Толпа

         Тёплый июльский воскресный день клонился к вечеру. На автобусной остановке дачного массива «Зелёный» скопилось очень много дачников, будущих пассажиров  автобусов. До города расстояние измерялось в семьдесят пять километров: пешком не дойдёшь за ночь после напряжённой сверхчеловеческой работы на грядках. А утром им всем на работу. Кому не на работу, сидели на своих дачах и сочувствовали отъезжающим.
         
         В нескольких метрах от остановки стоял низенький дачный домик, где в летнее время жили и по возможности трудились два пенсионера – супруги Волковы, вышедшие одновременно на заслуженный отдых в 1975 году. За пять лет постарели, но дачу продавать не стали, несмотря на то, что помощи от единственного сына, его жены и двух внуков не получали. Те жили в другом городе, только изредка навещая родителей, когда на даче созревал урожай. Происходило это в основном в конце августа.
         
         Поработав, они под вечер, уставшие, сели отдохнуть как обычно в своём уютном дворике, утопающем в зелени виноградных листьев.
        - Что-то я не пойму, Яша, почему сегодня так много народа и мало автобусов?- спросила жена.
        - Я тоже не пойму, Марфа.
        - Если  не ошибаюсь, проехало только всего два автобуса, из которых один прошёл мимо, «забитый» дачниками до предела.
         - Всё правильно. Что-то, видимо, случилось в пассажирском предприятии? Обычно в воскресенье к этому времени возле нас останавливаются пять автобусов. Но учти, Марфа, наша остановка ведь не первая и не последняя. В этом вся и проблема. Кондукторов в автобусах почему-то нет, а водителям всё равно, где посадить пассажиров, им бы побыстрее собрать с них денежки. Могут на любой остановке развернуться. Что сейчас, скорей всего, и происходит.
         
         Прошёл час. Часть дачников, не дождавшись автобуса, ушли  в сторону города к ближайшим остановкам, чтобы «перехватить»  служебный транспорт, выделенный городом для перевозки дачников. Это усугубило ситуацию.  Водители, набрав пассажиров на ближайших остановках, разворачивались и ехали обратно по маршруту в город. Количество же дачников на данной остановке не только не уменьшилось, но и увеличилось за счёт пришедших с дальних остановок.
      
        В девять часов вечера, солнышко на прощание «помахало» своими яркими лучами стоящим на  остановке дачникам, предстоящим пассажирам, и медленно стало заходить за горизонт. Через  час стемнело. Светло было только в пределах остановки. По дороге фонарей, понятно, никто не зажигал. Вдруг впереди показались на дороге огни. Подошедший автобус  мгновенно заполнили пассажиры, и он уехал обратно в город.
         
           На остановке оставалось ещё несколько десятков дачников, желающих ночь провести в своих квартирах, а не по дороге в городе на пару с «обнаглевшими» комарами. Водитель автобуса объявил, что придёт ещё один автобус. Но больше не будет, водителей оставшихся автобусов просто не выпустили по медицинским показателям на маршрут.
         
          Автобус действительно  подошёл через тридцать  минут. Однако на этот раз без трагедии не обошлось. Когда  каждый дачник работает на своей даче он обычный человек, но когда  попадает в толпу, он уже многое человеческое теряет. Разъярённая толпа, как известно, вообще страшная вещь. Здесь не жди пощады.
         
          Не успел водитель ещё как следует открыть двери автобуса, как толпа  рванулась в салон, сметая всё на своём пути,готовая идти по головам лишь бы попасть в заветный автобус.
         - Что делают, что делают? - не выдержала Марфа, - они же друг друга передавят. Яша, крикни им что-нибудь.
         - Эй, вы мужчины, уступите место женщинам, - крикнул тот.
         
           Его голос не услышали. Толпа всё напирала и напирала. Автобус стало покачивать. Водитель немедленно выскочил со своей кабины на улицу:
           - Вы что все с ума посходили? Что вы делаете? Все уедете.      
           - Уедем-то все, - кто-то крикнул из толпы, - но стоять семьдесят пять километров в салоне автобуса не охота.
          
