Только ты. Глава 17

Три черные машины подъехали ко двору ближе к вечеру.  Дома не было ни отца, ни Геры.
 
- Люб, а это к нам. Видать, к отцу, тогда почему не в контору? - удивленно сказала Лера.

-  Это, наверно, не к отцу. Иди в  детскую и закройся с детьми. Может, пронесет, - конечно, я поняла, что это по мою душу. Насмотревшись фильмов, приготовилась к тому, что  сейчас вышибут двери, схватят меня с сыном и уволокут куда –то, если не убьют сразу.  Но в дверь позвонили.

- Здравствуйте. Я так  понимаю, вы Люба Макарова? – на пороге стоял  мужчина лет пятидесяти. В молодости он, видимо,  слыл красавчиком, но  теперь на его лице были следы жизненной усталости и разгульной жизни, пил так точно.

- Вы правильно понимаете. Чем обязана? – старалась быть любезной, хотя он мне не нравился.

- Нужно поговорить. Можно войти?

Как гостеприимная хозяйка, провела в зал, предложила молоко с  пряниками и выслушала, тем более, что агрессии я не видела, да и что я могла поделать с кучей приехавших мужиков – в каждой машине человек по трое минимум.

- Люба, я не буду многословен, по роду деятельности привык говорить коротко и  четко. Берегу время, оно истинная ценность.  Зовут меня  Ростислав  Владимирович  Злотов. Возможно, слышали.

- Увы, не приходилось, - ты смотри какая цаца, все должны его знать.

- И даже Кирилл ничего не говорил? – узкие губы гостя, портящие все большие черты  его лица, особенно серые глубокие глаза, вытянулись в ниточку.

- А должен был? – я начинала понимать, кто передо мной. Когда-то Кирилл обмолвился  о друге, с которым его дорожки разошлись. Но отзывы Кирилла были  такими нехорошими, что вряд ли подобные «комплименты» гость хотел бы слышать.

- Вообще-то дружили до поры до времени. Потом стали врагами. Кирилл отобрал сначала мой бизнес, потом разрушил семью.

- И вы решили отомстить? – не верила я его словам.

- Потише, Люб. Я его не убивал. Видать, еще кому-то на горло наступил. Ближе к делу.  Пока идет передел  влияния, ты и  ребенок в  опасности. Мне тоже не нужен наследник Кирилла, который всплывет через год или несколько лет и будет серьезной угрозой моим планам. Не бледней раньше времени. Грехов на мне достаточно, чтобы еще и дитя…

- Никакой угрозы нет, - я взяла листок бумаги и написала на нем  карандашом « Отец Назара не Кирилл». Я не хотела говорить это вслух, боясь, что Лера слушает наш разговор, беспокоясь обо мне.

- Прости, Люба, но я не верю твоим словам, а убеждаться не хочу.

- Мы можем уехать  далеко, - намекнула я на заграницу. – И  забыть дорогу  сюда.

- У меня есть другой выход, более подходящий и для тебя, и для меня, - он скользко прошелся по моей фигуре, и  я поняла – вот он, третий. – Я  готов жениться на тебе. Будешь жить в достатке, малой твой тоже  будет цел и невредим. Опять же, родственникам  будет хорошо. Такая красивая женщина не должна сидеть в селе.  Но вот насчет модели, придется завязать.
 
- Я согласна. Только  есть одно условие.

- Условие? – он почти смеялся, видимо, давно ему никто не ставил условий.

- У меня сестра очень больна. Рак. Последняя стадия. Врачи говорят, что  счет на месяцы, а то и на недели. Можно, я пока здесь поживу?

- А, это. Да живи ты, где хочешь. Поженимся и живи. У меня в Америке дела предвидятся. Через месяц заеду. Пацана я  усыновляю, - на всякий случай уточнил  «друг Кирилла», поблагодарил за гостеприимство, понимание и ушел.
- Люба, он же бандит, что ты  наделала? – набросилась на меня Лера. – Это ж он Кирилла приказал убить, и так понятно. Ты посмотри, какие машины, сколько охраны, -  отчаяние  так четко обозначилось на ее лице.

