В двух шагах. 1 глава

        1836 г.


        Август начался проливными дождями. Поэтому-то, карета еле тащится по размокшей дороге. Льющаяся с неба вода стекает сплошным потоком по стеклу экипажа, за окном ничего не видно, только размытость, а сероглазая девушка, что сидит напротив, все равно смотрит в окно, сквозь водяной поток.
 
Жан с осторожностью наблюдал за каждым её движением, надеялся на чудо, но точно знал: сейчас она не посмотрит в его сторону, даже случайно, не позволит чтобы усомнились в ее честности и благочестии. Он прекрасно знал как великолепны и необычны её глаза, прикрытые длинными и пушистыми ресницами. Необычайно выразительны, даже, можно сказать, разговорчивы, девушке не нужно произносить слова, казалось, он понимает всё и так.
 
Карета остановилась и Карл, ее муж, который сидел по левую руку от него, поднялся с места, рывком открывая дверцу.
 
Подошедший камердинер, проворно раскрыл зонт для господина, сам же наполовину оставался стоять под дождём.
 
Выйдя из кареты, мистер Карл Гаустон торопливо направился к крыльцу дома, поднялся по ступеням и обернулся, когда оказался под крышей, там дождь не страшен. Мужчина снял черный цилиндр, тряхнул головой, избавляясь от невидимых капель и указал слуге на карету.
 
Несколько раз открыв и закрыв зонт, камердинер вновь вышел под проливной поток.

Жан, наблюдавший за этой сценой из экипажа, лишь слегка улыбнулся, только это короткое ликование пришлось спрятать и он опустил голову. Вышел под ливень, ещё до того как слуга успел подойти. Дождь застучал по полям боливара да и плащ немного спасал, пусть, этим можно пожертвовать. И вот, зонт уже приставлен к выходу, а он подает руку оставшейся в карете девушке, она слегка опирается на нее, а сама прячет взгляд за опущенными ресницами. Шаг на подножку, ещё один. Вот и всё. Только шум от капель, будто с отчаянием стучавшим по полям шляпы, не помешал услышать её тихий голос: “же ву ремерси, мсье Бэтьюи” - в это время взгляд девушки устремлён на булавку в его галстуке. Пусть так. И вот, пальцы разжимаются и она уходит под зонт, шаг в шаг поспевая за слугой и останавливается рядом с Гаустоном.

— Так и будете стоять под дождем?! - прокричал Карл и криво улыбнулся. - Сударь, заходите греться. Переговорим кое о чем, - уверил он, когда пришлось подойти к нему. Он посмотрел на молодого человека, потом на Батист, улыбнулся. - Прошу, - протянул руку, указывая дорогу к двери, пропустил жену, зашел сам.
— Не хотел отпускать кучера, - наконец-то, Жан нашел в себе силы заговорить. - Необходимо попасть домой, много работы намечается. - пришлось махнуть кучеру и крикнуть, чтобы дождался.

— Не глупите, сэр! - исказив лицо в неприятной гримасе, Карл резко отодвинул молодого человека, - Уезжай! - крикнул кучеру и закрыл двери. - В такую погоду вы доберетесь до дома часа через два, - подал шарф и цилиндр камердинеру, - а то застрянете в грязи, на дороге. Раздевайтесь, - приказной тон неприятен, но достаточно давно работая с этим человеком, Жан привык к подобной манере разговора, хотя, трудно приспособиться к такому обращению.
 
Оставаться не хотелось - будет смотреть с насмешкой, а ему придётся обмирать от этого непонятного взгляда. Для чего? Чтобы хоть немного побыть рядом с ней и делать вид будто не придаёт значения её появлению в комнате?

Молодой человек тяжело вздохнул, опустил к полу карие глаза, нехотя соглашаясь с доводами, покорно снял и отдал вещи камердинеру и направился за Карлом, по дороге стараясь привести каштановый хаос волнистых волос в подобие приличной прически.
 
