Только ты. Глава 9

Я вернулась домой, где были теперь не только отец, Лера с мужем, но еще и  маленький  комочек счастья. Все вертелись вокруг Саньки, поэтому о своем забыли напрочь. До самой осени  я помогала Лере нянчиться с малышом, чтобы она хотя бы чуть-чуть  отдыхала. Санька был не очень капризный. Он много спал и  отличался хорошим аппетитом. К нам приходила молоденькая педиатр Аллочка и  все пыталась учить Леру, как  Сашку правильно купать, как кормить. Лера деликатно выслушивала все ее предложения и советы, но как только та уходила, страшно возмущалась.

- Чему вас там в этом медицинском учат –то, Люб, ну как так можно?  Он ведь плачем изойдет, если я его  через три часа кормить буду. Сашка еле  полчаса выдерживает между кормежками, - причитала Лера.

- Вот как кормила, так и корми. Главное, чтобы малому было хорошо, а не как в книжках написано. Расписание. Какое, блин, расписание? Есть такой термин «по требованию», - нет, это не в медицинском я почерпнула, а из книжек и журналов для  мам новорожденных. Ради Сашки я  начала читать такую литературу.

 Сентябрь неслышной поступью постучался в окошко бабьим летом и  желтизной  уставшей листвы. И мне пришлось ехать в Киев, где ждала учеба и  одинокое существование в квартире – Танька вышла замуж и перебралась к мужу.

В Киеве я пребывала ровно столько, сколько нужно было для  учебы и фотосессий. Как только выпадали свободные выходные – мчалась  в село. Теперь причины было две – Гера и Санька.

Санька был нереально похож на Геру, поэтому всю нереализованную любовь к Гере я выплеснула на племянника. И если Гера от меня шарахался, как от черта, то наша любовь с Санькой была обоюдной. Я еле доживала до конца сессии, бегала по магазинам, ища  самые красивые, самые лучшие игрушки, одежки, сладости, после чего  ехала домой, чтобы видеть Саньку, играть с ним. Он сначала агукал мне и улыбался, потом тянулся на руки, несмело передвигал своими толстенькими ножками. Пришел тот день, когда  я приехала с большим пушистым белым зайцем, а Санька выбежал мне навстречу, улыбаясь и мило  лепеча: «Люпа!»

Я  автоматом получила почти все зачеты и удачно сдала  экзамены, параллельно отработав несколько  показов мод  и снявшись в  двух видеоклипах на какие-то  глуповатые песни. Мне было совершенно  все равно, под какую ахинею вертеть задом, главное, что хорошо платили. На крыльях радости летела на летние каникулы в село, чтобы увидеть маленького Саньку и большого Геру. Когда Санька уже сидел на руках и уплетал за обе щеки мармеладки, я спросила:

- А где Гера?

- В Москве. На заработках, - объяснила  мне Лера. – Столько долгов, столько всего нужно. Он решил поехать работать строителем. Многие сельские мужики едут и привозят большие деньги. В колхозе уже не заработаешь нормально. А нам зарплату все время задерживают.

- Но я ведь перевела деньги, -   сердце покрылось легкой изморозью. – И ты отпустила? Это ведь опасно, - упрекнула я  сестру.

- Опасно. Ты же знаешь, как он относиться к  твоим деньгам. Я была против, но он слишком настаивал. И главное: ни с того, ни с сего. Как услышал, что ты приедешь на каникулы, так и загорелся. Говорит: «У тебя будет помощница, а я какую-нибудь копейку заработаю. А то у отца твоего все время в долг берем». 

Я поняла, что Гера убежал от меня. Тяжело ему видеть меня  каждый день. Еще  когда я в Киеве, то все ничего, а если  каждый день через стену в комнате – совсем беда.

Я не поленилась съездить в райцентр и заказать с Москвой переговоры.
- Гера, привет, - как только на другом конце взяли трубку. – Значит, убежал аж в Москву? Интересный ход, ничего не скажешь.

- Люба?  - знакомый голос, в котором я  почувствовала радость. – Это ты? Как ты узнала, куда звонить?

- А Лера зачем?

- И то правда. Я все время забываю, что вы – сестры. Как дела, Любаш?

- Отлично, просто зашибись. Сдала экзамены. Говорят, из меня получится нормальный врач.  А ты как думаешь?

