Таинственные гунны

Гунны  (греч. ;;;;;;, лат. Hunni) — кочевой народ, вторгшийся в 70-х годах IV века из Азии в Восточную Европу. Гипотеза о происхождение гуннов от центрально-азиатского народа хунну, упоминаемого в предшествующее время в китайских источниках, принимается большинством учёных. Гуннский язык по оценкам многих исследователей относился к тюркской семье. Также высказаны мнения о его принадлежности к финно-угорским или енисейским языкам. Гуннский язык - вымерший язык гуннов. Относится к булгарской ветви тюркских языков, к которым из живых тюркских относится только чувашский. Родственные ему угрские языки Поволжья: мари, мордва, черемис, и т.д. Гуннские же языки относятся к тюркской группе Алтайской семьи.

Монголоидные черты у чувашей развиты слабо. Их облик, более европеоидный,

Вторжение гуннов положило начало Великому переселению народов. В правление Аттилы (434—453) гуннское объединение с центром в Паннонии достигло максимальной экспансии, охватив территорию от Волги и Кавказа до Рейна. После смерти Аттилы Гуннская держава распалась, и гунны были поглощены новыми группами прибывавших с востока кочевников.

Рассказывая о своей поездке по землям за Дунаем, Приск Панийский пишет: Вместо пшеницы теперь нам давали просо, а вместо вина — мёд; именно так и называли его в этих местах. А провожавшие нас получали также просо и напиток из ячменя, называемый по-варварски «камос».


Это необычайно интересное свидетельство, так как здесь зафиксировано, что в языке гуннов присутствовали слова славянского происхождения. Мёд в данном случае не вызывает сомнения относительно происхождения. Зато вокруг второго напитка — «камоса» — было немало дискуссий. Этот напиток некоторые посчитали кумысом, однако у Приска сказано, что этот «камос» изготавливался не из кобыльего молока, а из ячменя. Это дало повод учёным предположить, что «камос» — это искажённое слово «квас». Интересно, что, ставшее, по-видимому, обычным употребление указанных блюд и напитков, подразумевает наличие у гуннов земледелия. Это несколько не соответствует представлению о гуннах как о кочевниках.

Историк Иордан, в своём сочинении использовавший не дошедшие до наших времён известия Приска Панийского, приводит ещё одно слово, происхождение которого связано со славянами — «страва», называя так поминальный пир по умершему гунну: «После того, как его (умершего) оплакали с такими причитаниями, они справили на его могиле страву (так это у них называется), сопровождая её большим пиром». Любопытно, что слово «страва» и сегодня употребляется во многих славянских языках (например, белорусском, польском, украинском, чешском) в значении «пища, еда, блюдо». Таким образом, историками установлено протославянского влияние в V веке на быт гуннов. В то же время, зафиксированное обозначение важной части погребального обряда вождя гуннов славянским словом, означает, что протославянский элемент как минимум занимал важное место в культе гуннов. Сомнительно, что завоеватели переняли часть культа погребения своего вождя у завоеванного народа, тем более за такое сравнительно короткое время. Следует также напомнить, что в письменных источниках отсутствует какое-либо упоминание о славянах до 7 века н.э.

Тем не менее, большинство историков считает, что указанные факты свидетельствуют лишь о том, что часть славян была подчинена гуннами и входила в состав державы Аттилы. Мнение ряда учёных (в том числе, Юрия Венелина) о том, что гунны являлись одним из славянских племён, большинство современных историков отвергает как ошибочное.

О происхождении гуннов известно благодаря китайцам, которые называли «хунну» (или «сюнну») народом, кочевавшим в степях Забайкалья и Монголии за 7 веков до Аттилы. Последние сообщения о гуннах касаются не Аттилы и даже не его сыновей, а далёкого потомка Мундо, который служил при дворе императора Юстиниана.

Согласно гипотезе Жозефа де Гиня (Joseph de Guignes), гунны могут быть по происхождению тюрками или прототюрками. Эту версию поддержал О. Менхен-Хельфен (O. Maenchen-Helfen) в своих лингвистических исследованиях. Английский учёный Питер Хизер (Peter Heather) считает гуннов т. н. «первой группой тюрков», которая вторглась в Европу. Турецкий исследователь Кемаль Джемаль подтверждает эту версию фактами сходства названий и имен в тюркских и гуннских языках, это также подтверждается схожестью гуннской и тюркской системы управления племенами. Эту версию поддерживает также венгерский исследователь Дьюла Немет (Gyula Nemeth). Уйгурский исследователь Тургун Алмаз находит связь между гуннами и современными уйгурами в Китае