Тот сел в кресло, перед горящим камином, и указал рукой на стул, стоящий рядом.
— Погреемся, пока приготовят чай, - белые, от седины, усы и ухоженно подстриженная бородка, приглажены движением ладони. Зеленые, почти выцветшие, глаза сузились.

Поближе пододвинув стул к камину, молодой человек осмотрел комнату, и сел молча, ожидая приговора.
— Будете жить здесь, у нас, - отрывисто проговорил мистер Гаустон, тон не принимал возражения. Карл, искоса посмотрел на собеседника и усмехнулся. Визави даже не успел понять смысл сказанного и удивиться. - Да, да, отказ не принимается. Тратите бездну времени на дорогу, мне жаль вас.

— Зачем это вам? - проговорил Жан, не ожидая от себя смелости возразить, но остыв, усмиряя участившийся пульс, произнес: - Жильё меня вполне устраивает! А в дороге удобно обдумывать работу на следующий день.
— Дорогой мой... Жан, - мужчина осекся и замолчал. Пауза была недолгой. - Собственно, давно хотел спросить, почему не работаете в Лондоне, у своего дядюшки.., Анри, кажется? Клиника пользуется определённым успехом, - приглушенный смех и хитрый взгляд. - Прекрасная практика, не так ли? Что не устроило?

— Сам не захотел, - голос прозвучал ровно, к тому же, это чистая правда. - Мистер Гаустон, в вашей клинике практика обширней, быстрее учишься, да и родственники часто не могут ужиться под одной крышей. - Последние слова касались, скорее, работы, его-то самого вполне устраивала практика в Лондоне, а вот Анри… он слишком эмоционально реагировал на провалы, потому что больше доверял, здесь же доверия никакого, но поэтому-то и внимательнее относишься к работе.
 
— Не ожидал, - усмехнувшись ответил Карл, - спасибо. Я бываю резок - это правда, но вы мне нравитесь, за эти два года вы далеко продвинулись, теперь, даже вашему дядюшке нужно учиться у вас. Можете начинать собственную практику, вы врач, в полном смысле. Сами заметили, надеюсь, я вам многое доверяю. Ну, а вашими способностями вести дела, просто восхищён, это, похоже, у вас в крови.
— Благодарю, - честно сказать, дождаться похвалы от этого черствого человека, трудно.

Карл сказал правду, последнее время, в клинике, он, действительно, был самостоятельным, имел личную практику и лишь иногда обращался за советом. После окончания колледжа, нужна практика, а он мало чем отличался от студентов, со страхом смотрящих на страдающих от болезни людей. Медицина страшила. Всегда. И как угораздило поддаться на уговоры Анри!?

Комната погрузилась в безмолвие. Мужчины молчали, слышалось лишь потрескивание поленьев в камине да тяжелый ход часов, стоявших на полке.
Но что-то неуловимо изменилось.

— Чай, джентльмены, - голос Батист прозвучал еле слышно, но шуршание платья преобразило обстановку в комнате, мгновенно.
 
На столик опустился поднос с чайником, чашечками и снедью. Горничная, оставив принесенное, отвесила положенный книксен и удалилась. Батист же, устроилась за чайным столиком.

Полное имя этой необыкновенной, белокурой, с серыми глазами, девушки Мария-Батист-Луиза Гаустон, по отцу Блендоур. Карл называл ее - Мария, но два года назад, когда их представили, она назвалась Батистой, с тех пор, Жан не называл ее иначе. Ей всего двадцать два, белокурые локоны аккуратно уложены, а выражение серых, как грозовое небо, глаз, говорит о том, что она многое поняла и повидала в жизни. Усталость плескалась в сером взгляде молодой девушки и это смотрелось необычно и странно.

Мать француженка, отец - англичанин. Приехала из французского пансиона, под Парижем, четыре года назад, а через полгода после этого отец умер, оставив ее на попечении Карла Гаустона, давнего друга, так как иных родственников не имелось. Мать умерла родами, поэтому Батист не помнила о ней. Карл же, в роли назначенного опекуна оставался не долго, через год она стала его женой.
 
