В двух шагах. 2 глава

После разговора с Карлом, а он длился не более пяти минут, Жан расположился в новой комнате. Светлая и большая гостиная, с огромными окнами, в пол, спальня и туалетная комната - приличные апартаменты. Одна эта комната имела большую площадь, чем вся квартира, которую арендовал последнее время. Конечно, весьма выгодно снимать жилье в подобном доме. Несмотря на неприязнь к господину Гаустону он понимал, что это, несомненно, благородный поступок. Только присутствовало очень жирное “но” - тревога не давала покоя, чувствовался подвох.

Несомненно, сделка выгодна. Проживание на правах джентльмена - это удобство, готовый завтрак в столовой, поездка в клинику, работа, возвращение домой, five-o'clock tea и горячий обед - плюс. Батист, опять же. Видеть её время от времени в клинике - это одно, а соприкасаться каждый день - другое, и дело вовсе не в ней, в минусах, сам мистер Карл Гаустон.

Амбициозный, пятидесяти семи летний мужчина. К тому же, с примесью немецкой крови, воспитанный в Германии. Мать - английских кровей, её фамилию он и носил, а имя не захотел менять на более привычное для английского слуха - Чарльз и жутко злился, когда его называли подобным образом. Поджарый, с резкими чертами лица, впрочем, повадки тоже резки. Вспыльчив. Груб. Ему всё равно кто перед ним - мужчина или женщина, выскажет все прямо, без обиняков, в этом есть, конечно же, положительная черта, но много подводных камней.

И в высказанной просьбе, прошедшего только что разговора, скрыт подвох. Может быть, она вполне уместна, но насмешливый взгляд, намеки, которые постоянно высказывались, и не только сегодня, а на протяжении какого-то времени, не оставляли в покое. Понятное дело, он беспокоится о здоровье жены, но, почему-то, просит постороннего мужчину о помощи, в то время когда сам может, вполне квалифицированно, оказать ее, мешает занятость и некоторое недоверие - ещё мягко сказано - с её стороны.

Все очень похоже на ловушку. Неужели его вычислили и пытаются таким образом убедится в своей правоте. Поэтому-то колкости и неприкрытые намеки все чаще слышатся из уст этого человека.

В дверь послышался тихий стук.
— Войдите, - проговорил Бэтьюи, внимательно смотря на вошедших.
— Месье, - заговорила Батист, пропуская вперед мальчугана и ставя его перед собой. Конечно же, прийти одной в комнату мужчины непозволительно. - Этого юного джентльмена зовут Гордон и я попросила его сегодня помочь вам. Уже темнеет и вы, вряд ли, успеете к утру получить свои вещи. Он поможет вам сегодня и, надеюсь, впоследствии. Клифф - камердинер, так же, к вашим услугам.
— Миледи, вы позаботились о том, чему я совершенно не придал значение. Благодарю.
— Обед в семь. Горничная оставила в гардеробе несколько рубашек для вас. - Не поднимая взгляда, девушка грустно улыбнулась. Тонкая ладонь похлопала парнишку по плечу, ободряя. - С вашего позволения, мсье, - она удалилась бесшумно.

И почему ситуация сложилась так, что она вышла замуж за этого грубого человека? Неужели не было другого выхода?

Каждое утро и вечер, совместный завтрак и обед. Серые глаза, спрятанные под темными ресницами, тихий голос — его счастье живет подле нее. Но тревога за ее состояние все больше нарастала, с каждым новым днем в мимолетном взгляде читалось отчаяние и боль. Раньше подобного не замечалось, да и как он мог заметить это за несколько секунд, в двух оброненных фразах, которыми разговаривал с ней раньше. Крик ее взгляда, полного отчаяния, звучал все сильнее и громче. Иногда, встречаясь с ней по утрам, ему казалось, что девушка вовсе не спала.

— Вы заметили, она опять ничего не ела. Скоро превратится в привидение, - недовольно шептал Карл, переговариваясь за столом.

Действительно, правильно подметил, что-то тревожило ее, угнетало. Он сказал, что не хотел бы довести до того состояния что и год назад.
— Еще в прошлый раз я говорил вам об этом, - серьёзно выговаривал слова Жан, сидя напротив Карла в его кабинете. - Вы мало общаетесь. Проявите внимание к ней, участие.
 — Если я проявлю к ней внимание - она запрется в своей комнате на неделю, - выкрикнул недовольно собеседник и его брови сошлись к переносице. - Не знаю. В прошлый раз вам удалось вернуть ее, сделайте это и сейчас.

Знать бы как.

