Только ты. Глава 15

Сильный и самодостаточный человек в минуты  отчаяния ищет спасение в себе, в спрятанных глубинных резервах своего тела, своей души. Слабый и неуверенный в себе - ищет знахарей, провидцев, шарлатанов, вещунов, которые, как кажется этому человеку, способны решить все его проблемы. Видимо, тогда мне не хватало внутренней силы, потому что я искала такой вот нестандартной помощи. Когда что-то болит, необходимо  поставить диагноз, и только тогда приниматься лечить, чтобы лечение имело смысл. Вот такой диагноз требовался и мне.

На некоторое время попробовала отвлечься уборкой в новой квартире. Вернее, не столько уборкой, сколько декорированием и незначительными перестановками чего-то нетяжелого. Каждому человеку нужен свой интерьер. Раньше бы я включила музыку и забылась, но траур по Кириллу не позволял и такой роскоши. А червь сомнений и вопросов все рос и рос, пока он не стал уж очень большим. Поддавшись общим веяньям ( на каждом столбе висели объявления о гадалках, пророчицах и ведуньях, обещающих приворожить, снять порчу и венец безбрачия), я  приперлась к бабке.  Тетке всего лет сорок было, не больше. Она несла какую – то чушь и предлагала купить травки, заряженные хорошей целебной энергией.

- Мне не энергия нужна, - откараскивалась от ее травок и сомнительных камешков, заряженных все той же, жуть как необходимой, энергией.

- А я вижу, что  какой-то родственник твой самый близкий  очень болен, - бросалась общими фразами женщина.

- Вряд ли эта энергия родственнику поможет, - понимала, что не то,  оставляла плату за консультацию и уходила. Через две недели таких поисков отыскала  женщину, от которой с порога услышала:

- Двое уже померли, будет еще один. Ты – «черная вдова».

- Про «черную вдову» я поняла. Расскажете, как я в такое вляпалась? Я не хочу, чтобы третий был, - информация о третьем  больно кольнула в подреберье.

- Да ты все знаешь. Есть ОН. Тебя к НЕМУ магнитом тянет. Против себя идешь, против горячо любимого человека идешь.

-  Как отворожить от себя ЕГО?

- Голубушка, какое отворожить? Отвораживают когда привораживали. А у тебя другое. Это проклятие. И висит оно на тебе веками. Я  с таким не работаю. Нужен сильный медиум. Здесь гипноз бы. Душа, только душа знает о наших других жизнях. Там  и ответы все.

- Хотя бы как перестать быть черной вдовой знаете?

- В твоем случае – родить  дочь.

- И все?

- Это много. Ребенок должен быть от НЕГО.

- Понятно. Я  уже… - не успела закончить, как она  перебила.

- Да, ты беременна, да, от него, но это не девочка.

Сомнения все же ковыряли меня относительно того, не очередная ли шарлатанка предо мной. Решила проверить:

- Беременна? – я мастерски сыграла удивление.

- А вроде бы ты не знала? Лимон не выдавила и у иконы просила что? – вещунья говорила такие вещи, что мороз пробегал по коже. Я оставила ей деньги и убежала оттуда быстрее, чем обычно… Вдогонку получила новую порцию информации для размышления:

- Ребенка береги. Есть люди, которым он мешает.

Черная вдова… Беременна… ЕГО ребенок… Никто не знал, что мы с Кириллом не спали, а значит и не узнают. И ОН тоже не узнает. Я так решила. И за себя, и за Геру, и за того малыша, что уже жил во мне. Беречь? Конечно, я сделаю все, что способна сделать мать, чтобы сохранить жизнь своей лучшей частичке.

Но мне было мало информации. Нужно было искать все ответы.
Казалось бы, в помощь было и время (экстрасенсов развелось огромное множество), и обстоятельства.  В институте мне многое прощалось: списывали на траур по жениху, да к тому же (как я поняла) был негласный приказ спускать все мои прогулы и незачеты на тормоза. Дошло до того, что ректор лично вызвал и  деликатно объяснил, чтобы оформила академотпуск.

- Кирилл мне был другом. Много помог, я перед ним в долгу. Если нужно больше года – только скажи, - объяснил ректор.

