Только ты. Глава 1

                Глава 1

Все ушли и даже мама
Серый дождь стучит с утра
У меня сегодня замуж
Вышла старшая сестра…
       
С небольшой эстрады празднично украшенного ресторана  лилась песня Тани Булановой «Старшая сестра». Исполняла достаточно вульгарно разрисованная тетка лет сорока, а может и больше. Как говорят в народе, в самое яблочко. Я о песне. Действительно, с самого утра лил бесконечный дождь, а за столами, поставленными буквой «П», гости кричали: «Горько!». Выходила замуж моя любимая сестренка Лера. И хотя отец пытался шутить:

- Когда дождь на свадьбу, то женихи за невестой плачут! – лично у меня настроение было препаршивейшее. Кому и было горько, то это мне. А еще два дня назад я сама выбирала на базаре в Киеве  для сестры  красивое платье для вот этого празднества.  Сердце любой девушки замирает при виде расшитых пышных белоснежных шелковых складок свадебных нарядов, развешанных на манекенах, чтобы удачнее прорекламировать преимущества той или иной модели. Я так хотела, чтобы сестра надела пышное фатиновое с корсетом (единственная модель, которая отпечаталась в моем сердце с самого начала), но Лера полюбовалась такой роскошью, примеряла его на меня, а себе купила простенькое бежевое, вообще не пышное.
 
- Ладно, платье сякое-такое, а чего без фаты? – моему разочарованию не было границ. – У нас свадьба года, а невеста в чем попало, - кипела я.         

- Какая фата? Мне скоро тридцать гахнет. Вот цветочки в волосы понатыкаю – и хватит. Не стоит людей туманить.   

- Тебе видней, твоя свадьба, - согласилась я.  В последнее время слово Леры воспринималось, как аксиома – доказательству не подлежит.

 Цветочки были тоже хорошенькие и смотрелись в  пышной прическе Леры очень премило. Лера вообще была красивой в любой одежде, с любыми украшениями и без них. В селе говорили, что мы с ней в маму пошли, а она была очень красивой. Нужно сказать, что Лера была мне не просто старшей сестрой, а и мамой, ангелом, берегиней, воспитателем, учителем… Я не знаю такой миссии, которую бы Лера не выполнила в моей жизни. Когда умерла наша мама (мне было 4 года, а Валерии – 16), так и стала она мне всем в этой жизни. Сначала мы с определенной долей страха примеряли нашему отцу, председателю  большого колхоза «Заря коммунизма», подходящую жену, а нам «маму». Лера знала всех в селе, поэтому достойных кандидаток было не так уж и много. Но очень быстро нам пришлось смириться с тем, что наш отец, видный мужчина, не приведет в дом мачеху, хотя мы бы его поняли.

- Я, девчонки мои, однолюб. И этой одной любовью у меня была ваша мама. Теперь вы у меня хозяйки. Хозяйничайте.

- После такой, как Верочка, он ни с одной жить не сможет, - пророчили бабы. Как в воду смотрели.

Нашему ладу все село завидовало. Лера получила педагогическое образование и пошла работать в школу. Год за годом своими умом  и рассудительностью заработала уважение не только нашего села, но и всего района. Женихи повалили табунами (хотя они и до этого валили), а моя сестренка только и  успевала их одаривать тыквами. Один год был особенно урожайным на тыквы: на огороде лежали  настолько большие, что и поднять их было тяжело. Самую большую тыкву Лера прикатила под хату и выставила на крыльце. Получилось что-то типа скульптурки.

- Это декорация такая? Для красоты? – спрашивала я, осматривая необычную тыкву. Видимо, именно из такой фея-крестная Золушке карету сварганила. Лера очень любила все вокруг себя украшать.

- Это чтобы не ходить каждый раз в сарай по тыквы, - ответила Лера. – Вроде и вручила, и не заберут, потому как большая.

Вот здесь Лера немного ошиблась. Насчет  «не заберут». Один кандидат в женихи пригнал тачку и забрал ту тыкву. Сказал:

- На память  о вашей Лерке. Хоть каши наемся! – вот смеху было.

Пока Лере было двадцать – вся эта забава казалась развлечением. Мило посмеялись – и забыли. Но когда ей перевалило за 25, кавалеры  все меньше стали спотыкаться о ее тыквы. В селе уже все знали, что к Лерке Макаровой не подступиться.

