Только ты. Глава 16

Когда я  приехала в село к  своим на Рождество и  посмотрела на дружную семью Леры, Геры и Саньки, я поняла, что мне намного проще будет мучиться еще несколько жизней подряд от  тяжелого проклятия, чем разрушить эту идиллию. Да, я несу тяжелый крест своего проклятия, но Леры это проклятие не должно коснуться. Ведь в этом случае решать мне.

Боковым зрением я замечала, как  внимательно изучает мое чересчур веселое поведение Гера. Разговоры о моей беременности его  немного раздражали, но наш семейный рентген бабушка вовремя переводила разговоры в нужное русло.

- И что ты выездила? Чего Кирилла убили? – спрашивала меня бабушка.

- По бизнесу, ба. Каким-то  большим мира сего дорогу перешел, - по - сути правду говорила.

- Может, оформишь академку и к нам, а? – приглашала Лера. Я  же отнекивалась:

- Ты что? Там  и условия в роддомах лучше, и мой личный гинеколог, который меня ведет, не отпустит.  Родители Кирилла помогают. А  малой родится, спать будет не давать. Нет, я лучше там, - тень печали  окутывала лицо  Леры, я это видела, но  угрозой ее счастью я не хотела быть. И так  уворовала  у нее недозволенное. С совестью воевать – счастья все равно не видать, так хотя бы она будет  нормально жить.

-  Ты изменилась, - уловив момент, когда  нас никто не слышал, сказал Гера. – То ли повзрослела, то ли чего –то знаешь очень важное.

- Очень важное, Гер. Я тебя очень сильно люблю…

- Опять двадцать пять…

- Дослушай. Но я безумно люблю Леру и Саньку. Это огромное счастье, когда  такие люди рядом. Будь счастлив.

Беременность моя протекала так хорошо, что я даже не прекращала съемок. В это время стало модно сниматься с пузом, еще и гонорары шальные платили за это. Интерес к моей персоне значительно возрос. Если раньше я была всего лишь одной из многих моделей, то теперь – почти матерью ребенка недавно убитого крупного предпринимателя, наследство которого превратилось в камень преткновения многих предпринимательских кланов.

После откровенного интервью одной из газет, где я заявила, что ожидаю рождения дочери, да и к тому же у ребенка будет моя фамилия – Макарова, на пороге появились рассерженные родители Кирилла.

- Как же так, Люба? – в лице отца Кирилла читалось скорее недоумение, чем злость. – Ведь это же продолжение  нашего  сына, его кровиночка.

- Поверьте, именно об этой кровиночке я сейчас и пекусь, - отец Кирилла был очень умным, образованным человеком. Всего за  пятнадцать минут разговора с ним я привела уйму доводов, которые его убедили. Ведь намного лучше, чтобы ребенок остался жив, чем  кичиться его фамилией и  мечтать о том, какие миллионы тот получит, когда вырастет.

Еще лучше меня поняли родители Кирилла, когда  Зою выкрали и требовали  подписать бумаги об отказе на претензии по поводу  4 фирм  Кирилла в Одессе.

- Какой бандитизм! – расстроенный  отец Кирилла рассказывал с горечью и сожалением. – Как все перевернулось в стране. Кто был ничем, тот стал всем. Всем управляют бандиты.

Мама Кирилла еле справлялась со своим разбушевавшимся давлением. Слава Богу, Зое хватило ума не артачиться, поэтому отделалась легким испугом, когда ее вывезли за город и оставили в лесополосе. Зато парень, который подвозил в город, нашел Зою достаточно привлекательной, и у них развился нешуточный роман.

Перед рождением сына Назара я все же оформила академотпуск, успешно сдав экзамены за третий курс. Хотя как я сдавала, это отдельная повесть. Учила  только то, что было нужно по специальности. На все остальные - просто приходила.

