Только ты. Глава 8

Денис разбился насмерть, а я пролежала неделю в реанимации после сложной операции. Когда пришла в чувства, возле моей больничной кровати сидел… Гера. Он держал мою руку в своей и шепотом просил Бога о моем выздоровлении. Его монолог был похож на молитву. Он не знал, что я все слышу.

- Я сделаю все, что ты пожелаешь, только вернись, - причитал он, целуя мои пальцы. – Проснись, Любашенька, проснись, радость моя.

- Неужели правда все? – спросила я, раскрывая глаза и еле ворочая пересохшими губами.

- Все! – повторил он, и улыбка озарила его  посеревшее лицо. – Правда, если врач не запретит…

- Тогда для начала просто дай воды. Страшно пить хочется.

- Я спрошу у врача, - он помчался к врачу и  через минуту вернулся с здоровенным  дядькой – врачом в помытом белом халате и шапкой-нахлобучкой на курчавой седой голове.

- Вот ведь что любовь с человеком делает! -  с порога грозным басом почти прокричал врач Петр Игнатьевич Барс. – Красавица ты моя. Не зря твой джигит трое суток от тебя не отходил. Теперь все, пойдешь на поправку. Больше позитивных эмоций. Медицина без любви – ничто! А воду можно, но понемногу. Без газов, просто воду. Немного погодя бульончика можно будет, нежирного кефирчика. В сон не клонит?

- Нет, доктор, хочется жить. А Денис? Что с ним? – вспомнила я о друге по несчастью.

- Все хорошо. Пока в реанимации, - профессионально врал доктор. Мне ведь нужны были только позитивные эмоции. – А кто  он тебе, красавица?

- Жених, - как лезвием по сердцу прошлась, потому что Гера  даже на стуле подскочил.

- А в бреду ты повторяла «Гера», пока этот мужчина не пришел. Твой отец, уважаемый человек, сказал, что так нужно. Я чего-то в этой жизни начинаю не понимать.

- Я сейчас вам все  объясню, - поспешил вмешаться Гера и вывел деликатно врача из палаты. Через минут пять вернулся.

- Ты здесь трое суток? – спросила я. Открылись такие факты.

- Три дня, - уточнил Гера.

- А Лера?

- Ты стала теткой. У нас с Лерой сын – Александр. 54 сантиметра, 3,5 килограмма. Позавчера родился.

- Поздравляю.

- Спасибо.

- Отец знает, что я тебя звала?

- Знает. Это он приказал мне не отходить от тебя. Но это ничего не значит.

- Он очень умный. Не всегда говорит, может и годами молчать, но это не значит, что не понимает.

- Тебе нельзя много говорить, - он налил мне воды и придерживал стакан, словно маленькому ребенку, пока пила. Когда я утолила жажду, душа попросила пищи духовной.

- Расскажи мне что-нибудь…

- Например? – не понял Гера.

- Ты видел сына? Какой он? Как там Лера?

- Был у них. Пустили всего на пять минут. Лера счастлива, как и любая мать, родившая первенца. Сашка махонький такой. Честно говоря, я и не знаю, как его на руки-то брать буду. Вдруг уроню, прижму сильнее, чем нужно.

- Ты будешь хорошим отцом. А Лера и подавно классной мамкой. Будете по очереди  рассказывать племяше сказочки. Ты знаешь сказки?

- Какие? – удивленно спросил Гера.

- Лера мне всегда рассказывала «Русалочку». Знаешь «Русалочку»?

Гера удобно устроился на стульчике и рассказал своим завораживающим голосом в мельчайших подробностях известную Андерсеновскую сказку о влюбленной в принца Русалочке. Как приятно было слышать его голос, знать, что он сидит рядом. Я жалела только об одном: лежала в кровати, а затянуть ЕГО туда же не могла.

- Поцелуй меня, Гера! – попросила я, когда сказка закончилась и на некоторое время повисла гнетущая тишина. Он послушно исполнил мое желание.