В средневековых источниках «гуннами» именовался ряд кочевых объединений в других частях Евразии, в частности ираноязычные эфталиты («белые гунны»), кидариты («чёрные гунны»), хиониты в Средней Азии и Индии и сменявшие друг друга кочевые группы в Прикаспийском Дагестане («хоны», в современной литературе именуются «кавказскими гуннами»). Их родство с европейскими гуннами является не доказанным. В византийских и латинских источниках этноним «гунны» превратился в нарицательное обозначение кочевников и помимо собственно гуннов позднее применялся к другим народам, обитавшим в Причерноморье (савирам, аварам, венграм и др.).

Восточно-сакская версия, Большинство исследователей отождествляют эфталитов Прокопия и хионитов Аммиана. Некоторые из них считают эфталитов кочевниками, проникшими из Центральной Азии (Джунгарии) в Припамирье. Другие, ссылаясь на средневековых историков, таких как Менандр и Прокопий, отмечают, что эфталиты жили в городах, так же существует мнение, что в Согдиану эфталиты попали не с севера, а с юга.

По мнению некоторых исследователей, судя по надписям на монетах эфталитов, выполненным  на  бактрийском языке, самоназванием эфталитов было «хион» («OIONO»).

Прочие Восточно-иранские версии, Прокопий Кесарийский, называвший эфталитов «белыми гуннами», выводит гуннов от массагетов, сообщая, что среди командиров в византийской коннице был Эган, «из народа массагетов, ныне называемых уннами». В то же время Прокопий отделяет эфталитов от других гуннов, с которыми эфталиты не имеют общих границ, а потому не смешиваются с ними, добавляя, что они не кочевники, как прочие гуннские народы, но издавна обосновались на плодородной земле. «Они одни из гуннов белы телом и не безобразны видом, не имеют и образа жизни, подобного им, и не живут какой-то звериной жизнью, как те, но управляются одним царем и имеют законную государственность, соблюдая между собой и соседями справедливость ничуть не хуже ромеев и персов» — Прокопий Кесарийский.

Согласно Л. Н. Гумилёву, эфталиты — горцы, выходцы из Припамирья. По этой версии, эфталиты считаются древнеиранским народом, предками современных пуштунов.

Существуют также мнения, что в этногенезе эфталитов приняли участие, как мигрировавшие племена тохаров, так и согдийское население.

Тюркская версия, Согласно другой точке зрения, которую высказывает Паркер, эфталиты — это «юэбань», последние из которых, по его мнению, были «прототюркским» народом. Аналогичной точки зрения придерживаются исследователи Блоше и советский исследователь С. П. Толстов считал первоначальным ареалом обитания древних эфталитов берега Сырдарьи, в связи с описываемым им «общим подъёмом варварских племен в IV веке». Давид Кристиан (D. Christian), также считает эфталитов «прототюркским» народом. Однако «это мнение разбивается о прямое указание Бэй-ши, что язык эфталитов не тюркский». По видимому - арийский

Китайский путешественник Сунь Юн, наблюдавший эфталитов в Индии в 520 г., описывал их как народ, обитающий в шатрах, носящий одежды из кожи и не знающий грамоты, что в равной степени говорит как в пользу хионитской, так тюркской версий происхождения эфталитов.

Центр государства располагался в северном Афганистане (Бактрия, Кундуз). Удельные княжества во главе с тегинами располагались в южном Афганистане и Гандхаре (Пенджаб). Само государство было конфедеративным и состояло из множества полунезависимых владений со своими наследственными династиями под верховной властью царя. Каждое владение выпускало свою серебряную или медную монету. В этом государстве было несколько видов письменности:  согдий¬ская, бактрийская  брахми  и др. Государственной письменностью была бактрийская. Существенную роль в экономике играл «Шёлковый путь».

На монетах цари эфталитов имеют ярко выраженный европеоидный облик: у них выступающие прямые носы и большие глаза. Они изображаются с усами и выбритыми подбородками.

Женщины носили косы. Современники описывают эфталитов как кочевников, живущих в войлочных юртах и одевающихся в шёлковые одежды. Неотъемлемым элементом интерьера был ковер.

Эфталиты практиковали полиандрию, причем «братья имели одну жену». Китайские историки единодушно сообщают, что женщина носит меховую шапку с рогом, имеющим столько отростков, сколько у неё мужей. Крайне важно, что аналогичный головной убор обнаружен у женщин Кафиристана и в Северо-Западной Индии.

