Только ты. Глава 13

- Гера, я хочу, чтобы ты стал моим первым мужчиной. Это останется между нами. Я больше ничего и никогда у тебя не попрошу, - выпалила на одном дыхании. Гера молчал. Я даже не могла понять, какие мысли в этот момент роились в его мозгу. – Не молчи, скажи что-нибудь, - мне действительно было бы легче, даже если бы Гера отругал меня, чем вот так молчал и смотрел в никуда.

- Я вообще думал, что ты уже и забыла своего первого мужчину, - наконец признался Гера. – Прости, слегка шокирован, что ты в своих моделях  засиделась изрядно в девичестве. Это вообще правда или очередное шоу?

- Чего это я должна прыгать по кроватям с кем попало? Я себе цену знаю. Вот и убедишься заодно.

- Действительно. Лучше уж с мужем сестры. Надежней, - сострил Гера.

- Для меня важно, чтобы это был мужчина, которого я люблю.

- А почему не Кирилл? Чем он тебе не подходит? Классный мужик. Мне кажется, он тебя реально любит. Если бы не было все очень серьезно, он бы не женился, не тратил такие бешеные деньги, не подключал все свои связи, заморачивался всей этой суетой…

- Может, он и классный, но я его не люблю, пока, - настаивала на своем.

-  Как же ты тогда собираешься с ним жить? – резонный вопрос.

- В браке кто-то любит, а кто-то позволяет себя любить…

- Умная стала не по годам. Начиталась модных глянцевых журналов? Нет! Категорически нет. Кстати, мужчины очень ценят, когда они первые у женщины. Твой Кирилл на руках тебя будет носить за такой подарок. Только не забудь его предупредить, а то может  по ходу дела не заметить.

-Кирилл говорит, что мы переедем в Прагу жить. Я исчезну из твоей с Лерой жизни, не буду маячить перед глазами.

- В Прагу? – теперь по его  лицу можно было читать, как по открытой книге. Эта новость больно его задела, хотя Гера и пытался спрятать свои реальные эмоции.

- Всего один раз. И я буду тебе безгранично благодарна. У меня останутся приятные воспоминания.

- Нет!

- Но ты согласился сделать подарок, - напомнила я.

- Но это и воровство, и убийство… - напомнил он  свою формулировку.

- Идиот. Ты же этого не меньше, чем я, хочешь,  - я бросилась в поле, как кобылица, что сошла с ума и пыталась забыться в  шальном галопе. Свежескошенная стерня не позволяла быстро бежать, но преграды не мешали, а наоборот – добавляли желания преодолевать  все большее и большее расстояние. Так я добралась до леса. И только тогда дала волю слезам. Оплакивала все свои невзгоды. Тогда казалось, что жизнь закончилась. В унисон моему настроению испортилась и погода. Порывы ветра  прошлись по верхушкам елей, после чего немного похолодало. Все обещало грозу. Так просидела на  трухлявом пне почти полчаса, пока не начался ливень. Мое тело намокло, и я постепенно потеряла ощущение реальности.

Гера приехал на машине, объехав поле проезжей дорогой. Успокоил и привез домой. Нагрел воды и приготовил ванну.

-Ты ведь не будешь делать глупостей? – по-детски спросил, прикрывая дверь ванной.

- Уже нет, - заверила.

- Если бы не забрал, так бы и сидела в лесу под дождем?

- Сама не пришла – это точно! Веришь – жить не хочется. Просто силы нет  наложить на себя руки. Вот и существую.

- Прекрасное настроение перед свадьбой. Слышал о синдроме невесты, но чтобы так. Пройдет. Будешь жить, как у Бога за пазухой: богатая жизнь лечит.

- Тебе скоро сорок, а элементарного не понял – не в деньгах счастье.

- Если я сделаю… тебя женщиной… ты обещаешь, что ничего с собой не вытворишь? Выйдешь замуж за Кирилла и постараешься стать ему хорошей женой?