- А чего ты замуж не хочешь? – все спрашивала я сестру.

- А ты? Как тебя одну оставлять? – поначалу находила повод Лера.

- А чего я? Папка вон есть,  - огрызалась, но ответ сестры принимала.
– Это ты из-за меня Витьку отшила? – резко спросила я у сестры, когда мне уже было 15, а Лере 27 лет, как раз пора замуж и детей, а тут завидный жених нарисовался Витька Рыжий. Парень так был уверен в себе, что средь бела дня со сватами на порог пришел. Баян, цветы, подарки – все по традиции. Тыкву тоже по традиции получил.

- При чем здесь ты? Просто он не тот человек, с которым я смогу жить, - спокойно  ответила Лера и пошла кормить уток. Наверное, настал тот час, и я стала  достаточно взрослой, чтобы мне уже можно было объяснить настоящую причину  такого настойчивого засиживания в девках.

- Витька – самый завидный жених. Такого ты больше в селе нашем не найдешь! – поучала я сестру. – Может, ты бы повстречалась с ним для годится, рассмотрела бы его лучше, а? Смотри, и понравился бы. Он всем нравится.

- Не переживай, Любаша, найду лучшего. Возможно, он будет не таким красивым с лица, как Витя, но он будет особенным, моим. И об этом я пойму  с первого взгляда, поверь мне. Встречаться не обязательно. Любовь бывает только с первого взгляда. Зачем присматриваться  полгода? Что нового можно увидеть?

 Лера у нас была очень начитана, и мне все умные книжки читала. Как там в «Маленьком принце» Экзюпери: «Главного глазами не увидишь». Вот и Лера все видела сердцем. Такой себе сельский рентген совести.

 В селе все знали, что Лера – редкая умница. Она не разменивалась в жизни по мелочам. Как говорил папа, она родилась мудрой и всегда знала, чего хочет. А еще я очень уважала сестру за то, что она никогда не обращала внимания на то, что в селе говорят. Сплетни не собирала и не поддерживала повальное увлечение ими. Сама не разносила и другим советовала такой дурней не страдать. Уже в десятом классе она знала, что станет учительницей – вот и стала. Она, как Ассоль из моей любимой книжки «Алые паруса», дождалась «своего» Грея. Ее Грея звали удивительным именем – Гера. Парень приехал к своему товарищу по службе в Афгане – к Толику. Бывшие боевые друзья гуляли целую неделю, и уже в последний день своего  нахождения в гостях  Гера проходил мимо нашего двора и попросил у Леры напиться воды, потому как на целую улицу у нас колодец самый красивый, с домиком и петушком разноцветным на небольшой крыше. Петушка того Лера вырезала из фанерки и разрисовывала почти целый день.

- Закрасила бы одним цветом – и нормально, - советовала я. Нет, Лера пока не разрисовала  так, словно петух настоящий был, не успокоилась.

- Все в жизни нужно делать качественно, - одаривала она меня своими мудрыми советами. – И не потому, что соседи что-то скажут, а потому, что тебе так будет приятнее. Хотя бы вот смотреть на то, что сделала, уже хорошо.

 Видать, и Гере приглянулся этот петух, или все же Лера так понравилась. Хотя она была не в самом своем лучшем виде: вспотевшая и замурзанная, сестра возвращалась с огорода, пропалывала там что-то. А тут Гера с просьбой воды отпить.

Со двора парень не спешил уходить. Сначала долго говорили с Лерой, потом Гера вызвался порубить дрова, а там напросился помочь отремонтировать крышу на сарае. Вот такого, распаренного на майском солнышке, по пояс оголенного я и увидела его, когда вернулась со школы.

- Руки мой и помогай расставлять обед на стол, - командовала веселая и энергичная Лера, словно возродившаяся после долгого зимнего сна. Я не узнавала сестру. На ее бледных щеках теперь играл здоровый румянец, а глаза блестели… от счастья.

- А это кто? – подозрительно спросила я. Красавчик услышал мой вопрос и с крыши выкрикнул:

- Меня Герой зовут. А ты, наверное, Люба? Твоя сестра много мне о тебе рассказывала. Как учеба? Каникулы скоро? – он пытался быть со мной любезным.

- Сразу после экзаменов, - сердито  ответила я на последний его вопрос, краснея под его пристальным изучающим взглядом.

