Корани

      
                Корани


        В средние века в Персидском государстве, на окраине древнего и красивого города Тебриз, в семье пожилого мельника по имени Муса на свет появился поздний ребенок — мальчик, которого назвали Саби. Муса хоть и делал вид, что огорчен, так как его жена Гюзель после рождения двух сыновей с нетерпением ждала появления дочери, но, как восточный мужчина, обрадовался появлению еще одного наследника. Мать, а ей было уже за сорок лет, из-за поздних и тяжелых родов окончательно подорвала здоровье, часто и долго болела. Пока малыш подрастал, старшие братья, Амил и Моби, помогали отцу с работой на мельнице и по домашнему хозяйству.
       Семья жила скромно, в старом домике, но с хорошим, ухоженным садом, в котором росло множество фруктовых деревьев: яблони, сливы, груши, персики, абрикосы, хурма, айва, гранаты, желтый и черный инжир. Между ними красовались овощные грядки, а вдоль границ сада — огромные кусты малины и смородины. Рядом был разбит виноградник с разными его сортами: белым Кишмишем, черным и крупным Ширван шахи, ароматными Хиндогны и Матраса. В период созревания недозревшие крупные гроздья виноградных кустов одевали в прозрачные, тканевые мешочки, чтобы защитить от назойливых птиц, желающих полакомиться молодыми плодами. В углу сада находился тандыр — вырытая в земле печь-жаровня из огнеупорной глины в форме бочонка с большой крышкой. В середине такой печи зажигался огонь из сухих дров или хвороста, она накрывалась крышкой, тандыр нагревался и в нем выпекался лаваш, лепешки. Женщины прилепляли тесто к горячим стенкам печи, доводили его до готовности, слегка подрумянивая, а потом снимали готовый хлеб длинными железными крюками, цепляя за края, чтобы он не упал в костер.
       С обеих сторон тандыра росли два старых тутовых дерева: на одном поспевали черные ягоды, на другом — белые. Сбор созревших ягод превращался в особенный ритуал и праздник для детей и взрослых. К нему присоединялись соседи из близлежащих домов. Все дружно собирались в саду и натягивали над головами специально сшитую круглую шаль. На дерево залезал кто-нибудь из детей и начинал трясти ветви. Ягодки тута сыпались на шаль, как дождь. Взрослые собирали их в корзиночки, радовались хорошему урожаю, одновременно обмениваясь новостями, обсуждая бытовые проблемы, делились планами на будущее. Дети, пока их родители занимались делом, залезая под шаль, придумывали разные игры. Мальчишки подшучивали над девочками, незаметно щипая кого-то, или дергая за косички. Вокруг раздавался громкий девичий крик, визг и смех, царила добрая и дружеская атмосфера. Иногда взрослым приходилось остужать пыл разыгравшейся детворы, делая им замечания, но вытащить кого-то из-под шали было невозможно. По окончании сбора урожая, результаты труда делились между всеми его участниками. И так происходило в каждом доме, где росли тутовые деревья.
       Напротив веранды, перед окнами, заботливой рукой хозяина и с помощью сыновей были посажены кусты красивых, разноцветных роз. С левой стороны от дома находилось небольшое строение для домашнего скота и курятник.
       Семья вставала рано утром с первым кукареканьем «грозы» куриного гарема — огромного задиристого петуха. Его боялись даже соседские собаки. Начинались трудовые будни, которые завершались ближе к ночи.
       Соседи уважали семейство Мусы за прилежание, отзывчивость, готовность всегда прийти на помощь, не оставить ближнего в беде. Редким гостем в доме был старый друг отца — дервиш Шами, средних лет, постоянно путешествовавший по свету. Он обошел много стран и видел достаточно на своем веку. Его появление у Мусы всегда было значимым событием. По этому случаю жертвовали крупного барана, гостеприимный дом оживал. Собирались все соседи, чтобы послушать увлекательные истории умного, много видавшего и знавшего дервиша. Братья, затаив дыхание, внимали его рассказам о далеких и неведомых странах. Познавали традиции и обряды чужих народов. Шами знал множество красивых восточных сказок. Эти повествования за ужином продолжались до поздней ночи, а иногда гости расходились ближе к утру. Братья засыпали, не дослушав окончания истории, и, чтобы не докучать вопросами занятому и уставшему отцу, сами пытались сочинять продолжение услышанного. Каждый придумывал и довершал сказку по собственному усмотрению. Потом рассказывали друг другу и сравнивали, у кого получилось лучше, дискутируя при этом и ожидая возвращения дервиша, чтобы тот оценил их творческие способности. Необычными фантазиями всегда отличался младший Саби. А странник Шами еще до восхода солнца отправлялся в длинный и неведомый путь за очередными приключениями. Это было смыслом его жизни.
