Только ты. Глава 3

Я очень была счастлива за сестру, ведь видела, как она расцвела в замужестве. Они прекрасно подходили друг дружке: Лера и Гера. Но в то же время меня  грызло, как червяк-обжора, до сих пор незнакомое чувство – ревность.

Я очень боялась выдать себя, поэтому и намека не подавала, что Гера мне нравится. Вообще старалась избегать его по возможности, но мы жили  в одном доме, поэтому видеться приходилось. Я не стала придумывать в поведении чего-то нового, просто косо или с неприятием смотрела в его сторону, грубила. где надо и не надо, хотя каждый раз, когда он мне улыбался, хотелось приблизиться к нему на минимальное расстояние и  одарить сладким поцелуем, какие видела  в фильмах. Правда, как это делается я знала теоретически, с практикой, увы, не сложилось.

К своим шестнадцати я расцвела, как  диковинная орхидея для нашего села: все ходят, любуются, но слегка побаиваются то ли моего острого языка, то ли гнева папы.

На выпускном вечере я имела такой успех, что все девчонки завидовали и откровенно об этом говорили. Платье мне сшила Лера из голубого шелкового отреза, который она присмотрела в райцентре еще год назад – сестра всегда ко всему готовилась заранее. С прической мудрить не стали – накрутили волосы на бигуди и спрыснули слегка лаком. С макияжем Лера тоже пожадничала – лишь губы подвела розовой помадой. Но и этих манипуляций хватило, чтобы отец прослезился: уж очень я ему  маму напомнила. Меня больше воодушевил взгляд  Геры – так смотрят на дорогое украшение, помещенное на витрину ювелирной лавки.

Костик Горюнов - самый козырный парень в нашем селе - повел меня встречать рассвет и умолял, чтобы я ему в армию письма писала. Ближе к пяти утра привел он меня к калитке, и под  алкогольными парами серое вещество не удержалось в его недоразвитом мозгу, он грубо прижал  меня к забору, пытаясь поцеловать. Ему казалось, что так и должно все происходить: чтобы я была парализована  его навалившейся тушкой, и в правое ребро мне упирался огромный гвоздяра, торчащий из забора. Селюк он и  в Африке селюк. Но вместо голливудского звездного поцелуя, где двоим так хорошо, что на заднем фоне появляются облака и все меркнет от яркой радуги, Костик обслюнявил меня так, что верблюд бы позавидовал такому количеству неприятной жидкости в его рту. В результате  заслуженно получил от меня громкую пощечину.

- И чего ты целочку из себя корчишь? По селу давно говорят, что ты шалава… Моя мамка считает, что с такой мордашкой ты быстро  проституткой станешь, - выплеснул он всю свою желчь. Обычно я  знала, что отвечать, и за словом в карман не лезла, но от таких слов больно защемило в груди. Я  приложила все свои силы, чтобы оттолкнуть Костика, после чего сплюнула противную слюну, которой он меня изъелозил. Костику показалось, что его напор был недостаточным, поэтому опять мое правое ребро ощутило гвоздь.

В тот же миг появился Гера, оттолкнул, как пушинку, Костика, и забрал  меня во двор. Словно это обычное дело, Гера нежно обнял меня и, набросив на плечи свою вязаную кофту, сказал идти в дом. Я не спешила, притормозила на крыльце, чтобы услышать:

- Герой, запомни одно правило: никогда не спеши. Дождись, когда девушка сама захочет, чтобы ты ее поцеловал. С девушками грубости не покатят. И чего добился? Она ведь тебя видеть больше не захочет. А могло ведь быть иначе…

- С этой? Стерва еще та. Вот только что красивая, - плюнул в траву и ушел. Как я не сдерживалась, но слезы накатились сами  собой. Еще бы чуть-чуть  - и хлынули водопадом. Не хлынули, потому что Гера легко обнял за плечи и тихо сказал:

- Это он  погорячился. Просто не получил трофей. Не воспринимай его слов серьезно. Идиот. Парни в таком возрасте бывают немного глуповатыми. Этот еще и грубоват. Плохо воспитан.

Гера, Гера, теперь ты стал для меня еще и  спасителем. За внимательными твоими взглядами я стеснялась даже глаза поднять, а ты думал, что я тебя почему-то недолюбливаю.  Знал бы ты, что все было как раз наоборот. Если бы ты стал мужем  чужой женщины, я бы отбила тебя у нее, не успел бы и опомниться. И меня бы не мучила совесть, поверь. Но ты стал мужем Леры… Только не у нее, я ее слишком любила. К тому же, она однолюбка. В свои 28 она встретила тебя, и я была более, чем уверена, что другого мужчины у нее не будет никогда.

