Мистические рассказы

СЕРЁГА - ПРИДУРОК

  Эту историю мне рассказал пожилой уже человек Виктор С., которого ни в коем случае нельзя заподозрить в каком-то мистицизме или оккультизме.   Служить в советское время Виктор попал в мотострелковый полк, базирующийся  близ реки Кушка, что у границы с Афганистаном. Дело было еще до открытой военной  кампании СССР в Афганистане, но с того берега нет-нет да постреливали на нашу территорию.  Виктор был пулеметчиком и часто ходил в дозоры на границу в паре со снайпером.  Так двойками  и несли дозор: снайпер в своем замаскированном окопчике, а где-то неподалёку в своем окопчике лежит с пулеметом  Виктор, задача которого прикрывать снайпера.  А в напарниках у Виктора был снайпером некий Сергей из Красноярска, которого все в части звали очень просто – придурок.
    Придурком он был по многим причинам:  не курил и не пил алкоголя вообще, кроссы бегал лучше всех, да еще тянул с собой на плече несколько автоматов и минимум одного бойца, в компаниях не матерился и анекдоты похабные не слушал;  вставал рано и долго делал какую-то специальную зарядку; смотрел на восходящее и заходящее солнце и разговаривал с ним; зимой не мёрз, а летом особенно не страдал от жары. Серега был жилистым, суховатым, но силы в нем было невероятно много. На турнике и на других спортивных снарядах равных ему не было. При этом был очень мирный и какой-то малохольный.  Ну, не такой, как все. Одним словом – придурок.
    Однажды подвыпившие «деды»  позвали его в каптерку и хотели предметно поговорить  о его странностях с помощью крепких кулаков. Когда дело дошло до мордобоя, то Серега спокойно снял с себя поясной солдатский ремень, сложил в два раза и резким рывком порвал на две части! У дембелей челюсти отвисли до пола. Никто к Сереге не рискнул притронуться.  После этого никто из старослужащих солдат никогда не пытался проявить насилие к Сереге, но шуток и подколок в свой адрес он получал много. Хотя реагировал на них просто, с кроткой улыбкой.  Вот так и звали  все Серёгу придурком.
     Однажды  несли в паре очередной дозор Виктор и Серёга. Надоело Виктору лежать в своём окопчике и по-пластунски он переполз в укрытие к Сереге. Завели потихоньку разговор о том - о сём.  Минут через тридцать после разговора Серёга привстал, и Виктор услышал шлепок. Повернул голову и увидел оседающего на дно окопа Серегу. Боец  быстро бледнел. Он крепко зажимал двумя ладонями правый бок. Из-под пальцев сочилась алая кровь.
- Серёга, ты чё! – вскликнул Виктор и сильно пригнувшись,  наклонился к  сослуживцу.
- Снайпер с того берега, - прошептал боец.
   Виктор  схватил снайперскую винтовку и через прицел оптики осмотрел противоположный берег Кушки. На той стороне от реки медленно удалялся  высокий человек в большой меховой бурке. Виктор передернул затвор, опустил флажок предохранителя вниз, подвел перекрестие прицела между лопаток уходящего мужчины и плавно нажал на спусковой крючок. Раздался громкий выстрел, мужчина упал.
   Виктор развернулся к Сергею. Тот полусидел на дне окопчика, весь бледный и крепко зажимал рану ладонями. Вся нижняя часть живота была в крови.
- Давай перевяжу, - бросился Виктор к товарищу.
- Нет, не надо, беги в часть, - шептали сухие почти белые губы.
   Виктор пулей выскочил из окопа и рванул в часть.  По его словам,  бег  до части, поиски фельдшера, доклад командиру  и  групповой марш-бросок обратно занял около двух с половиной часов.  Когда  помощь прибыла к окопу, то Виктор был сражен видом  Сереги – придурка. Он почему-то не умер, а так же сидел на том же месте в окопе, зажимал рану, но только уже улыбался, а на щеках проступал румянец.