        Вот в такой атмосфере рос и воспитывался герой нашей истории, со временем превратившийся в красивого юношу. Он отличался от сверстников острым умом, широтой мышления, был добрым, отзывчивым, чрезмерно доверчивым и сентиментальным. Много слушал, мало говорил, избегал сплетен и болтовни. Был вежлив, но замкнут, даже с братьями. Яркая внешность Саби очень смущала его, особенно, когда он слышал комплименты от девушек. А они часто приставали к нему, пытаясь обратить на себя внимание. Он же всегда был хладнокровен, как неприступная крепость Баязет.
        Дервиш Шами очень любил Саби, так как не имел собственной семьи. Каждый раз, возвращаясь из путешествия, он дарил молодому человеку интересные книги о разных странах и континентах. Романтичный юноша много читал, обожал природу, любил бродить в одиночестве по лесу, слушая шорох травы, пение птиц, отдыхать под кронами огромных вековых деревьев. Рассказывали, что однажды смертельно раненная стрелой охотника самка оленя, еле держась на ногах, привела Саби к своему убежищу, где ее ждал маленький, голодный олененок, и умерла. Так она спасла свое дитя от неминуемой гибели, передав в надежные руки Саби. Он выходил олененка, поил козьим молоком, кормил с рук и тот привязался к юноше, ходил везде за ним по пятам, особенно, когда он бродил в лесу. Во время таких прогулок молодой человек, размышляя, строил планы на будущее, мечтал о путешествиях в далекие страны, новых знакомствах, думал о жизненных испытаниях, которые ему придется преодолевать. Он представлял себе Великий Шелковый Путь, соединивший все цивилизации Старого Света — Китай, Индию, Ближний Восток и Европу, о котором много слышал от своего учителя Шами. Дервиш обещал взять Саби с собой, когда он повзрослеет. Караванный путь через пустыню на верблюдах — это утомительный и тяжелый поход. Не каждый взрослый паломник выдерживал такое испытание, поэтому нужно было окрепнуть и набраться сил. Молодой человек ждал с нетерпением часа, когда отправится в дорогу, так как в родном городе не мог найти себе применения.
        Жажда знаний и открытий требовала смены обстановки для более полного и широкого познания мира. Помощи по хозяйству от юноши было мало, он все время находился в своих мыслях, постоянно обо всем забывал, отвлекался. Однажды отец поручил ему пасти отару овец. Саби, как всегда, ушел в мечты и фантазии, а овцы разбежались по пастбищу и в лес. Старшим братьям пришлось несколько часов искать потерявшихся животных. Но родители, несмотря ни на что, относились к младшему сыну снисходительно, видели его беззащитность и ранимость, старались оберегать от обид и усмешек.
        На опушке леса, неподалеку от родника, где любили гулять Саби с олененком, располагалась летняя резиденция великого и грозного Шаха Фируза. Он постоянно воевал с врагами из соседних государств, а в перерывах между походами любил проводить здесь время. Роскошное имение было окружено высоким забором с главными воротами и металлической калиткой позади сада, выводившей к тропинке в лес. Через этот выход слуги Шаха незаметно ходили к роднику и набирали воду для хозяйственных нужд. Дом охранялся молчаливыми, вооруженными стражниками шахского войска, которые всегда были бдительны так, что казалось, даже птица не залетала на охраняемую территорию. За забором текла другая жизнь: часто слышался веселый девичий смех, беззаботные голоса отдыхающих гостей. Несмотря на многократные предупреждения отца держаться подальше от имения, юноше иногда хотелось хоть краешком глаза взглянуть на сказочный, далекий от него, мир. Но, вспоминая родительский наказ, он быстро отгонял от себя дурные мысли. Отец всегда говорил братьям о том, что богатство и роскошь не приносят человеку счастья, нужно быть свободным и независимым от материальных благ, стремиться к совершенствованию своего духовного мира, победить в себе зависть и гордыню. Успеха и благополучия надо добиваться самому, честно работая, не полагаться на судьбу и везение, тогда награда за терпение и труд обязательно придут, а счастье само тебя найдет, если ты этого заслуживаешь.