К местной (кушанской) греко-буддийской культуре они относились весьма враждебно.

В европейских источниках первые упоминания о гуннах датируются II веком н. э. и относятся к региону в восточной области Прикаспия. Однако среди исследователей нет уверенности, касаются ли данные известия собственно гуннов, либо являются простым созвучием.

В 70-х годах IV века гунны покорили аланов на Северном Кавказе, а затем разгромили остготское государство Германариха.

Гунны, возглавляемые царём  Баламбером, подчинили большую часть остготов (они жили в низовьях Днепра) и заставили вестготов (живших в низовьях Днестра) отступить во Фракию (в восточной части Балканского полуострова, между  Эгейским,  Чёрным  и  Мраморным морями). Затем, пройдя в 395 году через Кавказ, опустошили восточно-римские провинции Сирию и Каппадокию (в Малой Азии). С этого времени основная ветвь гуннов обосновалась в Паннонии (западно-римской провинции на правом берегу Дуная, ныне — территория Венгрии) и Австрии, совершая оттуда набеги на Восточную Римскую империю (по отношению к Западной Римской империи до середины V века гунны выступали как союзники в борьбе против германских племён). В гуннском союзе к этому времени оказался уже чрезвычайно пестрый состав германских и негерманских народов: булгары, остготы, герулы, гепиды, сарматы и др. Все покорённые племена облагались данью и принуждались к участию в военных походах.

В 422 году гунны вновь атаковали Фракию. Восточно-римский император Феодосий II согласился выплачивать гуннам дань в размере 350 фунтов золота в год. В 433 году вождь гуннов Ругила стал грозить Восточной Римской империи разорвать мирные соглашения из-за беглецов, укрывшихся на территории империи. В ходе переговоров Ругилла скончался.

После смерти Ругиллы, правителями гуннов стали его племянники Аттила и Бледа, последний при невыясненных обстоятельствах в 445 году погиб на охоте и власть Атиллы стала единоличной. Приск писал, что «Аттила это человек, который рождён потрясти Мир». По сообщению Аммиана «Аттила сравнял с землёй всю Европу». По мнению Томпсона, «Аттила был „бичом Божьим“ только для римских священников и властей, заинтере¬сованных в сохранении народов под вла¬стью Рима».

Аттила перешёл от тактики кавалерии к осаде городов и к 447 году взял 60 городов и укреплённых пунктов на Балканах, территории современной Греции и в других провинциях Римской империи. К 450 году гуннам выплачивала дань как Восточная так и Западная Римская империя. При Аттиле сумма дани составила 2000 фунтов золота. В 451 году в битве Каталаунских полях в Галлии, продвижение гуннов на запад было остановлено объединённой армией римлян под началом полководца Аэция.  В 452 году гунны вторглись в Италию, разграбив Аквилею, Милан и ряд других городов, но затем отступили назад.

После смерти Аттилы в 453 году возникшими внутри империи распрями воспользовались покорённые гепиды, возглавившие восстание германских племён против гуннов. В 454 году в битве при реке Недао в Паннонии гунны были разбиты и вытеснены в Причерноморье. Попытки гуннов прорваться на Балканский полуостров в 469 году были тщетными.

Гунны быстро растворились в среде других номадов, которые продолжали непрерывно прибывать с востока. Однако их имя ещё долго использовалось средневековыми авторами в качестве общего наименования всех кочевников Причерноморья, безотносительно к реальным связям таковых с бывшим гуннским союзом. Следующей волной Великого переселения народов стало появление племён огуров в 460-х гг. и савиров в начале VI века. С начала VI века и до 1-й пол. VIII века на территории Прикаспийского Дагестана существовало политическое объединение, называемое в закавказских источниках «царством гуннов» («хонов»). Большая часть исследователей полагает, что под этим именем скрывается одно из племён савиров. По другой точке зрения, это союз местного кавказского происхождения. Его столицей был город Варачан, но большая часть населения сохраняла кочевой быт. Во 2-й пол. VII века его правитель носил тюркский титул эльтебер и признавал себя вассалом хазар, хотя на деле обладал большой долей самостоятельности, совершая походы в Закавказье. В 682 году глава гуннов Алп Илитвер принял посольство из Кавказской Албании во главе с епископом Исраэлем и вместе со знатью перешёл в христианство. О судьбе кавказских гуннов после начала VIII века ясных сведений нет.
Гунны внушали цивилизованному миру наибольший из всех варваров страх. Германцы были знакомы с земледелием, тогда как гунны являлись кочевниками. В этих всадниках с непривычной монголоидностью римляне видели не столько людей, сколько порождения демонов.