Замечая, и зная о ее состоянии, Жан старался вести себя мягко с миссис Гаустон, быть учтивым и предупредительным. Вечером ее можно застать в библиотеке, ей нравилось там бывать, он знал, любимое место в кресле возле окна или на подоконнике, она сидела вдоль, поджимая под себя ноги, а иногда и вытягивала их, для удобства. По вечерам, гуляя в саду, он частенько замечал в освещенном окне ее силуэт: она или смотрела в окно, или читала книги. Бывало, ее тень скользила из стороны в сторону. Иногда, встречал в саду, девушка прогуливалась медленным шагом, никого не замечая вокруг. Всегда задумчива и спокойна. В те недолгие минуты, когда её стройная фигурка проходила мимо, будто слушая шорох своих собственных шагов, хотелось знать о чем же она думает и размышляет. Именно в эти моменты она казалась особенно загадочной и необыкновенной.

Поговорить не удавалось. Да и как? Раньше ее можно было перехватить в клинике, но теперь, в доме, совершенно невозможно. А как иначе узнать, что происходит с ней, что тревожит. Она не подпускала к себе близко, заговорить с ней весьма сложно, а если и получалось, то узнать что-то просто невозможно. Прийти с Гремом, не вариант, незачем мальчишке слушать подобные разговоры.

Иногда, он осмеливался наведаться в библиотеку, прохаживался мимо многочисленных полок, делая вид что занят поисками, а сам через маленький просвет смотрел на нее. Вечером она оставалась одна, Карл занят, долго просиживал в своем кабинете, надеялся на то, что у нее более благосклонное и доверительное отношение, но пока ничего не удавалось - ему не доверяли и не разговаривали.

В один из дней, Жан решился проявить инициативу и зашел в библиотеку. Батист сидела в кресле, возле окна.
— Хотел бы почитать, здесь, за столиком, если вы не против, миледи. Может, мое общество обременительно? - серые глаза удивленно посмотрели на него.
— Оставайтесь, - быстро ответила она и опустив взгляд на раскрытую книгу, погрузилась в чтение.

Каждый тихо читал о своем. Только для молодого человека эта тишина оставалась особенной. Он слышал тихое, ровное дыхание и комната, казалось, наполнялась особым запахом в ее присутствии. Хотелось верить, что длительное молчание, воцарившееся в комнате, сближало их, как ничто другое. В этот раз он даже не мог читать, только делал вид, волнение не давало.

В коридоре послышались торопливые шаги и через мгновение, в дверях комнаты, появился Карл.
— Как у вас тут тихо и скучно, - поморщился он, оглядывая комнату. - Жан, вы не занимаете ее разговорами, разве не видите, она скучает? - тут же подошел к жене. - А вы, миссис Гаустон? Перед вами практикующий врач, неужели не найдётся ни одного вопроса? - девушка закрыла книгу, лежащую на коленях и положила ее на подоконник. Пальцы при этом дрожали. Боится? - Что читаете, Бэтьюи? - проговорил, подходя к нему и взял из рук книгу. - “Антропология»? Канта? Увлекаетесь психологией? Тем более, могли бы найти общие темы, не так ли, миссис Гаустон.

— К тому же, - Карл обвел взглядом обоих, - час поздний для чтения. А перед сном, было бы неплохо подышать свежим воздухом. Жан, вы же не откажете мне в этой просьбе?
— Но как? - спросил тот сиплым шепотом.
— Мария, - затем, он подошел к Батист, - вам надо быть более гостеприимной, иногда наш гость не знает чем себя занять вечером, могли бы быть общительней. Вы прекрасно знаете, леди, я не отношусь столь придирчиво к условностям и этикету, а вечерняя прогулка пошла бы на пользу.

— Сэр, - возразил было Жан, чувствуя оказываемое давление, но Карл остановив последующий поток слов, коротко произнес:
— Отправляйтесь, - книга, взятая из рук Бэтьюи, положена на стол. - Я знаю набожность жены, и ваша воспитанность, мсье, импонирует. Мария, в моем предложении нет ничего непристойного и предосудительного, - вторая книга, лежавшая на подоконнике, около Батист, и взятая на несколько секунд им в руки, вернулась на место. - Отправляйтесь, это пойдет вам на пользу, - серьезный взгляд, устремленный на жену, на этот раз, нисколько не смутил девушку. - Миссис Гаустон, вы будете противиться мне? - после этих слов, она молча встала с кресла и вышла из библиотеки.

Жан сомневался.
— Сэр Карл, оказывать давление, в подобной ситуации…
— Бросьте, - махнули на него рукой. - Вы тоже думаете о правилах этикета? - немного помолчав, добавил. - И будете думать об этом когда понадобиться ваша срочная помощь? В таком случае, вы позволите кому-то умереть. Идите. После поговорим. Главное, теперь у вас больше свободы, и она об этом знает.
 
_______________________________________

Продолжение     http://www.proza.ru/2016/04/26/2002


Рецензии
Спасибо, Натали. Очень интересно. Буду ждать продолжения.

Михаил Сидорович   20.04.2016 06:23     Заявить о нарушении
Благодарю за поддержку, Михаил.

Натали Карэнт   20.04.2016 14:29   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.