        Беда в дом мельника Мусы пришла нежданно-негаданно. Один за другим трагически погибли старшие сыновья. Моби утонул в реке, спасая соседского ребенка, Амил пал жертвой раненного и разъяренного медведя, на которого охотилась в лесу ханская свита. Мать не вынесла свалившегося на ее плечи горя, и вскоре умерла. Саби остался с исхудавшим и постаревшим отцом. Несчастья еще больше сплотили отца и сына, они поддерживали друг друга заботой и вниманием. Юноша помогал отцу по хозяйству, а Муса старался оберегать единственного сына от жизненных трудностей и с нетерпением ждал возвращения своего друга, дервиша Шами, который уже несколько лет не появлялся в их краях, что начинало тревожить мельника.
        Несмотря на все невзгоды, характер Саби не изменился, он оставался мечтающим романтиком, продолжал прогулки по лесу с подросшим и окрепшим олененком, но его планы на будущее изменились. С путешествиями он решил повременить, так как не на кого было оставлять старого и больного отца. В один прекрасный, весенний день Саби сидел на излюбленном месте — у родника, на большом, плоском камне, согретом солнечными лучами. У ног лежал олененок, лениво жевал траву, отгоняя назойливых мух, и преданно глядя на хозяина. Природа пробудилась от зимней спячки. Деревья шелестели распустившимися листочками, аромат свежей травы, перемешанный с теплым воздухом, наполнял грудь, от ярких цветов маковых полей жмурились глаза, кругом пели соловьи, стрекотали сверчки. На душе было светло и радостно. Тем более что пришла хорошая новость от дервиша Шами. Его ученик заходил в дом мельника и сообщил: учитель собирается летом их навестить. Саби давно не видел дервиша, соскучился по нему, по его новым рассказам, и с нетерпением ждал встречи.
        Внезапно тишину нарушил скрип открывшейся со стороны шахского имения калитки. Сначала оттуда показалась аккуратно причесанная женская голова и вышла девушка. Она замерла, как завороженная, увидев Саби, и спокойно лежавшего возле его ног оленя. Поняв, что на нее никто не обращает внимания, робкими шажками, по узкой тропинке тихо подошла к молодому человеку и шепотом, чтобы не спугнуть животное, спросила:
        — Он не убежит в лес?
        Саби, очнувшись от своих мыслей, поднял голову и оторопел. Перед ним стояло юное создание неземной красоты! На смуглом, овальном лице выделялись огромные карие глаза, обрамленные длинными, пушистыми ресницами. Изогнутые полумесяцем черные брови, придавали особенное, пронзительное выражение взгляду. Это было чудо!!! Темно-каштановые, длинные, вьющиеся волосы окутывали плечи, ниспадали, как водопад, на спину и опускались ниже изящной талии. Под легким розовым платьем, вышитым золотистой нитью на рукавах и подоле, вырисовывалась гибкая, как лоза, прекрасно сложенная фигура юной девушки. На изящные ступни были одеты сандалии в тон платью. От внезапных порывов ветра, по привычке, нижний край платья она придерживала рукой, но погода стояла тихая и спокойная. Саби, завороженный красотой незнакомки, не знал, как себя вести. Такое с ним происходило впервые. С трудом разомкнув губы, он тихим голосом медленно произнес:
        — Не бойтесь, олень никуда не убежит, — и добавил. — Я его нашел совсем маленьким и вырастил. Можете подойти погладить. Он ручной.