           Водитель вернулся в свою кабину. Через несколько минут автобус наполнился пассажирами до предела и двинулся с места, набирая скорость. Вскоре  скрылся за поворотом.
           - Тебе, Марфа, плохо? - поинтересовался муж.
           - Прости, Яша, но у меня сейчас перед глазами стоит страшная картина нашей эвакуации в 1941 году, когда ты уже ушёл на фронт.
           Жена никогда ему подробностей об этом не рассказывала, но сегодня для этого появился необычный повод. Она сегодня  увидела такую же «озверевшую» толпу как и в сорок первом. Это  повергло её в шок.
         
         Тогда из украинского городка на Восток с беженцами уходил последний эшелон. Немецкие танки уже ворвались на его окраину. Марфа Волкова с двумя маленькими детьми так и не уехала в эвакуацию. Осталась с четырёхлетним сыном и телом трёхлетней дочери, раздавленной толпой при попытке сесть в вагон.  Погибшая дочка - не единственная жертва той толпы. На то она и война война. А сейчас?
         
         Закончив свой печальный рассказ, Марфа услышала чей-то тихий стон. Прислушалась. В наступившей ночной тишине он хорошо был слышен  и доносился со стороны автобусной остановки.
        - Яша, пошли-ка с тобой поглядим, что там такое?- попросила жена.
        Пенсионеры дружно поднялись со своего насиженного «тёплого» места и пошли к остановке. За ней, в кустах, лежала и стонала девушка. Сначала пенсионеры хотели перенести пострадавшую к себе в домик и оказать первую медицинскую помощь, но, когда увидели у неё на шее кровь, решили вызвать милицию.
         
          Приехавшие оперативные работники сделали осмотр места происшествия, допросили двух известных нам свидетелей и увезли несчастную в больницу. При этом в качестве вещественного доказательства приложили найденную рядом женскую туфлю с острым каблуком. Именно он проколол девушке шею, когда та упала на землю. Обувь слетела с ноги неизвестной дачницы, да так и осталась там лежать, потому что толпа затолкала женщину внутрь салона. Домой она поехала, видимо, босиком. Искать эту дачницу в многотысячном массиве, что искать «иголку в стоге сена». Тем не менее виновница случившейся трагедии не ушла от ответственности.
         
          Утром к супругам  Волковым на дачу приехали два  сотрудника милиции, попросившие у них разрешение побыть до вечера. Один держал в руках кинокамеру. Женскую найденную обувь, разумеется, положили, туда, где её и обнаружили. План в итоге удался. В десять часов утра к дачной остановке подъехало «такси», из которого вышла женщина лет сорока пяти и начала ходить вокруг остановки, оглядываясь по сторонам. Когда она положила, нашедшую свою обувь в сумку, к ней подошёл сотрудник милиции с лейтенантскими  погонами. То, что женщина сразу же выбросила сумку, ей не помогло: отпечатки пальцев остались и на сумке, и на обуви.
         
          Так, обыкновенная туфля помогла раскрыть преступление по неосторожности. Дело в том, что та девушка, не приходя в сознание, скончалась в реанимации.
         
         Что касается пенсионеров Волковых, то они после этого случая продали дачу. Марфа не смогла перенести на себе новую трагедию по вине той же толпы. Не менее жестокой.

16.04.2016 г.

Фото из Интернета
         
         
       
    
   


Рецензии
Пётр, какая драматическая история, в которой очень хорошо раскрыто стадное чувство толпы, когда приличные люди, забыв о приличиях, становятся просто дикой толпой,и тогда может произойти всё, что угодно.
В дачной толпе людьми осталась лишь супружеская пара пенсионеров, которая, несмотря на то, что так долго ждали автобус, единственные из всех севших в него, вышли, услышав тихий стон.
Трагическая история, взывающая к совести.
Спасибо. З.к., голосую.
С уважением,

Светлана Весенняя   28.01.2019 15:32     Заявить о нарушении
Спасибо, Светлана!!!

Петр Панасейко   29.01.2019 09:57   Заявить о нарушении
На это произведение написано 12 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.