Римский историк Аммиан Марцеллин, «крёстный отец гуннов», так описывает их: «Все они отличаются плотными и крепкими руками и ногами, толстыми затылками и вообще столь чудовищным и страшным видом, что их можно принять за двуногих зверей или уподобить сваям, которые грубо вытёсываются при постройке мостов.

Гунны никогда не прикрываются никакими строениями, питая к ним отвращение как к гробницам… Кочуя по горам и лесам, они с колыбели приучаются переносить холод, голод и жажду; и на чужбине они не входят в жилища за исключением крайней необходимости; у них даже не считается безопасным спать под кровлей.

Но зато, как бы приросшие к своим выносливым, но безобразным на вид лошадёнкам и иногда сидя на них по-женски, они исполняют все свои обычные дела; на них каждый из этого племени ночует и днюет… ест и пьёт и, пригнувшись к узкой шее своей скотины, погружается в глубокий чуткий сон»,

Это очень предвзятое описание, римляне ненавидели гуннов и боялись, всяко их при этом, очерняя, Как нас с вами сегодня очерняют западные потомки европейцев,

В противоположность Аммиану, посол к гуннскому царю Аттиле Приск Панийский так описывает гуннов:

«Переправившись через какие-то реки, мы приехали в огромное селение, в котором, как говорили, находились хоромы Аттилы, более видные, чем во всех других местах, построенные из брёвен и хорошо выстроганных досок и окружённые деревянной оградой, опоясывавшей их не в видах безопасности, а для красоты. За царскими хоромами выдавались хоромы Оногесия, также окружённые деревянной оградой; но она не была украшена башнями подобно тому, как у Аттилы. Внутри ограды было множество построек, из которых одни были из красиво прилаженных досок, покрытых резьбой, а другие - из тёсаных и выскобленных до прямизны брёвен, вставленных в деревянные круги...
Поскольку дружина у них состоит из различных варварских народов, то и дружинники, кроме своего варварского языка, перенимают друг от друга и гуннскую,  готскую, и италийскую речь. Италийскую — от частого общения с Римом.

Преодолев определённый путь вместе с варварами, мы, по приказу скифов, приставленных к нам, выехали на другой путь, а тем временем Аттила остановился в каком-то городе, чтобы вступить в брак с дочкой Эски, хотя уже и имел многих жён: скифский закон разрешает многожёнство.

Каждый из присутствующих по скифской учтивости вставал и подавал нам полный кубок, затем, обняв и поцеловав выпившего, принимал кубок обратно».

Хотя Аммиан отметил отсутствие у гуннов привычки есть варёную пищу, они на деле были вполне знакомы с кулинарным искусством, но весьма неприхотливы в длительных походах. В бытовых и культовых целях использовались бронзовые котлы, которые по форме восходили к хуннским прототипам в Центральной Азии

Приск сообщал, что во время поездки в составе посольства к Аттиле, на скифской стороне, послам теперь предлагали «вместо вина — мёд», а провожатым «напиток из ячменя, называемый по-варварски „камос“», По видимому – квас.

Приск отмечал, что скифский закон разрешает многожёнство. По-видимому, основу социальной организации составляла большая патриархальная семья. Социальный строй гуннов Европы охарактеризован Энгельсом как военная демократия. Аммиан писал: «Если случится рассуждать о серьезных делах, они все сообща советуются».

Гунны применяли дальнобойный лук, который достигал в длину более 1,5 метра. Лук делался составным, а для большей прочности и упругости его укрепляли накладками из костей или рогов животных. Стрелы употреблялись как с костяными, так и с железными или бронзовыми наконечниками. Иногда к стрелам прикреплялись костяные шарики, с просверленными в них отверстиями, издававшие в полёте устрашающий свист. Лук вкладывался в особый футляр и прикреплялся к поясу слева, а стрелы находились в колчане за спиной воина справа. «Гуннский лук», или «скифский лук» (scytycus arcus) — по свидетельствам римлян, самое современное и эффективное оружие античности, — считался очень ценным трофеем у римлян. Флавий Аэций, римский полководец, проживший 20 лет заложником среди гуннов, поставил скифский лук на вооружение в римской армии.