        Она наклонилась в сторону молодого человека, чтобы погладить животное, но внезапно налетевший легкий ветерок, растрепал ее волосы, и шелковые пряди посыпались на лицо Саби. От их обворожительного запаха, соединявшего в себе ароматы сирени и пряностей, у него закружилась голова. Он сделал глубокий вдох и медленно закрыл глаза, как будто находился во сне и не хотел проснуться. Все, что было до этой встречи, для него потеряло смысл. Саби хотел постоянно видеть ее, наслаждаться общением с ней, замедлить течение времени, только чтобы она не уходила.
        Девушке же были неведомы охватившие юношу чувства. Она, погладив оленя, громко рассмеялась и сказала:
       — Правда, не убежал! Я раньше никогда не гладила оленей. Отец показывал их мне как охотничий трофей.
        Вдруг она спросила:
       — Как Вас зовут? Откуда Вы здесь? Я не думала, что кто-то может находиться вблизи нашей усадьбы. Хотя мы здесь живем только летом, усадьба хорошо охраняется, и никто не осмеливается к ней приближаться.
       Саби назвал свое имя и рассказал, что он сын местного мельника и живет неподалеку. Здесь он вырос и с детства любит эти места. Девушка поведала ему, что она дочь великого Шаха Фируза. Родители после обеда отдыхают, а ей не хотелось спать. Воспитатели, расслабившись от жары, потеряли бдительность, и она вышла в сад погулять. Из-за любопытства выглянула за калитку и увидела оленя, лежавшего у ног человека и жевавшего траву.
       Неожиданно она забеспокоилась и собралась уходить, сказав, что если их здесь кто-то увидит, то будут большие неприятности. В давние времена существовали свои обычаи, и тяжким преступлением считалось посмотреть на жену или дочь Правителя, тем более с ними разговаривать, это каралось смертной казнью. Саби помнил строгие запреты и предупреждения отца. Но что может помешать безумно влюбленному человеку? И спросил:
       — Как тебя зовут, красавица?
       Девушка, хитро прищурив выразительные глаза, и оценивающе посмотрев на парня, кокетливо покачала головой. Было видно, что он ей понравился. Вытащив из левого рукава платья шелковый платок розового цвета, она бросила его Саби в знак благосклонности. Он поймал платок, но не успел ничего сказать, девушка повернулась и, не прощаясь, побежала по узкой тропинке к открытой калитке.
       Когда она скрылась, молодой человек аккуратно расправил обрамленный по краям белым кружевом платок, и увидел вышитое в углу золотыми нитями имя девушки — Айя. Прижав платок к губам, вдохнул его манящие ароматы, представляя бездонные глаза и пухлые, алые губы незнакомки. Охватившие юношу чувства не давали покоя. Он безрассудно влюбился и не думал о последствиях, которые могли произойти в случае продолжения столь неожиданного знакомства. Дороже и желаннее чем она, для него никого не было! От волнения тревожно билось сердце, казалось, оно вот-вот выскочит из груди. Саби долго стоял и смотрел на ту счастливую тропинку, по которой порхающей походкой, как ангел с небес, пришла Айя и нарушила его покой.