-  Я оформлю, попозже, - грех было не воспользоваться такими благами, подаренными знакомствами  покойного Кирилла.

Четверо экстрасенсов – медиумов пытались мне помочь, но у них что-то не получалось. Трое поухмылялись, а вот третий объяснил, списав на биополе.

- Люба, у вас огромное биополе, попасть в которое может только человек, обладающий подобным или, еще лучше, большим, чем ваше. К сожалению,  мое не справится, - честно признался экстрасенс Вадим Петрович. – При желании и надлежащем обучении вы сами могли бы  применять свои экстрасенсорные  возможности. Природой они у вас заложены, кто-то в роду был сильным энергетически.

- Спасибо. Не до этого. А вы не знаете такого человека, с большим биополем? Может,  слышали о ком-нибудь? – пыталась разузнать.

- Вы оставьте телефончик. Я поспрашиваю среди своих, - обещал  Вадим Петрович. И действительно, нашел медиума Тараса. Обитал этот Тарас в далеком  селе в Карпатах.

Как только сдала сессию в декабре, так и  поехала в это загадочное село, сообщив своим, что решила развеяться, отдохнуть.

- Я надеюсь, ты не собираешься на  лыжах с гор спускаться? – переживала Лера.

- Да нет, я таким безумием не страдаю. Успокойся. Потом ребенок родиться, никуда уж сильно не выберешься. После  душного Киева хочу на природу, - фактически говорила правду.

- Приехала бы к нам. Нарядили бы елку на Новый год, - почти  умоляла Лера. – Так мало видимся.

- Возможно,  на Рождество приеду, - пообещала, хотя точно не знала, управлюсь ли.

В Карпатах мне понравилось. Скажу больше, я словно влюбилась в эту местность, дышащую спокойствием и умиротворением.

Для начала приценилась к жилплощади, которая сдавалась. Но оказалось, что не понадобилось. На мой прямой вопрос:

- А где найти деда Тараса? – все откровенно шарахались. И только одна  женщина рассказала, а ее сын провел меня  в конец села. И никакой он оказался не дед, а  мужчина средних лет. Внимательно посмотрел и  едко спросил:

- И чего тебе не хватает? Красивая молодая баба. Чужого мужика не буду помогать уводить из семьи даже за миллион.

- Я не за этим к вам так  далеко ехала. Мне бы просто понять, почему?

- Из любопытства али как? – не нравилась я ему, и это чувствовалось.

- Чтобы исправить. Чтобы третьего не было, - я подсознательно понимала, что ему все известно.

- Дак ты тут, девка, ничего не попишешь. Хотя…  Ковыряться в  душеньке не из приятных дел.  Может такое всплыть, что и  врагу не пожелаешь.

- Я предполагала.  Опасаюсь только одного…

- Ты чего-то опасаешься? Ах, да, дите, - он просверлил меня почти насквозь своими черными глазами – угольками. – За это не боись. Что полезно тебе, ему не повредит. Тем более, на  тебе есть темная печать времени.

- Пожалуйста, помогите понять, в чем я виновата? Потому что люблю мужа сестры? 

- Простота. Проблема даже не в этой жизни. И, боюсь, что  не в прошлой. Далеко. Если я возьмусь, жить будешь здесь. Вон комната.  Один сон в день. Тебе напрягаться сильно нельзя. Когда доберемся до ответа – не знаю.

- Что я должна делать?

- Доверять мне. Но если ты приехала, значит, доверяешь.

- А я не стесню вас, проживая здесь? – спрашивала, а думала о другом.

- Не боись, я к тебе не собираюсь приставать, - словесно развеял мои сомнения.

- С чего вы взяли, что я боюсь? – слегка смутилась.

- За последние десять минут ты об этом подумала несколько раз.

- А станьте на мое место, хата на отшибе, ни единого следа пребывания здесь женщины. Нормальные мысли…

- Если мне будет нужна женщина, это будешь не ты…

- Со мной опасно связываться, знаю…

- А говоришь, ничего не знаешь. Пока будем искать причину, тебе нужно быть подальше от  лишней информации: сплетни сельские, новости телевизорные, газетные побрехеньки, поняла? Вот почему жить здесь.