И вновь не давал покоя вопрос: “почему”? Совершенно разные люди и это замечается сразу. Жан оборвал появившиеся мысли и перевел взгляд на горящий камин, а то заметят, что долго смотрит на нее.

— Мария, - обратился к ней Карл, когда она подала ему чай, - я предложил мистеру Бэтьюи переехать в наш дом, ведь у нас имеется хорошая гостевая, нам она, как бы, ни к чему, мы ее не используем, а вот ему, думаю, в самый раз. Удобно, не далеко, комфортно. Переговорить о делах, безотлагательно, когда что-то случается, можно сразу же, а не ехать несколько миль. К тому же,  комната не будет пустовать и пылиться.

Молча, отдав чайную чашку Карлу, она вернулась к столику с чайничком, налила другую чашку.

Жан смотрел на нее с замиранием в сердце. Вложив чашку с блюдцем ему в руки, девушка, о Боже, подняла ресницы и посмотрела прямо в глаза.

Первый раз за этот долгий период.
Молодой человек застыл с чаем в руке, боясь пошевелиться.

Батист же, опустила глаза долу и медленно вернулась к столику, где она наливала чай, молча села в кресло. Во всем этом ее спокойном хождении Жан находил частичку божественного, но тут же, поймав на себе взгляд Карла, - тот же подсмеивающийся, жутковатый взгляд, да ещё кривая улыбка, - принялся за пробу горячего напитка.
— Сэр Карл, если это ваше окончательное решение, я не могу быть против, - тихо зазвучал голос.
— Конечно, для вас будет больше хлопот по дому, и, увы, вы будете реже появляться в клинике, - при разговоре он не поворачивался в ее сторону. - Знаю, вам нравится помогать. К тому же, все вас уважают и даже любят. Но всё же? Что скажете?

Девушка смотрела на него, как бы спрашивая, есть ли у нее выбор и молча, с тревогой ждала, когда он закончит говорить.

— Я буду успевать, - произнесла она тихо и опустила взгляд.
— Исключено! - резко возразил Карл и Жан, повернувшийся в этот момент, заметил как она вздрогнула. - Исключено, - повторил тот менее сурово, заметив ее реакцию. - Не желаю загружать вас.
 
Батист покорно опустила голову, без возражений соглашаясь со словами мужа. Он разговаривал с ней, как со всеми, по-привычке, не очень-то вежливо.

— Понимаю, - продолжал Гаустон, - отец прекрасно обучил вас и частое сотрудничество с ним дало свои плоды. Как видите, я не против вашей практики, как врача, но вы не можете заниматься этим делом самостоятельно. Я иду на уступки, вы это понимаете? У нас прорва клиенток, которые с удовольствием бы делились своими, ну, как бы это сказать, болячками с женщиной, чем с мужчиной, - всегда грубый Карл с трудом подбирал слова, - Только в моем присутствии, в клинике.
— Благодарю, сэр. Может, еще чая? - ответа не последовало. - Тогда, с вашего позволения, позабочусь о приготовлении гостевой для мсье Бэтьюи.

Девушка встала, намереваясь выйти, но голос Карла задержал ее и она остановилась в дверном проеме.
— Мистер Бэтьюи, вам лучше пойти с Марией, осмотрите комнату. Я буду у себя в кабинете. После, проводите его ко мне, леди.

_________________________________________

Продолжение     http://www.proza.ru/2016/04/12/2181
 


Рецензии
"У меня так написано? Да, надо пересмотреть маненько. Звучит не очень) тем более о девушке".
*
Спасибо!! Перечитала... и у меня, оказывается...)) так же... -
Смешно... Спасибо за настроение!! Вот думаю теперь, исправлять или нет?:)
*
Много прочитала у Вас... Неужели нигде не отозвалась?)
С п а с и б о !

Любушка 2   11.04.2017 08:32     Заявить о нарушении
Вам спасибо, Любушка.

Да, вот так посмотришь на используемые тобой слова в тексте другими глазами и как-то уже не то, понимаешь: читатель прав.

Весеннего настроения!

Натали Карэнт   11.04.2017 16:01   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.