- Ты меня любишь? – почти засыпая, спросила я.

- Очень люблю, солнце. Ты даже не представляешь, как сильно.

- Я точно жива, или это мне снится? Потому что в рай меня вряд ли пустят…

- Жива. Слава Богу, жива…

Гера приходил ко мне в палату каждый день. Сначала он шел к Лере с сыном, а потом - ко мне. Приносил  цветы, бульоны, сам кормил с  ложечки, рассказывал анекдоты, шутил, передавал приветы от Леры, целовал и уходил.

- Дениса уже перевели в палату? – как-то спросила я его.

- Ты говорила, что он жених…, - печальное выражение лица и глубокая задумчивость не часто  посещали лицо Геры.

- Хотели пожениться, - призналась я.

- Хотели? – переспросил Гера.

- Теперь я не смогу без тебя…

- А без него?

- Без него как-то переживу… Он поймет, я объясню.

- Это хорошо, потому что  придется жить без него. Денис умер. В тот же день. Тебе не говорили, чтобы не  травмировать. Теперь вроде должна знать.

И все же я заплакала, потому что  было жаль потерять хорошего друга. Другого такого я уже точно никогда не найду. Бог ( или не Бог?) отобрал у меня альтернативу.

- Не плачь. Нужно жить дальше. Ты сильная. Мужчин на планете много. Где-то ходит и твой. Выше нос!

- Мой рядом, - прошептала уже тогда, когда Гера вышел из палаты.

Я выздоровела только благодаря визитам  и словам Геры. Он повторял почти  каждый день, как безгранично любит меня. Но когда я  выздоровела, извинился за ложь во спасение и затеял серьезный разговор.

- Любаша, можно я буду тебя так называть?

- Можно, - согласилась я. Он уже  раз сто заслужил это.

- Хорошая моя девочка, в жизни не все так просто. Иногда нужно считаться с другими. Иногда уметь прощать, идти, когда так хочется остаться, забывать, хоть любовь раздирает грудь. Жить не ради собственного удовлетворения, а  считаться с  другими. Не делать больно родным и близким. Наше счастье невозможно ценой горя и  страданий родных. Я это точно знаю.

- Это прощание? – наивно спросила я.

- Это дружеский разговор. Мы будем видеться, как и раньше. Но теперь все будет иначе. Никаких недомолвок, никаких поцелуев и тайных касаний. Понимаешь? Я – муж твоей сестры. Твой зять.

- Пытаюсь понять.

- Я не буду скрывать, ты мне не безразлична. Но жена мне – Лера. Нам с тобой легче было бы стать любовниками и делать вид, что ничего не происходит, правда? Я в последнее время  стараюсь не смотреть в зеркало – боюсь сам себе взглянуть в глаза. Чувствую себя  изменником. Лера этого не заслужила, понимаешь? Ты ведь тоже ее любишь  и не хочешь ей плохого.

- Ага. Я поняла. Друзья. Крестной малого позовешь? – улыбаясь сквозь слезы, спросила я. Гера нежно обнял меня и погладил по волосам.

- Обязательно. Собирайся. Завтра выписываемся. С отцом твоим я поговорил, все объяснил. Он мужик классный, понял.

Гера ушел, а я  радовалась за сестру. У нее был обалденный муж, верный и рассудительный. С сестрой ей повезло меньше.

Продолжение http://www.proza.ru/2016/04/15/123


Рецензии
Гера ушел, а я радовалась за сестру. У нее был обалденный муж, верный и рассудительный. С сестрой ей повезло меньше.
***
Все всё понимают, но никому от этого не легче...

Ольга Смирнова 8   21.02.2019 15:06     Заявить о нарушении
В такой ситуации навряд ли станет легче...

Ксения Демиденко   21.02.2019 23:42   Заявить о нарушении
На это произведение написано 13 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.