Нужно отдать должное, мне очень сильно помогали родители Кирилла и мой отец. В первый месяц мой папа ( в коем –то веке позволил себе отпуск) учил меня, как пеленать ребенка, гулял с внуком, пока я высыпалась. Родители Кирилла постоянно  приходили в гости, привозили то одно, то другое, как-то угадывая, что именно нужно.

Даже тот факт, что  вернувшись из роддома, я увидела полностью оформленную детскую, заставил немного пореветь. Со стороны может показаться, что  я врала родителям Кирилла о их внуке (хотя Назар был сыном Геры) для своего блага. Частично – да. Но я не смогла разочаровать  стариков больше ради  их самих. Назарчик стал для них той спасительной ниточкой, ради которой им обоим захотелось жить дальше. Я никогда не пожалела о содеянном.
Днем у меня не было времени даже  вздохнуть, а вот ночью, когда под  боком спал маленький Назарчик, я дико хотела реветь. Сдерживалась, как могла, потому что боялась – пропадет молоко. Так прошло полгода.

Я только покормила сына, и он принялся играть ручками в коляске, как позвонили во входные двери. Я была более, чем уверена, что увижу либо Романа  Викторовича, отца Кирилла, либо Тамару Петровну, маму Кирилла. Но на пороге стоял Гера.

- Ты? – не могла спрятать своего удивления. На всякий случай  глянула через его плечо, не стоит ли там отец или Лера. Нет, Гера был сам.

- Привет. Для начала, можно войти?

- Конечно, - пропустила его, а сама  мельком  взглянула на себя в зеркало: ужас! Ни прически, ни макияжа, а одета в какой-то  старый полинялый спортивный костюм. Да, вид не презентабельный. А, может, оно  и к лучшему.

- Я по поручению Леры, - начал Гера и сразу от сердца отлегло. – Ей приснилось, что тебе плохо. И хоть ты тресни, но без тебя  просила не возвращаться.

- Ага, щас… - категорически была против я. – Ей без меня будет лучше, это я точно знаю.

- Санька плачет, за тобой соскучился, - подобрал Гера другой аргумент. – И отец твой считает, что ребенку нужен свежий воздух. Мы там все, а ты здесь одна.

- Я уже не одна. У меня сыночек. Родители Кирилла помогают, -  закрывала я один за другим аргументы Геры.

- Я соскучился, Любаня. Хотя бы видеть тебя, знать, что у тебя все хорошо. Ведь получается ты из-за меня  здесь скрываешься, - он взял мои руки в свои  и нежно поцеловал. Против такого факта я была  бессильна. Его объятия совершенно блокировали разум. Нас бы ничего не сдержало от физической близости, если бы не заплакал Назар. Я бросилась к сыну, а Гера пошел за мной.

- Ого, каким стал, бутус, - растянулся в улыбке Гера.

- Он много набрал в весе. Но это нормально. Помой руки и сможешь подержать, - промолвила я. Гера послушно  исчез за дверью ванной.

Он игрался с Назаром, а я любовалась этой картинкой.

- Я уж и забыл, какие они малые смешные, - говорил Гера, играясь пухленькими ручонками Назарчика.

- Он не очень требователен. Может долго сам. Мне с ним не тяжело, - уверяла я. Как же я  рада была видеть Геру, если бы он только знал.

- У тебя кто-то есть, Люб? – серьезно спросил Гера.

- Есть, - серьезно  ответила я, и сразу же Гера изменился в лице.

-  Давно?  Кто он? – еле выдавил из себя. Я не удержалась, и улыбка поползла по моему лицу.

- Он – мой сын. С его появлением мне никто уже не нужен. Я никому не хочу портить жизнь. Пришло время стать более  ответственной за свои шаги. Теперь, мне кажется, что я умею  управлять своими эмоциями, если ты об этом.

- Лера плачет, считая, что  разрушила твое счастье, - печально  проговорил Гера.

- Я тоже могу разрушить ее счастье, - быстро нашлась я.

- Мы сможем это контролировать. Ты ведь сама говоришь, что стала благоразумнее, - настаивал Гера.

