Как мы с сынишкой ездили в Думу

Ну что, начну с главного: Сергею Владимировичу в Государственной Думе понравилось. "Как в гостинице, – одобрительно сказал он. Правда, потом прибавил: – Только пахнет, как в больнице. Лекарствами".
Теперь по порядку. Когда несколько дней назад на нашей киностудии при Радиоакадемии объявили кастинг светловолосых мальчиков, читающих вслух Есенина, я аж подпрыгнула. Наш пацан засыпал под Есенина целых два года, знал целый томик вдоль и поперёк (как и мамочка, разумеется), а уж светловолосость у нас тем более на высоте. Скачали мы сыну ролик с Безруковским «Гой ты, Русь моя родная!» Ребёнок посмотрел и тихонечко так спросил: «Паап… а что, этот дядя – глупенький?» – «Почему?!» – «Ну, ты послушай, как он читает!» Сам он читал не в пример многим – прочувствованно, душевно, задумчиво.... Ага. Дома. При нас...
Так что мы ломанулись на пробы, где Серёга начисто перепутал все строчки (хотя до этого раз двадцать перепугал всю маршрутку бойкими выкриками про «Кинь ты Русь, живи в раю!»), у мамочки аж рука заболела фейспалмы делать. Уехали мы домой тихими и пристыжёнными. А на следующий день выясняется, что: 1) кастинг успешно пройден, 2) съёмки пройдут в легендарном селе Константиново (родина Сергея Есенина, если кто не в курсе), 3) показ состоится в Москве, в Государственной Думе и 4) мы туда тоже приглашены. Тут читатели с воображением, надеюсь, поймут мои о…бомлевшие чувства. :)
Как проходили съёмки – это отдельная песня! На предложение «безмятежно пробежаться по травке» это чудо скакало кузнечиком, задирая коленки выше ушей и радостно маша ручкой в камеру. На предложение «с усталой улыбкой упасть на луг» – складывалось пополам и валилось, комично (по-бастеровски) задирая кверху ноги в ботинках. На просьбу «задумчиво смотреть в небеса, подложив ручку под голову» (ага, щаз!) – страдальчески морщилось от солнышка, бьющего в глаза, или сползало с туристической пенки головой прямо в заросли. Сколько раз он не с той стороны обошёл берёзку – я вообще молчу. Зато в конце, вместо того, чтобы с ней обняться (как было в сценарии), Сергей Владимирович радостно целовал её в бересту. И… забывал те две строчки, которые от него требовалось прочесть (тут авторы сценария малость упростили задачу).
Однако Галина Ершова и Станислав Кудряшов таки сотворили из этого материала ролик, и вот сегодня с утра мы с сыном поехали в белокаменную.
О дороге рассказывать нечего; разве что при виде памятника солёному огурцу в Луховицах мой мелкий выкрикнул: «Ой, а у них тут что, огурец помер?! – И сокрушённо добавил: – Наверно, вкусный был!»
Короче, в Думу мы прибыли раньше времени, прошли регистрацию, просветили рентгеном багаж, затем пофоткались в холле, и тут дитё заявляет: «Хочу домой! Надоело!» Тут мамочка о…бомлевает. До начала мероприятия оставалось ещё полчаса. И я приняла единственно возможное решение. Мы пошли кататься на лифте – до одиннадцатого этажа и обратно, поскольку это по жизни любимое Серёгино развлечение (он и в Париж-то хочет только за тем, чтобы кататься по Эйфелевой башне вверх-вниз). Лифт как лифт. Приходит нескоро, ездит медленно и со скрипом, некоторые кнопки процарапаны хулиганами.
Из наблюдений за людьми: мужчины все в строгих деловых костюмах, им это очень идёт. Женщины наряжаются кто во что горазд (а я-то переживала насчёт недостаточной «официальности» своего вида!). Встретились и васильковые кроссовки, и жёлтые пляжные сарафаны, и юбки в яркий цветочек, и полупрозрачные платьица-сеточки, и декольтированное красное мини на красных же ковровых дорожках, и т.д., и т.п. Общение между людьми – приподнятое, радушное, дружелюбное, предельно вежливое. В последний раз я наблюдала похожую атмосферу в «Останкино», когда участвовала в передаче «Сам Себе Режиссёр». К слову, в лифте на моего мелкого долго косился солидный такой седовласый политик, потом прочистил горло и поинтересовался: «Ээээ… Это БУДУЩИЙ депутат, да?» На что я скромно потупила очи: «Пока – актёр…»
Теперь о мероприятии. «Моя страна – моя Россия» – конкурс региональных социальных проектов, так что народ съехался отовсюду: Новосибирск, Оренбург, Абхазия. Это была церемония награждения лауреатов, и наша радиковская киностудия снимала для неё промо-ролик, в котором, как вы уже догадались, и принял участие мой сын. Ролик выложу позже, его здесь нету пока. Вот… Мы сидели в первом ряду, на местах, отмеченных табличками «Эксперты и партнёры». Сергей Владимирович серьёзно кивнул: «Мамочка – эксперт, а я – партнёр». Я хрюкнула, напустила на себя солидный вид (это уж как смогла) и поправила ему вечно расстёгивающуюся жилетку (ох, слышали бы вы, какую истерику закатил наш денди дома в 6 утра, когда вдруг обнаружилась пропажа чёрного галстука-бабочки!).