- Надо же, обо мне подумал…

- Я Лере обещал за тобой присмотреть.

- Тогда я не просто обещаю, клянусь!

Утром, за завтраком, Гера сухо объяснил бабушке, хлопочущей возле  своих любимых пирожков:

- Люба попросила ее в  город отвезти. Платье хочет купить и вещей там разных.

- Деньги есть? – только и спросила всепонимающая бабушка.

- Конечно. У нее этого добра полно. Кирилл оставил.

- Езжайте, пусть вас Бог бережет. И в церковь зайдите, - напомнила бабушка.

Мы долго ехали по трассе молча, пока не остановились возле какого-то аккуратненького мотеля. Гера снял номер на сутки и оставил меня в нем саму.

- А ты куда? – испугалась, что передумает, оставит и уедет.

- Размещайся, а я скоро буду, - и, как ошпаренный, выскочил. Вернулся через минут двадцать.

- Ты меня обманываешь или  реально девушка? – зачем –то спросил, вытянув из кармана пачку презервативов.

- Какой резон, если ты и сам  догадаешься? – призналась. – А это ни к чему, у меня безопасный период и я приняла таблетки.

- Да, и к этому тоже подготовилась. Молодец.

- Я хочу всегда вспоминать именно тебя, твои руки, губы и глаза… Если бы не Лера, ты давно был бы моим, не сомневайся, - я подошла к нему и первой поцеловала. Ответ не замедлил ждать. Может, я чего-то не понимаю, но так не целуют из-под палки.

- Какие сомнения, Люб. Просто… Я буду чувствовать себя негодяем… И по отношению к Лере, и по отношению к тебе.

- Нет, ты тоже будешь вспоминать. Просто считай, что очень сильно помог мне. Отбрось условности. Ты и я. Я чувствую, что ты  очень этого хочешь.

Он ничего не сказал, просто  начал медленный ритуал раздевания. Снимал по очереди сначала  блузку с меня, потом рубашку с себя, мой лифчик улетел в сторону, его майка, скомканная, упала под ноги… Широкой кровати нам  было мало. Слишком горячие долгие поцелуи были очень приятными. И после них мои губы не болели.
Когда он прошелся губами по всему моему телу, отстранился и тихо сказал:

- Мне кажется, что это не мой тебе подарок, а твой мне.

- Не останавливайся. Какая разница, если это так классно.

Я и представить себе не могла, что столько интересного происходит  между женщиной и мужчиной в постели. Когда Гера перешел к решающему моменту, я уже находилась в какой-то прострации, поэтому обещанной боли так и не ощутила.  Гера же завелся  так, что вместо одного раза, получилось три.

- Как часто вы с Лерой этим занимаетесь? – спросила я, когда мы, обнявшись, лежали в кровати, и в прохладной комнате нам было жарко.

- По - разному бывает, - Гера боялся смотреть мне в глаза.

- Сколько раз в день? – настаивала я.

- Глупенькая. Не каждый день. Это истощает мужчину. Необходимо время на восстановление.

- Я не заметила, что тебе  нужно было восстановление.

- Извини, увлекся. Ты это мастерски простимулировала, а теперь все свалила на меня, - виновато оправдывался Гера.

- А мне понравилось. Я ведь не ошиблась, лучше тебя с этим никто бы не справился, - убеждала я себя и Геру одновременно.

- Уверен, что твой Кирилл справился бы, - наконец-то наши глаза встретились.

- Он не такой нежный, как ты. Я теперь понимаю, как можно не вылезать из кровати. С тобой я бы не вылезала.

- Там в ванной лимон и спринцовка, - ошарашил меня Гера.

- Зачем? – в недоумении застыла я.

- Наберешь воды, выдавишь немного лимонного сока и промоешь себе сама знаешь где, - дальше просвещал Гера.

- Это чтобы не забеременеть? Я ведь сказала, что выпила таблетки и по календарю…

- Так делает Лера.