Главным божеством был Тенгри-хан. В качестве охранительных амулетов гунны носили на себе золотые и серебряные изображения фантастических животных (драконов). Человеческих жертвоприношений (как у хунну), по-видимому, не было. У гуннов были капища и идолы (литые из серебра). Существовали специальные служители культа: жрецы, колдуны, чародеи и знахари, которые призывали силы земли. Этнолог Л. П. Потапов, основываясь на сообщениях Приска, жившего некоторое время при дворе Аттилы, полагает, что у гуннов были шаманы  («кам»). У современных шаманов обряд с бубном называется камланье, Это слово даже входило в некоторые титулы гуннской правящей верхушки: ata kam (букв. «шаман-отец») — носил верховный шаман, который среди прочего определял «какие месяцы и годы будут благоприятными для народа»; второй титул (у тестя Аттилы) — as kam  («соучастник», «товарищ» или «сподвижник»).

Подробное описание верований кавказских гуннов VII века сохранилось в сочинении  Мовсеса Каланкатваци. Для них было характерно обожествление солнца, луны, огня, воды; почитание «богов дорог». Священным деревьям и почитаемым богам жертвовали лошадей, кровь которых проливалась вокруг дерева, а голову и шкуру жертвенного животного вешали на сучья. Во время религиозных церемоний и похорон проходили состязания в борьбе и сражения на мечах, скачки на конях, игры и пляски. Существовал обычай нанесения себе ран и увечий в знак скорби по умершему.

По мнению Николая Гусейнова. В середине I тысячелетия до н. э. на обширных территориях Монголии, Южной Сибири и Туркестана начал складываться мощный тюркский племенной союз - хунну. Первоначально хунну-гунны совершали постоянные набеги на соседний Китай и были одним из сильнейших союзов Центральной Азии.

Усиление гуннов и начало формирования мощного племенного союза связано с внешнеполитическим положением в Центрально-Азиатском регионе в III веке до н. э, когда Китай - главный противник хунну, был ослаблен нашествиями северных кочевников и не мог противостоять гуннской экспансии.  В эти годы гуннский вождь Тумын (Бумин) шаньюй заставил соседние племена - юэчжи, пазырык, дунху и пр. признать верховную власть гуннского союза. Одновременно гунны атаковали Китай. Великая Китайская стена не могла сдержать наступления кочевников.

Во II веке до н.э в ходе постоянных завоевательных походов территория гуннского союза значительно расширилась. В её состав вошло огромное территориальное пространство Евразии от Каспийского моря до Тихого океана. Возникла Первая Гуннская Держава.

В 55 году н. э. великая Гуннская держава распалась на две части - северную и южную. Наиболее сильным государством было Северное Хунну. Северные гунны во главе с ханом Чжичжи совершали военные походы против соседних усуней. Также северные гунны находились в плохих отношениях с Китаем, который стремился всячески ослабить своего северного тюркского соседа. Происходило острое соперничество северных гуннов и с родственными южными гуннами. Таким образом, государство Хунну оказалось во вражеском окружении. Однако в это же время хану Чжичжи было своевременно предложено сотрудничество со стороны среднеазиатского государства Кангюй. Кангюйцы находились во враждебных отношениях с усунями и с помощью гуннов намеревались одолеть враждебно настроенного соседа. Кангюйский владетель пригласил Чжичжи в свои владения и поручил ему командование кангюйской кавалерией, однако разгромить усуней Чжичжи так и не удалось. Это привело к конфликту между кангюйской знатью и Чжичжи, что привело  к изгнанию последнего из Кангюя. Чжичжи вернулся на родину и продолжил войну с усунями. Постепенное усиление северных гуннов тревожило Китай, который начал готовиться к войне с Чжичжи. Вскоре китайская армия вступила в поход. Три крупных китайских отряда прошли через Ферганскую и Таласскую долины, а затем соединились у резиденции хана Чжичжи. Разразилась кровопролитная битва. Несмотря на упорное сопротивление, гунны были разгромлены. Чжичжи и вся гуннская знать были пленены и обезглавлены. Всего было казнено 1518 гуннских аристократов.

Китайская угроза вынуждала гуннов покидать степи Центральной Азии. В 93 году первая волна гуннских переселенцев двинулась на запад и, увлекая за собой различные племена, осела в Приаралье и на берегах Сырдарьи. Однако стоит отметить, что большая часть гуннов в этот период осталась в монгольских степях и продолжала оказывать сопротивление китайской экспансии.