- Успокойся. Ты больше никогда не увидишь этого человека, как впрочем, и я.   Хорошо, если домой сегодня доедет, - я скомкала листок, на котором написала, что Назар не сын Кирилла и  бросила в  растопленную печку.

- Что там было? – спросила Лера.

- Сумма денег. Хотела откупиться. Оказалось, что деньги здесь не решают. Лер, папе и Гере ничего не говори, ага?  Соседи, конечно же расскажут о  машинах, такие не заметить – сложно. Скажем, из модельного агентства. А я отказалась.

Через неделю приехал  отец Кирилла Роман Викторович. Навез игрушек и сладостей  грузинских – был в гостях у своего  друга в Тбилиси. Тамара Петровна решила там немного еще погостить. Рассказывал  много интересного, играл с Назарчиком.  Когда вышел на улицу покурить, я  не удержалась спросить у него:

- Роман Викторович, а кто такой  Злотов Ростислав?

Старик встрепенулся, лицо исказила гримаса злости:

- Имени этого гаденыша  слышать не хочу. Сызмальства он приклеился к Кириллу. Другом назывался. Я ж думал, они спортом занялись, боксом. Ага, рэкетом. Когда узнал, Кирилл в тюрьму на 2 года загремел, а эта сволочь отмазалась как-то. Пока мой на нарах парился, Ростик  Верку, первую любовь Кирилла, увел. По его глупости  Верка калекой осталась.  Кирилл вышел, понятное дело, возненавидел. Я так и не понял, сама Верка с той многоэтажки сиганула или  кто помог. Не из таких она была девок, чтобы с жизнью прощаться. Завидовал Ростик моему сыну.  У Кирилла с бизнесом пошло, а у того – нет. Подозреваю, что и  свадебный расстрел его рук дело. Ну, ничего, Бог есть, он все видит. Думал, на тот свет свои  черные миллионы захапает. Аукнулось и ему. Дочери ждут, когда  труп  привезут  из Америки, чтобы зарыть здесь.

- Он умер? – я даже не ожидала, что так быстро проклятие сработает. А главное, на этот раз меня –то не зацепило.

-  Я сильно не вникал. Вроде побился с негром каким –то там. И какого он в ту Америку поперся?  Собаке собачья смерть. А  тебе он что?

- Человек от него приезжал. Деньги предлагал, - искусно врала.

- И до тебя, значит, добрался. Можешь не бояться, больше не приедет ни человек от него, ни он сам. Может, охранника какого завести? А то у вас здесь даже пса  нет, - он участливо обвел двор, в котором действительно не было будки – неизменного атрибута  любого двора.

- Да не мешало бы песика завести. И детям забава, - согласилась.

- Овчарку. Я даже знаю одного собачника славного. А твои не будут против?

- Не думаю, что будут против.

Не оказалось даже воздержавшихся. Все ожидали подвоха со стороны  бабушки, но  она первая  вылила на отца ушан возмущения:

- Я давно все уши прожужжала о собаке. Только не какую - попало, чтобы  без умолку тявкала. И упаси Боже, этих карликовых шибздиков, что по подушкам лазают. 

Называл щенка Санька. Никто даже и не стал спорить, когда  мальчишка схватил его на руки и  радостно воскликнул:

-Волк! Теперь у меня есть волк!

Так  и назвали – Волк.
Только все угомонилось, как еще одна новость разлетелась по всему селу.

- Клавдия дом продала. Говорят, какому-то  заезжему бизнесмену. Хочет здесь  дачу себе строить, - сообщила шепотом Лера, придя из магазина  и  выкладывая хлеб с печеньем из пакета на стол.

- Пусть строит, если денег куча. Кто ж ему запретит? – грызя яблоко, ответила я, наблюдая, чтобы  Назар не проснулся. Ох и чуткий сон у него был.

- Ты представляешь, какой шум и гам будет, когда рядом начнется стройка? - волновалась Лера. – Покоя не будет. А так было тихо и хорошо.

- Когда оно еще будет? – успокаивала я сестру. А Лера, как всегда, оказалась права. Как только снег сошел, в конце февраля эта грандиозная стройка и началась. Столько техники наше село не видело: экскаватор, бульдозер, бетономешалки… Бригада строителей, которая матом не ругалась, а на нем разговаривала, была похожа на улей.  Санька набрался от строителей  ругательных слов, и я очень боялась, что  у Назарчика первое слово будет не «мама», а что-то из арсенала  бойкой бригады.