- Хорошо, убедил, - я убежала в ванную, чтобы не рассмеяться. Не рассказывать же Гере, что сперматозоиды намного проворнее, чем я добегу до ванной. Большая синяя спринцовка и лимон лежали на  стеклянной полочке.  Гера был наивным романтиком, если поверил, что я буду это делать. Да я просто мечтала забеременеть  именно от него. Я  хотела иметь такого же Саньку, какой был у Леры. И никакие таблетки я не пила, и по календарю были самые что ни на есть «опасные» дни, хотя как по мне – самые желанные.

Я спрятала лимон, поигралась спринцовкой, набирая и выдавливая воду, а потом вернулась в комнату. Гера уже оделся. На мой немой вопрос он ответил сразу:

- Я все равно больше бы не смог, честно. А еще на рынок нужно, мы ведь по платье вроде ехали.   

- Ты придешь ко мне ночью? Если согрешили, то уж…

- Сочувствую я твоему будущему. Ухайдокаешь ты его.

- Возможно – лукаво улыбнулась я, радуясь из того, что он не сказал на этот раз свое категорическое «нет».

Гера приготовился к тому, что я буду долго и нудно подбирать платье, ведь их на манекенах было наставлено многое множество – одно другого краше.

- Самое дорогое, девушка, - как отрезала. Меня завели вглубь павильончика и  показали облако фатина, внизу расшитое золотыми нитками.

- Ну что, жених, нравится? – обратилась бойкая продавщица к Гере, когда меня облачили в  сказочный наряд. Гера ничего не сказал по поводу того, что его приняли за жениха, а вот выбор платья оценил скупым:

- Тебе идет. Лучше,чем на манекене.

К платью прилагалась такая же расшитая золотом фата и перчатки. Затем накупили игрушек для Саньки на год вперед. И напоследок я купила Гере  голубую шелковую рубашку.

- Это лишнее, мне не нужно, - протестовал он.

- Щас. Нужно, чтобы и у тебя было что-то, что бы напоминало обо мне. А не только вырезки из журналов мод, - я пристально посмотрела  в его удивленные глаза. – Ты никогда не догадаешься, кто  мне об этом рассказал.

- Санька, кто ж еще? Или бабушка копалась в моих вещах? – неуверенно выговорил Гера, подхватывая  все пакеты с покупками.

- Лера.

- Как Лера?

- Она знает о твоих чувствах. Моя деликатная сестренка боится травмировать твою гордость. На случай своей смерти она завещала тебя мне, это чтобы ты в курсе был, - произвела небольшую революцию в его мировоззрении.

- Спасибо. Я теперь в курсе. Приятно быть  переходным флажком у вас с Лерой.

- У дикого африканского племени есть традиция: когда умирает жена, муж женится на ее сестре, - выдала я информацию.

- Слава Богу, мы не дикое африканское племя,  жена пусть живет, а сестра скоро выйдет замуж за другого, - перехватил мои грешные мысли Гера. И что здесь скажешь? Аргументы правильные.
Церковь в райцентре была красивая, недавно отреставрированная на  средства прихожан. Мы с Герой попали как раз на обряд венчания, поэтому пришлось немного  подождать.
- А чего вы с Лерой не венчались? – как-то само навеяло этот вопрос.
- Не знаю. Женились и все, - скорее безразлично, чем  осмысленно ответил Гера.
- Значит, перед людьми в браке, а перед Богом – в блуде живете, - сделала свои выводы.
- Вот приедет, так и обвенчаемся, - неприятно резанули слова Геры.
- Венчаются с теми, кого вечно хотят  любить, - объясняла  и понимала, что Гера  свой выбор сделал и отступать не собирается.
- Я знаю. Вот Леру и хочу вечно любить. Сейчас пойду Богу свечку ставить и просить, чтобы выздоровела, или хотя бы подольше вместе прожили.
Поставила свечки за упокой  мамы и Дениса, а потом за здравие всех живых.
- Милая, если что попросить хочешь, вон к той иконке голову преклони, - посоветовала старушка, продающая свечки,  и указала направление. И я пошла к иконе Божией Матери просить… ребенка от Геры. По рассуждениям Геры о венчании поняла, что его сердце слишком сильно прикипело к Лере. Увы, но я проиграла, он полностью принадлежал ей. Своим смирением, лаской и всепрощением Лера добилась того, чего мне никогда не светило. А вот продолжение Геры в ребенке было бы таким чудом.  Я бы не сказала ни Кириллу, ни Гере.  Он был бы только моим.