Да, я была с ним груба, но он мне понравился. Понравился в тот миг, как только посмотрела в его серые глаза. Это был мой идеал мужской красоты, телосложения, поведения. Именно таким я ЕГО представляла. Никогда не гналась за традиционными стереотипами: «принц на  мерседесе», «витязь на белом коне», «герцог из снов». Любовных романов я не читала. Где они в селе? Была только фотка из журнала мод, на которой в  джинсовой курточке, загорелый и улыбающийся сероглазый юноша посылал воздушный поцелуй, сидя на  черном блестящем мотоцикле.  И кто бы не смотрел на такого красавчика, думал, что поцелуй (пусть и воздушный) именно ей. Иллюзия счастья.

- Таких не бывает, - как-то подсмотрела Лера мое любование картинкой. – Подрисовали, чтобы снять для журнала. – Слишком нереальный.

Лера, моя милая Лера, золотая моя Валерия Викторовна, нам с тобой нравились всегда разные мужчины. Ты со своего олимпа сельской учительницы, на которую молится, как на икону, половина села, всегда могла рассмотреть человека с первого взгляда. А парень создавал впечатление  ловеласа со стажем. Такой охмурит – и глазом не мигнет. Зная свою сестру, я надеялась, что выставит этого заезжего мачо, как только тот позволит  себе лишнее. На двести процентов я была уверена, что Лериного экзамена ОН не пройдет. И все ждала, когда же Лерка побежит за  тыквой в погреб. Но Гера остался у нас до вечера. Весь день он тайно бросал на меня непонятные взгляды, постоянно пытаясь завести разговор. Только я боялась его, как огня. А когда порог дома переступил мой отец, уставший от колхозных проблем, Гера  набрался смелости и  попросил разрешения на женитьбу с Лерой. Это было похоже на гром среди бела дня.

- Вот тебе раз, юноша! Вы переплюнули, молодой человек, даже Андрюшу. Тот  спустя неделю просился в зятья, а вы, позвольте поинтересоваться, сколько знаете мою дочь?

- Мне показалось, что всегда знал, - почему-то  смотрел в глаза Леры и говорил, - Какая разница? Просто я давно такую искал. Если вы мне откажете, я сооружу здесь недалеко домик и намозолю вам глаза. Буду каждый день сватов засылать. Все равно придет то время, когда я попрошусь в очередной раз к вам зятем, и вы поймете, что мои намерения серьезны.

- Пап, он дров нарубил и крышу немного починил на  сарае. Работы переделал за день, как за неделю, - Лера знала, что  отец взвешивает  людей по труду, поэтому подобрала нужные аргументы.

- А что скажут ваши родители на такое уж очень кардинально резкое решение сына? – снимая тяжелые сапоги и переобуваясь в тапочки, спокойно продолжал допрос отец. По его лицу я уже читала огромное уважение к новоиспеченному жениху. Еще бы, Гера не  бил стекла в доме, не ломал и не портил забор, не писал никаких нехороших слов (чего только не вытворяли предыдущие кандидаты на руку и сердце Леры), а просто сделал нужную работу.

- К сожалению, они ничего не смогут сказать, потому как умерли  год назад, - сообщил прискорбную новость Гера.

- Сочувствую. Тогда осталось спросить саму Леру, - отец знал свою дочь слишком хорошо, чтобы предвидеть финал этой веселой шутки. – Ты уже достала, дочь, тыкву или закончились?

 Но Лера не оправдала ожидания отца, потому что спокойно и тихо сказала:

- Я пойду за него замуж, отец…

У меня половник выпал с рук (наливала молочную кашу к ужину), а отец так и сел на стул. Мы с ним прекрасно  знали Леру, чтобы подумать, что она шутит или не учла всех "но".

Продолжение http://www.proza.ru/2016/04/06/2379


Рецензии
Живо подаете, через призму восприятия сестренки, развитие сюжета захватывает.
Прочли ли Вы мою "Веру до конца" я в неведении. С уважением, Павел

Павел Явецкий   01.10.2019 17:33     Заявить о нарушении
Добрый вечер, Павел!
Каюсь, начинала читать Ваш роман "Вера", но что-то отвлекло. Сейчас пробежалась по началу, вспомнила. Хорошая вещь. Вернусь, прочту, отпишусь.
С теплом и уважением,

Ксения Демиденко   01.10.2019 21:19   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 23 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.