       Домой юноша вернулся задумчивым и молчаливым. Все мысли были о ней. Его настроение озадачило отца, но докучать сыну лишними вопросами он не хотел. Ждал, когда сам расскажет, что произошло. Но Саби молчал и на завтра, и в последующие дни, приходя каждый день в одно и то же время к роднику, в надежде встретиться с любимой. Он подолгу проводил там время, но она не появлялась. Наконец, на шестой день ожидания, около полудня, отчаявшийся юноша услышал скрип калитки. Появилась Айя и помахала рукой, чтобы он подошел. Когда Саби приблизился к ней, она шепнула, что ночью оставит калитку незапертой, чтобы в полночь, когда все домочадцы уснут, он сумел пробраться в сад. Там, между стеной дома и фонтаном, растут густые кусты роз, среди которых расположена скамейка. Стража, проверив засов в двери ближе к ночи, не зажигает в той стороне факелы и до утра не возвращается туда. Поэтому для их тайных встреч это укромное место — самое подходящее. Девушка исчезла также быстро, как и появилась, закрыв за собой калитку, а счастливый парень не мог поверить в то, что сможет увидеть ее вновь…
       Время до наступления полуночи ему показалось вечностью. В назначенный час он пробрался к условленному месту. Вскоре появилась Айя, одетая в черное платье, чтобы в ночи ее не было заметно. Молодые люди, как завороженные, стояли друг против друга. В манящей темноте их руки сомкнулись в долгожданном приветствии. Так, в безмятежной тишине, они простояли какое-то время. Затем Саби обнял девушку за хрупкие плечи и прижал к себе стройный, дрожащий от волнения, стан. По его телу будто пробежал ток, и биение ее сердца отозвалось в груди. Саби нежно поцеловал алые и сладкие губы. У него закружилась голова. Он забыл обо всем на свете, не хотел слышать голос разума и думать о последствиях. В отличие от поклонника, в чувствах Айи превышало любопытство к познанию того неведомого и таинственного, что происходило в отношениях между мужчиной и женщиной, о чем она слышала невзначай в разговорах взрослых. Ей было приятно внимание и ухаживание интересного юноши, поэтому восторженные чувства, которые она испытывала, не давали возобладать здравому мышлению. Если бы в тот момент она могла предвидеть трагические повороты их судеб! Но красота и неповторимость каждой истории любви в том, что она развивается по сценарию, который пишут два влюбленных сердца. И часто эти сердца бывают открытыми и легко уязвимыми для посторонних глаз и ушей.
       Встречались они лишь несколько раз. Саби в летние лунные ночи рассказывал девушке красивые восточные сказки, легенды о далеких странах и народах, которые знал понаслышке от дервиша Шами. Айя с интересом слушала, прижавшись к груди молодого человека. Ей казалось, что в этом мире под бесконечным звездным небом, в таинственном и прекрасном саду, они находятся только вдвоем, и вокруг больше никого нет. Но их сказочная история продлилась недолго…
       Бдительные служанки заметили исчезновение девушки по ночам. Спустя пару недель, почувствовав неладное, они устроили слежку и тайна раскрылась. Об увиденном слуги сообщили стражникам Шаха, а те поймали их в объятиях друг друга. Мать Айи очень расстроилась и не могла поверить в услышанное, а разгневанный отец взбесился. Стражники заковали парня в цепи и привели к Повелителю. Свирепый и безжалостный Шах крикнул:
       — Как ты мог, ничтожный, посмотреть на мою дочь и грязными руками прикоснуться к ней?! Как посмел осквернить мою честь?! — и добавил, — Разве ты не знаешь, что такой проступок карается смертной казнью?!
       — Знаю, Великий Шах, — спокойно ответил Саби. — Но я люблю Вашу дочь. Если любовь считается смертным грехом, то я готов за нее умереть!
       От такого дерзкого ответа глаза Шаха Фируза налились кровью.
       — Что за наглость и смелость, оборванец?! — заорал Шах. — Вместе того, чтобы валяться у моих ног и просить прощения, ты объясняешься в любви к моей дочери?
       И приказал охране отрубить непокорному голову, а тело бросить на растерзание голодным псам. Стражники потащили Саби к месту казни, но старый астролог-мунеджим (звездочет, предсказатель Повелителей) дрожащим голосом попросил этого не делать:
       — Сейчас, в месяц Рамазан, расположение звезд таково, что перед тяжелым и длительным походом на войну, в который Вы собираетесь, казнить молодого человека неразумно. Предпочтительнее совершить телесное наказание, но сохранить ему жизнь. Так будет угодно Богу.
       Шах некоторое время молчал в задумчивости, а затем согласился с доводами астролога, и приказал выколоть глаза строптивцу, которыми он осмелился посмотреть на его дочь. Саби молча и мужественно принял это наказание. И лишь добавил, что после Айи его глаза вряд ли захотят смотреть на кого-либо! Окровавленного и ослепшего парня стражники Шаха Фируза доставили домой к отцу. Старик был убит горем и жил недолго, оставив беспомощного сына на произвол судьбы.
       Шах, по подсказке жены, долго не думая, наказал и дочь, скоропалительно выдав ее замуж за сына двоюродного брата, который был Правителем в другом, далеком от Тебриза, государстве. Вскоре Айя забыла о первой любви, смирилась с новым положением и жизнь потекла своим чередом. Она родила четверых детей: троих сыновей и дочь. Была поглощена их воспитанием и старалась не вспоминать о прошлом.