- Время покажет. И не жалко денег на звонок? Там же тарифы  большие?

- Мне для тебя ничего не жалко. Я могу и приехать…

- Не глупи. Через два месяца я вернусь, - перепугано быстро ответил Гера.

- Не-а. Месяц ты еще можешь там повкалывать для разнообразия. А потом, если не приедешь, то жди в гости.  Осторожно там, ты нам живой нужен: мне, сыну и жене своей. Слышал?

- Слышал. Береги себя и  сестру с племянником.

- Я люблю тебя, Герочка. По-моему, еще сильнее, чем раньше. Какая-то неизлечимая болячка.

- Тогда желаю быстрее излечиться, - сказал и  отсоединился.

 Через месяц Гера вернулся. Худющий, сильно побитый и без вещей.

- Что случилось? – бросилась Лера к нему еще на вокзале.

- В поезде двое пристали, требовали денег, - объяснял Гера, а сам  сына прижимал к груди и плакал.

- Так отдал бы, - плача, причитала перед синяками мужа Лера. – Сдались тебе эти деньги.

- Я их через банк перевел. Не было при мне денег. А вот подарков жаль. И курточку кожаную украли, - я обрабатывала его окровавленные губы спиртом, и  каждое касание было как касание к своей ране.

- Практикуешься, докторша? – шутил Гера.

- Еще куда-нибудь  поедешь – силой верну, назарабатывался.

- Я думаю, здоровье важнее денег, - огласил последнее слово отец. – Доказал, что мужик. Хватит авантюр. Сыну отец нужен. Две бабы пацану – вредно. Засюсюкают. Слышал?

- Слышал. Слушаюсь! – он и сам не рад был тем заработкам. Хотя на заработанные деньги нанял мужиков в селе и те  отремонтировали сарай и укрыли крышу в доме новым шифером.  Сам же Гера  выложил во дворе красивые плиточные дорожки. Мы с Лерой насадили цветов вдоль тех дорожек прямо до самых ворот. Весь август Гера строил гараж. А вечерами вся семья, уложив спать Александра Германовича, садилась смотреть сериалы к  большому телевизору, который купили на присланные мной деньги.

Жизнь казалась идеальной, и больше ничего не нужно было. Но, как известно, когда кажется, что вот оно счастье, Боги решают подбросить человеку  немножко испытаний.

Мы с Лерой готовили очередной обед, когда сестра на глазах побледнела и  медленно сползла на пол. Я принесла ей нашатырь и водички дала, но как будущий медработник, понимала, что такому явлению, как головокружение, должно быть разумное объяснение.

- Ты что, опять беременна? – это первое, что  стукнуло мне в голову.

- Вроде, нет, - неуверенно ответила Лера.

- Что значит, вроде? К врачу ходила?

- Да.

- И это, естественно, не первый раз такой дурной обморок? – начала догадываться я.

- Нет, не первый. Гере не говори. Он и так в хлопотах.

- Ничего, пусть подсуетится. Завтра же едем в  райцентр. Пройдешь всех врачей и сдашь анализы.

Гера нас отвез в город под поводом поездки по магазинам ( нечего надеть) и на рынок.

- Ну что? – высидев под дверью каждого врача вместе с сестрой, спросила я ее.

- Говорят, ничего страшного. Просто упадок сил, - удалось тогда убедить сестре меня в таком поверхностном диагнозе. – А вообще скажут после того, как будут готовы анализы. И вот на УЗИ посылают.   Но там очередь. Почему я не посмотрела в ее медицинскую карточку?  Почему не настояла на  обследовании в Киеве?  Так и поехали в магазин быстро покупать наряды, чтобы Гера не спрашивал лишнее. Вечером примеряли платья и  устроили настоящее дефиле по коридору, танцуя в предчувствии  праздника – моего дня рождения.

- Испечем такой большой тортик, и свечек туда понаставим, ага? – планировала Лера. – Помнишь, когда тебе было пять лет, и ты не смогла одним  дуновением загасить  все свечи, разревелась. Теперь девятнадцать задуешь? Сможешь?

- Мне Санька поможет, - уверенно заручилась поддержкой радостного племянника, которому купили мягкого белого мишку-подушку, поэтому он его не выпускал из рук.