- И какая у вас квартплата? – поинтересовалась.

- У тебя денег на все хватит и еще останется, - заверил он.

Первый сеанс Тарас провел уже вечером. Его умиротворяющий шепот погрузил меня в глубокий сон. Прекрасный сон. В этом сне мне было всего шестнадцать. Какая-то быстрая река и красавец - паренек на берегу этой речки. Наши любовные утехи  зашли слишком далеко, но мы с собой ничего не могли поделать, хотя понимали, что эту любовь никто из его и моих родных не  благословит.  Почему?

Паренек одет в военную форму, вокзал и я провожаю его … на войну. Это что, 1941?

Все тот же берег речки,  и я читаю письмо от жениха. Плачу горькими слезами  и глажу живот. Я что, беременна? В 16 лет? Но я этому очень рада.
В большом сарае много людей и я среди них. Все  плачут, кричат, в нос бьет резкий запах бензина, а потом дым. Я теряю сознание от едкого дыма. Наше село сожгли? Немцы?

Когда я проснулась, была глубокая ночь. Тарас спросил:

- Что видела? Рассказывай.

- Мне кажется, что это  было во время войны. Я и … Стоп, он … Гера, просто младше и он мне был двоюродным братом. А я его любила. Почему Гера?

- Просто расскажи все, что видела. Мне не нужны твои вопросы, а тем более догадки, - просил Тарас. И я рассказывала.

На следующий день, после продолжительной прогулки по лесу, Тарас опять погрузил меня в сон. Декорации сказки. Красивый дворец,  я в длинном платье. Какой ужас – дышать невозможно от стягивающего все тело корсета. Это бал. Ко мне подходят какие-то женщины, с чем-то поздравляют, уходят. Поздравляют с днем рождения. Это бал в мою честь? И мне… сорок?

Все разъехались, я осталась одна. Поднимаюсь на второй этаж и застаю своего мужа, целующимся со служанкой. На мужа наорала, служанку избила. В ответ услышала упрек, что бесплодна, а эта девушка носит его ребенка, наследника славного рода, поэтому он со мной разводится, а на ней женится.

Страшное чувство безысходности, когда в свой день рождения выпиваешь яд  и ждешь, когда он подействует. Пусть живут, если я лишняя.

Проснулась и очень обрадовалась, что это был сон.

- По выражению лица понял, что снилась какая-то мракота. Я предупреждал, - сострадательно произнес Тарас, сидящий  рядом на табурете. – Но придется рассказать. А главное – в мельчайших нюансах.

- Это мои жизни? Я так жила? – догадалась, после того, как рассказала и этот сон.

- Неважно ты жила. Опиши мужа. Ты ничего о нем не сказала, - настаивал Тарас.

- А че его описывать. Гера. Наверно, в 50 лет он будет выглядеть именно так. Глаза точно его. Только не характер.

Когда мы бродили по лесу и я предложила вырубить елочку, чтобы отметить по –человечески Новый год, Тарас уставился, как на душевнобольную.

- Зачем портить дерево, которое столько лет растет, чтобы неделю смотреть на его труп в доме? Бесовская традиция. И так грехов хватает, еще и этот присовокупить хочешь? Тем более, что Новый год – это не праздник, так, условность календарная.

Условность так условность. Спорить не стала. Ждала новый сон и боялась его. Опять какие-то хоромы. Вот откуда у меня королевские замашки – столько жизней в роскоши провести. Дочь князя. Не хило так. Хорошо хоть без корсетов, свободный сарафан, но ткань удивительно –приятная. А чего я так пялюсь на садовника? Понятно, он мне нравится. И, судя по его улыбке, я ему тоже. Садовник и  дочь князя – дикий мезальянс.

А вот и жених, которого мне прочит в мужья отец. Ужас, он же  старик совсем.  Меня не замуж выдают, а откровенно продают.

Не удивительно, что я  пускаюсь ночью в бега… вместе с садовником. Нам хорошо и  приятно вместе. Он нежный, ласковый и, я чувствую, что любит сильно.