       Судьба же Саби сложилась иначе. Потеряв единственного родного человека — отца, сначала он думал о том, что стоит ли ему в таком немощном состоянии жить дальше? Но постепенно Саби оправился от ран. Несмотря на трудности в быту, он стал приспосабливаться к новым условиям жизни. Фортуна улыбнулась ему! Вернулся из дальних путешествий глубоко постаревший дервиш Шами. К тому времени у него появилось много учеников, его последователей. Услышав о горе в семье старого друга, он решил прекратить путешествия и, в память о нем, быть до конца жизни рядом с его слепым сыном. Чувствуя смену настроения в душе Саби, дервиш старался морально его поддерживать и не давал дурным мыслям надолго задерживаться в голове опекаемого.
       "— Уйти из жизни добровольно,признак слабости и недостойный поступок для мужчины, — говорил он. — Ради большой любви надо суметь выжить. Пока ты жив, жива и любовь в твоем сердце! Кто знает? Может, когда-нибудь, ты встретишься с ней, если не в земной жизни, то на небесах. Там нет богатых или бедных — все равны". Ради этой встречи ты должен продолжать жить, творить добро и помнить свою любовь.
       Саби не чуждался советов старого мудреца, они трогали его душу. В один миг к нему будто снизошла Муза, и посетило Озарение! Он начал писать стихи, рубаи (четверостишья о любви, дружбе, смысле жизни) и поэмы. Один за другим, день за днем, год за годом. Эти произведения стали популярными в народе. Их переписывали, передавали из рук в руки, они стремительно распространялись по родному городу. Очень скоро Саби стал известным и за его пределами, благодаря путешествующим по всему миру ученикам дервиша Шами. Они рассказывали о популярном и талантливом поэте, раздавали его сочинения, которые он подписывал псевдонимом Корани (Слепой). Все стихи Саби посвящал одной девушке, которую восхвалял, любил и был предан ей, пока бьется его сердце.
       Прошло много-много лет. В очередном походе убили Великого Шаха Фируза. За ним через полгода ушла из жизни его жена. Умер и старый дервиш, поручивший заботу об уже взрослом подопечном близким помощникам, которые по очереди жили у него, помогали в быту и работе, составляя сборники стихов и сочинений. Слава Саби, как Великого поэта Востока, словно снежный ком, катилась и накрывала все новые страны и народности.
       Стихи Корани дошли и до далекой Сирии, где проживала уже в почтенном возрасте Айя с дочерью Айгюнь. Дочь была страстной поклонницей знаменитого поэта, мечтала хоть однажды увидеть человека, который создает такие бессмертные шедевры, и поклониться ему за божественный дар. Рубаи и газели (стихи лирического содержания) Саби звучали на устах популярных народных певцов и артистов того времени. Они читали их на свадьбах, днях рождения и других торжествах. Влюбленные пары объяснялись друг другу в любви, цитируя стихи Корани.
       Но время неумолимо шло вперед, и Великий поэт постарел. Тяжело было ему выйти из дома в любимый сад. Ближе к осени он слег от болезни и больше не вставал. Приближенные улавливали и записывали каждое его слово и сказание, как в последний раз.
       В начале зимы у дома Саби остановилась большая карета, запряженная четверкой лошадей. Кучер спросил у прислуги, здесь ли живет поэт Корани, и, получив утвердительный ответ, открыл дверцу кареты, из которой помог выйти пожилой, статной даме в роскошных одеяниях. За ней спустилась молодая, красивая женщина, как две капли воды, похожая на мать. Это были Айя и ее дочь Айгюнь. Обе вошли куда их провели — в просторную, скромно обставленную, комнату. На широком топчане (кровати) в белоснежной рубахе лежал почтенного возраста старец, сохранивший былую красоту, с длинной седой бородой и прикрытыми веками. Женщины огляделись вокруг, оценивая жилище всемирно известного поэта. Через мгновение Айя, не по возрасту звонким голосом, обратилась к поэту:
       — Почтеннейший Корани! Я выросла в этом городе, но давно живу в далекой от Вас стране. Мы с дочерью проделали длинный путь, чтобы добраться до Вас. Она — неистовая поклонница Вашего таланта. Ваши стихи не сходят с ее уст. Дочь привела меня сюда, чтобы выразить Вам свое благоговение и задать единственный вопрос, который не дает ей покоя.