- Мы только что чуть не потеряли контроль, - убийственная правда.

- У Леры пошли метастазы. Пойми ее, ведь ты тоже мать. Для нее ты – ребенок, к которому она очень привязалась. Назарчику только  6 месяцев, а ты в ее жизни  уже 23 года…

Метастазы… Это страшное слово таки прозвучало. И касалось оно Леры. Теперь никакой речи о выздоровлении и быть не могло. Более того,  все будет только ухудшаться, причем с какой скоростью – не известно. Ответить «нет»  уже было нельзя.

- Я не смогу быстро собраться, уже  вечереет, - перспектива ночной поездки пугала, но еще больше пугала  перспектива быть в соседних комнатах с Герой в одном доме, где больше никого. Назарчик не считается. Финал мне был понятен – и к бабке не ходи.

- Поедем завтра утром. А сегодня я помогу тебе собраться, - заверил Гера.

Зря я боялась Гериной физической близости. Он упаковал вещи, загрузил коляску, и даже напел Назарчику песенку, чтобы тот уснул. А потом сбегал в магазин за пирожными, пока я заваривала чай и звонила родителям Кирилла, чтобы сообщить, что еду на время к родным.

Мы уселись с Герой на кухне и наговорились до одури. Никогда бы не подумала, что мне будет приятно с ним просто говорить, говорить  обо всем на свете.

- Я постелю тебе в гостевой на диване. Захочешь посмотреть фильм, не стесняйся. Назарчик спит ночью крепко, - я достала новый набор разноцветного белья, но Гера подошел ко мне, мило так улыбнулся своей загадочной улыбкой, провел ладонью по плечу и  свел на нет все мои усилия:

- Я переночую в машине, Любаш. Боюсь, чтобы не украли. Большой город, много злодеев.

- Неудобно. И замерзнуть можно, - пыталась остановить его я.

- Нормально, все хорошо. Не волнуйся. У меня там одеяло теплое, а ты мне подушечку выделишь. Я не смогу уснуть, если ты будешь рядом, а завтра  -дорога и мне везти  очень ценный груз.

Я выдала ему подушку и еще одно одеяло, а сама  смогла уснуть только под утро. Мне все еще не верилось, что я согласилась на такую авантюру, как проживание в родительском доме. Единственное, что грело сердце – там Лера, моя  любимая, дорогая Лера.

Два часа пути пролетели очень быстро. И вот я снова дома. Родные стены, как говорят в народе, лечат все. И я ожила. Лера тоже.

- Она за тобой очень скучала, Люба, - не удержался отец. – Да нам всем тебя не хватало.

- Ничего, - уверяла меня Лера, играясь с Назаром, - у маленького не будет папы, но у него будет  две мамы, ага?  - моя милая Лера, она, словно святая, ничего не замечая, снова спасала меня своим безграничным милосердием.

Только в одном ошибалась Лера – у Назарчика был папа. Гера очень даже справлялся с ролью папы и для Саньки, и для Назарчика.

Мы с Герой старались избегать непроизвольных касаний друг к другу, изловчились не оставаться наедине, чтобы чувства не возобладали над разумом. Что бушевало внутри каждого – не видел никто. Такое спрятанное спокойствие продолжалось три месяца.

Продолжение  http://www.proza.ru/2016/04/26/1624


Рецензии
Мы с Герой старались избегать непроизвольных касаний друг к другу, изловчились не оставаться наедине, чтобы чувства не возобладали над разумом. Что бушевало внутри каждого – не видел никто. Такое спрятанное спокойствие продолжалось три месяца.
***
ПРЕДСТАВИТЬ ДАЖЕ СЛОЖНО, КАКОВО ЭТО...

Ольга Смирнова 8   21.02.2019 16:38     Заявить о нарушении
Оля, Вы очень эмоциональный читатель...

Ксения Демиденко   21.02.2019 23:48   Заявить о нарушении
На это произведение написано 14 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.