В 156 году главой гуннов Монголии и Джунгарии был избран Таншихай. Таншихай провёл ряд военных походов против соседей, при котором произошёл новый расцвет Хунну.  На севере он разбил динлинов, на юге разграбил китайские владения. На востоке им было отражено нашествие племени фуюй, а на западе хан Таншихай нанёс поражение усуням - давним врагам гуннов. Таншихай возродил Гуннскую империю, которая при нём охватила огромные территории от Уссури на востоке, до Иделя (Волги) на западе. В 177 году гунны во главе с Таншихаем разгромили китайские войска, а в следующем году подвергли разгрому китайские провинции Ляоси и Хэси. В 181 году Таншихай умер, оставив гуннам огромное наследие.

Преемник Таншихбая - его сын Холян, оказался слабым правителем, при котором начался распад Второй Гуннской Державы. Окончательно империя Таншихбая развалилась в 235 году в результате гуннских междоусобиц. Однако удар, нанесённый Таншихбаем китайцам оказался очень сильным. Гуннские орды начали проникать вглубь Китая и заселять берега Хуанхэ.

К III веку в результате новых миграций возникли 4 ветви гуннского народа:
1) Северные гунны - насельники Сибири, перемешавшиеся с финно-уграми и в дальнейшем принявшие участие в этногенезе хантов, манси и венгров;
2) Юебань-гунны - этническая группа гуннского народа, подвергшаяся сильному влиянию согдов и, возможно, участвовавшая в этногенезе узбекского и таджикского народов;
3) Гунно-сяньби - жители Халхи и Чахара, принявшие участие в этногенезе тюрок и монголов Центральной Азии;
4) Китайские гунны - группа, к 5 веку слившаяся с китайским этносом.

Вскоре, к IV веку выделится новая группа гуннов – европейские гунны.      

Группы гуннов будущей европейской ветви обитали в Центральной Азии после распада империи Таншихбая  в течение нескольких десятилетий, пока отсутствие земледельческих районов не вынудило их вновь продвинуться на запад в поиске новых земель. Основная часть будущих европейских гуннов покинула регион, остальные же гуннские группы остались в Азии.

В 335 году  гуннский вождь Баламбер повёл своих подданных в Европу. Гуннские кочевники перешли Идель (Волгу) и начали войну с местными племенами. Ареной гуннских войн была западная оконечность Великой степи, населённой в те времена уграми, савирами, аланами и хионитами. В ходе проникновения гуннов в эти земли происходило их постепенной слияние с местными народами, в особенности с уграми, которые составляли основную боевую силу гуннского союза. В дальнейшем гунны закрепились в западной части Великой степи и обрушили удар на соседние Предкавказье и Северное Причерноморье.

В то же время гунны поселяются в Кавказской Албании, основав в западной ее части город Хунан (от "хунну" - гунны). Они обязуются защищать местное албанское население, а также участвуют в 337 году в походах албанского правителя Санатюрка на земли в Малой Азии, в частности на область Армения, находившуюся под властью Римской империи. Однако в 338 году римские войска побеждают объединенное албано-гуннское войско.

В 70-х годах IV века гунны покорили в Предкавказье аланов, а затем уничтожили в Северном Причерноморье  Готское царство Германариха. Началось заселение гуннскими кочевниками покорённой причерноморской степи. Основные потоки гуннов проникли на эти земли по двум направлениям: через Танаис (Дон) и Керченский пролив. По мере дальнейшего продвижения на запад гунны подчинили обитателей днепровских порогов - остготов и вытеснили с берегов Днестра вестготов, которые откочевали во Фракию. Результатом гуннских нашествий было также исчезновение Черняховской культуры в Причерноморье.

В 395 году орды гуннов пройдя Кавказ, вторглись в восточные провинции Византии и подвергли разграблению Каппадокию и Сирию. В тот же период гунны обосновались в Паннонии, откуда совершали разорительные нашествия на римские и византийские провинции. Особенно страдали от нашествий гуннов Фракия, Иллирия и Македония.

К первым десятилетиям V века гунны окончательно закрепились в Центральной и Восточной Европе и обратили свой взор на Западную (Романскую) Европу

В 434 году вождём гуннов стал Атилла (от тюркского ata - отец, ат-иле - всадник). Атилла (прозванный за свою безжалостность «Бичом Божьим») проводил активную внешнюю политику.      




