
 
    - В контракте это не оговорено, поэтому я готов на помощь за отдельное вознаграждение», - пошутил проводник.

     Красотка скорчила умоляющую гримаску:

    - Помогите уставшей путнице, и вознаграждение не минует вас.
 
     При участии проводника, который то поддерживал, то переносил на руках,
то обнимал, то случайно касался выпуклых мест, слившись почти в единое целое, парочка значительно взвинтила темп движения, опередив троицу попутчиков.

    Но все дороги когда-нибудь заканчиваются… 
Так или иначе, к вечеру компания добралась до Коктебеля. Ресторан был еще открыт, и киевлянам пришлось выполнять условия контракта.

    Ужин с хорошей едой, вином и танцами оказался для усталых путников очень кстати. 
 
    Между ковбоем и аппетитной киевлянкой установился дружеский контакт.
Когда же ресторан закрылся, то вся компания отправилась, как оказалось,в келью выбранной им симпатии. Она располагалась в вытянутых вдоль моря каких-то руинах якобы «голландской компании».

   Как только дверь в келью была открыта, то троица быстро захватила все три кровати, а ковбой с хозяйкой оказались не у дел. Парочка устало потянулась по берегу к центру поселка, где на лавках можно было скоротать ночь.

   Путь лежал мимо «машинной станции» все той же «голландской компании». В освещённых дверях стоял какой-то малый, похожий одеждой на «ковбоя» как вторая капля воды.

     - Жор, это ты что ли?

     - Да, это я, я, Боб.

     - Не видел тебя с самой целины. Какими судьбами? С гор, что ли упал?

     - Ты угадал, Боб. Да ещё и не один, а с брюнеткой.
 
     - Идите сюда. А ну-ка, покажи красотку… Познакомь нас.

     - Галя, - представилась девушка.

     - Брюнетка с серыми глазами, очевидно, и должна быть Галей.

     - Жорик, где ты всегда добываешь таких красавиц?... Ну, ладно пошутили, какие проблемы у столь симпатичной пары?

     - Представляешь, Боб, спустились с гор, поужинали в ресторане, а, оказалось, ночевать негде.

     - Ну, проходите, сейчас решим ваши проблемы.

     - Маш, посмотри, кто к нам пришел.

     - О, Жорик, да ещё и не один. Вам, наверно, спать негде. Сейчас ребята поставят вам пару сеток. Вот вам матрасы, подушки и свежее бельё.

     - Как, в общем ряду или здесь, у дверей?

     - У дверей, - буркнул Жорик, - мы рано уйдём.

     - Жаль, что вы так поздно появились, а то бы мы пир закатили, а сейчас все умаялись на виноградниках и почти спят – она махнула на ряд коек.

   С коек поднялось несколько ленивых рук – помахали для приветствия.

     - Мы здесь виноград убираем. Хотите винограда? – вон в тазу, мытый. Мы уж на него смотреть не можем.

     - О, «Изабелла»! Уходить будем – прихватим.  А сейчас спать!

    Куда-то исчезли Боб и Мария, и стало казаться, что в гигантском зале вместо студентов стало на постой «мёртвое царство».  Жорж погасил свет, они с киевлянкой быстро разоблачились – не для того, чтобы тут же грохнуться в кровати, а для того, чтобы проверить, все ли прекрасные части тела у каждого на месте. Когда проверка была закончена, все сомнения отпали, и они, разлепив губы, всё-таки рухнули на свои койки, влившись в общий поток морфея…

   Чуть свет парочка, стараясь не звенеть панцирными сетками, тихонечко собралась и, прихватив виноградика, исчезла.

   Глотая одну виноградинку за другой и выплевывая семечки, они двинулись к убежищу Галины, захваченному киевскими троглодитами.

     - Какие у тебя, Жора, замечательные друзья. Я бы никогда не подумала, что вот так по сути дела уже в ночи, примут, уложат спать – не на бетонный пол, а на прекрасные кровати со свежим бельём, да ещё без всяких глупых вопросов. Я тебе завидую… Но этих сволочей я сейчас выкину из своих «апартаментов». Ты, конечно, не знаешь, что ресторан оплачивала я. А к этому эти подонки ещё захватили и моё жильё. Пусть выметаются. Но ты не вмешивайся…

   Подошли к двери, Галина распахнула её и сказала:

     - А ну, геть отсюда, мерзавцы! Я с вами больше не знакома, и чтоб в Киеве ко мне не подходить! Даю вам 10 минут, чтобы убраться!

    Ковбой, в это время сидя на камне, замер как скульптура в своей любимой  позе с надвинутой на нос шляпой. Прошло 10 минут. Три фигуры как тати скрылись по дороге к центру посёлка…

    Жорик с Галиной остались одни за закрытой дверью. Сменили бельё после незваных хозяйкой гостей…  Наконец можно было позволить себе то, к чему они оба стремились все эти сутки... Даже звон панцирной сетки не смог остановить их на этом пути…

    На десерт договорились пойти вечером к ребятам, и заснули, как оказалось,  до следующего утра. Утром их разбудило море. Оно было здесь так рядом, что казалось, камешки перекатываются у них в комнате.

    А вечером они всё же отправились к сборщикам винограда с двумя бутылками водки. Там было уже шесть банок вина, снова полный таз винограда и жареная
рыба, которую как шашлык готовили здесь же, на берегу моря. Играл магнитофон, смех, танцы, в общем, то, что нужно молодёжи для того, чтобы весело и непринуждённо провести время.

   К ночи они опять пошли к себе. И опять пела панцирная сетка, а когда она устала в их номере, то эстафету подхватили соседи… И так до утра - по всем номерам. Панцирная идиллия продолжалась ещё целую неделю -
к взаимному удовольствию...

   А потом все разъехались по своим городам…

*************************************
Рисунок А.Черенкова. Эллинг у подножья Карадага,22.06.1977,бум.,кар.30х40


Рецензии
На это произведение написано 7 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.