Нас поймали в каком –то городке. Садовника убили, меня  отослали в монастырь. За старика выдали мою сестру. Сижу в келье и думаю о вечном.

- Я не жила, а мучилась. Какие неинтересные жизни, - делилась впечатлениями с Тарасом.

- Боюсь тебя напугать, но самое страшное, видимо, впереди. Ты до сих пор хочешь продолжать? - Тарас не  скрывал своих опасений, и они подтвердились, потому что на полпути я не привыкла останавливаться.

Это был самый неприятный сон. Мрачное подземелье.  Какие-то тетки затащили меня в страшную комнату и примитивными  орудиями сделали аборт. Я истекала кровью, но меня упорно лечили. Выжила? Неужели?

Я – королева? Ребенок должен был стать престолонаследником? И я сама ради власти согласилась его уничтожить?  Неужели власть для меня так важна? А я и не сама. Гера. Советник? Это его идея. Ух и насоветовал. Мы вместе стали детоубийцами. Цыганка. Просто цыганка. Не просто. Она обещает мне ад на все последующие жизни, если я не исправлю то, что натворила.

- Дура! Эта девочка могла  стать твоим самым большим счастьем. И не только твоим. Вся страна жила бы при  такой королеве счастливо. Ну что ж, стране война, а тебе – наказание.

Как настоящая королева я приказала цыганку бросить в тюрьму. И почему-то очень обрадовалась, когда  узнала, что ей удалось сбежать. Кто-то из охраны отпустил.

Сюжет этого сна Тарас слушал внимательнее, нежели предыдущие. Ничего не сказал, просто ушел в лес. Вернулся  поздно.

- Садись, буду рассказывать. Но, как по мне, ты многое уже сама поняла, не тупая. Ты заметила, что во всех снах рядом с тобой всегда один и тот же  мужчина?

- Да. Просто имена разные и события.

- Он  сейчас  есть в твоей жизни, но недосягаем.

- Как сказать. Он рядом, но не мой.

- Это важный человек. Твое проклятие  давнее. Тот ребенок, которого ты сознательно согласилась уничтожить (и он тоже согласился), это был необычный ребенок, который должен был жить. От его жизни зависело многое.

- И что же делать? Как прервать этот ад? – я не стала говорить, что  одна из гадалок дала рецепт.

-Тебе нужно родить девочку  от НЕГО, того, кого ты видела во снах. А пока  этого не произойдет, будешь нести  тяжкий крест – любить его, но не сметь быть с ним. Что-то будет всегда стоять между ним и тобой: война, законы, статус, условности, сестра…  Проклятие спадает, ведь в  предыдущей жизни  ты смогла забеременеть, и в этой тоже. Правда, пока не девочка… Но ведь еще не вечер. Хотя, у тебя мало времени.
- Почему это?

- Когда его не станет, не выходи замуж.

- Его не станет? Почему?

- Со всеми мужчинами будет то же, что и с двумя предыдущими. Он тоже будет настаивать на женитьбе. Не соглашайся, пока не родишь дочь.

- Жениться? А Лера? Ее тоже не станет?

- Сестру отпусти. Она уже давно смирилась.

- А если я никогда  не  выйду за него замуж?  Уйду из его жизни, убегу? Он будет жить?

- Нет. Его время ограничено. У него другое задание в этой жизни. Он, как и ты, тоже  искупает грех.

- Спасибо. Сколько я вам должна? – спросила, когда уже собрала вещи.

- Сколько не жалко.  Половины того, что привезла, хватит. И если не поверит, этот, твой, пусть приезжает, и ему расскажу.

Теперь, когда я  заполнила белые пятна в своей жизни, можно было возвращаться в Киев. Все же знания – великая сила. Я повзрослела и обозначила приоритеты: жить ради ребенка – это интересно и необычно. До сих пор я жила по другим принципам.

Продолжение  http://www.proza.ru/2016/04/25/1790


Рецензии
Вот так поворот!

Ольга Смирнова 8   21.02.2019 16:27     Заявить о нарушении
Это еще небольшой поворотик...

Ксения Демиденко   21.02.2019 23:47   Заявить о нарушении
На это произведение написано 17 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.