- Я  сутречка сбегаю на рынок к автовокзалу. За яйцами и творожком, а ты мальчиков покормишь? – попросила Лера.

- Да уж голодными не оставлю, - уверила сестру.

Я думала, что успею помыться еще до того, как проснуться все в доме. Негоже быть  на своем дне рождения с  грязными жирными волосами. Только намылила шампунем свои длинные волосы, как сорвало кран, и вода брызнула на меня. Я попробовала замотать кран полотенцем, но ничего не получалось. Вода заливала пол, а я в панике ничего не могла поделать. Гера ворвался в ванную и выгнал меня, мокрую и  растерянную. Сам  перекрыл кран, а потом собрал воду и вытянул коврик с вещами сушиться на улицу.

- А что у тебя с волосами? – спросил Гера, когда вернулся в дом.

- Да ничего, смыть шампунь не успела, - разочарованно ответила.  Замотанная  только лишь в банное полотенце, я не видела ничего необычного. Гера же  покрылся красными пятнами, лицезрея всю мою красоту.

- Я сейчас нагрею воду, и ты смоешь.  Я не знаю, как быстро отремонтирую этот чертов кран. Волосы ведь еще и высохнуть должны.

- Да не мешало бы. Сейчас Санька проснется и  отец тоже… Кормить нужно…

- Твой отец уже давно уехал на работу, а Саньок раньше девяти не проснется. Его если утром не будить, будет долго спать.

Гера и воду нагрел, и слил мне, пока я мыла волосы, и полотенце  сухое принес. Не мужчина, а мечта. Моя неосуществимая мечта. И какая бы устояла? Я просто сбросила со своего тела мокрое полотенце и осталась перед ним, в чем мать родила. Гера бросился к сухому полотенцу и быстро замотал меня в него, после чего  отошел на пионерское расстояние, пряча глаза в пол.

- Зачем ты играешься со мной? – обиженным голосом еле выговорил мой зять.

- А сам не догадываешься? Чего ты боишься? Ты ведь сам говорил, что нужно подождать, пока девушка попросит. Я так давно тебя прошу, что уже как-то нехорошо отказывать. А? – он  имел вид загнанного в угол зверька. Я пользовалась своим преимуществом и тем, что чувствовала – я ему тоже не безразлична.

- И что ты хочешь услышать от меня, Любаша? – бархатным голосом спросил он.

- Не знаю, - честно ответила я. – Ты говорил, что пройдет, и я увлекусь  кем-то другим, лучшим, чем ты, помнишь? Мне тогда было 16. Я побывала в разных городах, видела очень много мужчин и парней, но… Мне девятнадцать - и что изменилось? Я дико хочу тебя. Только тебя!

- Я не стану изменять Лере… даже с тобой, - категорически  выговорил он, обведя меня взглядом с ног до головы.

- И даже не поцелуешь? – требовательно спросила я, зная, чем может закончиться этот эксперимент.

- Наверно, не стоит, - он собрался уходить.

- Почему? Я не могу тебе не нравиться!

- Боюсь, что после поцелуя  точно не остановлюсь, - он ушел так быстро, что я не успела осознать брошенных напоследок  слов. Фактически это  было признание в любви. Очередное признание. В тот момент я осознала одно: когда-нибудь, я еще не знала когда, но я непременно затащу его в постель.

Гера так боялся, что я выкину на дни рождения какую-нибудь каверзу, что даже пил мало. Считал, что я могу воспользоваться его невменяемым состоянием. Правда, когда оглашал тост, не удержался:

- Надеюсь, что  следующий свой день рождения, ты будешь праздновать с любимым мужчиной, - все поддержали тост, а меня так и подмывало сказать, что и этот день рождения я праздновала с любимым, просто чужим любимым, упорно не желающим стать  моим. 

Продолжение  http://www.proza.ru/2016/04/17/1062


Рецензии
Жизнь казалась идеальной, и больше ничего не нужно было. Но, как известно, когда кажется, что вот оно счастье, Боги решают подбросить человеку немножко испытаний.
***
Как будто так их было мало...

Ольга Смирнова 8   21.02.2019 15:20     Заявить о нарушении
Чтобы не скучали нужно поддать жару)))

Ксения Демиденко   21.02.2019 23:43   Заявить о нарушении
На это произведение написано 16 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.