По мнению Эрика Дешодт «О подвигах Аттилы знают все, но сам этот человек — непроницаемая тайна: известно, что он совершил, но не кем он был, если не считать его внешнего облика, описанного с большой точностью достойными доверия очевидцами. У него были огромная голова, треугольное лицо, лишенное растительности, если не считать остроконечной козлиной бородки, пронзительный взгляд, он был больше в ширину, чем в высоту…

Те же свидетели уточняют, что эти не располагающие к себе черты не принадлежали невеже: он говорил по-гречески и по-латыни, а что касается его кровожадности, то большинство современных ему римских императоров значительно превосходили его в этом, хотя и не могли сравняться с ним в храбрости и уме.

Он был в большей степени дипломатом, чем воином, в личной жизни — самый лучший друг, деликатный с женщинами (по меркам V века), заботливый и даже нежный отец…

Наконец, известно, что в ту эпоху, когда божеств было пруд пруди и только иудеи и христиане верили в единого Бога, он остался верен анималистическим верованиям степняков, поддерживаемым шаманами, согласно которым прародителем гуннов был волк. Тысячу лет спустя Чингисхан выдвинет ту же версию своего происхождения, которой придерживаются и современные монголы.

Другими словами, в Бога он не верил, но нетерпимости не проявлял: хотя Аттила многих убил, но никого не преследовал. История не знает никакого другого императора-анархиста, при этом уважающего все верования: «Анархист настолько любит порядок, что не выносит ни малейшего его извращения».

Великий политик? Не то слово. Перед ним было невозможно устоять, его обаяние было неотразимо. Вот разве что пространство и время ему не поддались: первое было коварно, второе — неумолимо».

По данным Бувье-Ажан Морис. По приходу к власти Аттила совершает путешествие в глубь Азии, и его сопровождает самый роскошный эскорт. Богатые дары получают от него роксоланы и другим сарматские племена, он наносит визит меотидским князьям и аланам, занимающим земли между Доном и Волгой. Заключил первый настоящий договор о дружбе с вождем акациров ханом Куридахом — воинов - кочевников, обитавших на берегах Каспийского моря к востоку от Волги. Дальше на Восток за Каспийским морем его дружественно встречают массагеты, затем племена хуан-лун (монголы из района к северу от Тибета, к западу от хионг-ну и к востоку от Памира) и хионг-ну. Появление блестящих воинов на великолепных скакунах немало удивило и насторожило последних, тем более, что пришельцы говорили на вполне понятном языке. Аттила успокоил их, заверив, что гунны и хионг-ну имеют общие корни, это братские народы, что гунны прибыли с дружеским визитом и скоро приедут снова, а в залог дружбы предложил им несколько мечей. Триумфальный приём был обеспечен. После этого Аттила с эскортом поехал дальше, чтобы засвидетельствовать почтение и укрепить узы дружбы с властителями Поднебесной.

Э. Томпсен пишет, что «Аттила принадлежал к кидаритам, или чёрным гуннам и они не были теми гуннами, которые позже вторглись в Европу. Но Аттила уйсунской династии Дуло. Значит он не может быть чёрным гунном, под которым я подразумеваю хуннов (Китая) Маодуня. Про Кидаря, известно, что он вождь племени примерно в те же годы (460г.), что и Аттила только на территории юга Казахстана, ушедший потом в Иран. В истории принято делить этих гуннов именем Кидара».
После смерти Атиллы Гуннскую империю принялись делить его сыновья и полководцы. Этим умело воспользовались покорённые племена, которые тут же вышли из подчинения Гуннской державе. В 454 году гепиды разгромили гуннов в сражении на реке Недао, затем гуннское войско было разбито и герулами. Это привело к тому, что гуннский этнос рассеялся по всей территории бывшей Гуннской империи и вскоре слился с  другими племенами и народами. Так окончил своё существование великий тюркский этнос - гунны.

Следует отметить, что гунны приняли участие в этногенезе современных тюркских народов. Так, определённый процент гуннской крови имеют казахи, которые возможно образовались в результате взаимной ассимиляции гуннов, усуней и кангюйцев. Не следует исключать и гуннских корней кыпчаков, которые являются прародителями многих тюркских народов (татар, кумыков, карачаевцев, ногайцев и пр.). Также в результате многочисленных лингвистических исследований было установлено, что прямым потомком древнего гуннского языка является нынешний чувашский язык, что говорит само за себя.

Оксана Радчик #написала о чувашских женщинах «Решительность и выносливость женщинам этой нации свойственна. Непритязательные, работящие, выносливые. "Один кефир - два зайка" - вот их обеденный рацион. "Зайка" = сайка, белая продолговатая булочка, грамм на 200, и бутылка кефира. Но, облик не такой у них, как на фотографиях. Они - мелковатые брюнетки, с низкой посадкой тела, часто с неправильным прикусом, сравнительно тонкими губами. но чуть выпуклыми. Глаза некрупные, но не узкие. Взгляд настороженный. сильны задним умом».