Строители, как муравьи, быстро вырыли котлован ( с помощью большого экскаватора), залили бетоном и, как конструктор, собрали одноэтажный домик под сруб. Когда красили  этот домик каким –то лаком, то на улицу нельзя было выйти дня два.

Вопросов к  хозяину у соседей собралось так много, что когда этот хозяин появился, вся наша улица пошла дружно жаловаться:

- Ваши строители сломали мои кусты махровой сирени, - орала Кузнечиха Мария. Действительно, сирень у Марии была знатной, вся улица ломала   на букеты.

- Я посажу вам новые. Какого цвета была сирень? –  записывая в ежедневник, ответил высокий плечистый брюнет  лет 40-45.

- А мой забор  обоссали. Не знают, что  такое туалет, - орала противным голосом тетка Галя через свой полуразваленный забор.

-  Ваш забор давно пора заменить. Будет сделано. Можете разбирать на дрова.

- Так они еще и по-большому сходили в огород, - продолжала жалобы тетка Галя.

- Вашему огороду лишнее удобрение не повредит, - с юмором у соседа было все хорошо.

-  А что делать с  вытоптанным огородом? – кричал дед Лаврентий, отец Галины.

- Перекопаем, засадим. Какие проблемы? – оптимизм нового соседа просто поражал.- А вам, мадам,  никто ничего не помял, не сломал, не вырвал? – я не сразу поняла, что  это обращение касалось меня.  Усаживая Назарчика в коляску, я  подняла глаза на нового соседа и вся неприязнь, которая накопилась за  последнее время, словно исчезла.  Его милая улыбка расположила за одно мгновение. Красивым я бы его не назвала, но что-то  заставляло  относиться к нему приветливо. Таких людей называют «приятными».

- Вон там, в уголке, рос кустик пионов, - тихонько протянула я. – В принципе, я и сама его собиралась выкапывать.

Сосед откровенно мной любовался. Я привыкла к такой реакции мужчин, поэтому не сильно-то удивилась.

- Валентин Петрович Королев. Валик, - представился он.

- Люба, - ответила я. – Просто Люба.

- Просто Люба, а какие цветы вы собирались  посадить на месте пострадавших пионов?

- Я не собиралась сажать цветы. Там должна была появиться игровая площадка для  сына и племянника. Гера обещал сделать небольшой домик, горку и качели, - раскрыла я тайну перспективного плана.

- Гера – это ваш муж? – нагловато поинтересовался  Валентин Петрович.

- Это муж моей сестры Леры. Я – вдова.

- Прекрасно! – он чуть ли не подпрыгнул. – В плане, прекрасно, что вы не замужем.

Через пару дней детская площадка была сооружена по последнему слову техники. Яркие краски так и блестели на солнце. В центре этого развлекательного комплекса красовалась аккуратная песочница. А вокруг площадки – клумбочки с небольшими цветочками.

- Любаша, это твой клиент, - огласил мне вечером отец.

- С какого перепугу мой? – протестовала я. Еще чего не хватало. -  Качели сделал, уже и мой?

- Был у нас в правлении этот сосед, тобой откровенно интересовался. Да и я кое-что о нем поразведал. С женой разведен уже три года. Детей нет.  На вид ничего так.

- Только один  момент – мне он триста лет не нужен, а то и больше, - скорее не отца, а Геру, который сидел возле телевизора и смотрел новости, убеждала я.

Продолжение  http://www.proza.ru/2016/04/27/2114


Рецензии
Ксения,сюжет повести захватывает с первой главы. А я, если увлекусь чтением, писать отзывы забываю. Не обессудь, моя хорошая:))
С теплом,

Любовь Голосуева   01.12.2019 16:57     Заявить о нарушении
Не количество рецензий важно, поэтому коль увлеклись - читайте и не отвлекайтесь)
Я смотрю, Вы решили все перечесть)))

Ксения Демиденко   03.12.2019 20:30   Заявить о нарушении
На это произведение написано 15 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.