Теперь я точно знаю, что  до 16 лет я существовала, готовилась  к встрече с НИМ. Именно он был моим суженым. Даже просто его присутствие в доме переворачивало всю мою галактику: я начинала видеть мир совсем в другом ракурсе. На улице льет дождь и у всех настроение ни к черту, а я сияю от счастья, потому что Лера и папа рано ушли на работу, а мне поручили приготовить завтрак Гере. Ничего ведь удивительного не сделала – чай, каша и булочка с маслом. А он поблагодарил за такое внимание с моей стороны. Его слабой улыбки или легкого прикосновения мне было достаточно на несколько дней. А какое удовольствие я получала от  наблюдений за ним. Увлеченный  колкой дров, Гера  ничего не замечал вокруг, а я стояла за узорчатой тюлью  кухонного окна и изучала  его движения, выражение лица, линии тела. Мне казалось, что он идеальный.

Как-то я принялась мыть окна. В нашем доме очень большие окна. Чтобы достать до  самых сложных уголков рам, мне приходилось залезать на  подоконник и  вытягиваться, словно кошке, изгибаясь и выкручиваясь под различными углами. Для поднятия настроения  включила музыку. Когда мелодия была слишком энергичной, я даже подтанцовывала. Сначала я ощутила на себе взгляд, а потом заметила Геру. Он прислонился к забору и, не прячась, наблюдал за мной. Стоило мне его заметить, как тряпка выпала из рук, голова закружилась, и я сама чуть не вывалилась из окна.

- Боже! – неслышно выдохнула я и приготовилась к чему угодно.

- Все хорошо, Любань, - он держал меня на руках, обнимал и автоматически прижимал. Хорошая реакция.

- Ты…ты…ты меня насмерть испугал, - прошептала я ему в грудь.

- Извини, не хотел. Честно. Мне понравилось, как ты танцуешь на подоконнике, а потом почему-то  показалось, что вот-вот упадешь… Я не могу позволить, чтобы ты покалечилась, - он поставил меня на  землю, отстранился, поднял тряпку и вернул ее мне. – Прекращай эту трудотерапию. Окна блестят. Пошли развлекаться.

- Куда? – перепугано спросила. И правда, какие развлечения могут быть в селе?

- На речке поплаваем. А то жара  ужасная. Поэтому и голова кружится. Кто ж вылезает на высоту в жару?

- Я плавать не умею, - быстро нашлась.

- Научу! – у Геры на все отговорки были свои аргументы.

- А Лера? Ее возьмем? – тихо и несмело спросила я.

- Ты свою сестру не знаешь? В школе она. Ремонт кабинета затеяла. Родителей насобирала и там с самого утра руководит. Я предлагал помощь, сказала, что у нее помощников хватает, - видимо, прочитав вопрос в моих глазах, поспешил объяснить зять. – Послала тебе помочь. Но ты и без меня прекрасно с окнами справилась.

Гера нашел  безлюдный кусочек пляжа, и мы действительно отдохнули. Он плавал, а я валялась на расстеленном поверх песка покрывале и читала «Гордость и предубеждение» Джейн Остин – рекомендация сестры. Попытки Геры научить меня плавать были безрезультатными, но мне нравился сам  процесс, потому что он поддерживал меня на воде, и каждое его касание приносило необъяснимое наслаждение. Дико стесняясь, я пыталась не смотреть на выпирающий бугорок его плавок, но глаза сами туда устремлялись. Зато Гера без смущения отвешивал комплименты относительно моей фигуры, чем периодически вгонял в  краску.

Через недельку Гера принес поутру ведро раков. Все удивлялись их размерам и количеству, но Лера  не решилась их варить.

- А мы с Любой сварим, - пошутил Гера, я приняла за чистую монету и  к обеду все сидели за столом, выковыривая нежное мясо из красных раков.  Через пару дней уже вместе с Лерой мы  отправились ловить рыбу, но сестра быстро сбежала.


- Я лучше книжку пойду почитаю, а то  жалко столько времени впустую переводить. Ничего не ловится, - не нравилась Лере рыбалка. Мне тоже она не сильно нравилась.  Но сидеть рядом с Герой – нравилось. В лес по грибы мы вообще пошли только с  зятем. Лера заранее  отошла от дел:

- Пока вы грибочков насобираете, я обед сварю. А то папа обещал на обед домой приехать.

Это было прекрасное время. Судьба, словно лотерея, выдавала мне одни призы за другими. Гера радовался, что подружился  со мной, я все больше влюблялась в мужа своей сестры, а Лера с отцом  тихо любовались идиллией в нашем доме.

Продолжение  http://www.proza.ru/2016/04/08/2080


Рецензии
Лера, как будто проверку на прочность им устраивала...

Ольга Смирнова 8   21.02.2019 14:16     Заявить о нарушении
Это не Лера. И Вы уже до этого момента дочитали...

Ксения Демиденко   21.02.2019 23:40   Заявить о нарушении
На это произведение написано 18 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.