- Что-то вы долго, - изучающе осматривала бабушка все купленное и буравила меня своими умными глазами. В райцентр ездили или в Киев?

- Ба, не начинай. Лучше пирожками угости, пахнут на весь дом, - переключила я внимание бабушки. И она действительно отстала, принявшись усиленно меня откармливать – Геру сдуло со двора, помчался проверить, как там на элеваторе. Я так и поверила.

Вечером, как дура, я напялила на себя эротический пеньюар и улеглась ждать Геру, оставив приоткрытой дверь своей комнаты. Часы преодолели час ночи, а Гера не шел, хотя я слышала, как он вернулся  домой. Он бы и не пришел. Я сама отыскала его на крыльце. Сидел грустный, задумчиво смотрел на небо.

- А Лера сейчас в больнице. Ей плохо, - проговорил Гера и повернулся ко мне. – Сдурела, ну-ка быстро оденься. Простудишься.

- Если обнимешь – не простужусь.

- Пошли в дом, - он подхватил меня на руки, обжег жаром своего тела. Как кошка, я прижалась к его небритой щеке.

- Что ты творишь, Любаша? Это так неправильно. С тобой я становлюсь другим.

- Потому, что я тебя люблю. И ты меня тоже, я это знаю. А кого ты любишь больше: Леру или меня?

- Наверное, обеих.  Но это разная любовь. Тише, бабушку разбудим, - занося меня в мою комнату и укладывая в кровать, прошептал Гера.

- Она уже давно храпит. К тому же  бабушка никогда не зайдет ко мне без предупреждения, - я почти силой затащила Геру к себе в кровать.

- Ты обещала, что больше не будешь меня терроризировать, - напомнил  Гера.

- Кирилл думает, что я опытная. Научишь?

- Сума сошла? Понимаешь, что просишь? Я должен тебя учить, как ублажать другого? Тебя же учить – только портить!

- Так испорть.

- Я никак не пойму, зачем ты так долго сдерживалась при таком шальном темпераменте?

- Ждала, когда ты меня испортишь. Это того стоило, Герочка, - я накатилась на него всем телом и  пленила окончательно.

- Ты понимаешь, что за все, что мы с тобой  вытворяем, нам гореть синим пламенем в аду? – предупредил так, словно сам являлся камердинером ада.

- Если вместе с тобой, то я согласна и в аду погореть.

Спали мы с ним в эту ночь совсем чуть-чуть. А утром, до рассвета, он, как вор, боясь осуждения моей бабушки, быстро перебежал в свою комнату.

Продолжение  http://www.proza.ru/2016/04/22/1768


Рецензии
- Ты понимаешь, что за все, что мы с тобой вытворяем, нам гореть синим пламенем в аду? – предупредил так, словно сам являлся камердинером ада.

- Если вместе с тобой, то я согласна и в аду погореть.
***
Спали мы с ним в эту ночь совсем чуть-чуть. А утром, до рассвета, он, как вор, боясь осуждения моей бабушки, быстро перебежал в свою комнату.
***
Что тут скажешь...

Ольга Смирнова 8   21.02.2019 16:04     Заявить о нарушении
У них будет оправдание... но чисто по-человечески - грешны...

Ксения Демиденко   21.02.2019 23:46   Заявить о нарушении
На это произведение написано 15 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.