   Уже позже, когда Виктор навещал своего товарища в медицинском госпитале и справлялся о его здоровье у капитана медицинской службы, оперировавшего Сергея, то услышал от него странную историю.  Хирург, задумчиво глядя куда-то вдаль, поведал Виктору о том, что когда он извлекал пулю  из печени Сергея, то в ране шел активный процесс заживления тканей,  кровотечения не было вообще. Пуля была блокирована здоровыми клетками. По утверждению опытного хирурга, в свежей огнестрельной ране это просто не могло быть в принципе. 
  Через месяц Серега – придурок был выписан из медсанчасти, так же бегал кроссы и нес обыкновенную солдатскую службу. Афганская сторона предъявила нашим пограничникам труп  пастуха и потребовала объяснений. Виктора арестовали и посадили на гауптвахту, но когда агентурный источник с той стороны передал, что выстрелом был убит настоящий американский снайпер, а нашим предъявили совсем другое тело, то через два месяца разбирательств с особистами  Виктора выпустили на волю, но медаль не дали.
    После события с чудотворным исцелением  Сергея,  Виктор  крепко пристал к нему с расспросами, а   Сергей нехотя поведал ему, что его родители  всю жизнь занимаются хатха-йогой, которой научились, работая в Индии.  Сам он под руководством родителей с пяти лет занимается йогой и вовсе не любительски. Сергей  пояснил, что волей он остановил кровотечение  в ране, локализовал  место ранения  от всего организма и  с помощью дыхания – пранаямы нагнетал в рану огромные потоки энергии - праны.  Виктор говорит, что после услышанного он надолго потерял дар речи, так как  никогда не слышал о том, что человек может делать такое. А  Сергей только улыбнулся и сказал:
-  Йога – это другая реальность…
ХВН – 2011

СОН В ЛЕСУ

   Дело было в начале нового тысячелетия, когда моему младшему сыну было всего четыре годика. В тот год выдался знатный  урожай кедрового ореха и я решил съездить в лес, прогуляться и немного набрать кедровых шишек. В дорогу увязался и сын – малыш. После недолгих размышлений я решил взять его, так как до ст. Фридман нужно было ехать на электричке, а до места сбора шишек идти было совсем недалеко.
   Когда ранним утром мы приехали на станцию, то обнаружился интересная особенность предстоящего похода за шишками. Маленький сын категорически отказывался в незнакомой местности отпускать мою ладонь. Так мы с ним весь  день по лесу и проходили – за ручку: я вокруг куста – и сын за мной, я за шишкой вниз по склону и он тоже со мной. Даже когда я наклонялся поднять шишку с земли, то он с большой неохотой отпускал мою руку и тут же хватался за отцовскую  ладонь, как только шишка падала в рюкзак.
    В тот теплый, осенний день ручка сына надолго отпускала мою ладонь только дважды. Первый раз,  когда я лазал на кедр для того, чтобы стряхнуть с его вершины  шишки, а второй – когда сын спал. Вот тут-то  случился интересный феномен, о котором, собственно, и рассказ. Когда мы с сынишкой находились по сопкам и набрали большой рюкзак кедровых шишек, то я предложил малому развести костер и ошелушить все шишки, чтобы домой привезти чистый орех. Сказано – сделано.
     Вместе, так же за ручку,  мы собрали дрова и развели небольшой костер. Тут я заметил, что глазенки сына стали слипаться и он стал наваливаться на мое плечо, сидя у костра. По макушкам крон после обеда забегал шаловливый ветер. Иногда он прорывался вниз, к земле,  озорно вздымал сухие листья и кружил вокруг костра, заворачивая дым то в одну, то в другую сторону. Сын окончательно уснул, а я заозирался по сторонам, думая с какой бы стороны от костра положить на мою куртку спящего сына, чтобы на него не попадали дым и искры. Когда я умостил малыша, то внезапно ветер полностью прекратился и его полностью не было  около двух часов, пока сын крепко спал, мирно посапывая во сне, нежно освещенный теплым солнышком.
     За время сна сына я полностью  очистил  с помощью подручных средств кедровые шишки, положил чистый орех в пакет и рюкзак, попил чаю и успел насладиться прелестью осеннего приморского леса. Как только сын поднял голову и разлепил глаза, то тут же, как по некой команде, ветер опять зашумел в кронах могучих кедров, взлохматил лесную подстилку и закрутил дым от костра в разных направлениях.
  Я призадумался, глядя на сына, забавно потирающего глазенки. Много бывал я в тайге, но ни разу не видел такого нежного отношения лесных духов к ребенку. К чему бы это?