       Спокойное и безмятежное лицо поэта изменилось. Он внезапно ожил, дыхание участилось, зашевелились прикрытые веки. Казалось, он вот-вот откроет давно невидящие глаза и произойдет чудо! Но, увы! Спустя некоторое время Саби успокоился, и начал ровно дышать. Женщина продолжала:
       — Вы восхваляете изумительную красоту одной девушки. Все Ваши стихи посвящены только ей. Вы прославили ее на весь мир, но нигде не упоминаете имени. Моя дочь хотела спросить: кто эта счастливая девушка и как ее зовут? Чем она завоевала любовь Величайшего поэта, которым восхищаются повсюду?
       После длительной паузы Корани повернул голову в сторону женщины и тихим голосом произнес:
       — Достопочтенная госпожа, подойдите ближе, и я скажу Вам ее имя.
       Айя приблизилась к кровати и, чтобы расслышать заветное имя, наклонилась к устам поэта. Прядь вьющихся густых волос выпала из-под вуали и коснулась лица Саби. Он глубоко вдохнул аромат волос, который запомнил навсегда. Затем с трудом поднял правую руку и непослушными пальцами потянулся в левый карман рубахи, откуда виднелся кусочек розовой ткани. Но рука бессильно упала на грудь. Слабеющим голосом он произнес:
       — Благодарю Тебя! — и, перестав дышать, замолчал навсегда.
       Женщина осторожно вытащила розовый лоскуток из кармана старца и развернула его. Это был местами пожелтевший от давности времен женский платочек с кружевной окаемкой, и вышитым в углу потускневшими золотыми нитями именем «Айя». Потрясенная дама долго смотрела на исхудавшее, измученное, но удивительно спокойное и благородное лицо поэта, будто, не веря своим глазам. Затем медленно, дрожащими губами, в последний раз потянулась к холодным, безжизненным губам до конца своей жизни безумно любившего ее Саби. Слезы потекли из ее печальных глаз, и две капли, падая, покатились по щекам усопшего, растворяясь в седой бороде…


                Эпилог


       Саби с детства мечтал путешествовать с дервишем Шами. Этим мечтам не суждено было сбыться. Хотел увидеть разные страны, но, по воле судьбы, не смог. Когда показал себя одаренным поэтом, весь мир признал его классиком Восточной поэзии. Саби хотел общаться с людьми разных национальностей — они сами тянулись к нему, знакомясь через его творчество. Своим талантом, упорством и трудолюбием он вырвался из темноты невидящих глаз. Достигнув высот признания, сумел достучаться до людских сердец, воспевая неземную любовь, женскую красоту, преданность и верность. Заслуживала ли его избранница такой большой любви прекрасного и великодушного человека? Для Саби было важно то, что он любил и боготворил эту девушку. Был благодарен ей за то, что она появилась в его жизни и подарила неиссякаемый источник вдохновения для создания бессмертных шедевров.
       Счастливая душа божественного поэта оставила земное существование и полетела высоко в небо, к ярким звездам, которые он так любил, чтобы среди них занять достойное место! Жестокое, но справедливое время, стерло из памяти людей имена многих великих полководцев, ханов и падишахов с их роскошной жизнью и несметными богатствами. А имя Величайшего поэта Востока на века записано в истории золотыми, не тускнеющими от времени буквами — Саби Корани!!!

                Не подходи ближе, не ложись со мной,
                Перед твоими чарами устоять не смог.
                Сначала ангела направив ко мне,
                Затем грешником называет Бог!

                30.03.2013 год, Москва
                Zabil
   


Рецензии
Жестокость - ослепляет!
Любовь - окрыляет!
Сердца покоряет!

Нина Степановна Маслова1   07.04.2019 18:01     Заявить о нарушении
Благодарю и желаю всех благ!
С уважением, Забил.

Забил Алекперов   07.04.2019 20:26   Заявить о нарушении
На это произведение написано 67 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.