Владимир  Ефимов # ответил «Чуваши очень разные – в одной и той же деревне живут чуваши смуглые с чёрными глазами и чёрными волосами и чуваши белолицые с настолько нежной кожей, что летом нос от солнца постоянно сгорает и облезает, глаза голубые, волосы светлые, есть люди с белыми волосами. Во многих чувашских деревнях голубоглазых светловолосых людей намного больше, чем среди русских. Есть люди с маленькими и с очень большими глазами. Есть люди низкорослые и ростом под два метра».

По данным Википедии. Чувашский язык (чуваш. Ч;ваш ч;лхи, Ч;вашла) — национальный язык чувашей, государственный язык Чувашской Республики, язык чувашских общин, проживающих за пределами Чувашской Республики. В генеалогической классификации языков мира относится к  булгарской группе  тюркской языковой семьи  (по мнению ряда исследователей, западнохуннской ветви) и является единственным живым языком этой группы.

Учёные спорят до сих пор, кто такие гунны, Ясно одно, это не был единый народ, В войска гуннов входили тюрки, древние славяне, русичи, кавказские народы, джунгары и т, д, То есть представители европеоидной и монголоидной рас, белые и чёрные гунны, Говорили они на праугро -тюркском искусственном языке. В современных языках его остатки можно найти в венгерском и чувашском языках. Они пришли, из не откуда и ушли в не куда.

Некоторые учёные историки утверждают, что Чувашия - это потомки гуннов. Я встречался с чувашами. Запомнился мне один случай, когда я с первой попытки, не поступив в институт, вынужден был поступить в Томский топографический техникум, там была военная кафедра. Хотел закончить техникум, а потом уже поступить в ВУЗ. Но не думайте, что я такой уж неграмотный, что с первого раза не поступил, бывает. Я был на встрече с академиком Месяцем, в то время он был самый молодой академик Российской Академии наук, ему было 36 лет, он построил синхрофазотрон в Альпах и изобрел его, а когда он поступал в университет, то по физике получил тройку. Великий физик, в последствии. Так что не отчаивайтесь дорогие читатели. Если у вас что-то не получилось с первой попытки, обязательно получится со второй, ну уж сто процентов с третьей, Бог троицу любит, как говорят. После поступления, обычно всех студентов посылают на целый месяц в деревню убирать урожай, это обычно сентябрь месяц. Мы работали на току. Разгружали, сушили зерно. Бригадиром из местных жителей у нас был здоровый такой мужчина европеоидного облика и мы когда узнали, что он чуваш по национальности были очень этому удивлены, так как многие видели представителей чувашей в основном монголоидной внешности. Бригадир был очень такой злой, строгий человек по своей натуре, вредный, то есть вот эта наверное гуннская злость, вредность передалась ему от его потомков. Однажды, мы сидели возле погрузчика, потому как он пробивал на массу и нас било током, невозможно было работать. Он пришел: "Чё вы тут расселись! Работать надо!". Мы ему говорим: "Алексей, погрузчик бьет током, невозможно подойти взяться за него, ведь убьет кого-нибудь.". "Да ну! Врёте!" - сказал огромный чуваш, подошел, схватился своей ручищей за погрузчик, ну а когда человек берет что-то под напряжением рукой, то в судороге сжимаются пальцы. И вот, пальцы его сжались на погрузчике, его начало трясти. Мы все испугались, конечно, но у нас староста, здоровый такой парень, немного разбежался, ногой ударил его в грудь и просто отшиб от погрузчика. Он встал, очухался, сказал "Спасибо, ребята". И после этого он стал лучшим нашим другом. Куда делась его злость? Куда делась его строгость? Начал нас чему-то учить, чего-то объяснять, что-то нам помогать, делать с нами вместе, то есть не такие уж гунны были плохие видимо, раз их потомки тоже не такие уж плохие люди. Вот вкратце о гуннах.


Рецензии
Хороший повествовательный стиль, спасибо!
Конечно, в таком жанре некоторые факты могут интерпретироваться по разному, - это нормально.
Но вот Таншихай - все-таки вождь сяньбийской орды, который разгромил Хун-Ну, которые спасаясь бегством оторвались от погони только в междуречье Волги и Урала
С уважением)

Ержан Ашим   21.10.2016 23:34     Заявить о нарушении