СЧАСТЛИВЫЙ НОМЕР ТЕЛЕФОНА

   Эту  реальную историю рассказал мне сосед по микрорайону Николай. Как-то он зашел к нам в квартиру по делам, да отвлекся и рассказал очень занятную историю. Дело в том, что Николай, которому  едва перевалило за пятьдесят лет, был уже дважды женат, да оба раза как-то неудачно. Последние годы он жил бобылем, хотя мужчина был видный, имел неплохой японский автомобиль и собственное жилье. А история с Николаем приключилась такая.  Любил он читать разные журналы, из которых особенно выделял журнал «Свет»  и «Чудеса и приключения». В одном из журналов «Свет» на обложке была картина Богоматери какого-то художника. По словам Николая, журнал долго лежал у него с краю стола и он, нет-нет, да посматривал на нее. Внутри журнала было описание эзотерических свойств этой картины и дано описание, как молиться Богу, чтобы исполнились заветные желания. В описании говорилось, что молиться на исполнение желания нужно серьезно и полностью  открытым для чуда сердцем.
  Однажды Николай решил попросить Бога дать ему его  вторую половинку, так как очень хотел иметь семейный уют и гармоничные отношения с любимой женщиной.  Выбрал подходящее настроение и горячо обратился к Богу и Богородице со словами  пылкой молитвы. Через некоторое время он вдруг стал вспоминать годы своей военной службы в поселке Ванино, что на берегу Охотского моря.  Мысли так и шли в голову и особенно вспоминалась местная девушка Зина  с которой у Николая была в те далекие годы любовь, но расстались они тогда, не сложилось у них как-то.
   Мысли Николая о Зинаиде стали все более настойчивыми и тогда он решился на телефонные поиски своей давней подруги. Николай нашел телефонный код Ванино и стал методом подбора набирать разные номера, чтобы у любого жителя Ванино расспросить про Зинаиду. Николай решил, что Ванино до сих пор остается небольшим населенным пунктом, где все знают друг друга и так он сможет найти свою старую любовь.  Николай говорит, что долго, несколько дней мучил сотовый телефон, но Ванино молчало. Вдруг его осенило:  после междугороднего кода поселка он набрал номер своей… воинской части. Раздался короткий гудок, женский голос ответил. Это оказалась…  Зинаида!

    Николай несколько засмущался и сказал, что вот уже два года они живут вместе. Зинаида тоже была замужем, есть дети, но часто вспоминала о своей давней любви – Николае. Вот так и встречаются половинки. С помощью сил Божественных…
   

МИСТИЧЕСКОЕ СПАСЕНИЕ

   Этот случай произошел  в далёкие 80-ые годы прошлого века.  Автор тогда работал в одном из лесхозов на северо-западе Амурской области на верхнем складе. Дело было молодое, сразу после окончания средней школы. После нескольких месяцев работы под руководством опытных рабочих, мне стали доверять погрузку досок с лесхозной пилорамы в железнодорожный  полувагон.  Как правило, на погрузку пиломатериала направляли трёх человек – двух рабочих и одного крановщика с краном.
   В то злополучное весеннее утро мы прибыли втроём в железнодорожный тупик и неспешно начали работу.  Погрузка полувагона пиломатериалом – дело ответственное.  У железнодорожников строгие требования по качеству  расположения досок в полувагоне, креплению груза. Поэтому работали так, чтобы не переделывать.
   Работа была несложная. Один рабочий находился в полувагоне и принимал  груз. Второй находился на земле, чекеровал пачки досок и давал команду крановщику на «вира». Всё шло, как обычно. Я находился в то утро на земле и занимался отправкой досок  в полувагон.  Утреннее солнце било в глаза, когда я с места погрузки смотрел на край полувагона.
   Крановщик, вероятно уставший от монотонной работы, решил схалтурить на технике безопасности и начал вместо того, чтобы  после погрузки очередной партии досок вытягивать стропы строго вверх, а только затем поворачивать стрелу на погрузочную площадку, делал всё иначе – сразу поворачивал стрелу от и вытягивал стропы через борт полувагона. Я видел его нарушение, но делать замечание уже немолодому крановщику было как-то неудобно.
    В очередной раз мой товарищ из полувагона крикнул «вира», крановщик начал поворачивать стрелу в мою сторону, вытягивая стропы из-под досок.  Солнце било прямо по кромке полувагона в глаза и я не увидел, как все четыре большие крюка перевалили край полувагона и понеслись в мою сторону.  Я действительно их не видел из-за солнечной засветки. 
 В тот момент, когда крюки  неукротимо приближались в своём смертельном полёте к моей юной голове, сильнейший удар под колени сзади опрокинул меня на спину. Крюки – убийцы со свистом пронеслись надо мной.
 Лёжа на земле,  я видел широко раскрытые от испуга глаза крановщика и его открытую нижнюю челюсть. Перевернувшись на живот, посмотрел назад, где мог стоять мой спаситель. На погрузочной площадке вообще никого не было.
   Я  медленно встал и отряхнулся. Подколенные ямки болели, как будто кто-то ударил по этому месту со всей силы палкой. Но никого вокруг, кроме перепуганного крановщика и товарища в полувагоне не было…


Рецензии