Кто-то из важных депутатов задерживался на проходящем в соседнем зале пленарном заседании, и чтобы скрасить нам время ожидания, на большом экране пустили видео-ролик. Я была просто в шоке. Эти гении с киностудии сотворили чудо! Ребёнок на видео пристально-задумчиво смотрел в небеса, с усталой улыбкой падал на травку, с нужной стороны обходил берёзки, пылко обнимался с последней и по-детски выразительно декламировал в камеру: «Я скажу: не надо рая, дайте родину мою!». Умиление и пафос зашкаливали. Трепещите, Сергей Безруков!!! Под конец я чуть не прослезилась.
Дальше мы два с лишним часа наблюдали, как награждают лауреатов конкурса. И всё бы ничего, но мой жаждущий, усталый, проголодавшийся сын сидел В ПЕРВОМ ряду. Ну, в каком смысле «сидел»… Вертелся. Под самыми камерами, на виду у серьёзных дядей и тёть из президиума. И тут у меня, как назло, случилось кошмарное дежавю. Я вспомнила, как мы всей семьёй в Египте выслушивали список экскурсий и развлечений, предоставляемых отелем, а Сергею Владимировичу в какой-то момент прискучило так вот послушно сидеть, положив ручки на коленочки. Что же он сделал? Эээ… Как бы нагляднее описать? Парень с ногами залез на стул, встал на нём на коленки, повернувшись лицом к сидящим позади, потом низко-низко нагнул голову (только не спрашивайте, зачем! НЭ знаю!), и… в итоге служащий отеля с каменным видом вещал ещё полчаса, обращаясь непосредственно к пятой точке нашего отпрыска, а мы сидели рядом пунцовые и делали вид, что пришли не с ним.
Вот… А теперь представьте моё состояние после столь красочного воспоминания.
Но ничего, мы это как-то вместе пережили – Серёжка высидел, а я не заржала, за что нам обоим полагаются прижизненные памятники в рязани, где-нибудь в районе улицы Почтовой (бывшая Подбелка).
На выходе нас поймал журналист, забывший представиться, и пожелал взять у «нашего маленького актёра» интервью. (Тут, правда, подбежал кто-то из депутатов и попросил разрешения пожать Серёге руку, и мне пришлось поставить этого дядечку в очередь. Он РЕАЛЬНО дождался очереди, пожал шестилетнему пацану ладошку и убежал, оставив меня в ощущении полного сюра). Между тем журналист, протянув диктофон, осторожно поинтересовался, имеет ли «наш маленький актёр» понятие о том, что такое – РОДИНА и какой смысл он вкладывает в это понятие. Не успела я скептически поморщиться, как мой парень, не растерявшись, на полном серьёзе выдал следующее:
«Когда я был в Листвянке, там на огороде торчали палки, а на них повесили жестяные банки. От кротов. Они издавали такие чудесные звуки! Вот что такое для меня Родина!» Мамочка второй раз чуть не прослезилась. Родина – это грохот жестянок…. Трепещите, ещё и Виктор Пелевин! Журналист, к своей чести, сумел сохранить невозмутимую мину и удалился.
А нас повели в депутатский буфет. Ну что, буфет как буфет. В нашем рязанском «Барсе» ассортимент не в пример богаче. Цены – тоже как цены. За две варёных сосиски и чашку горячего чая взяли 88 рублей. Нормально.
За столиком нашу «юную звезду» узнали и угостили коробкой шоколадных конфет. Приглашали как-нибудь заходить ещё.
Да, из Москвы я, ошалев от обрушившихся на мою неокрепшую психику событий, рванула домой на попутке. Однако вернулась живая-здоровая и вся во впечатлениях.
Тут и сказочке конец, а кто дочитал до конца – молодец. Занятное получается лето, чего и вам всем желаю.


Рецензии
На это произведение написано 9 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.